Людмила Павловна Яковлева

Жена  родного брата моего отца,
жена Владимира Александровича Яковлева.

В 1960 -1982 годах

Ассистент режиссёра,

Директор телевизионных фильмов

Главной редакции кинопроизводства

Нижегородского телевидения.

Ветеран Великой Отечественной войны.

 

«…Полковая молодость моя.»

 

     Её судьба проста и во многом похожа на судьбы тех, кому в первый год войны исполнилось восемнадцать. И вся жизнь, как лоскутное одеяло, что шила её мама, искусная портниха, в довоенном смоленском детстве: там рядом с яркими кусочками крепдешина вполне уживались неброские ситцы и порезанный на ленты дедушкин френч… Отца в тридцать седьмом арестовали. И она, окончив школу с отличием поступала не туда, куда хотела, - в медицинский, а туда, где не спрашивали биографию. Так дочь «врага народа» Люда Козлова оказалась в Горьковском театральном училище. И хотя никогда прежде она не мнила себя актрисой, ей повезло – попала в класс знаменитого уже в то время Бориса Покровского. В понедельник 23 июня 1941 года, этот класс должен был сдавать экзамен по истории театра за третий курс. Но все как один артистичные невоеннообязанные мальчики и девочки, шли тогда в военкомат с одинаковой просьбой: « прошу отправить меня на фронт».

 

Худенькой нескладной недотрогой

Я пришла в окопные края.

И была застенчивой и строгой

Полковая молодость моя.

«В бою бояться некогда»

 

     Третьего декабря бойцы 43-й Латышской дивизии высыпали из вагонов в пятнадцати километрах от позиции. Два дня в пути: пешком, в темноте, мороз был такой, что несколько человек замёрзли насмерть, ещё на подступах к линии фронта. Люда тогда обморозила лицо.

     Но когда впереди колонны чеканили наспех кем-то сочинённую строевую песню, подхватывала со всеми

 
 

Энская гвардейская стрелковая

Латышская стрелковая дивизия идёт

Гитлера злодейская толпа рыжеволосая

Голов не сбережёт!

 

     Первый бой они приняли 5 декабря… Её потом часто спрашивали те, кто знал про войну из учебников истории, было ли ей страшно.

     - Если бы осознанно боялись, мы бы все сошли с ума… В бою бояться некогда. Страх приходил потом, когда стихала горячка боя. Вот тогда аж сердце заходило от пережитого.

     Людмила Павловна и сегодня не любит рассказывать о войне. И хотя убеждена, что война – самая яркая страница её жизни, что война не только отняла у неё юных подруг, друзей, но и много дала ей, тогда ещё совсем несмышлёной девочке. Она стала спать спокойно когда война перестала ей сниться. Но произошло это совсем недавно, несколько лет тому назад. А тогда октября 1941 года, санитарка Козлова под разрывами снарядов, выбиваясь из сил, волокла по снегу плащ-палатку с тяжелораненым командиром роты Гришей Кирилловым. Молоденький лейтенант был без сознания, и она очень боялась, что он умрёт. Хотя и тут и там повсюду на снегу лежали трупы тех, кто накануне шагал вместе с ней в одной колонне. И снег был не белым, каким ему полагается быть в начале зимы, а красно-чёрным. От крови в шинелей , распластанных намертво на поле боя.

 

Фронтовики надели ордена…

Участники Великой Отечественной войны – режиссёр Владимир ДегтярёвЭ

Директор по производству фильмов Людмила Яковлева,

Кинооператор Олег Ярчевский. 1985 год.

 

     Гриша Кириллов выжил. И вернувшись из госпиталя вскоре стал командиром того батальона, с которым она, Люда Козлова, прошла почти всю войну. Душевный был человек, искренний. И боец лихой. Воевал храбро. До капитана дослужился. Громких слов не говорил, но зная, кому обязан жизнью, всегда относился к своей спасительнице особенно бережно.

     Убили комбата в самом конце войны, когда до Победы оставалось несколько недель.

  

Четверть роты уже скосило…

Распростёртая на снегу,

Плачет девочка от бессилья,

Задыхается: «Не могу!»

Тяжеленный попался малый

Сил тащить его больше нет…

Санитарочке той усталой

Восемнадцать сравнялось лет.

Санинструктор Лёшка.

     Худенькая, короико стриженная, небольшого росточка – всего-то метр пятьдесят шесть, в мужских ватных штанах и в солдатской гимнастёрке, она больше походила на пацана, чем на девушку. Оттого и звали бойцы её Лёшкой. Странно, но и спустя годы, уже в мирное время, когда она играла на сцене чеховских героинь, в театре её тоже звали Лёшкой. Людмилой Павловной она станет позже, когда выйдет замуж за известного в Горьком архитектора Владимира Александровича Яковлева, когда уже сын Митя подрастёт, когда на Горьковском телевидении, где она проработает двадцать лет, ежегодно 9 мая будут вручать ветеранам гвоздики…

 

Это сегодняшний снимок Людмилы Павловны. Ей 87 лет.  

Снимок после встречи на  Нижегородском ТВ

по поводу празднования Дня Победы 9 мая 2009 года.

 

     … До нового 1944 года оставалось меньше суток. По этому поводу Лёшка затеяла блины. Железная бочка из-под бензина служила печкой. И покуда всё выше становилась стопка аппетитно пахнущих блинов, в палатке собирались бойцы. Неожиданно, когда уже расселись вокруг стола и разлили по кружкам сэкономленную для этого дня водку – фронтовые «сто грамм» тогда полагались каждому, - к нам в палатку привели пленного немца. Пусть, говорят, у вас пока посидит, мы за ним конвой пришлём. Скорее для порядка, чем из соображений безопасности. Связали ему ноги солдатским ремнём. И вот сидит он, не бледный даже, прямо-таки позеленевший от страха, немецкий солдат. Трясётся, как осиновый лист и затравленно озирается по сторонам. Лёшка тогда с удивлением подумала, что в бою под пулями, он был врагом, а здесь в палатке, когда наши по всем фронтам уже идут в наступление и в окопах поговаривают, что войне скоро конец, беспомощный фриц вызывал больше жалости, чем ненависти. Помнится, она первой протянула ему свёрнутый в трубочку блин. Ребята оживились, кто-то даже плеснул ему немного водки в алюминиевую кружку – тоже ведь человек! И Лёщка во все глаза таращилась на «завоевателя». Пока он судорожно жевал этот блин: трястись не перестал. Но по щекам его теперь ручьём текли слёзы.

     Война учила её не только жестокости.

     Однажды, когда Лёшка уже была санинструктором в санитарном взводе, раненных отправляли в тыл. И вдруг она увидела среди них ещё одного пленного немца, укрытого меховым одеялом. Надо сказать, что такие одеяла, из цигейки, полагались исключительно тяжелораненым. Но ведь нашим, а не вражьим!

- Что вы делаете? – гневно возмутилась она.

-Лёш, он же тяжелораненый, враз осадил её комвзвода. И укоризненно покачал головой:

-Ну как тебе не стыдно, Леш?

По горячему пеплу путь.

     Войну Лёшка заканчивала уже демобилизованной актрисой прифронтового театра под Бухарестом. Сказались две контузии и, как следствие, ишемия сердца и развивающийся атеросклероз. К тому же полковой врач поставил ей диагноз «полное нервное истощение». Теперь она играла классику на некрашеных подмостках для тех, кто в недолгие часы отдыха потихоньку приобщался к мирной жизни.

(Часть 1 "И это всё о нас".  Людмила Яковлева)

 

Людмила Павловна в кругу семьи. Сын Дмитрий (в очках, с усами)

Внуки: Александр, Екатерина и правнуки.



Количество посещений счетчик посещений с 22.07.2010

Людмила Павловна Яковлева

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS