Здание детского приюта Братства во имя Царицы Небесной

Материал с сайта SITYWALLS Архитектурного сайта Санкт-Петербурга

С дополнениями И.М.Яковлевой.


Архитекторы: Козлов Н. П.
Балинский А. И.
 Яковлев А.А.

Год постройки: 1901-1902, 1913-1916

Стиль:
Неорусский


Фото со стороны сквера




А теперь самое интересное. На доме со стороны сквера надпись:"На этом месте было явление Богородицы в 1890 году". Чудесное явление Божией Матери болящему отроку Николаю Грачеву призошло в декабре 1890 г. на Петербургской стороне, в д.№1 по Б. Белозерской ул. (ныне ул. Воскова). Безнадежно больному мальчику не могли помочь земные врачи, и он молитвенно обратился к врачу небесному. Явившаяся ему Пресвятая Богородица, велела ехать на другой конец города к Своей чудотворной иконе "Всех скорбящих Радость (с грошиками)", которая прославилась исцелениями больных. (Икона находилась в церкви стекольного завода на нынешнем пр. Обуховской Обороны).

Помолившись у образа Богородицы, прикованный к коляске страдалец встал и пешком вернулся домой. Свидетелями чуда стали сотни людей. Николай Грачев стал иеромонахом и служил в храме, устроенном на втором этаже дома, где ему явилась Царица Небесная.

В 1900 г. он основал здесь приют для тяжело больных детей.  

   
       На собранные деньги в 1901-1902 гг. рядом со старым двухэтажным зданием приюта

(Фото начала ХХ в. справа)

архитектором Козловым Николаем Павловичем был построен новый четырехэтажный дом. Часть первого этажа нового здания занимал лазарет для детей, совершенно неспособных себя обслуживать, там же было отделение для детей, способных причинить увечья себе и другим. На втором этаже помещалось развивающее «фребелевское» отделение для детей, которые умели говорить и играть. Третий этаж отводился под школьные классы и мастерские. На четвертом располагались служебные помещения – кухня, прачечная, баня, души, и общежитие для работников приюта.

Архитектор Козлов Николай Павлович (1870-1926). Закончил Академию художеств в 1897 г.
Архитектор канцелярии обер-прокурора и училищного совета Синода (с 1900-х), архитектор  Адмиралтейского судостроительного  завода (1910-е). Автор типовых проектов церковно-приходских школ.


     Архитектором Козловым Н.П. построен четырёхэтажный корпус, который на фотографии слева, окрашен в светлорозовый тон и расположен правее корпуса с колоннами на третьем этаже.

     В 1913 году было принято решение снести деревянное здание и на его месте возвести капитальную постройку. Работа была поручена архитектору Антонину Ивановичу Балинскому. Очень скоро, уже в мае месяце 1913 стало очевидно, что архитектор тяжело болен и к работе подключили архитектора Александра Александровича Яковлева, моего дедушку, который только что вернулся из Болгарии, где вместе со своим учителем АХ проф. А. Н. Померанцевым строил Собор Александра Невского в Софии. 
20.09.1913 Антонин Иванович Балинский  скончался и работа, не только фактически, но и юридически целиком легла на плечи Александра Александровича Яковлева.  Весь левый корпус с декоративным фасадом построен моим дедом.

Из Трудового списка Яковлева Александра Александровича, написанного собственноручно
 (Я-474 Нижегородского Коммунального хозяйства 1927 года, лист № 3 )


   










  







Фото со стороны ул. Воскова, бывшей Большой Белозёрской улицы
 

Сейчас в здании бывшего приюта находится Музыкальный колледж.   Вот такая история.  А ведь это место в городе свято... 


Божией Матери "Всех скорбящих Радость (с грошиками)"
Икона в настоящее время находится в
 Троицкой церкви "Кулич и Пасха"




Вот ещё одна интерпретация этой истории, изложенная гораздо более подробно.

     В Петербурге на Петербургской стороне жили брат и сестра - Николай и Екатерина Грачевы. Их родители скончались, когда Кате было 19, а Коле 9 лет (1876 г.р.). Отцом их был биржевой маклер и купец 2-й гильдии Николай Петрович Грачев, а матерью немецкая дворянка Алиса Граф, перешедшая в православие как раз во время беременности сыном. Он появился на свет семимесячным и ослабленным. Николай рос болезненным ребенком, до пяти лет он не ходил, хотя умственно развивался нормально, и в те же пять лет свободно говорил по-французски и хорошо рисовал. Родные матери были уверены, что болезни Коли - кара за ее «отступничество», за то что во время беременности она перешла из лютеранства в Православие. В 1886 г. в октябре скончался от сердечного приступа отец, а в ноябре умерла от чахотки мать. Дела отца перед смертью пришли в упадок, поэтому, похоронив родителей, Екатерина продала дом и мебель, и переехала вместе с братом в маленькую квартиру неподалеку, состоявшую лишь из перегороженной комнаты и кухни. Потеря родителей, внезапная бедность и переезд привели к тому, что у Николая начались припадки - его тело внезапно начинало ломать, руки и ноги искривлялись под, казалось бы, невозможными углами, его бросало из стороны в сторону, и все это сопровождалось истерическими рыданиями.

     В 1887 г. в клинике психиатра И. В. Маляревского Коле поставили диагноз «истеро-эпилепсия» (эпилепсия без органических нарушений нервной системы). Болезнь быстро прогрессировала. Известный врач П. А. Бадмаев сказал, что излечение невозможно, а профессор И. М. Балинский, основатель кафедры психиатрии при петербургской Военно-Медицинской академии, предсказал паралич и скорую смерть. Отчаявшись, Екатерина попыталась определить брата в лечебницу, но специальной больницы для эпилептиков в России в то время не было, а в другие его не брали. В ноябре 1890 г. у Николая отнялись руки и ноги, припадки участились до 6-8 раз в сутки, и настоятель местной Введенской церкви стал готовить его к смерти.

     В ночь перед днем своего рождения, когда его кончины ожидали со дня на день, у Коли случился сильный приступ, после которого ему явилась Пресвятая Богородица со святителем Николаем. Матерь Божия велела Коле: «Поезжай в часовню, где упали монеты, шестого числа ты исцелишься, но ранее никому не говори». Речь шла о Тихвинской (Скорбященской) часовне на Шлиссельбургском тракте (пр. Обуховской обороны), за Александро-Невской лаврой.

     Утром 6 декабря 1890 г., в Николин день, Николай попросил сестру отвезти его в Скорбященскую часовню. Сначала Екатерина не соглашалась и предлагала пригласить священника на дом, но потом решила исполнить его, как она думала, последнюю просьбу. По дороге у Николая опять начался припадок, потом он успокоился, но когда его внесли в часовню, припадок возобновился с новой силой. Затем он потерял сознание, и его положили на пол перед иконой. При чтении Евангелия он пришел в себя. Под пение кондака: «Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице», его подняли и приложили к иконе. Не зная о его состоянии, человек, который его прикладывал, поставил мальчика на ноги. Испуганная, что он упадет, Екатерина попросила положить его на скамью, но Николай ответил ей: «Нет, Катя, я могу стоять!» Он сам перекрестился и приложился к иконе еще раз. Исцеление было мгновенным.

     Многим эта история показалась невероятной. Обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев организовал специальное расследование этого случая, которое подтвердило факт исцеления. Архимандрит Игнатий (Малышев), настоятель Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне, приехал к Грачевым домой и со слов Екатерины составил описание чуда. Подробные рассказы о случившемся появились в «Церковных ведомостях» от 8 апреля 1891 г., газетах «Свет» и «Петербургский листок», и в немецкой газете «Херольд». Дом 1 по улице Большой Белозерской стал местом паломничества – это было единственное место явления Божией Матери в Петербурге. На средства братии Троице-Сергиевой пустыни архимандрит Игнатий выкупил сначала три комнаты, включая ту, где Николаю было видение, а затем и весь дом. В комнату, в которой Пресвятая Богородица посетила Николая, был сделан отдельный вход с улицы и устроена часовня. Позднее часовня была переосвящена в храм.

     После исцеления - приступы больше никогда не повторялись - Николай Грачев в 1891 г. поступил в рисовальную школу Общества поощрения художеств, где он изучал живопись и иконопись. Екатерину Грачеву архимандрит Игнатий назначил смотрительницей дома на Белозерской и часовни, куда он часто приезжал служить молебны. Он задумал, если появятся средства и возможность, построить на месте чудесного явления Божией Матери большой храм, а при нем приют для таких несчастных детей, каким был раньше Коля Грачев. Тем временем, архимандрит Игнатий попросил Екатерину стать членом Императорского человеколюбивого общества и Общества помощи бедным и больным детям. Регистрируя петербургских бедняков, она столкнулась с множеством умственно отсталых детей, которые никому не были нужны.

     Идея создания приюта для таких детей окончательно оформилась в сентябре 1894 г, когда архимандрит Игнатий благословил ее на это доброе дело, дал для начала 150 рублей и велел присоединить к ее квартире еще одну комнату. Вскоре было получено официальное благословение и разрешение Священного Синода на то, чтобы учредить церковный приют для детей-идиотов и припадочных. К 4 декабря 1894, времени официального открытия приюта, в нем жили четыре девочки: «совсем глупая» после травмы Таня, слепоглухонемая Шура, полупарализованная и с тиковыми подергиваниями Иня и глухонемая Катя. С самого начала Екатерина Константиновна стала думать, как она может развить «своих деток». Чтобы лучше понять нужды детей, Екатерина Грачева обратилась к врачам-психиатрам. В. М. Бехтерев и другие врачи приезжали в приют, чтобы осмотреть детей и дать рекомендации. Известный сурдопедагог А. Ф. Остроградский учил ее работать с глухонемыми. Часто приезжал и архимандрит Игнатий. До самой смерти в 1897 г. он помогал деньгами и советом, и призывал своих духовных детей жертвовать в пользу приюта. Екатерине Грачевой хотелось устроить школу для своих воспитанников, но профессиональные учителя считали ее затею неосуществимой. Несмотря на это, с помощью анализа своих дневниковых записей, самодельных пособий и собственных методик Екатерина Грачева стала пытаться учить детей. В мае 1898 г. Екатерина Константиновна устроила показательный экзамен, чтобы наглядно продемонстрировать успехи своих воспитанников. Принимать экзамен она пригласила членов Общества помощи бедным и больным детям. Экзаменаторы были поражены. Одна из приглашенных, городская учительница, сказала, что школа для глубоко отсталых детей нужна обязательно.

     Школа при приюте Екатерины Константиновны открылась в августе 1898 г. Одновременно с этим приют сменил название. Теперь он стал называться   «Приютом во имя Царицы Небесной».

     Школа Екатерины Грачевой стала первой в России трехклассной начальной школой для умственно отсталых детей. Все методики Екатерина Константиновна разрабатывала сама. Преподавателей и персонал, желающих работать с больными детьми, найти было сложно. Наконец, Грачева обратилась за помощью в Вышневолоцкий женский монастырь, и настоятельница прислала ей восемь послушниц. В школе изучали Закон Божий, письмо, чтение, арифметику и естествознание. Учителя и воспитательницы занимались с детьми пением, рисованием, гимнастикой. Много времени уделялось ремесленному обучению. Сначала у менее отсталых детей развивали моторные навыки - учили вырезать из бумаги, плести, вязать, затем переходили к более сложным заданиям. Наказания Екатерина Константиновна не применяла. Главной задачей приюта и школы при нем было научить детей самообслуживанию и привить им трудовые навыки. Кроме общеобразовательных занятий, дети работали по дому, на огороде, во дворе. Екатерина Грачева заметила, что когда ребенок видит результаты своего труда, в нем развивается чувство собственного достоинства. По образцу Дома Трудолюбия, основанного о. Иоанном в Кронштадте, в приюте открылись мастерские для менее отсталых детей. Все дети жили в приюте и учились в школе бесплатно. Несмотря на поддержку о. Иоанна Кронштадтского, братии Троице-Сергиевой пустыни, городской думы и других жертвователей, денег не хватало.

     Чтобы привлечь средства, в 1900 г. Екатерина Грачева со своими едино-мышленниками добилась утверждения Святейшим Синодом благотворительного общества, в ведение которого перешел приют. Общество стало называться «Братство во имя Царицы Небесной», находилось оно под покровительством Санкт-Петербургского митрополита. Состоящее под августейшим покровительством императрицы Александры Федоровны Петербургское братство во имя Царицы Небесной, под попечительством первенствующего члена Св. Синода, имело целью призрение детей идиотов, эпилептиков, припадочных, нервнобольных и калек, которых по роду их болезни не принимали в какие-либо еще учреждения, а также первоначальное обучение отсталых и неразвитых в умственных отношении детей. Братство открылось на базе приюта на Б. Белозерской ул., 1, и впоследствии содержало 5 приютов для указанных детей. Устав братства предусматривал содержание Общины, в которой специально подготавливались сестры для работы «в духе христианского терпения для ухода за ненормальными детьми» .


(данные по: Устав состоящего под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Александры Федоровны Братства во имя Царицы Небесной. СПб., [1913]. С. 4., добавил алекс)

 

 В 2001 г. включён КГИОПом в "Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность" [1195].




 


 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS