От моих сибиряков


Всё началось с этой фотографии


      Я не знала, кто изображён на ней. Понимала, что снималась семья эта  в Томске. Тот же антураж, что на фото доктора Зимина с дочерью (в статье "Мои сибирские предки").     Может быть это Павловы?- думала я. Были, кажется, такие друзья у Дьяковых... От них сохранилось у бабушки множество открыток, которые я привезла недавно из Питера.
     Поместила я (а было это в начале марта 2012 года) эту фотографию на трёх сайтах, на ВГД (Всероссийское Генеалогическое Древо), СВРТ (Союз Возрождения Родословных Традиций) и EtoRetro. И написала там:
"Немало открыток сохранилось адресованных моим бабушке и дедушке от Павловых. Так хотелось бы связаться с их потомками!... Вдруг, да увидят эту фотографию!?!"
     
     Сбылись мои надежды. В феврале 2013-го фотографию увидела в интернете  молоденькая женщина, как я теперь знаю, мать троих девчушек, которую зовут Светланой. Она - жена правнука старшей девочки на этом снимке. Написала, что в их доме сохранилась такая же фотография. И, главное, она сообщила мне, что на фото не друзья моих предков, а родственники.

     "Вот потомки и увидели эту фотографию... написала Света...
Только хочу  открыть Вам секрет, на этой фотографии и ваши родственники (iii), т.к. Анна Ивановна в девичестве была Анна Ивановна Дьякова."
     
     Так я узнала, что старшая дама на снимке -  родная сестра моего дедушки Иннокентия Ивановича Дьякова, расстрелянного  сталинским режимом в конце 30-х годов ХХ века. 
     Завязалась у меня со Светланой переписка. Оказалось, что поддерживается связь у их семьи, живущей в Томске с сыном младшей девочки на снимке, сыном Александры Владимировны Павловой - Константином Борисовичем Куренщиковым, живущим в Хабаровске.  Я ещё напишу о каждом из них. Ведь и в том, и в другом доме бережно сохранялась память о предках и сберегались фотографии и документы. И теперь я публикую и то, что узнала от вновь найденных родственников, и то что удалось найти самостоятельно.  Светлана сразу прислала мне фотографию, где старшая дочь Анны Ивановны  Татьяна Владимировна снята со своим мужем. Чудное лицо у неё...  с правильными чертами, большими выразительными глазами...  и такая опять не счастливая судьба и короткая жизнь... У обоих...
         Ну а дальше попробую рассказать об известных мне теперь самых глубоких моих предках,  прадедушках, прабабушках и прочих прапрапрапрапра...  со стороны  моей мамы. 

    Информацию о сельском дьячке Василии Чикинёве, удалось мне найти на сайте ВГД  в справке  о его сыне :

      "Чикинев Александр Енисейского ведомства Яланского села умершего дьячка Василия Чикинева сын."
    
      Этот-то дьячок Василий Чикинев и есть мой прапрапрадедушка.  Это я узнала давно, года три назад. А на днях (06.08.2016) в Гостевой моего сайта появилась дама, Марина Леонидовна Пигарева, предок которой, Дмитрий Евтихиев, в середине XIX века служил священником вместе с моими предком протоиереем Александром Сретенским (Чикинёвым в детстве). А помогает Марине Викторовне опытный генеалог Ольга Викторовна Копыцкая (в Сибири издаётся альманах "Енисейский родовед", где она сотрудничает. Альманах, к сожалению, издаётся только в бумажном варианте, в интернете его нет). Они и поделились со мною массой интересной для меня информации.  Спасибо Вам, дорогие дамы!

     Теперь я знаю, что отец Василия - Леонтий Егорович Чикинёв священник Яланской Сретенской церкви Енисейского духовного правления (в селе Яланском Енисейской губернии). Жена его Параскева Стефанова ур. Замятнина (ныне говорят Прасковья Степановна) тоже из потомственного рода священнослужителей. Её отец Стефан Васильев Замятнин пономарём был в церкви, где священником служил отец её мужа Георгий Чикинёв, отец Леонтия. А вот  отец Стефана  Василий Замятнин тоже священник. В те времена в должностях дьячков и пономарей, по традиции, служили дети священника.

     Не могу не рассказать здесь, что в альманахе "Енисейский родослов",   появилась интересная статья "Семинаристские фамилии" (прислала мне Ольга Викторовна Копыцкая, один из её авторов), с глубоким анализом системы образования фамилий в духовной среде, а, следовательно, и вообще логики образования русских фамилий.     Там много интересного.
     Я, например, не знала, что "установившаяся с начала XVIII века  практика передачи священнических должностей только по наследству старшему сыну была узаконена Павлом I. Остальным сыновьям с духовным образованием приходилось довольствоваться должностью дьякона в приходе своего отца или становиться церковнослужителями. При Александре II было отменено право наследования священнических должностей. Однако, на практике традиция замещения этих должностей по наследству продолжала сохраняться."

     С благодарностью публикую новую для себя информацию о моих предках.



 Справа копия  документа 1750 года из Тобольского архива Ф.И 156, оп.1, д.892. Это выдержка  с вопросами и ответами священников (в частном случае о. Георгия Чикинёва) в Енисейскую провинциальную канцелярию  о наличии у них каких-то церковных книг. Перекрёстной проверкой теперь доказано, что упомянутый в документе священник Георгий Дмитриев это и есть мой предок Георгий Дмитриевич Чикинёв. В документе две половины, слева вопрос, справа ответ. 
     А текст можно, хотя бы частично, перевести на современный язык так: 
"Вопросы Енисейского ведомства Малокецкой церкви священнику Георгию Дмитриеву... " 
     Дальше, наверное, не важно.  Зато теперь я знаю, что в середине XVIII века служил мой предок священником Малокецкой церкви Енисейского духовного ведомства.

     Следующая выдержка 1755 года.  На ней чудесным почерком автограф моего прапрапрапрапрапрадеда (шесто пра...). А прочитать можно так: " Ея Императорского Величества  Указ Священник Георгий Чикинёв слыша во исполнение оного Подписуюсь своеручно"...   Красиво то как!
 

   Слева выдержка из штатного расписания Енисейского ведомства 
Тобольской духовной консистории на 1769 год.

Из неё следует, что в  Троицкой церкви Малокецкого села служат отец и сын Чикинёвы. Больше нет никого, даже пономаря. Значит церковь маленькая, как и село, вероятно. 
Священник      Георгий Дмитриев сын Чикинёв  47 лет
Дьячек              Леонтий Георгиев сын Чикинёв   21 год

На основании этих данных можно было вычислить год рождения отца и сына - Георгий родился в 1722 году, а Леонтий  в 1748, когда его отцу было 26 лет.
 Похоже, что больше 20 лет служил священником о. Георгий в Троицкой церкви села Малокецкого. А вот сын  его Леонтий священником стал служить в Сретенской церкви села Яланское. 
                       
 Ревизская сказка   Церковно- и священнослужителей  1782 года.
Тобольский архив, Ф.И-156, оп.3, дело 2583, файл 210

Выкопировка сделана только на священников Яланской Сретенской церкви Енисейского духовного правления 
(Адрес:  Енисейский уезд, с. Яланское).
Священник Леонтий Егоров Чикинёв 34 лет (значит родился он около 1748 г.).
У него жена Параскева Степанова 32 лет взята была   Градо Енисейской Христорождественской церкви убывшего священника Стефана Замятнина.
У них дети родившиеся после ревизии
Василей    - полугода
Параскева - 2 года
У него мать вдова бывшего священника Егора Чикинева жена Марина Филиппова, взята была Новоселовского прихода священника  Филиппа Логинова - 55 лет.


Это (справа) на 27 марта 1790 года  Исповедные ведомости или, как раньше называли, духовные росписи    по Яланской Сретенской церкви. (в настоящее время село Яланское, а раньше писалось по-разному, Еланское, например, а еще раньше село называли по имени церкви - Сретенское).  Вот отсюда-то, вероятно, и пошла идея у моего прапрадеда  взять фамилию Сретенский вместо бывшей - Чикинёв...

Итак, документ из Красноярского архива.

ГАКК, Ф. 909, оп.1, дело 5, изображение71.

Еланская волость, в селе Еланском домов и жительствующих в них семейств:

священник Леонтей Егоров Чикинев - 43

Жена его Параскева Стефанова  41 года

Дети их - Василей - 9 лет

 Параскева - 11 лет

 Агриппина - 5 лет

Мать его вдова поповская жена Марина Филиппова - 62 лет


В Исповедной ведомости 1800 г. по той же Яланской Сретенской церкви.(оригинальная копия слишком не чёткая для публикации)

ГАКК, Фонд 239, опись1, дело 5, изображение 1 (из листов 454-475).

Священник указан совсем другой, а в должности пономаря Василий Леонтьев Чикинев , холост, 18 лет. Там же сестра его, девица Прасковья Леонтьева 20 лет. Родителей (Леонтея и Параскевы Чикинёвых) в этой церкви мы уже не видим. Пока непонятно, умерли?  или переведены в другое место?   Ольга Викторовна пишет, что "для 1800-х годов нетипично было переводить священников, это началось чуть позже и повсеместно. " Младшей дочери Леонтея - Агриппины тоже нет... Умерла, наверное. В те времена детская смертность, особенно на селе, очень высокая была.


Можно предположить, что пономарь Василий Чикинев дослужился до дьячка, женился, и у него пошли дети.

в том числе родился сын Александр, мой прапрадед, где-то в 1810 году.

Сам Василий - 1782 года рождения, в ревизской сказке 1782-го ему - полгода. 

В 1800 - 18 лет. Кстати, Ольга Викторовна пишет, что "почему-то в исповедках 1790 указано Василею 11 лет, а не 12, но ведь на исповедь ходили ДО ПАСХИ, т.е. в марте...  можно предположить, что месяц рождения Василея позже марта-апреля." А вот умер Василий очень рано, похоже, и 38 лет ему не исполнилось. Узнать бы почему... Так рано...


     Александр, "сын умершего дьячка Василия Чикинёва" в 1820 году поступил в 1 класс Енисейского приходского духовного училища. Ольга Викторовна прислала ссылку на оцифрованные статьи об истории этого училища. Очень интересно! А прапрадед мой был в первом наборе учеников. В списке 1820 г. Александр Чикинёв под вторым номером.  "Ещё во время обучения он получил фамилию Сретенский." Теперь понятно, почему именно такую фамилию он получил... Видимо крестили маленького Александра в Сретенской церкви села Яланское. Там прошло детство, самая счастливая пора у большинства людей.
     Ну а потом Александр Сретенский "окончил курс Иркутской семинарии в 1832 г ."

Это (ниже) духовная семинария в Иркутске, в которой учился мой прапрадедушка. Здание сохранилось до наших дней.


После окончания семинарии Александр  был отправлен работать учителем, а потом и  инспектором Енисейского духовного училища.

Удалось мне узнать что после Иркутской духовной семинарии, после преподавательской работы Александр поступил, а потом и закончил  Санкт-Петербургскую  духовную академию. Выпуск 1843 года  (Курс XV , со степенью кандидата, под №43. значится Сретенский Александр)

И потом  он получил назначение в город Ачинск и до глубокой старости служил вначале священником, а потом протоиереем собора Живоначальной Троицы, в просторечии Троицкого собора.

В 1863 году он упомянут настоятелем.

Портрет отца Александра протоиерея Троицкого собора
(сохранила А.И.Павлова (ур.Дьякова), внучка протоиерея)

 Ревизская сказка от 15 ноября 1850 года на служителей Ачинского Троицкого Собора.

(на левом развороте мужчины, на правом женская половина семьи).

Расшифрую коротко:

Александр Васильевич Сретенский - 40 лет
Протоиерея Александра Сретенского сын Сергiй - 8 лет 

Протоиерея Александра Сретенского жена Анна Димитриева - 36 лет,

Его же дочь Александра - 11 лет

Под номером 1 идет протоиерей Александр Васильевич Сретенский и его домашние. 

Далее (отрезано) под номером 2 священник Дмитрий Иоаннович Евтихиев и его домашние.  Это предки той дамы, что написала мне в Гостевой. (Возраст у всех, естественно, на 1850 год).

Копия взята из дела Красноярского архива ГАКК, Ф.


С большим удовольствием помещаю здесь (ниже) копии метрик - Свидетельств о рождении и крещении детей Евтихиевых, Александра (в сентябре 1849 г.) и Марии (в апреле 1856 г.). Их не только крестил, но и был восприемником протоиерей Александр Васильевич Сретенский. Стоит обратить внимание на очень приметную и чёткую личную подпись моего прапрадедушки, с которым, видимо, были очень близкие и добрые отношения у семьи священника Дмитрия Евтихиева. Ведь восприемник - крёстный отец новорожденных.

Протоиерей Сретенский  указан в списке гласных, избранных в городскую думу г.Ачинска в 1875 . Период полномочий (теоретически)  1875-1879 гг.  (Источник: Енисейские губернские ведомости 12.04.1875, С.2. ).  Не могу  не сказать здесь  СПАСИБО Александру Николаевичу Тимофееву, который нашёл мне эту последнюю и ещё немало информации.


     Несколько слов об Ачинске, этом провинциальном городке Восточной Сибири, где жили мои предки:
"Ачинск расположен в 160 км к западу от Красноярска, на отрогах хребта Агра, на правом берегу реки Чулыма (приток Оби)  и речек Ачинки и Текметки при пересечении их с Транссибирской магистралью." (Википедия)    Ачинск — город Енисейской губ.


Градо-Ачинская Троицкая соборная церковь, где протоиереем служил мой предок отец Александр - первое в городе каменное здание. (на этой открытке - на самом горизонте). В конце XIX века это уже собор и стоял он на пересечении переулка Иннокентьевского (ныне ул. Дзержинского) и Родионовской – позднее Троицкой, (ныне Партизанской улицы).  В отчёте «О церкви Градо - Ачинской Троицкой Соборной» за  1855  год сказано, что она «зданием каменная, одноэтажная, с колокольнею. Престолов в ней два: в холодном приделе – во Имя Живоначальныя Троицы, в приделе тёплом – во имя Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского».»

 Долгие годы Троицкий  собор украшал город.


Троицкий собор к концу XIX века был уже трёхпрестольный: главный храм в честь святой Троицы, правый придел во имя Святого Николая,  левый - во имя Святого Иннокентия Иркутского. Левый придел построен при моём предке отце Александре в 1876 году.

Интересно, что дедушка мой назван Иннокентием... а родился он в 1871 году... и крещён иконой Св. Иннокентия Иркутского. Сохранилась у меня эта икона, но не спасла она дедушку от страшной кончины. 

Ниже ещё одна фотография-открытка - Троицкий собор до 1917 года. Колоритный базар с этой стороны храма... Хороший снимок.

      До сих пор в народе жива память, что колокола этого храма обладали чудесным звоном. Голос главного колокола, весом 800 килограммов, был слышен даже в очень далёком селе Преображенском. В 1929 году власти пытались сбросить колокола собора, но прихожане не дали: люди густо устлали землю своими телами, заняв всё пространство внутри церковной ограды. Горько писать об этом, но вначале 1932 года Троицкий собор был взорван. Из блоков и кирпичей собора была построена городская баня на месте, где стояла первая церковь Ачинска - Никольская. В Ачинском благочинии сохранилась память, что когда рушили Троицкий собор "«Каташа», помогавший сбрасывать колокола с Троицкого собора, презираемый народом, совсем тронулся умом. Он постоянно ходил с мешком за плечами, набирал храмовых кирпичей и носил их по городу, выкрикивая: «Камни святые! Я святотатец!» Где-то спрятав эти кирпичи, он шел за новыми... Каташа умер в начале шестидесятых годов."

     Сейчас на месте Троицкого собора установлен Поклонный крест. Недавно один из моих виртуальных друзей побывал в г. Ачинск и сфотографировал этот крест.

    

А дом с голубыми ставнями - бывший дом церковного причта. Вероятно, именно в нём и жили Сретенские... там родилась моя прабабушка... Александра Александровна Дьякова (урождённая Сретенская).

Ну а в начале ХХ века "Приписных церквей за причтом Троицкого собора  две: кладбищенская Крестовоздвиженская и тюремная Михаило – Архангельская. В д. Курбатовой имеется часовня.

Библиотека соборная состоит тз 498 томов. Церковная школа имеетря в д. Игинке, учащихся 25 человек. Кроме того, в приходе пять одноклассных министерских школ, 8ми-классная женская гимназия и 4х-классное городское училище.

Ачинская женская гимназия.

Вероятно, в ней училась моя прабабушка...

Причт собора состоит из протоиерея, священника, диакона и двух псаломщиков. Казённого жалованья причту не положено. Кружечных доходов за 1914 г. получено 3886 р. 90 к. Причтовых домов три; состояние их удовлетворительное. Церковнаго капитала 2600 р. Земли при соборе нет. Населения в приходе 1557 д. м. п. 1409 д. ж. п., в том числе инославных 398 д. м. п. и 224 д. ж. п.»" (Краткое описание приходов Енисейской Епархии, 1916 год)

Ну, а "по штату причта в соборе Троицком в конце XIX века  служили протоиерей, два священника, диакон и четыре причетника. С освящением и началом службы в ведение Троицкого собора были переданы книги метрических записей о рождении, венчании и смерти ведущиеся с 1800 года и исповедные росписи, которые начаты в 1795 году."(Геннадий Лопаткин. Летопись града Ачинска)

Копия такой метрической записи сохранилась у моих родных в Хабаровске. Из неё следует, что протоиерей отец Александр окрестил (в 1878 году) свою внучку Анну, ту самую, что сохранила портрет своего дедушки, дочь дочери отца Александра, Александры Александровны Сретенской (моей прабабушки) и моего прадеда Ивана Степановича Дьякова. А восприемниками записан сам "Ачинскаго Троицкаго собора протоиерей Александръ Сретенский" и жена его сына, "села Никольскаго  священническая жена  Анна Иоанна Сретенская".  

С удовольствием предоставляю эту копию 1912 года Вашему вниманию целиком:



    
     Девичью фамилию жены протоиерея время не сохранило. А звали её Анна Дмитриевна... Детей в семье было двое - Александра Александровна, в замужестве Дьякова (ур.Сретенская), моя прабабушка,  её Вы видите слева, и её брат Сергiй - Сергей Александрович Сретенский (жена его Анна Иоанновна  восприемницей была новорожденной Анны Ивановны Дьяковой, сестры моего дедушки Иннокентия Ивановича (по метрике выше)). Их портретов у меня, к сожалению, нет. 
Дьяков Иван Степанович, мой прадед, муж Александры Александровны Сретенской  (1830–1883)  в 1860-х годах  купец 3 гильдии, директор отделения комитета попечительского  совета о тюрьмах,  вёл торговую деятельность в Мариинске и  Ачинске (информация в первом томе (вторая часть) "Краткой энциклопедии по истории купечества и коммерции Сибири" (Новосибирск, 1994) на стр. 141). Видимо, торговая деятельность шла у прадеда моего не слишком успешно.  В 1878 г. Дьяков И.С. письмоводитель VII Акцизного управления  Восточной Сибири  (из Метрического свидетельства, что выше, о рождении и крещении его дочери  Анны )
Не могу здесь не рассказать о братьях Ивана Степановича, о которых я узнала из той же энциклопедии, страничку из которой прислал мне Пётр Петрович Лизогуб.

Дьяков Константин Степанович (р. 1828) Купец 2 гильдии, в октябре 1849 г. объявил капитал по 2 гильдии  г. Канска.  В 1862 г. получил свидетельство на золотой промысел в Алтайском округе." в конце 1864 г. перечислен из купцов 1 гильдии г. Мариинска Томской губ во 2 гильдию  г. Енисейска. Через несколько недель, очевидно под давлением Городской Думы, перешёл в 1 гильдию. В Енисейске вместе с семьёй Константина жила семья  третьего брата –

Дьяков Николай Степанович (р. 1826) Купец 2 гильдии, директор в окружном отделении комитета попечительского  совета о тюрьмах, вёл торговую деятельность в Мариинске (1863 г.). Его жена - Лидия Антоновна, их дети: Степан, Николай, Константин, Алексей (инф. из Ревеля в письме И.И.Дьякову в СПб университет), Александр. (ГАКК Ф.160 Оп.1  Д.292 (Эту информацию прислал мне Александр Николаевич Тимофеев, спасибо ему. Вероятно, в семье были и девочки. Подозреваю, что Мария Николаевна Андреева, от которой сохранилось немало открыток, адресованных Александре Александровне (моей прабабушке), дочь Николая Степановича Дьякова. Напимер:

 

     Муж Марии Николаевны Владимир Викторович Андреев,  по некоторым данным ("Памятная книжка Енисейской губернии" за 1915 год),  жил в СПб и являлся одним из директоров правления Общества Ачинско-Минусинской железной дороги и был действительным статским советником. Он много ездил. Сохранились открытки из Красноярска, Минусинска, Ачинска, Санкт-Петербурга, Томска и других российских городов. Из текста открыток следует, что был у них сын Владимир.

     Из  книги «Енисейское купечество в лицах» Новосибирск 2012 г. ( авторы Г.Ф. Быконя, Е.В. Комлева и А.И. Погребняк), страничку из которой прислал мне А.Н. Тимофеев, узнала я о родителях моего прадеда - 

 Дьяков Степан  Иванович – мой прапрадед  (ум. 05.09.1849). В декабре 1848 вошёл во 2 гильдию канского купечества из купцов 3 гильдии г. Кирсанова Тамбовской губ. и жена его  Александра Дмитриевна  (ум. 1848). Там же полный список их родившихся детей: Василий 1820 г, Николай 1826 г., Константин 1828 г.,  Иван 1830 г., Екатерина 1832 г., Дмитрий 1834 г. , Анна 1836 г.,  Олимпиада (Алимпиада) 1841 г., Александра 1843 г..

            ( ГАКК Ф.160  Оп.3  Д.492)

      

      Но,  вернёмся к другому моему прапрадеду, Сретенскому.

Вот что написала Ольга Викторовна Копыцкая (серьёзный родовед, глава альманаха "Енисейский родослов".

"С 1832 г. в Троицкий Собор г. Ачинска прибыл служить А. Сретенский. И, похоже, много для него сделал. До 1832 г., смотрю описи из ГАККа, со служителями этой церкви было много недоразумений.

1830-1832 гг - Дело по обвинению священнослужителей Ачинской Троицкой церкви в должностных преступлениях.

1834-1837гг - Дело о лишении духовного звания дьякона Ачинской Троицкой церкви Алексея Фомина за пьянство. 

1835 год  - Дело о неблагопристойном поведении священника Ачинского Троицкого Собора - Марка Мезенцева. 

Дела я эти не смотрела, достаточно заголовков.

В 1832 г. А. Сретенский был молодым священником, потом годы разборок со старыми служителями. Затем А.Сретенский становится протоиереем и Собор впоследствии именуется Градо-Ачинским. Т.е. главным в городе. В этот период и попадает служить Д.И. Евтихиев, обстановка в церкви, я предполагаю, уже иная. И, возможно, Д.И. повезло...  от наставника многое зависит в самом начале службы."


 Похоже, крут был нравом протоиерей отец Александр... Никто не смел ему перечить. Следует это ещё и из биографии его сына, тоже священника и известного в те времена сибирского писателя. Сегодня его имя я много раз встречала в литературоведческих диссертациях и статьях сибиряков. Запомнилось, что его считают (по манере письма) близким к Помяловскому .

 Сретенский, Сергей Александрович (сын протоиерея Александра Сретенского) 

(большая биографическая энциклопедия)  

  — священник, один из ярких представителей сибирской интеллигенции 60-х гг., писатель, по преимуществу провинциальный, ум. 20 января 1880 г. Сын протоиерея Ачинского Троицкого собора, С., по воле отца, также должен был готовиться к священническому званию, для чего на 11-м году был отдан в Томскую духовную семинарию. Уже здесь в нем начинает просыпаться литературный талант, который, однако, благодаря неуверенности С. в собственных силах и полному отсутствию всякой поддержки со стороны, развивается лишь весьма медленно. "На семинарской скамье, — вспоминал С. позже, — я написал "Бурсака" (повесть) и ревниво хранил его даже от товарищей... Мечтал, не спал, стопы бумаги исписал, но все мое писание казалось мне так глупо, что не захотелось быть посмешищем для людей... Что если бы для меня в то время нашлась поддержка? Может быть, с семинарской скамьи пришлось бы стать в ряды писателей"... 

Томская духовная семинария

      Окончив семинарский курс и оставшись преподавателем при Томском духовном училище, С. примкнул к "Искре", доставляя небольшой материал для ее знаменитой "Хроники прогресса". Вскоре редакция журнала поручила ему ведение целого отдела, "Сказки русской Шехерезады". Это заманчивое предложение пришло к С., однако, слишком поздно: в 1863 г., по настоянию отца, он принял священство и был назначен настоятелем церкви в с. Николаевском, Ачинского округа. К священству у С. не было ни призвания, ни склонности, и не мудрено, что чувствовал он себя в этом звании всю жизнь чрезвычайно тяжело; ненормальное положение его еще более обострялось страшно глухой средой, в которую он попал. 
     "Куда бежать? — восклицал С. с отчаянием в одном из писем. — Я связан и семинарским воспитанием, и отцовским деспотизмом, приневолившим меня надеть рясу, и брачным союзом, и тем подножным кормом, который дает мне возможность по крайней мере нe умереть с голоду. Связан я, наконец, и законом, который как бы боится дозволить попу вступить на светский путь"... Это тяжелое настроение С., — интеллигента-шестидесятника, принужденного вкладывать свои силы в деятельность, к которой он не питал никакой склонности, очутившегося среди беспросветной глуши — и отразилось в его "Заметках сельского священника", в которых наряду с изображением чувствований и страданий автора талантливыми штрихами очерчены также картины бытовых сторон захолустного уголка Сибири. Литературная деятельность С. сосредоточивалась, главным образом, в газете "Сибирь", постоянным сотрудником которой он состоял с самого ее основания. 
    Помимо мелких корреспонденций и заметок, которыми он неистощимо снабжал редакцию, о разных, требовавших гласности, случаях в жизни Ачинского округа, помещал он на страницах газеты и серьезные статьи, обращавшие на себя внимание и столичной печати; таковы, напр., его очерки: "На мосты и дороги", "Золотая лихорадка", "Своим судом", "Экономический быт крестьян в Ачинском округе" и др. Сотрудничал С. и в специальных духовных журналах — "Современности" и в "Наставлений для сельских пастырей"; в последнем помещены, между прочим, его упомянутые "Записки".
    Многие из произведений С. остались ненапечатанными, отчасти из-за цензурных условий, отчасти же оттого, что после его смерти погибли в руках местного исправника.      Погибло, кажется, и лучшее из них, — глубоко обдуманная повесть С. "Сибирские мученики", фабула которой, впрочем, известна. Несколько крестьянских семей, тихо и мирно живших в глухой сибирской деревушке, смущены хвастливыми рассказами вернувшегося с приисков односельчанина о баснословной легкости наживы и обогащения приисковым трудом. Увлеченные блестящей перспективой и доверившиеся сказкам, крестьяне отрываются от кормилицы-земли и идут в добровольную каторгу. Попутно автор обрисовывает и промысловый быт, и приискового рабочего, обогащающего золотопромышленника, и артистическое кулачество последнего, и произвол местной администрации. Заключение — понятно: герои-"мученики" гибнут, их семьи разоряются. В этой тенденциозности финала повести сказался весь С., — с его идеологией и укладом мысли народничества второй половины прошлого века. 
     Музыкант, живописец, поэт, человек вообще богато одаренный, с значительным запасом научных знаний, с тонким эстетическим чутьем, С. горячо любил русского крестьянина, особенно же сибиряка, и в своей литературной деятельности не щадил мрачных красок для характеристики тех элементов населения, гнет которых так или иначе отражался на крестьянине. Литературный талант С. по своему характеру напоминает творчество Помяловского; если же оставленные С. следы и не велики, то объясняется это исключительно тяжелыми условиями среды, в которую он попал, его слабоволием, не позволившим ему вырваться из нее, и полным отсутствием в сибирско-провинциальной глуши кого бы то ни было, кто мог бы благотворно влиять на С. В атмосфере столичной жизни талант его, вероятно, развился бы значительно полнее.

"Священ. С. А. Сретенский", некролог Евг. Ф — а (Флорианова), "Сибирь", 1880 г., № 9. — Молодой Сибиряк, "Гибнущие силы; 
Свящ. С. А. Сретенский", "Восточное Обозрение", 1882 г., № 13. — "Интеллигенция далеких окраин", "Неделя", 1882 г. № 24.

А. Зарин.

     А вот 31 марта этого, 2014 года получила я ответ на свой запрос из отдела краеведческой информации Красноярской научной библиотеки: "Информация о Сергее Александровиче есть в справочных изданиях самых разных лет... Однако все они основываются на статье, которая была опубликована в Русском биографическом словаре (1909г.) Высылаю вам скан из репринтного издания этого словаря. В списке литературы есть ссылка на статью из газеты "Восточное Обозрение" 1882г. - "Гибнущие силы", ее я вам тоже высылаю. Отдельных изданий (книг) Сретенского у нас нет (я поняла, их вообще нет). Многие свои очерки он печатал на страницах газеты "Сибирь". В нашей библиотеке есть эта газета с 1875 года (до 1917, но с некоторыми пропусками). Если вы заинтересованы в поиске именно публикаций самого Сергея Александровича, газеты нужно просматривать de visu и делать это я предлагаю вам самостоятельно!"
     Спасибо Вам, Ксения Юрьевна! Вы доставили мне большую радость. Теперь то, что Вы прислали может прочесть любой.
     На следующий день Ксения Юрьевна прислала мне глубокий и страшный рассказ Сергея Сретенского "Своим судом" из серии "Очерки сибирских нравов" и написала "Я поняла, что мое предложение о самостоятельном просмотре литературы трудновыполнимо и решила сама взглянуть (ради интереса) в газету "Сибирь". Надо сказать, что найти работы Сретенского там будет очень непросто. Почти все статьи подписывались раньше либо инициалами автора, либо просто "Сибиряк", "Коренной сибиряк", "Добродушный сибиряк" или еще оригинальней "Это я". За одним из них мог скрываться интересующий нас автор (а может даже не под одним). Среди прочих, неоднократно мне встречалась подпись "С. С-ский". Я почему-то подумала, что это тот самый... Высылаю вам скан одного из рассказов (для примера), другие сделать не получится - у нас газеты не очень удачно переплетены + не в очень хорошем состоянии, но заметки этого автора есть! Еще предлагаю вам самой посмотреть "Сибирь" за 1878 год на сайте иркутской библиотеки - "Хроники Приангарья"" 
Прислала Ксения Юрьевна и ссылочку на другую библиотеку, где могут быть произведения брата моей прабабушки... Я уже нашла там ...
Спасибо! Большое Вам СПАСИБО!
И вот ещё... источник: "Мир словарей"   (повтор того, что уже есть здесь). 
     Ну и наконец... "20 января в шесть часов утра скончался в селе Николаевском Ачинского округа священник С. А. Сретенский. Покойный с основания газеты "Сибирь" был её сотрудником. Помимо местных корреспонденций многие его статьи обращали на себя внимание петербургской печати (таковы, например, "Мосты и дороги", "Золотая лихорадка", "Своим судом", "Экономический быт в Ачинском округе" и др.).
     Кроме того, он участвовал в органах духовной литературы: "Современности" и "Наставлении для сельских пастырей". В последнем журнале за 1878 год его "Записки сельского священника" представляют описание тяжёлой жизни русского священника в деревенской глуши.

     Биографические сведения: сын ачинского соборного протоиерея, Сергей Александрович окончил курс в Томской семинарии, три года был преподавателем в Томском духовном училище, а в 1863 году по желанию родителей посвятил себя службе церкви.

Музыкант, живописец, поэт, человек с запасом научных знаний и эстетическим чутьём - он всегда сочувствовал сибирскому народу. Свидетельством этого - его стихотворение "В сибирской глуши", которое привожу по памяти:

Бедная родина с бедной природою!
Ты ли кичишься простором-свободою,
Ты ли гордишься без края тайгой,
Степью раздольной и рек глубиной?
Но расскажи, бесприветно-холодная,
Где твоя нива заветно-свободная?
Жду я ответа, родная земля -
Но безответны пустые поля.
Бедная родина с бедной природою...


Евгений Сп-ъ.

"Сибирь" 2 февраля 1880. Иркутск, за редактора А. Блоков.
Быт крестьян Енисейской губернии

Выдержка из академического исследования "ЕНИСЕЙСКАЯ ГУБЕРНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX —НАЧАЛЕ XX ВЕКА"


§ 11. Культурная жизнь енисейской провинции

- "Губернская журналистика не дала сколько-нибудь громких имен, оставивших след в российской литературе. Исключение, пожалуй, представляет творчество уроженца губернии С.А.Сретенского. Его рассказы, повести и статьи на сибирские темы печатались в столичных изданиях. Он вел один из разделов в популярном сатирическом журнале «Искра». В произведениях Сретенского с документальной достоверностью и большой художественной силой отражен тяжелый быт приисковых рабочих, бесправие сибирского крестьянина, страдавшего от произвола местных начальников, жестокие нравы сибирской бурсы. К самым значительным произведениям писателя можно отнести повесть «Сибирские мученики», сюжет которой был взят из жизни крестьян, отправившихся на заработки на прииски. В повести отчетливо просматриваются народнические симпатии автора, сочувственно относившегося к нуждам крестьянства. Деятельность именно таких литераторов второго ряда формировала культурную среду и традиции, столь необходимые для успешного развития художественной жизни в провинции."


Есть ещё одна известная на сегодняшний день и важная подробность из того времени:

     "Николай Второй –  единственный представитель царской фамилии, который побывал в Ачинске. Цесаревич, наследник престола, совершал кругосветное путешествие,  и в ночь со 2-го на 3-е июля 1891 года переночевал в доме Ачинского купца и городского Головы Григория Николаевича Максимова. 

     За поднесение от г. Ачинска подарка Николаю II  Александра Александровна Дьякова (ур. Сретенская)/моя прабабушка/ получила из его рук золотом 10 рублей. Эти самые 10 рублей и сыграли свою трагическую роль. Их, как реликвию и на "чёрный день", хранили в доме моей бабушки Раисы Алексеевны и деда Иннокентия Ивановича Дьяковых, спрятав меж тарелок в буфете. Обнаруженные при обыске золотые были поводом для расстрела моего дедушки  без суда и следствия в 1935 году. Документальных подтверждений этому я пока не нашла. Пишу со слов мамы. Хотя точную дату посещения Ачинска будущим императором нашла в интернете, а про 10 рублей из рук императора написал мне родственник, брат мой троюродный, Константин Борисович Куренщиков из Хабаровска. 

Cколько усилий было предпринято, чтобы найти какие-то  подтверждения гибели дедушки! Вот один из ответов:

Дальше пока отдельные несвязные кусочки (черновик)


"На снимке старшая, со стаканом чая, Александра Александровна Дьякова (ур. Сретенская) и её дочери: в светлой кофточке Агриппина Ивановна, в тёмном платье Анна Ивановна /сёстры моего деда Иннокения Ивановича Дьякова/. На заднем плане Анна Егоровна /девочка-горничная/. Мужчины - это студенты, столовавшиеся, как тогда говорили, у Александры Александровны." 

Фото и информация от Константина Борисовича Куренщикова из Хабаровска. 

А Александра Александровна - моя прабабушка, мама дедушки Иннокентия Ивановича Дьякова, маминого отца.

Мне не очень понятен антураж... С одной стороны, явно рисованные колонны и портики, что характерно для фото-салона, с другой - чай у самовара...  "столовавшиеся" студенты и горничная... Занятно. Это, конечно, снимок в фотосалоне.


    "Пикник с самоваром.  Анна Ивановна, её сестра Агриппина  и Владимир Сафонович Павлов. На заднем плане девчушка, что-то типа домработницы, которую я знал в Томске уже взрослой женщиной - Анной Егоровной. 

     Фамилию её я не знаю. На моей памяти часто ходили к ней в гости и она приходила к нам. Помню, что я восторгом смотрел на её внука лётчика, приезжавшего к ней погостить" 

(от Кости 12.03.2013)

     Занятно, что у меня из памяти тоже выплыло упоминание об этой Анне Егоровне... Бабушка моя, Раиса Алексеевна говорила, что она  с детства жила в доме у Дьяковых, называлась няней. А когда пришли красные, уже взрослая Анна Егоровна прятала своих бывших хозяев, помогала, чем могла.

                                                                                                                                               Вот она, Анна Егоровна. 

                                                                                                                    Костя нашёл в своём архиве 03.11.2013

    Интересно было бы, если нашлись бы потомки Анны Егоровны!... Написали бы что-нибудь в Гостевой...

В Хабаровске у брата моего Кости Куренщикова сохранилась эта, очень дорогая для меня фотография. 03.11.2013 он её нашёл в своём архиве.  Здесь моя прабабушка Александра Александровна и двое её детей - мой дедушка Иннокентий Иванович и его сестра Агриппина. 

 А 01.11.2013 прислали мне из Томска  портрет Агриппины Ивановны. Спасибо вам, Светлана и Андрей! 

Как благодарна я всем моим родным, дающим возможность хотя бы в конце жизни увидеть фотографии наших предков и показать всем..

    

15.04.2014 узнала я  на форуме "1914 Великая война 1917" , что
 Сестра милосердия 4-го Сибирского Томского передового врачебно-питательного отряда Агриппина Дьякова приказом по 22-му армейскому корпусу № 241 от 2.10.1915 была награждена Георгиевской медалью 4-й степени № 218583 


Ну а теперь открытка...   Это очередная  загадка.

    

     Кто такой Александр? Какая с ним родственная связь? Пока не ясно. Но он называет Александру Александровну бабушкой, а Иннокентия Ивановича дядей... Не понятно... Может быть, был сын у Сергея Сретенского по имени Александр? Кто ещё мог звать бабушкой Александру Александровну? Ведь известно, что у неё было только трое детей - мой дедушка Иннокентий Иванович Дьяков и две его сестры Анна и Агриппина. Никакого Александра в связи с ними не было... Ну подождём. Может, время подбросит что-то ещё... Много раз так бывало.

     Свадьба этой пары была 24 августа 1907 года.

Похоже, теперь знаю, кто такой Александр. Он сын брата моего прадеда, сын Николая Степановича Дьякова и брат Марии Николаевны Андреевой (ур. Дьяковой).  С записи моей о свадьбе 24 августа 1907 года.прошло около двух лет... 


Редакция 16.08.2016 


Количество посещений счетчик посещений  + 100 000
Древо сибирских родственников  |  Продолжение  |  Зилинги  |  Павловы  |  Ландезен  |  В доме купца после революции  |  Алтай в открытках бабушки  |  "Сибирская жизнь" май 1908 г.  |  Ищу сестрицу Адочку  |  Дом купца Фонарёва для сборника  |  Тюрьма НКВД г. Алма-Ата

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS