Я, разумеется, знала, что один из законов философии, что КОЛИЧЕСТВО переходит в КАЧЕСТВО, работает всегда. В моей теперешней жизни это…, когда уйма потраченного времени, позволяет, в конечном итоге, сделать сколько-нибудь качественный материал на моём сайте. И чем больше потрачено этого времени и сил, тем шире генеалогические горизонты, тем больше интересных ветвей вырастает на моём родословном  дереве.

     И… тем больше людей, ищущих свои собственные корни, находят их следы у меня.

     Не так давно в Гостевой сайта «Капризы памяти» появились потомки дочери родного брата моего прадеда, Александра Васильевича Яковлева, потомки Любови Васильевны Шапориной (ур. Яковлевой).  Началась переписка. От них узнала, что остался её дневник, который только что опубликован. И вот уже я его читаю… Спасибо хорошему человеку Пете Лаврову, который подарил мне книжку.     

     Поразительное творение! И огромный период жизни станы нашей отразился – с 1896 до 1967 года. Больше 70 лет. Не буду вдаваться в подробности… В интернете уже куча рецензий. Например: "Дневник, несовместимый с жизнью"        И там, в этом Дневнике, на стр. 334, встретилась мне такая информация: "Мой дядя Александр Васильевич был женат на Ольге Дмитриевне Лермонтовой, её брат Владимир Дмитриевич и Владимир Гаврилович Зуев (дядя моего отца, пишет Л.В.Шапорина) были женаты на сёстрах Ломковских."... 

     Может быть, не всем понятно… А для меня открылась новая ветка родословной. Ведь Владимир Гаврилович – родной брат моей прапрабабушки Елизаветы Гавриловны, жены самого старшего из известных мне Василиев Васильевичей Яковлевых. А девичью фамилию этой моей прапра... я не знала. Начала искать в интернете всё на фамилии Зуев, Ломковский… Немало нашла интересного. Но главное… - многочисленные материалы одной из потомков Зуевых, Любови Владимировны Серовой и тоже бережно хранящей память о предках. Написала я ей. Обменялись всякими лестными словами, поняли, что мы с ней, хоть и дальние, но родственники и дала мне Любовь Владимировна ДОБРО на публикацию своих материалов.


   На мой взгляд, очень интересно. Любовь Владимировна публикуется на сайте 

Lib.Ru/Современная литература


Об авторе:

 Серова (Богданова) Любовь Владимировна, родилась в Москве в 1937 году. Окончила Биолого-почвенный факультет МГУ им. Ломоносова. Доктор биологических наук, действительный член Международной академии астронавтики, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники за серию экспериментов с животными на биоспутниках "Космос". Наряду с основной работой более 40 лет занимается популяризацией научных знаний: публиковалась в журналах "Знание-сила", "Наука и жизнь", "Природа"; несколько подробнее>> 

Доктор биологических наук  Л.В.СЕРОВА
  

   ПОХОЖИЕ И РАЗНЫЕ

  
   Тайну хочешь знать? Изволь:
   Каждый человек - король!
   (Редьярд Киплинг. "Награды и феи")
  
     Обсуждая перспективы развития биологии и медицины в 21-м веке, известный генетик Феодосий Добжанский в качестве основной задачи выделил понимание причин человеческого разнообразия. Почему, говоря словами Марины Цветаевой, - "кто создан из камня, кто создан из глины"? Что в судьбе каждого из нас определено наследственностью, что - семейным воспитанием и образованием, а что - собственными усилиями личности?
      "... Человек таков, каков он есть, потому что его генотип плюс вся его биография сделали его таким, - пишет Добжанский. - Я употребляю слово "биография", а не "среда", потому что в некоторой степени человек сам делает себя таким, каким он хочет быть, разумеется, в рамках ограничений, накладываемых внешней средой".
     Для меня, физиолога, каждая человеческая жизнь - уникальный эксперимент, который не поставишь в лаборатории. Его начинают Природа и Судьба, направление даёт семья, а потом человек всю жизнь продолжает этот эксперимент сам.
     И на очень бедной почве может вырасти прекрасный цветок. Конечно, хорошо, когда цветку помогает садовник, а человеку - общество. Грустно, что сейчас государство и общество помогают плохо. Но ведь и сам человек - даже в тяжёлых условиях - многое может. Надо присмотреться к себе и сделать свою жизнь - единственную и неповторимую - максимально интересной, не унося, говоря словами всё той же Цветаевой, "...возможностей... и невозможностей - сколько - в ненасытимую прорву земли..." Другой жизни не будет. Надо ценить и любить то, что тебе дано. А если что-то не получается, не бояться менять "условия эксперимента" - пробовать разные варианты...
     Конечно, решить проблему человеческой индивидуальности науке в обозримом будущем вряд ли удастся - слишком уж она сложна. Но порассуждать о ней на примерах из разных биографий, попытаться проанализировать и сравнить эти "эксперименты" Природы и Судьбы, мне кажется, полезно. Если к моему начинанию присоединятся другие исследователи или просто люди, интересующиеся этой проблемой, - может быть, получится что-нибудь интересное.   


"А ОН, МЯТЕЖНЫЙ, ПРОСИТ БУРИ..."

Что такое судьба? 
Может, это то, что написано не на небе, 
а в генах человека и определяет, как человек будет действовать, 
чего он будет хотеть и как будет добывать то, что ему хочется?     Но ведь ничто не гнало его в такие края, он сам этого хотел, уже будучи однажды где-то рядом и зная, что его ждет!

     В общей сложности экспедиция длилась более восьми лет. К концу ее Биллингсу 32 года, он капитан 1-го ранга и неизлечимо болен: "...всегда, а паче на море от случающихся сырых погод страждет несносно стеснением груди". Он еще два года остается в Петербурге для завершения отчета об экспедиции, а потом переводится на Черное море, где, несмотря на болезнь, продолжает служить: командует фрегатами "Святой Андрей", потом - "Святой Михаил". В 1799 году издает атлас Черного моря. 9 мая 1799 года его производят в чин капитан-командора, но уже в ноябре он подает прошение об отставке по болезни. Ему всего 38 лет. Он проживет еще семь.


Открытый Биллингсом и названный в его честь мыс и посёлок в проливе Лонга. 

 

РУССКИЕ АНГЛИЧАНЕ

     А вот теперь начинаются удивительные "судьбы скрещенья": Иосиф Биллингс женится на Екатерине Пестель, сестре отца декабриста Павла Пестеля. Их дочь Надя (уже на русский манер Надежда Осиповна) англичанка по отцу, полунемка по матери, а всем обликом - типичная русская барышня пушкинской поры. И ничего от бесстрашия своего отца она, похоже, не унаследовала. Вот одно из ее писем племяннице мужа: " Ты не поверишь, как мне грустно, что мой добрый Василий Дмитриевич уехал вот уже неделя. Всегда так случается, когда поедет, сделается оттепель... реки меня ужасают, я ночи не могу спать от страха, все просыпаюсь и думаю, что-то с ним..."

     Ее муж - коренной сибиряк из рода купцов Корнильевых, известных в Тобольске с середины XVII века. Корнильевы создали в Сибири стекольные и бумажные мануфактуры, снабжали посудой аптеки и питейные дома Западной Сибири и Приморья, торговали с Бухарой и Китаем. В 1789 году на базе бумажной мануфактуры прадед Василия Дмитриевича открыл первую в Сибири частную типографию, из которой выходят журналы и книги по истории, агрономии, медицине...

     Много позднее, в 20-30-е годы XIX века, остатками корнильевских стекольных мануфактур - Аремзянской стеклоделательной фабрикой управляла Мария Дмитриевна Корнильева, по мужу Менделеева, мать знаменитого химика Дмитрия Ивановича Менделеева, родная сестра Василия Дмитриевича. Собственно, Аремзянская фабрика принадлежала Василию Дмитриевичу, но он отдал ее в управление нуждавшейся в средствах сестре.Уменьшить

     Василий Дмитриевич уехал из Сибири молодым человеком. Он учился в Московском университете, был управляющим у князей Трубецких (в это время они жили в известном доме Трубецких у Покровских ворот), работал в департаменте Министерства юстиции. По столичным меркам В. Д. Корнильев - ни богат, ни знатен, не имел в Москве корней и связей, но, видимо, было в нем что-то, что позволило его семье войти в круг людей, который мы сегодня назвали бы лучшим московским обществом того времени. Он присутствовал на чтении "Бориса Годунова" в доме Веневитинова, был знаком с Пушкиным и дружен с Дельвигом. Сохранились письма Дельвига и его жены к Василию Дмитриевичу и Надежде Осиповне. В их гостеприимном доме на "обедах по вторникам" бывали Сергей Львович и Василий Львович Пушкины, Погодин, Федор Глинка, Баратынский...

Надежда Осиповна Корнильева (ур. Биллингс)


     Бог дал Надежде Осиповне и Василию Дмитриевичу семерых детей: одного мальчика (он прожил всего два года) и шесть девочек. Одна из "девочек Корнильевых" (так их называли в семейной переписке), Александра, акварельный портрет которой мне приходилось видеть, походила на англичанку гораздо больше, чем ее мать. Она родилась в июне 1833 года в Сокольниках, куда родители переезжали на лето, и крещена в Крестовоздвиженской церкви в Красном Селе. "Восприемники были Статский Советник и Кавалер Князь Юрий Иванович Трубецкой и Тайного Советника и Кавалера Франца Абрамовича Фон Брин супруга Елизавета Борисовна. Молитвовал и крещение совершил той же церкви священник Василий Петров Покровский с причетом".

     Конечно, семейные традиции и предания - и английские, и немецкие, и сибирские - и удивительный круг друзей дома стали основными воспитателями Александры и ее сестер. В музее-квартире Менделеева в Петербурге сохранилось несколько ее писем, одно совсем юношеское - увещевание начинающему студенту, как надо учиться и вести себя (очень деловое и серьезное). Есть здесь и письмо ее старшей сестры Лизы с известием о том, что "Саша вышла замуж за Мессинга". Брак был, по-видимому, недолгим. Потом она выходит замуж за Николая Ратманова, у нее две дочери. Судя по находящимся в том же музее письмам, живут они в Нижегородской губернии, у них какой-то "стеклоделательный завод", обычная жизнь без серьезных событий и потрясений.


Александра Васильевна, внучка Иосифа Биллингса


     Неожиданный поворот судьбы происходит, когда дети уже взрослые, а сама Александра Васильевна по меркам того времени - просто пожилая женщина. В ней просыпается дух странствий, свойственный ее деду, умершему за семнадцать лет до ее рождения. Для этого есть внешний повод. Ее дочь Лиза выходит замуж за военного инженера Николая Зуева, который едет на Дальний Восток строить железную дорогу. Едут они "кругосветкой" - вокруг Индии, Китая... И с ними едет Александра Васильевна, едет в неизвестность, чтобы разделить нелегкую, нестандартную судьбу, которую выбрала дочь. На одной из ее последних фотографий сделана надпись: "от матери и друга", наверное, она имела право написать именно так.

Уменьшить 

ГЕНЫ, ПРОБУДИВШИЕСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ ПОКОЛЕНИЯ

     И вот уже правнучка Иосифа Биллингса Елизавета Николаевна Зуева живет с мужем на Дальнем Востоке - в Хабаровске, Благовещенске, Владивостоке. Муж прокладывает в тайге трассу для железной дороги. Быт этих экспедиций подробно описан В. К. Арсеньевым, с которым они хорошо знакомы. И в этих тяжелейших экспедициях Елизавета Николаевна участвует вместе с мужем. Глядя на ее портреты в роскошных маскарадных костюмах, трудно поверить, что эта женщина шла по тайге, какой она была в те годы на Дальнем Востоке. Первые два ребенка рождаются мертвыми, потом - еще пять детей: три девочки и два мальчика, первая девочка - Александра, в честь бабушки.


Правнучка Иосифа Биллингса Елизавета Николаевна Зуева


     1917 год застает семью в Архангельске. Потом - Лондон. По-разному складываются судьбы её детей. Вот что пишет в автобиографии одна из дочерей, унаследовавшая имя матери - Елизавета Николаевна и взявшая ее девичью фамилию "Ратманова": "Родилась в Хабаровске в 1901 г. Училась в гимназиях по месту жительства родителей - в Хабаровске, Киеве, Архангельске. В 1919 г. выехала с родителями в Англию. Работала машинисткой в Аркосе (Лондон, 1920-1922), потом в отделении Внешторга в Генуе (во время Генуэзской конференции в 1922 г.) и в Профинтерне (Москва). Работая в Профинтерне, начала учиться в студии Московского Камерного театра. В 1923 г. вышла замуж..."

     Ее первым мужем был известный журналист Михаил Кольцов. Она помогает мужу, печатая под диктовку его статьи и книги ("Пишу не я, пишет моя жена", - любит шутить он), сопровождает его в поездках в Польшу, Германию, Францию... И сама начинает писать. Ее корреспонденции появляются в "Комсомольской правде", "Смене" и других газетах и журналах, одна из заметок - рассказ о том, как жгли книги в фашистской Германии.


Елизавета Николаевна Ратманова. Коллаж ХХ годов.


     1936 год застает Елизавету Николаевну в сражающейся Испании. Она - корреспондент "Комсомольской правды", капитан танковой бригады Народно-республиканской армии. Внешний облик Елизаветы Николаевны, которую я хорошо помню, и ее непростые отношения с мужем очень верно переданы Хемингуэем в романе "По ком звонит колокол", где Михаил Кольцов с фактологической точностью представлен в образе Каркова: "Из четырех женщин три были в обыкновенных простых платьях, а на четвертой, черной и невероятно худой, было что-то вроде милицейской формы строгого покроя, только с юбкой, и сапоги. Войдя в комнату, Карков прежде всего подошел к женщине в форме, поклонился ей и пожал руку. Это была его жена, и он сказал ей что-то по-русски так, что никто не слышал, и на один миг дерзкое выражение, с которым он вошел в комнату, исчезло из его глаз. Но оно сейчас же опять вернулось, как только он заметил красновато-рыжие волосы и томно-чувственное лицо хорошо сложенной девушки, и он направился к ней быстрым, четким шагом и поклонился. Жена не смотрела ему вслед. Она повернулась к высокому красивому офицеру-испанцу и заговорила с ним по-русски..."

Уменьшить         Романтику антифашистской Испании,привезённую оттуда фигурку Дон-Кихота и даже описанную Хемингуэем "милицейскую форму" Елизавета Николаевна сохранила до конца дней. В последние годы жизни она была секретарём испанской группы при Комитете ветеранов войны, испанские добровольцы проводили её в последний путь в 1964 году.

     Ее сестра - Софья Николаевна, уезжая с родителями в Лондон, оставляла в России мужа, сгинувшего где-то на полях гражданской войны, а с собой увозила трехлетнюю дочь и еще одного ребенка под сердцем. Ее сын, Алик, Александр Михайлович Богданов, как и прапрадед Иосиф Биллингс, родился в Англии, а потом подростком приехал в Россию: учился в школе, в институте, перед войной был призван в армию, а осенью 1941 года пропал без вести в боях под Москвой... В письме к матери он жалуется на то, что случайно проспал встречу Нового года: прилег на минутку и увидел замечательный сон - дом, елка, родные красивые лица, звон бокалов, а когда проснулся, новый год уже наступил. Это был последний Новый год в его жизни. Кто знает, как сложилась бы его жизнь, будь она хоть немного длиннее...


Алик Богданов

*     *     *

     Таковы факты из истории одной семьи: определенные нестандартные характеристики повторяются в последующих поколениях, хотя и не в каждом и не у всех детей. Это только факты. У меня нет никаких доказательств того, что эти характеристики наследуются, да и статистика невелика - всего одна семья.

     Одной из своих статей Феодосий Добжанский дал символическое название "Мифы о генетическом предопределении и о tabula rasa". Обе крайности - только мифы, истина - между ними. "Ошибочно думать о проблеме природы и воспитания как о ситуации "или-или", - пишет Добжанский. - Все признаки от биохимических и морфологических до признаков культуры всегда наследственны и всегда детерминированы средой... Ни один признак не может развиться, если такая возможность не заложена в генетике..." Однако "правильно понимаемая наследственность - не игральные карты. Она скорее - множество потенций. Какая часть из множества потенций будет реализована, определяется факторами среды, биографией индивида..."

     Но ведь и биография в значительной мере определяется наследственностью и наследственной (передаваемой из поколения в поколение) системой воспитания, если, конечно, "факторы среды" - войны, революции, природные катаклизмы - не оказываются сильнее человека. Из "репертуара возможных ответов на действие среды" (Добжанский) человек иногда выбирает не покой и довольство, а неизвестность и испытания судьбы, находя именно в них счастье, непонятное другим...

Под ним струя светлей лазури, 
Над ним луч солнца золотой, 
А он, мятежный, просит бури, 
Как будто в бурях есть покой!

*     *     *

на дочерних страничках:

 Древо Яковлевых, Зуевых, Ломновских и др. 


"НАС ВСЕХ ПОДСТЕРЕГАЕТ СЛУЧАЙ..." 


 "В НАЧАЛЕ ЖИЗНИ ШКОЛУ ПОМНЮ Я..."

Количество посещений счетчик посещений с 22.07.2010 

Ветки родословия  |  Яковлевы Русская родословная книга  |  Род Яковлевых в документах  |  Фон Ленц  |  Древо рода Фон Ленц  |  Беклешовы  |  Брат моего деда Борис Яковлев  |  Остащенко-Кудрявцевы, потомки фон Ленц  |  Михайлова Е.П. лучшая подруга Яковлевой Ю.П.  |  Древо Яковлевых-Шапориных  |  ПОХОЖИЕ И РАЗНЫЕ  |  Брат моего отца Владимир Александрович

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS