Авторы : Ирина  Яковлева
Ольга Жищук


Юрий Юрьевич Куликов, Жевакины - друзья папиного детства



Получила вот этим летом (15.06.2008) письмо из Нижнего Новгорода...

-«Уважаемая Ирина Михайловна!
Спасибо ВАМ за публикацию на сайте.
Ведь правду говорят, что человек живёт до тех пор, пока жива память о нём.
Занимаясь собиранием по крупицам ВСЕХ СВЕДЕНИЙ о НРЛ (Нижегородской радиолаборатории) и её замечательных сотрудниках, разбросанных на страницах книг, газет и журналов, а теперь благодаря Интернету и в Сети, задался целью составить некий живой портрет УНИКАЛЬНОГО ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕХНОПАРКА 20-х годов, где не только отдельные руководители уровня Бонч-Бруевича или Вологдина, к примеру, а весь коллектив работали на БУДУЩЕЕ...

МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ ВСЁ: любые живые подробности, фотодокументы, вырезки из
газет...

Кстати, младший сын Бонч-Бруевича передал в музей альбом газетных вырезок 20-х годов, где упоминалась НРЛ, чем очень облегчил задачу.

С надеждой на сотрудничество, говорю до свидания.

ведущий инженер музея НИЖЕГОРОДСКАЯ РАДИОЛАБОРАТОРИЯ
Гилёв Сергей Андреевич

* * *
Ответила, что постараюсь найти что-то... но всё, что осталось и можно было бы послать - в Питере у брата моего...

* * *

Получила очередное небезынтересное письмо от музея Нижегородской радиолаборатории (НРЛ)

Уважаемая, Ирина Михайловна.
Поиск дома по указанному Вами адресу привёл мою исследовательскую группу из нескольких десятиклассников на улицу Нестерова - это 10 минут ходьбы от музея НРЛ.
Но на месте, указанном Вами уже стоял новый огромный многоквартирный дом.




Фото прислал мне брат мой Митя и снабдил такой подписью:
Это ул. Нестерова (бывш. Больничная). Там, где сейчас стоят машины, стоял дом Яковлевых №33.
Дом 35 (на фото он слева) еще остался, хотя находится в ужасающем состоянии. Там жили Жевакины.

Они, точнее их потомки - Куликовы,  категорически не хотят выезжать в новые квартиры – видимо им предлагают жить в какой-нибудь тьму-таракании, а здесь – самый центр города.



Поздно!!! подумали мы - опять опоздали?
Но нас поджидала удача - встреча с человеком, который знал людей, изображённых на Ваших фотографиях.
И сегодня, пригласив меня в тот раз в гости - посмотреть на семейные фотографии, показал и рассказал о них много интересного.
На ступеньках дома 35, где он живёт и поныне, сфотографировались до войны в шуточной театральной сценке:

Ваш отец - Михаил Александрович с "бумажным" ножом в руке и Ольда Александровна Жевакина - будущая мама моего рассказчика - Куликова Юрия Юрьевича.
Очень тёплые воспоминания об этих людях будут интересны и Вам - он пообещал связаться с Вами в скором времени.

В который раз подтверждаются слова, что люди соприкоснувшиеся с НРЛ, особенные, Юрий Юрьевич проводил в НРЛ вечер памяти учёного Жевакина, где мы с ним тогда же и познакомились... 
С уважением,
ведущий инженер музея НРЛ
Гилёв Сергей Андреевич

Вот он этот снимок... Мой молоденький папа
со своей первой женой Лёлей Жевакиной...
Снимок был приложен к этому письму.



А дальше - мой ответ сотруднику НРЛ на письмо, которое выше:

Уважаемый Сергей Андреевич!
То, что Вы написали – очень меня интересует и волнует.
Ведь, как мне удалось понять совсем недавно, именно Ольда Александровна Жевакина была первой женой моего папы. Он всегда очень бережно относился к воспоминаниям о своих горьковских друзьях и семействе Жевакиных. К сожалению, в своё время я недостаточно внимательна была к его рассказам и они у меня выветрелись из памяти. Что уж тут поделать… Глупость молодости… Очень благодарна Вам за фотографию. Если можно, дайте мне e-mail Юрия Юрьевича Куликова или его адрес. Пожалуйста расскажите мне подробнее всё, что знаете – В какой области работает (или работал) учёный Жевакин (имя и отчество)? Эту фамилию я слышала тысячу раз в детстве и потом, но толком ничего не знаю. Знаю, что Жевакины были самыми близкими друзьями Яковлевых, но ничего конкретного. Очень хочется сохранить для потомков всё, что удастся узнать… Про то, что на месте дома 33 стоит высотка, я уже знала. Кстати, в Нижнем Новгороде живёт мой двоюродный брат Дмитрий Владимирович Яковлев и его мама, жена папиного брата Владимира Александровича. Думаю, что документов о НРЛ там нет, но… кто знает? Ведь они (все братья Яковлевы в 20х – 30х годах жили с родителями вместе на ул.Больничная 33.
Из тех, кого упоминал папа в НРЛ запомнила фамилии Лбов, Ванеев, Аникин, Гржибовский… Больше никого не помню.
Пожалуйста расскажите мне всё, что знаете. Расскажите, что слышали о Жевакиных… Мне интересно абсолютно всё… обстоятельства вашего знакомства, личные впечатления и всё всё… В Питер своему брату Михаилу, у которого должны были сохраниться фотографии, я написала. Ответа пока нет. Дам знать сразу.
С уважением и благодарностью.
ИМЯ

Потом началась переписка с Куликовыми... добрая, хорошая. Мне прислали фотографию молоденького папы в военной форме с сестрой Лёли - Ириной (1942 года)



А вот ещё одно письмо Юрия Юрьевича:
-"Ирина Михайловна, добрый день!
Посылаю Вам довоенную фотографию мамы (ей 22 года).




Фото сделано в Кстове на Волге в 1939 году.
 

Пришло очередное письмо (14.04.2009) из Нижнего Новгорода
от Юрия Юрьевича Куликова и оно меня, конечно, порадовало.
Папа мой такой молодой и красивый… такой весёлый…
Вот что пишет Юрий Юрьевич:
«Посылаю фотографию Вашего папы и моей мамы, сделанную в мае 1939 года.

 

По-видимому, место съёмки Нижегородский Откос.




А на этом снимке Ирина Жевакина - Зарема, Галина Уланова - Мария (Бахчисарайский фонтан).
 Тётка была очень хороша в этой роли.»

Подозреваю, что сей домашний снимок нигде и никогда не публиковался.
Видимо, Уланова гастролировала в Нижнем Новгороде… А когда? – Неизвестно… во всяком случае мне…



И ещё... Телеграмма Вашего папы моей маме по поводу смерти Гали Николаевны Жевакиной 28 октября 1967 года.


 



Удивительная всё-таки штука - находки в генеалогии!!!
Телеграмма по горькому поводу, но для меня эта находка - большое счастье.
Спасибо, Юрий Юрьевич!! Спасибо большое!!! Со смерти папы прошло уже больше 35 лет, а я получила письмо своего отца... кусочек его сердца... Письмо это написано по случаю смерти матери его первой жены - Гали Николаевны Жевакиной и адресовано Ольде Александровне, с детства любимой женщине, которая стала его первой женой...

"Кстати", пишет Юрий Юрьевич, "у бабушки была подруга Галина Николаевна фон Мекк. На Вашем сайте есть упоминание о ней, мир тесен. Ну и ещё одна фотография военного времени (может быть) - Гали Николаевна и внук Юра."

     Этот самый, маленький глазастый мальчик Юра и есть Юрий Юрьевич Куликов, который прислал мне эти снимки и телеграмму.
Он стал большим учёным и занимается проблемами радиофизики. Первое, что я о нём узнала (летом этого года) что уехал он в Горноалтайск с экспедицией изучающей полное солнечное затмение. А бабушка его, что на этом снимке и есть Гали Николаевна, по поводу которой скорбел мой папа в той телеграмме… Именно она и была подругой дочери барона фон Мекк, о котором я недавно помещала статью в теме "Автомобильная история России"...

     Захотелось мне посмотреть в интернете, нет ли чего-нибудь о моём корреспонденте... И вот под рубрикой "Видные учёные России" обнаружила...
Очень было приятно прочитать!


Куликов Юрий Юрьевич

Доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института прикладной Физики РАН.
Родился 21 февраля 1942 года в г. Горьком. В 1965 г. окончил Горьковский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, специальность – «радиофизика». Кандидатская диссертация «Исследование атмосферных линий озона в диапазонах миллиметровых и субмиллиметровых радиоволн» защищена в 1981 г., научные руководители - А.В. Гапонов-Грехов и А.Г. Кисляков. Докторская диссертация «Пространственно-временная структура озонового слоя Земли по данным микроволновой радиометрии» защищена в 2001 г. Основные направления научной деятельности: физика верхней атмосферы, исследования природы изменчивости озонового слоя Земли. Автор 50 статей, опубликованных в научных журналах.


А в последнем письме (от 16.12.2008) Юрий Юрьевич написал: "Решил послать Вам сведения о нашей семье. По крайней мере, Вы узнаете каким образом семья очутилась в непосредственной близости к Яковлевым."
Это статья помещена в журнале "Красивые лица".

А вчера (12.02.2009) Юрий Юрьевич прислал мне «пояснения по поводу "Готового текста", присланного в прошлый раз.
"Он был опубликован, - пишет Юрий Юрьевич, - в гламурном журнале "Красивые люди" в феврале 2007 года страницы 76-79, Автор статьи Ольга Жищук, название "Маяки Вселенной - Поджио - Жевакины - Куликовы" Журнал жуткий, но что делать? В приложении к письму находится снимок двойного кресла, о котором упоминается в статье.»

Помещу этот снимок в самом конце, ниже статьи. Он мне, как и автору статьи Ольге Жищук, многое говорит об укладе жизни этой, родной для меня, семьи…

Помещаю  журнальную статью полностью:

В переводе с итальянского Поджио значит «холм». Возможно, такая фамилия подчеркивала особенность людей рода Поджио – они всегда выделялись на фоне других. Первое упоминание о Поджио относится к 14 веку. В 17–18 веках были среди них и военные, и дипломаты, и даже Папа Римский. Сегодня потомки Поджио живут в Болгарии, Франции, Италии и России. Есть они и в Нижнем Новгороде. Это семья доктора физико-математических наук Юрия Куликова. Главный фамильный девиз русских Поджио – «Делай что любишь – и тогда войдешь в историю семьи, страны или мира».

Маяки Вселенной

Поджио – Жевакины – Куликовы

Текст: Ольга Жищук


Декабристы

Основателем рода Поджио в нашей стране был Витторио Амадео Поджио. Что же заставило итальянца небогатого «подлекаря» искать счастья на чужом берегу? Он вошёл в историю России как один из основателей и устроителей города Одессы вместе с де Рибасом и Ланжероном. А.В. Суворов постоянно останавливался в доме Поджио проездом через Одессу. Женой Витторио была француженка Магдалина Даде, которая пережила мужа на 30 лет, он умер в 1812 году. У них было два сына – Иосиф (1792 г.р.) и Александр (1798 г.р.).


Оба в разное время служили в лейб-гвардии Преображенском полку, а Иосиф был на Бородинском сражении. Состояли в Южном обществе, были знакомы с Пестелем. Судьба Иосифа нас интересует больше, потому что именно его потомки живут в Нижнем Новгороде.

Поджио Иосиф Викторович
(1792—1848).
Начало 20-х годов XIX века.

 
Поджио Александр Викторович
(1798 — 1873).
Отставной подполковник.



В отличие от брата Иосиф убежденным декабристом не был. В тайное общество он согласился вступить из-за боязни потерять надежду на брак с дочерью сенатора Марией Бороздиной. Иосиф овдовел в 28 лет. У него было 4 детей. Звезда пленительного счастья сияла недолго. Они обвенчались в 1825 году, а в начале 26-го Иосифа арестовали. Мария осталась одна с маленьким сыном и 7 лет хранила верность мужу, ничего о нем не зная. А он находился в Шлиссельбургской крепости. Отец Марии сенатор Бороздин не хотел, чтобы его дочь разделила судьбу каторжанина! Он выдал ее замуж за князя Гагарина, после этого Иосиф Поджио был сослан в Иркутск, где и остался навсегда. Сохранились его фотографии - дагерротипы, которые были изготовлены в 1845 году и посланы дочерям Софье и Наталье с почти одинаковыми надписями по-французски: «Дорогая Соненька, вот черты твоего отца (после 20 лет изгнания и в возрасте 53 лет). 15 июня 1845 г.».


 

Поджио Иосиф Викторович  1845 г.


Неслучайная встреча

В 19 – начале 20 века дети и внуки Поджио жили в Москве, Костроме, Торопце и в Малороссии – Киев, Яновка. Кроме характерных черт лица, смуглой кожи и жизнелюбия они унаследовали от предков еще одну особенность – судьба постоянно сталкивала их с историческими личностями. Так, правнучка Иосифа Поджио Варвара была знакома с Петром Чайковским. Он посвятил ее тётке Наталье Плеской пьесу для фортепьяно «Ната-вальс». Кроме того Варвара Силич была в родственных отношениях с семействами Давыдовых и фон-Мекк. Её дочь – Гали имела хорошие музыкальные способности и окончила гнесинскую школу. Однажды на каникулы Гали приехала в Арзамас. Здесь на катке она встретила Александра Жевакина. Они были очень разные. Гали была очень красива и обладала редким умом. Он же был красив своей добротой и внимательностью.

В их союзе соединились старая дворянская Россия и Россия новая, предпринимательская. Александр был сыном фабриканта Сергея Жевакина (крестьянина из села Выездное), сначала приказчика, а потом и владельца кошмовальной фабрики в Арзамасе. Возможно, Сергей Иванович был хорошо знаком с Николаем Сахаровым (прадедом А.Д. Сахарова), который был протоиереем церкви Смоленской Божьей матери села Выездное. После смерти Сергея Ивановича фабрика досталась Александру, для того чтобы вести дела, он был вынужден оставить учебу в Высшей императорской технической школе - ныне институт им. Баумана. Всю жизнь потом Александр зарабатывал, занимаясь шерстью, не раз выслушивая упреки от своих детей, что так и не получил высшего образования и не смог до конца реализовать себя. В 1917 году история сама вмешалась в их семейные дела. Оказавшись «лишенцами», Жевакины перебрались в Нижний Новгород и поселились на улице Больничной (ныне улица Нестерова). К своим предкам Гали относилась очень трепетно, всю жизнь собирала материалы и статьи о декабристах. Да и не только о них. У нее был неподдельный интерес к людям. Она любила книги, музыку, театр. Ее дочери Ольда и Ирина танцевали в Нижегородском театре оперы и балета, где Гали аккомпанировала в балетных классах. С сыном Сергеем (1916 г.р.) у Гали была какая-то космическая связь. «В Сереже вся моя жизнь, все мое счастье», – писала она в день его трехлетия. В отличие от переменных звезд, которые в последствии изучал астрофизик Сергей Жевакин, свет материнской любви в его жизни не менялся никогда.

Профессор Жевакин

«Жевакин, ты у меня университет не кончишь», – говорил Сергею преподаватель истории ВКП(б). Он был родом из Арзамаса и хорошо знал фабриканта Жевакина. Поэтому с математического отделения физмата Сергей перешел на физическое и познакомился с Александром Александровичем Андроновым – основателем школы теории колебаний. Здесь-то и встретились два человека, которых по праву считают «светилами науки». Это Андронов потом стал его научным руководителем и привлек внимание к проблеме пульсаций переменных звезд, успехи, в изучении которых принесли Жевакину мировую известность. Войну 41–45 годов Сергей прошел от начала и до конца и, как ни парадоксально, называл ее «лучшим временем» своей жизни. Даже на фронте связист Жевакин читал «Квантовую механику» на немецком языке. Один боец, не поверив в то, что это научная книга, сдал ее в «особый отдел» для проверки. После войны Жевакин преподавал в университете и занимался переменными звёздами. Ему было 30 лет. Он изучал цефеиды – звезды-гиганты, в 10 раз превосходящие размеры Солнца. Ученые называют их маяками Вселенной. Ответ на вопрос «Почему, подобно маякам, свет этих звезд меняется?», не смог дать даже крупнейший физик 20-го столетия Артур Эддингтон. Эту задачу решил Сергей Жевакин в 1953 году. Решил с блеском!

Юрий Куликов: В гостиной дома стоял овальный стол. Вся семья любила за ним общаться. Сергей Александрович всегда сидел с нами и даже за обедом писал свои формулы. На вопрос «Не мешает ли ему шум домочадцев?» он отвечал: «Нет, я его не слышу, но мне приятно, что вы здесь». В семье Жевакиных хранилась телеграмма из Ленинграда, адресованная маме – Гали: «Защитил единогласно, доктор Жевакин» (1956).

В 60-е годы западные ученые предложили ему написать книгу о себе, переменных звездах и своем открытии. Но, несмотря на политическую оттепель, проект «заморозили». Для доктора Жевакина это был сильный удар по самолюбию, но страсть к науке от этого не угасла. Уже в преклонном возрасте, за 80 лет, он увлекся исследованием влияния дождей на распространение радиоволн. И до последних дней учил английский язык – носил с собой карточки со словами и фразами и повторял их. Ему нравились такие тренировки памяти.

В быту доктор Жевакин был человеком неприхотливым. Лишнего тратить не любил (все-таки сын фабриканта), но легко давал в долг, особенно на дело. Любил ходить босиком и носить белые брюки. Друзья шутили – «Единственное светлое пятно на всей Свердловке – Сережа в белых брюках». Он отлично плавал, играл в теннис, шахматы. И был страстным рыбаком.

В 1948 году на Волге в деревне Зименки беспартийный Сергей Жевакин познакомился с секретарем райкома комсомола Ниной Оношко. Молодые люди увлеклись друг другом. И хотя судьба на некоторое время развела их, свою любовь они пронесли через всю жизнь и жили вместе 30 лет. Любимому племяннику Юрию (сыну сестры Ольды) доктор Жевакин посоветовал поступать на радиофак. В прошлом году Юрий Юрьевич, сам уже доктор физико-математических наук, издал книгу к 90-летию со дня рождения Сергея Жевакина. Скромное издание (препринт), где на 68 страничках уместились сразу три века истории семьи Поджио – Жевакиных и вся жизнь самого Сергея Александровича. Кроме научных выкладок она богата письмами, воспоминаниями, событиями, где фамильные черты проглядывают сквозь биографии, точно звезды сквозь облака. Кстати, свою любовь Юрий встретил над облаками – на Тянь-Шане, там, где до звезд подать рукой. На высокогорной станции Лена, выпускница кафедры астрономии Казанского университета, изучала звезду по имени Солнце, а Юрий, молодой специалист, командированный из НИРФИ, – озоновый слой Земли.

Елена: Мы поженились в 73 году, и уже тогда, очаровывая меня, он говорил мне о своих родственниках-декабристах.

Юрий: Я, когда увидел ее, я ничего себе не сказал, но понял, что… пропал!

Молодую жену Юрий привез в свое «родовое поместье».

Родовое поместье

При таком словосочетании воображение рисует земли, усадьбы, озера с лебедями, горы фамильного серебра, сундучок с драгоценностями, зарытый в парке, и портреты предков на стенах. Или хотя бы домик у моря. Лучше в Италии. Ан, нет! Своим родовым поместьем Куликовы считают двухэтажный деревянный дом на улице Нестерова (бывшая Больничная
).



В уездном граде (не столичном)
На улице (тогда Больничной)
В семье хоть бедной, но культурной,
Родился мальчик, назван Юрой.

(строки из семейного фотоальбома)

В этот дом в 20-е годы приехали Гали и Александр с детьми (дед и бабушка Юрия Куликова). Кстати, сам дом тоже своего рода памятник. Он был построен первым нижегородским строительным кооперативом «Зодчий». Здесь хранятся и семейные реликвии Куликовых. Это альбом начала 19 века с гравюрой Elise, он принадлежал когда-то первой жене Иосифа Поджио – Елизавете Челищевой. Подставка под трости и «лодка» (два соединенных кресла), словарь Брокгауза и Эфрона – все, что Жевакины привезли из Арзамаса. В этом доме по традиции и сегодня живет несколько поколений. Дети и внуки Куликовых. На печке, что занимает полкухни, художница Анна Рябчевская (жена сына Куликовых – Даниила) иногда сушит свои картины. Они стоят там, прижавшись, и смотрят, как хозяева и гости пьют чай с вареньем.

Аня: Мысль написать портрет Юрия Юрьевича есть у меня давно. Так и вижу его сидящего в красной майке в «лодке» на фоне книг
.

Постскриптум

Как только станет теплее, где-то с апреля, все семья начнет перебираться на террасу. По традиции здесь пьют чай, поют, спорят, отдыхают, принимают гостей. И гостей здесь всегда хватает. Приходить сюда приятно, потому что все в этой семье дышит любовью: к детям, науке, простым радостям, своим корням и истокам. Потому, что любовь служит здесь «маяком вселенной», что ведет, освещает и указывает путь. И о том, что слово «фамилия» итальянского происхождения, в этой семье напоминать не надо. Невольно вспоминаются слова историка Лотмана: «История проходит через Дом человека, через его частную жизнь. Не титулы, ордена или царская милость, а «самостояние человека» превращают его в историческую личность».

*     *     *



Вот она, эта кушетка-лодка.

Жалко только, что не сидят в ней хозяева этого дома - Елена Хусаиновна и Юрий Юрьевич Куликовы...

 

Количество посещений счетчик посещений  + 100 000

«Назад | Вперед »

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS