Глава(1)
Автор: Ирина Михайловна Яковлева


Капризы памяти, фотографии и



Большая часть фотографий Зинаиды Глебовны Вахарловской


Посвящаю всё это главному человеку в моей жизни,
с которым счастливо прожила 50 лет
и надеюсь дожить до конца.






Вы родились,… переженились,
Вот дети новые родились…
Вот у детей уже детишки...
Не детские читают книжки…
А ты – давно стал просто предком,
Спасибо нашим милым деткам…

От предка будущим потомкам
скажу: - меж нами грани тонки…
и оглянуться не успеешь,
как постареешь, поседеешь…

Читатели мои! Простите!
Генеалогии не ждите…
Я расскажу здесь о себе,
о муже, сыне и Судьбе.









Вот он, мой главный человек.
Зовут его Володя… это муж мой -
Владимир Владимирович Абрашкевич.



     Огромный и яркий кусок нашей с ним жизни отдан кордону Пслух, Кавказскому биосферному заповеднику. Больше двенадцати лет. А как мы туда ехали!

     Февраль 83-го. Вьюжная зима, 28-30 градусов мороза, а мы вдвоем на «Победе», загруженной под самую крышу, через всю страну… из Ленинграда до Сочи пять дней ехали. Тихонечко… Скользко очень. Остановимся, пожуем чего-нибудь и дальше. Когда совсем засыпать начинаем, съезжаем с дороги и часика два – три покемарим, не выключая мотора, сидя (заднее сиденье заложено всякой всячиной). А мотор глушить нельзя, замерзнет. И кот с нами. Любимый наш Мурзик. (названный в честь горьковского кота из детства) Хорошо, что он к путешествиям привычен. Дорогу перенес нормально.

     Приехали в Красную Поляну, переночевали у лесничего, оставили у него машину, кота - в корзинку с крышкой, в рюкзаки - самое необходимое, и на кордон. Мы там бывали летом, бывали осенью. А зимой всё совсем не так. В Красной Поляне и снега почти не было, а отошли чуть-чуть и дороги не видно.
Куда идти не понятно. Деревья пушистым инеем заросли, снегом до земли пригнуты. Дороги нет. Меж камней вода течёт. Хорошо, что конь прошел-таки по ней. Местами дырки от копыт… все глубже и глубже.

Вот так примерно выглядела дорога в середине пути
между Красной Поляной и кордоном Пслух.



     Кот в корзинке сидеть не хочет, орет. Выпустили. Немножко за нами побегал и сидел потом в корзинке молча. Километров 10 мы прошли нормально. А потом все труднее и труднее. Сказались пять бессонных ночей. Мой рюкзак в приметном месте закопали. Я тащила только кота в корзинке, и то с трудом. В нем ведь около 8 килограммов было.

     А, главное, всё под снегом абсолютно неузнаваемо. И не понятно, сколько осталось до кордона километров. Останавливаться на отдых приходилось все чаще и чаще. Думала, временами, – не дойдем. Хотелось сесть на снег и уснуть. Сил не было совсем. Мы ведь вышли из Поляны около половины двенадцатого и шли весь день. Хорошо еще, что было не очень холодно. Градуса 2 – 3 мороза. Но и этого вполне достаточно, чтобы замерзнуть совсем. Володя не давал мне спать. Он все-таки посильнее. 
     Точнее, мы по очереди друг друга тормошили. И все шутили. Стало совсем темно… и страшновато. И тут залаяла собака. . Через пол часа мы все-таки дошли. И был горячий чай, теплая комната с печкой, и были друзья. Мы постучались в дом в 11 часов ночи. То есть 25 километров пройдены почти за 12 часов. А кот - хоть бы что. С удовольствием пил теплое молоко. И спал потом целые сутки, прижавшись к печке.

Вот он, кот Мурзик,
на уголочке нашего кордонского дома.



     Оказывается, Виктор ходил встречать нас три дня подряд. Верхом на лошади добирался до Поляны. А в этот день решил, что мы не приедем. Все предполагаемые сроки прошли. Это от его лошади следы копыт указывали нам дорогу.
     Зина Вахарловская – один из главных героев этого повествования, главный фотограф нашего Пслухского бытия, прочитала намётки будущего текста и прислала мне свою памятку о нашем появлении на кордоне.
     Привожу её полностью, без всякой корректировки:

«О ходьбе по дороге «Красная Поляна – кордон Пслух».


     Ира, хорошо помню, как ты и Володя появились поздно вечером на кордоне. Ты в городских сапогах с молнией. Ноги мокрые насквозь, ведь приходилось переходить ручьи вброд, потом опять в снег. Да еще с грузом – тяжеленный рюкзак и кот. На следующий день я ездила за вторым вашим рюкзаком на лошади. Как его тащил Володя по снегу 19 км? Но особенно меня поразили молнии и каблуки твоих сапог. Как ты дошла не обморозившись не ясно.
     Мне тоже пришлось один раз пройти зимой эту дорогу как запоздалому путнику. Не помню зачем я оказалась с Кузьмичём в Красной Поляне и у нас была одна лошадь на двоих. Потом приехал Витя на Абреке, на собрание. Я решила – пойду на кордон, а они меня догонят. Вышла часа в 2-3. Иду, дорога тракторная. Идти легко, да и всадники скоро догонят. А потом пошел снег, начало темнеть. Половину пути уже прошла, обидно возвращаться. Постепенно совсем стемнело. Не вижу даже свои руки и фонарика нет. Снег рыхлый, тракторный путь как жёлоб. Ориентируюсь по краю жёлоба, а он уже полон снега, справа склон, слева шум реки. Трудно было около источника. Там уже не было тракторной дороги и нужно было выйти точно на мост через Мзымту, а там дыры в настиле и нет перил. Пришлось переползать. Около кордона по мостикам тоже не пошла. Боялась свалиться на подходе к ним. Только вброд. На кордоне – одна Наташа. 10 часов вечера. У нее горела свечка. Услышала шум в нашей квартире, пришла, сказала, что корову подоила, позвала пить чай (если бы еще и корову после такого похода доить… Спасибо Наташе). Но мне нужно было растапливать печку. Вся одежда была мокрой насквозь. Кузьмич и Витя вернулись только на следующий день. Они, оказывается, ездили в Сочи на партсобрание.»


     Вот так прошла эту дорогу наша Зина. Она, как и мы, запомнила этот путь навсегда. А ниже - мост, который переползала Зинаида.

     Переезжать по этому мосту через речку Мзымту надо было очень осторожно, особенно в темноте. А приходилось… и частенько. Увереннее всего преодолевать его можно было на лошади. Это животное знает, куда ступать можно, а куда – нельзя. Хотя, обычно, мы лошадей по мосту в поводу вели.



На верхней фотографии я с мопедом уже на Пслухской стороне.
Жаль, разглядеть трудновато, мелко и не очень чёткий снимок.
На нижней – Володя переезжает речку со стороны Красной Поляны.



Починили этот мостик году в 87 – 88, наверное.



Почему мы уехали на кордон?

     Целая куча причин и поводов. И главное, конечно, нам обоим хотелось попробовать совсем другой жизни, изменить в ней всё. Мы, к тому времени, уже погружены были в идеи экологии, необходимости охраны природы, личной ответственности за ее будущее. Вы не смотрите, что с тех пор слова эти хорошие подзатаскались маленечко... Мы к этому относились очень искренне и всерьёз. К тому же Володя совсем запутался со своими женщинами. Он всю жизнь был до безумия влюбчив. И я относилась к этому философски. Мне казалось (да я и сейчас так думаю), что если я люблю человека, то вместе с ним переживаю все, что дарит ему судьба. Радуюсь его радостью и огорчаюсь вместе с ним. Между нами никогда не было вранья. Зачем обманывать, если можно все сказать. Мы были… да и остались настоящими друзьями. И так было 20 лет. С нашей свадьбы в 1962 году.
     До Веры я не знала, что такое ревность. И, наверное, не мучалась бы и при ней, если бы Володя не был поставлен ей перед выбором «или… или». И мне казалось, что ему будет лучше с ней… во-первых – моложе, во-вторых – гречанка и темперамент соответствующий, в третьих - работала с ним… и головка у неё была хорошая…
     Это было очень больно… Очень! Не хотелось жить…

(на фото Вера Антипова с сыном от первого брака)
     С детства я берегла себя от двух человеческих грехов – от зависти и от жадности. Мне кажется, что это самые отвратительные человеческие качества. А ревность – дитя зависти. Пусть минует вас сия Господня кара. Пусть минует!


     Росла Анечка, Володина дочка, ей шел второй год.
Отношения с Ниной Крупко, её мамой
(первая любовь Володи, ещё до встречи со мною, фотография из юности)
почему-то становились все более и более натянутыми. Близки они стали года через 3 после нашей свадьбы. Она до конца считала меня виноватой в том, что отец ее дочери так "безобразно свободен". Мы ведь дружили с ней и нормально общались до самой её смерти.
     Но ведь свобода – это счастье. Разве можно лишать человека возможности чувствовать себя счастливым? Разве можно самой быть счастливой, если муж живет с тобой только из чувства долга или по обязанности? Для меня - однозначно – нет!
И самое смешное, наверное… Я всегда (даже тогда) знала , что он меня любит… Любит больше всех…
     Я была счастлива… и очень часто и с упоением чувствовала это… до того самого страшного дня 08.10.2001, когда погиб наш Андрюша. И буквально накануне этого дня я думала и даже говорила кому-то, что мне очень хорошо, что не бывает так, что не к добру это…
     Хорошо, что живём все вместе, что за стол садимся всей семьёй, что дом у нас большой и хороший, что климат здесь, в Абхазии благословенный, что о деньгах можно не думать… Андрюша, сын мой, в ООН работал и Володя не сидел без дела.
Счастлива потому, что всю жизнь занималась тем, что мне нравилось, делала, что хотела. Практически мне никогда не приходилось себя насиловать. Больше того, дела, которые были нужны для дела, даже совсем далёкие от моих склонностей, очень быстро становились интересными мне. Я всегда чувствовала себя свободной. Наверное, я наказана за это… Ну, да, что уж … Ничего не поделаешь…
     А тогда… в 82-м… Володя работал в Ленинградском Институте источников тока (ВНИИТ)… интереснейшими делами занимался. Создавал со своим коллективом аппаратуру для врачей… для офтальмологов, гинекологов, нейрохирургов и всех кому полезны были сверхнизкие температуры при операциях. Это направление в медицине называется криохирургией. И медсоисполнителями были лучшие врачи города. Как он говорил, «на коленке сделано было 50 приборов» под названием «Криотерм». Хорошие приборы были. Медаль на ВДНХ получили. И, конечно, директору – золотую, заместителю – серебряную, а тому, кто сделал – бронзовую… Скажи – спасибо!!!

Нижняя запись на этих страничках
из Володиной Трудовой книжки как раз об этом



     Кончился этап… надо было заниматься внедрением, а это Володе не интересно было… И стоял выбор – или это, или… врачи предлагали в Первом медицинском институте под него лабораторию создавать, предлагали быть начальником экспериментальной лаборатории медицинского приборостроения в этом институте… и ... в заповедник звали… простым лесником … Об этом надо поподробнее…

     Что ж рассказать Вам? Что и как рассказать о Кавказском заповеднике, о лесном кордоне в горах? О кордоне Пслух?…
Забрели мы туда во время отпуска в 80-м году, за пару лет до окончательного переезда. Забрели случайно. Выехали, как всегда путешествовали, на двух мопедах из турбазы «Нева» (в Пицунде).

 

           
Вот они, мопеды наши у Пицундского творения Церетели.


     Как раз за этим «Петухом» (автобусная остановка «Птицефабрика») была дорожка в наш лагерь. Мы отдыхали там неоднократно. Обычно багажом посылали мопеды из Ленинграда до Адлера (совсем дёшево это было), а оттуда уже верхом на своих колёсах в Пицунду. Рюкзаки огромные... Привяжем их на багажники в Адлере... кажется, что и ехать невозможно, такая тяжесть на хвосте... Потом ничего, привыкали. Приезжали в Пицунду, купались там дня два – три. Наслаждались морем, солнцем, покоем.


Уменьшить 

 А потом – в горы на мопедах. Любили мы эти свои машины…  На фотографии с "петухом" Церетели (выше) – два мопеда. Мой, австрийский впереди… за ним самодельный Володин, с чехословацким двигателем. У меня особенно хорошая машина была – мопед для шоссейных гонок. Володя его в поломанном виде на выставке какой-то купил. Сынок градоначальника прокатился на нём разок (прямо там, на выставке) и доканал, спасибо ему… Восстановить – для моего мужа – не проблема…
     Посмотрите, какая славная машина!... Лёгкая, удобная и бегала быстро. Если мне хотелось удрать, Володя никогда догнать меня не мог, а у него чешский движок был форсированным, тоже не слабеньким. А уж с мальчишками и вовсе было смешно... Догоняет этакий шпендрик, доволен... посмотришь на него и легонечко газу прибавишь. Он из своего мопеда всю душу выжимает, пытаясь хотя бы не отстать. Притормозишь чуток и смотришь на него вопросительно, мол - "чего тебе, дружочек?"... Ему кажется, вот вот обогнать можно... Не тут-то было. В моём моторе было 11 сил. Это по сравнению с отечественными мопедными моторами, большая мощность. Так что конкурентов с лёгкими 50-кубовыми моторами у меня на дороге не было. А ещё... не забывайте, я начала ездить на мопеде году, наверное в 63-м. Это сейчас полно девчёнок на мотоциклах гоняется. Тогда таких как я было мало. Точнее, мы очень редко встречали девочек на мопедах. Так что реакция у шоферов, особенно у водителей попутных машин, была очень эмоциональная. Догонит какой-нибудь грузовичок и давай гудеть изо всех сил над ухом, выражая своё восхищение. Я ведь молоденькая, хорошенькая была тогда...
     Не могу сказать, что это приятно было... такое приветствие. Потом уж догадалась на голову кепочку надевать... издали не видно было, что девушка верхом едет...

Это я со своими колёсами у следующей автобусной остановки, сделанной тем же скульптором.

Уменьшить 


     Ну а тогда доехали до Мзымтинского ущелья. Глянули направо – над морем тучи, на горизонте дождь, а налево, над горами небо чистое. В отпуске мы себя чувствовали истинно свободными, ехали, куда хотели. И в данном случае поехали в горы. До Красной Поляны добрались довольно рано. Там мы бывали и прежде. Решили подняться выше. Стояла осень.

          

Снимок сделан именно тогда. А в пакете у меня – орешки грецкие.                                              Снимок весенний (нарциссы цветущие под окном) и называется он –
«Что-то манна небесная сегодня запаздывает». (Зина так назвала)


     Вдоль дороги то и дело попадались деревья с грецкими орехами. Дальше – больше… увлеклись мы. Вкусно ведь. И когда начало темнеть и стало ясно, что надо поворачивать назад, залаяла где-то недалеко собака. И решили мы попробовать попроситься на ночлег. Если бы это не было глубокой осенью (орехи зрелые бывают в октябре – ноябре), если б вокруг не было так сыро, можно было бы ночевать и под кустом. Но… да и холодно по ночам в горах. Так мы и пришли на кордон.
     А там (вспомнила, день 7 ноября был) праздник отмечали. И после первого знакомства, нас пригласили к столу. Слово за слово… очень стало интересно.
     Застолье у Виктора с Наташей было. Вот на снимке справа они у своего крыльца.

 

     А тогда, осенью за окошком этим - махонькая комната, гости сидят на высоком дощатом топчане – постель достаточно спартанская, стол к постели этой придвинут, едой всякой заставленный, печка-плита топится, книжки на стеллажах вдоль всех стен в великом множестве…
      Вот наше первое впечатление. А потом разговоры пошли разные, и разговоры очень интересные. Увлеченно рассказывал Виктор, как сражается кордон этот со всем миром вокруг за охрану вверенного им участка биосферы; как изводит их дирекция заповедника, желающая возить на охоту власть предержащих,людей с карманами, набитыми деньгами; как ненавидят этих лесников представители других кордонов, испокон веку живущих охотой, торговлей лесом и всем, что может дать заповедник.

 Выяснилось, что живут на Пслухе (так назывался этот кордон) люди с высшим образованием, решившие, что ради охраны природы стоит жить на свете. Очень тогда они нам понравились, лесники эти странноватые. Сильное впечатление произвели.

Это я тогда, в первый приезд на кордон с Наташиной кошкой.


 

Виктор Салтыков

– яркий, эмоциональный, а, главное, увлеченный своими идеями и делом. И идеи эти красивые, добрые, и на деле, а не только, как у большинства, на словах. Он кончил, в своё время, физфак Одесского университета, потом покрутился на студии Одессфильм. Снимался, в частности, в фильме «Капитан Нэмо» (был в команде капитана). В какой-то его бумаге говорится о скуке кинопроизводства, которую он не выдержал и потянуло его в лес. Поработал где-то на Пхие (река Пхия на Северном Кавказе)… кажется, лесорубом, и понял, что охранять надо лес, охранять изо всех своих человеческих сил. Так он попал в заповедник, в Кавказский государственный заповедник (КГЗ). Позже, в 1979году, он стал биосферным (КГБЗ).



Вместе с женой приехал, с Наташей
и с дочкой Юлей (лет пяти, кажется).


     Наталья (по фамилии Бухарова), как и я, окончила театрально-режиссерский факультет Ленинградского Института культуры, вроде, годом или двумя раньше, поработала на киностудии. Знакомых общих много, преподавателей, интересы похожие…



     Вторым лесником был
Анатолий Кузьмич Базникин.
Он с высшим педагогическим. Работал учителем литературы в Сосновом бору и других местах, директором вечерней школы в Ленинграде, потом уехал в Германию, преподавал русский язык немцам. После возвращения из Берлина, совсем потеряв веру в возможности педагогики в нашей советской действительности, решил круто изменить судьбу. С большим трудом устроился в заповедник и работал лесником на кордоне Лаура. С женой своей (с очаровательным именем Джульетта) он к тому времени уже не жил. Она осталась в Сочи (он поменял квартиру в Ленинграде на квартиру в Сочи). А с 79-го после инфаркта, кажется, с Лауры Кузьмич перебрался на Пслух.
В его комнате тоже масса книг.
     За столом в разговорах выяснилось, что и мы «пришлись ко двору» на этом удивительном кордоне. На следующий день Володе удалось починить мотоцикл, наладить электростанцию и надавать кучу полезных советов. У мужа моего «руки золотые» с детства, кажется даже, что по наследству от предков получены. К тому же жизнь Робинзона Крузо и умение приспосабливаться к ситуации притягивала всегда. Нас приглашали сразу, но мы, обыкновенные горожане, поначалу, всерьёз не относились к такой возможности.
     Приехав в Ленинград, всем друзьям и знакомым рассказывали об отпуске и замечательном кордоне, находящемся в очень красивом месте. Горная долина при слиянии реки Пслух и речки Пслушонок, с видом от домика на вершину горы Коготь, с одной стороны и, так называемые, «Рёбра» и Аишхи с другой, оставляют незабываемое впечатление. И не посёлок, а всего один дом там. Дом на четверых лесников, жильё безо всяких удобств. Каждая квартирка из комнаты и кухни с маленьким тамбуром и кладовкой при входе.
     Четыре входа, по два с двух сторон дома; банька по-черному на речке, туалет на откосе (60-70 метров бежать).


Зина Вахарловская,
моя подруга, одноклассница,
это её фотографии мы смотрим


     Зина оказалась самым благодарным слушателем и поехала на Пслух той же зимой,
отдохнуть, покататься на лыжах. Прошёл месяц, Зины нет.

фото 1984 г.


     Все родные беспокоятся, спрашивают у нас чего можно бояться и ждать от этого странного кордона… Она, конечно, вернулась, но не надолго. Оказывается, на кордоне лошадь лягнула Кузьмича (Базникина, учителя бывшего, все звали именно так) и наша Зина за ним ухаживала. Не знаю уж правда ли, что ему без Зины было не обойтись, но… уволилась, забыла наша Зина про подводные лодки (конструкциями которых занималась лет 15) и стала женой лесника.
     Связи наши с кордоном крепли, мы приезжали летом на сенокос, ходили с лошадьми в горы, были там с сыном - с Андрюшенькой. Тянуло нас в горы… очень…
Ездили в Москву в Минсельхоз, под которым тогда был Кавказский заповедник. Надеялись получить направление. Отказали: - «Не для того вас государство учило, чтобы лесниками работать!»
     Но … Судьбу не обманешь. Заповеднику отдано больше 12 лет,… и каких лет!

* * *

     Мне было 39, Володе – 43, когда мы приехали жить на кордон. В Трудовой книжке дата приёма на работу 13.12.82. Приехали, как путешествовали обычно, на двух мопедах. Встретили Новый год на кордоне и дали нам (в администрации заповедника) месяц на переезд. Что это были за сборы! В Ленинграде 70 ящиков упаковали, плюс газовые (кислородные, ацетиленовые) баллоны, плюс диван, на котором спали со дня свадьбы, плюс… плюс… плюс… большой контейнер отправили. Мы потом получить его смогли только в мае месяце.

     Хочется сказать здесь о маме, бабушке и Андрюшеньке… Их нет уже так давно… так давно… Мамы – больше 16-ти, бабушки – больше 25-ти, Андрюшеньки – больше 6-ти лет… (в 2007 г.). Меня не оставляет горькое чувство вины… наш отъезд на кордон был для них большим ударом. Это было в 82-ом.
     Маме было 70, бабушке – 94, Андрюшеньке – 19.


Вот они здесь... Такими вы были тогда ... Андрюшенька на втором курсе физфака ЛГУ учился…

Уменьшить              

Вот он с бабушкой моей, Раисой Алексеевной Дьяковой, маминой мамой.
Это его прабабушка. Он звал её - "баба-бабусенька"
А здесь он с моей мамой, Ариадной Иннокентьевной Яковлевой, своей бабушкой.


Мальчик мой!


     Прости, что взвалила на тебя свои прямые обязанности… ты был очень хорошим, ты все знал и все понимал. Ты даже не осуждал меня тогда. Ты всегда был для меня самым лучшим человеком на земле… Я была нужна тебе. Нужна маме и бабушке.
      Помню, с каким достоинством и гордостью, с какой запрятанной обидой меня провожали… «Дождись… Мне не долго осталось…» - бросила бабушка, выпрямив согнутую годами спину. А мама просто плакала. Что я могла сказать? В душе щемило, было очень больно и стыдно. Но, видно, не могла я поступить иначе. Простите меня, родные мои! Простите!     Виновата я… очень виновата. Наверно, за это я так наказана… 
     Но за что наказан ты, мой мальчик?… За что?



Таким я оставила тебя… прости!..

Простые серые слова
Слетают с губ едва-едва…
Прости мой мальчик, мой родной,
Что не простился ты со мной.
Прости мне мой убогий слог…
В то утро есть никто не мог,
Как будто бы уже беда
Висела в комнате тогда.
Девчонки – в школу, я – к себе,
А сын мой, покорясь Судьбе,
Навстречу гибели летел…
О, Боже! Как он не хотел
Туда, в Кодорское ущелье…
Их вертолет явился целью
Чеченских выродков, подонков!
Все рвется, говорят, где тонко…
Порвалось счастье бытия,
И виновата в этом я –
Не удержала, не упала
Перед машиной на колени…
Не от гордыни, не от лени,
А просто от непониманья,
Что у Судьбы свои желанья…
 


Именно этот вертолет был расстрелян 8 октября 2001 года. 
И с ним погибло 9 человек. Там был Андрюшенька.  СУДЬБА!!! Фото 15.11.99



     А бабушка умерла в марте (4.03.83). Узнала я об этом уже после похорон… было очень больно… очень. До самых последних дней в светлой памяти и здравом разуме была. Смотрела телевизор вечером и остановилось сердце. Счастливая смерть. Мне бы так … Мама потом рассказывала мне, что Андрюшенька в кино пошел, а она рядом была, тоже передачу смотрела… Бабушка ведь в свои 95 до последних дней газету с корки до корки прочитывала… Так вот…

     А мы с Володей прожили на кордоне несколько счастливых лет. Совестно признаться в этом после строчек, которые выше... Но это - правда...


Продолжение следует.


 Количество посещений сайта 100 000 + счетчик посещений с 22.07.2011

«Назад | Вперед »

 


 

Пслух (1)  |  Пслух (2)  |  Пслух (3)  |  Пслух (4)  |  Пслух (5)  |  Пслух (6)  |  Пслух (7)  |  Пслух (8)  |  Пслух (9)  |  Пслух (10)  |  Пслух (11)  |  Пслух (12)  |  Пслух (13)  |  Пслух (14)  |  Беседа с о.Виктором.

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS