Глава(5)
Автор статьи: Ирина Михайловна Яковлева


Капризы памяти, фотографии и Пслух (5)

Про гостей у нас на Пслухе.
Не всех упомянула, простите уж... главным образом тех, кто сохранился на фотографиях.




Эти снимки сделаны летом 1984 года.
К нам приехали гости - мои друзья:
Сошлюкова Лидия Александровна (слева) с сыном Серёжей.
На фото я между ними и мой мальчик Андрюшенька (справа).
Внизу собака Ушка…


     Несколько слов о подруге моей – Лидии Александровне - Лиле Сошлюковой. Знаю её больше 40 лет. Не было у нас в Народном театре более бескорыстного и преданного театру человека. Кто бы ни просил о помощи, какую бы вполне неблагодарную работу не надо было сделать – лучше Лиды, добросовестнее её, не было человека. Она и актрисой была интересной и реквизит вечно был на ней, и выпускающим спектакли часто была именно Лида. Это человек, на которого всегда можно положиться. Это в театре знали все. К тому же на мне значительная часть ответственности за рождение её сына Сергея, … которому уже 40 лет скоро исполнится… С моего, мне кажется, благословения решилась она на главную роль своей жизни – роль матери-одиночки.

     А сидим мы на брёвнышке у новой бани, которую только ещё строим. Почему сгорела старая банька я уже не помню…Не было нас в это время на кордоне, вот и забылось… наверное, неаккуратно растапливали баню, но, «что ни делается – всё к лучшему». Новую поставили очень живописно. К тому же очень удобно было из неё выскакивать в ледяную речку. Конечно, главным на строительстве был Виктор. Он – мощный и умеет работать топором. Но все остальные, включая гостей, принимали посильное участие в создании вполне классической русской баньки «по чёрному». Я, например, с большинством наших женщин, конопатила стены сухим мхом. Андрюшенька и Сергей вместе с Виктором делали самую тяжёлую работу – ставили бревенчатый сруб.


Вот он, сынок мой, Андрюшенька
на верхнем бревне будущей баньки.



     Ах как здорово было там мыться потом! И котёл был настоящий, большой; и каменка из крупных булыжников пар давала горячий. Старая банька была большой и продувной. Натопить её было практически невозможно. А в новой всё у нас было продумано. И воды горячей всем хватало. Мы по весне дубовые веники запасали (берёзы-то там не растут)… А зимой из баньки горячей - да в снег, да в речку ледяную!…
     Хорошо!!!
     Тогда же, в июле 84-го гостил у нас ДЕД - Владимир Васильевич (отец моего мужа), Саша Мартыненко – лучший друг Андрюшеньки, его однокурсник по университету и Андрей Николаевич Алексеев – Володин двоюродный брат. О нём расскажу поподробнее.
     Ну, во-первых, это собственно единственный родственник моего мужа, с которым у нас близкие отношения, который близок нам и по возрасту и по духу.
Во-вторых, мы всегда и со вниманием следим за перипетиями его совсем не ординарной жизни и, думаю, если рассказать Вам о нём как следует, то интересно будет и Вам. Наверное, здесь я не сумею поведать об Андрее подробно… тема не та, но, поскольку он был гостем у нас на кордоне… знакомлю…
     Окончив ленинградскую школу с золотой медалью, окончив филологический факультет ЛГУ, поработав журналистом в ряде ленинградских и куйбышевских газет («Смена», «Ленинградская правда» и др.) глубоко влез в проблемы ЧЕЛОВЕКА и ЕГО ДЕЛА. И после этого уволился и пошёл работать на Алюминиевый завод осваивать одну из самых тяжёлых рабочих специальностей – в горячем цеху разбивал застывшую корку металла ломом. Кажется, вообще нет более тяжёлого рабочего труда на свете. Около трёх лет работал там Андрей. Потом вернулся к журналистской работе, через год ушёл в аспирантуру, в Академгородке Новосибирска защитил кандидатскую диссертацию (кандидат философских наук - 1970 г.). 3 года и вполне успешно работал в Ленинградском отделении Института социологии АН СССР… занимался социологией личности, социологией труда и многими другими социологическими проблемами.
     В 80-х годах он снова увольняется из академического института и уходит на завод. Теперь уже это Ленполиграфмаш. Начался следующий этап экспериментального исследования производственной жизни изнутри придуманным им способом (и термином) наблюдающего участия .


     На трудном пути этом чего только не было!.. и обыски с изъятием кучи документов, и объяснения в КГБ, исключение из партии, и бесконечное составление разных по форме и содержанию бумаг…

     В рабочее время – слесарь наладчик, а дома шла непрерывная работа профессионала-социолога, анализ отношений в рабочем коллективе, строгая фиксация всей иерархии взаимоотношений начальник-подчинённый, на всех доступных уровнях в заводском коллективе, составление бесконечного

количества разнообразных документов, из которых (в основном) в конечном итоге, через годы, получился вышедший не так давно, четырёхтомник.

    Я не социолог и может быть излагаю недостаточно квалифицированно… но канву жизненного пути нашего Андрея Николаевича знаю хорошо… все перипетии его судьбы происходили на наших глазах и стоили организатору эксперимента на самом себе многих нервных переживаний и серьёзных огорчений.
      С 1989 года Андрей – научный сотрудник Института социологии РАН (теперь он называется Социологический институт РАН). Всю сознательную жизнь в доме Андрея собиралась, грубо говоря, диссидентская периодика и с 1990 года он создал архив «Россия на изломе». На сегодняшний день архив переехал из частной его квартиры в помещение движения «Мемориал». «Алексеевский архив» общественных движений пользуется большой популярностью для всех, занимающихся изучением ситуации в нашей стране в 80-е – 90-е годы.
     Об Андрее Алексееве не раз появлялись публикации. Увеличив кликом мышки левое изображение можно увидеть статью из хорошей питерской газеты "Дело", а справа - последняя глава из неё. Мне кажется интересными и справедливыми соображения самого Андрея Николаевича и выводы журналиста Дмитрия Травина, написавшего эту статью.

     На Нижней фотографии Андрей Николаевич с Любкой, дочкой Зинаиды Глебовны…
Кто тогда мог подумать, что она станет его падчерицей… что Зинаида выйдет замуж за Андрея Николаевича, что мы так интересно породнимся…



     Люба любила Андрюшеньку моего, а замуж вышла за лучшего друга его – Сашу Мартыненко. … Двое деток родилось у них – Маша и Вася. А подружка Любы, её одноклассница Катя Мазепова вышла замуж за Андрея, сыночка моего родного. Когда он погиб, осиротели дети. И Андрюшины Женя с Ирочкой и Маша с Васей. Их отец ушёл из семьи и живёт с Андрюшенькиной вдовой… так вот распорядилась Судьба.



На этой фотографии Люба ещё девочка.
Она жила с бабушкой и дедом в Питере, а летом ежегодно гостила на кордоне.
Хорошо ей на лошади… ничего не знает о будущем.




Двоюродные братья и Малыш в 50-й день рожденья Андрея Николаевича. Узнали?



     О том, как мы отмечали этот день рождения хорошо написано в его собственном сочинении, под мудрым названием «коротка моя память». Моя вот тоже очень коротка. А как мне нехватает упомянутого там фотоальбома «Кордон Пслух и его обитатели»! Хотя Зина прислала мне большинство приведённых выше снимков... Спасибо, Зина! Большое спасибо. Дальше привожу точный текст самого именинника. Его можно посмотреть в эксклюзивной сетевой публикации, не вошедшей в окончательный вариант его опубликованной книги - четырёхтомник « Драматическая социология и социологическая ауторефлексия»., Глава 24 - КОРНИ И ВЕТВИ (XVIII — XXI век) 12 пунктом там подглава « Переплетение судеб. 22 июля 1984 г .»








А это уже после дня рождения Андрея Николаевича. Всё те же и они же…
Володя собрался куда-то на своём мопеде и Виктор помогает ему закрепить рюкзак на багажнике,
моя спина на переднем плане закрывает деда, Андрей Николаевич беседует с Лидой,
а слева, в профиль – это Саша Мартыненко.




Ну вот… рюкзак привязали, можно ехать…


     Я думаю, что на этих фотографиях гости наши собираются в Ленинград, а Володя довезёт их пожитки на мопеде,…чтобы пешком им полегче было… ведь 19 км до Красной Поляны, да там ещё до автобуса или до вертолёта на Сочи…километра 3 – 4, наверное.
А слева на фото тракторочек наш с прицепом-кузовочком. Полезная, я вам скажу, штуковина…
     Справа дед Владимир Васильевич. Он всегда во всех делах активно участвовал. Вот ведь всю жизнь высокопрофессиональным судостроением занимался… за письменным столом и кульманами всякими, а на кордоне в свои 80 с лишним и косил, и ворошил сено, и коровник чистил и с дровами нам помогал. И, честное слово, никогда ни о чём мы его не просили. Просто человек не умел сидеть без дела. Светлая ему память! Хороший был человек! Очень хороший...

Гости на кордон приезжали часто.

Уменьшить

На этой фотографии Володя Белан из Волгодонска (светлая ему память) со своей Галей.
Кажется, они уже уезжают. Осенью появились… Не помню год. Помню, что орехи вместе собирали.



     Надо вспомнить здесь гостей, фотографий которых у меня не сохранилось. Все ведь родные и близкие посмотрят мои труды... Никого обидеть не хочется.
     Приезжали Мишка, братец мой с другом Аликом, самые родные и близкие мне люди. Был, и кажется, одновременно с ними Вадим Всеволодович Марин, человек, которому я очень благодарна и по гроб жизни обязана. Он спас меня от крупных неприятностей, когда я работала ещё в детском саду. Сплотились вокруг меня деятели, которые хотели скрыть пакости, творящиеся там и сделать меня виноватой... А Вадим Всеволодович тогда работал следователем по особо важным делам, и его хорошо знали в прокуратуре. Одного его звонка с предложением прокурорской проверки ситуации в РОНО и в детском саду было достаточно, чтобы меня оставили в покое (расскажу когда-нибудь об этом подробнее. Это довольно интересная история).

     Вадим Всеволодович с дедом нашим Владимиром Васильевичем однажды отправились в горы с кордона... и заблудились. Вадим был верхом на Малыше, дед на Голубке... они попали в какой-то овраг. Все уж беспокоиться начали. Как уж Володя их нашёл? Как, с большим трудом, вывел, Господь ведает.... А лошади до утра остались в овраге. Потом все мы долго соображали, как же можно было туда попасть…

А внизу – гости Зинаиды (слева): в центре - Ольга Константиновна – её мама и Света – сестра(справа).



Очень мне нравится эта фотография. Зина хорошо улыбается и все удивительно на себя похожи.


Фотографии ниже сделала наша Зина. Это очень ценные для всех нас снимки.



Здесь Кузьмич наш в обнимку со знаменитым английским писателем – натуралистом
Джеральдом Дарреллом (он в центре).
Справа на фотографии - наш заповеднический специалист по диким хищникам Анатолий Кудактин.


     Я что-то подзабыла, много лет прошло, решила вначале, что это переводчик (вероятно КГБ). Спасибо Олегу, автору некоторых цветных снимков, которые, с его разрешения, помещены здесь. Это он меня поправил. Рада буду, если увидев неточности или ошибки в моём рассказе, ещё кто-то мне напишет. Адрес на сайте.

     Одна из серий фильма «Даррелл в России» снималась на нашем кордоне. Фильм этот, спустя, наверное года полтора, мы по телевидению видели. Видели ту самую серию, которая снималась у нас.
     Жил писатель тогда, на кордоне, у Салтыковых. Ведь Виктор был старшим по должности – лесотехником.
     В памяти моей остался ежедневный режим этого большого и мудрого человека. Вставал он в 5 часов утра и до 9 работал за столом – писал что-то.

     Потом завтрак и первая рюмка коньяку. Потом съёмки и работа с людьми.
     Поражала нас высокопрофессиональная работа его съёмочной группы. Все они были связаны удобными радиостанциями. Мы до этого не видели такой современной техники. Это позволяло моментально реагировать на самые разные непредвиденные ситуации. Например, во время съёмок в лесу совершенно неожиданно появился, и совсем недалеко, олень. Моментально вся група повернулась в нужную сторону и олень попал в кадр. Причём приятно, что работали они необычайно спокойно... никакого аврала, как это принято порой на российских студиях. Очень тихо, сосредоточенно... ни одного лишнего движения.
     За обедом бутылка коньяка уже пуста. Можно начать следующую. И так до самой ночи.
     Его молоденькая жена Ли командовала всеми вокруг и великий писатель подчинялся каждому её слову. При съёмках фильма им вертели, как куклой. То снимали его за рулём вездехода, то заставляли двадцать раз пройти так и этак, то садили его на лошадь, а это не просто. Витя Салтыков (он был самым сильным из присутствующих) очень бережно, как ребёнка поднимал Даррелла и усаживал его верхом. И так же снимал с лошади. И благодарный писатель обещал после съёмок прислать в подарок Вите седло, которым тот восхищался на съёмках.
     Какое это было седло! Настоящее ковбойское, из толстой буйволиной кожи тисненной дубовыми листьями… очень красивое и удобное седло. Никто из нас не принял всерьёз обещания знаменитого человека. Мало ли что можно обещать под хорошим кайфом… и напрасно не поверили! Примерно через полгода Володя мой был в природоохранном министерстве и ему по секрету шепнули, что Джеральд Даррелл прислал седло туда и его не собираются отдавать Салтыкову, которому седло адресовано. Володе удалось забрать седло и привезти на кордон.
     За него потом абхазы предлагали в обмен новенькие Жигули. Но, конечно, никакого обмена не было. Не тот человек Виктор, чтобы памятную и необыкновенную вещь менять на современное железо.
     Кстати говоря, Витин конь Абрек очень понравился Ли, жене Даррелла и она необычайно ловко скакала на нём как раз на этом седле. А Абрек - норовистый, капризный конь. Не всякому давался в руки, не всякого терпел на своей спине. Из наших справлялся с ним свободно только Виктор. Его он слушался беспрекословно.
     Хочется ещё вспомнить вечерние посиделки с Дарреллом и его командой в комнате Виктора с Наташей. Крупная, незаурядная личность, знаменитый писатель с мировым именем в общении необычайно прост. Порой даже языка не нужно было, чтобы понимать друг друга.
     А как пела его возлюбленная Ли! Англичанка, а пела греческие песни и вкладывала в них всю свою душу. Тут уж язык и вовсе не был нужен.
     А однажды уже совсем ночью, кажется это было накануне отъезда всей команды Джеральда Даррелла, его якобы "переводчик" решил, что надо прекращать такое живое человеческое общение и начал всех выгонять, заявляя, что писателю пора спать... Видели бы вы, как сгрёб в охапку писатель этого радетеля дисциплины, как выставил его за дверь, какой великолепный русский мат сопровождал это яркое и непосредственное деяние!



Витя Салтыков с женой Наташей. Бочка, конечно, полегче Даррелла,…
Её (может быть даже и не пустую) он тоже держит с лёгкостью.


Продолжение следует.

 

«Назад | Вперед »

 


 

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS