(На обороте обложки будущей книжки)

Ну, здравствуйте!  Я рада Вам!

Быть может, хоть моим словам

Удастся пережить меня...

Спасти от тлена, от огня

Судьбу моих родных и близких...

Нам не поставят обелиски...

Нас тысячи, таких, как я...

А здесь... А здесь судьба моя.

Она растёт от корня предков...

Я - веточка на древе...  Ветка,

Которой уж не зацвести...

Прости, читатель мой !  Прости!

Я познакомлю  Вас с друзьями

И, может быть, Вы вместе с нами

Генеалогией займётесь

И в море  Чёрном окунётесь...

И будем вместе мы летать

И, может быть, стихи писать...

А если не стихи, так прозу

Про горы, лес, или  мимозу...

Названия  ж  моих статей

Так позволяет отвлекаться...

Я расскажу Вам без затей

Про маму, папу и про братца...

Про деда - гордость всей семьи...

"Капризы памяти"  мои

Дают возможность говорить

О чём угодно... так и быть,

Читайте!  Ну а если честно...

Пускай Вам будет интересно!

Заметки о предках


Памяти тех, кого нет на свете

И чтобы помнили внучек дети...



      Хочу послать привет и благодарность тем, кто сподвигнул меня на сей добрый труд. Он скрашивает мне бытие, заставляет думать, снова и снова переживать пройденный мною и моими предками путь.
     Надеюсь, что и внучкам моим это когда-нибудь будет интересно. Может быть, и не сейчас, может быть, очень не скоро... когда-нибудь и хорошо бы не так поздно, как я, они напишут что-то о своих родителях и передадут написанное своим детям, приложив к этому и мои записки. Делайте это, пока есть кого поспрашивать, пока корни не ушли в землю.
     Здесь нет ни слова вымысла. Всё опирается на документы и фотографии. Это  в каком-то смысле, незаконченная  книжка. Не получаются страницы сына, моего театра и самых близких людей моего поколения. Может быть, "ещё не вечер"?... Спасибо Лидии Александровне Сошлюковой, которая понимала, что будет чуточку легче жить, если заниматься таким делом; Андрею Николаевичу Алексееву и Зинаиде Глебовне Вахарловской, которые гораздо раньше и более дисциплинированно подошли к аналогичной проблеме. Я внимательно изучила их опыт. Спасибо Нелли Алексеевне Крюковой, которая обещала молиться за упокой моего сына и за здравие моё, моих родных и близких.
   Особенную благодарность выражаю Алёнушке Стравинской (Елене Алексеевне), которая одна может рассказать что-то о моих далёких предках. В том, что уже сделано, начало положено ею. Она нарисовала основу родословного древа, и кое-что успела рассказать.
     Очень хочется поговорить с тётей Люсей (Людмилой Павловной Яковлевой). Из предыдущего поколения она - последняя, кто знал моих дедушку и бабушку, дядю Володю, дядю Киру, дядю Шуру... и, может быть,  каких-то их друзей, знакомых... Очень жду Митю, её сына - моего двоюродного брата из Нижнего Новгорода, его детей ... а, может быть, и тётя Люся, мама его, приедет? Человек она подвижный, несмотря на то, что ей - за 80 ...

     Хочу поблагодарить друзей, которые помогли мне сделать эту книжку - Ирину  Германовну Лильп и Евгения Владимировича Филиппова. Приезжайте к нам! Будем купаться в Чёрном море и говорить, говорить, говорить...
     Конечно, жду брата моего родного, Михаила, который обеспечил финансирование книжки,  его чад и домочадцев, брата двоюродного Митю (Дмитрия Владимировича Яковлева). Он прислал много фотографий.
     Всегда рада Альке (Александру Аркадьевичу)  и Тане (Татьяне Аркадьевне) Фонарёвым с семействами. Это друзья детства.

Очень мне здесь в Абхазии всех вас не хватает... 

Ваша Ирина (по гречески - мир несущая)



 

Дорогие мои читатели, мои родные и друзья!


     Эту книжку я назвала "Капризы памяти". Для кого? - Для себя. А, может быть, для Вас?.. Для тех, кому интересно. Почему "Капризы"? - Память... она такая... Хранит то, что ей дорого. Что-то - сбережёт, что-то выбросит...  Капризная!

     Может быть, захочется Вам узнать о наших предках... о том, что я думала, что чувствовала ... Я ведь о создании книжки и не мечтала. Просто делилась с компьютером своими мыслями, воспоминаниями, потом нашла два генеалогических сайта - ВГД (Всероссийское  Генеалогическое Древо) и СВРТ (Союз Возрождения Родословных Традиций). Очень помогли мне мои виртуальные друзья с этих сайтов и форумов.  Потом сделала свой сайт в интернете с таким же названием...  Теперь Вы держите в руках эту книжку... .  И первая её часть – «Заметки о предках»… просто, чтобы  помнили

   

      Не рассказывала, как нас обокрали?
     За 15 минут (мы с Володей, мужем моим, выгуливали собак) воры сломали замок на входной железной двери, сняли картину, содрали холст с подрамника, утащили новый большой телевизор, старый (над компьютером) уронили и сломали кинескоп, унесли спутниковый приемник, телевизор из нашей спальни, бронзовые часы с пианино... Из всех ящиков и полок всё выбросили на пол - искали деньги. Чуточку поохав, позвонили мы другу Робику (Он тогда был начальником штаба МВД Абхазии). Через 15 минут приехали на двух машинах 5 сыщиков, которые до 3-х ночи что-то писали, брали пальчики со всех возможных и невозможных мест и слушали наши горькие причитания.
     В воскресенье приехал и сам Робик. Сказав, что если ОНИ не вернут все похищенное завтра, то УВД откроет ДЕЛО, уехал. Сыщики пытались заловить людей, на которых падает подозрение (мы-то знаем, кто это), но...  безуспешно. Они, явно, прячутся. С тех пор прошло уже много месяцев, и ничего, конечно, не нашли. И ДЕЛО, конечно же, не открыли.  
          Разумеется, "не пойман - не вор". Настоящих-то улик нет.

Приезжали все друзья наши... выслушивали вероятные домыслы, давали всякие умные советы. Даже познакомили  Володю с каким-то "смотрящим" (это значит главный "вор в законе") нашего района... У Володи с ним была встреча. Всё напрасно.
     Особенно жалко картину. Большая... во всю стену над пианино... Ее писал мой дедушка - папин отец, в 1907 году. После Академии художеств и стажировки в Италии он работал архитектором в Софии (в Болгарии) на строительстве Собора Александра Невского. Там и написана была украденная у нас картина... На сюжет болгарской истории.

 

Справа на фото это я под украденной картиной. Хотелось показать Вам хоть маленький её кусочек.

     Сыщики взяли фотографию с собой... другую фотографию, снимок нашего домашнего застолья на фоне дедова полотна, обещали вернуть и даже этого не сделали...

     Господи! Неужели не удастся оставить после себя ничего от предыдущих поколений?


       Хотя, пока еще целы у меня подсвечники с голубым расписным фарфором.  С самого раннего детства любовалась я похожими на них канделябрами, висевшими над маминым пианино. Они висели у картины "Венеция". Эти канделябры и картина  теперь у Михаила, брата моего родненького в Питере. Подсвечники и жердиньерка (подставка для цветов) в том же стиле, у Мити  (Дмитрия Владимировича Яковлева, сына папиного брата)  в Нижнем Новгороде. А  подсвечники, что на этой фотографии   (их тоже два) после смерти нашего дяди Володи (Владимира Александровича Яковлева, в Нижнем)  в 2000 г. подарила мне его жена, тетя Люся  (Людмила Павловна). Они у меня здесь, в Абхазии. Всё это вместе  составляло очень красивый комплект, который привез из Италии и подарил своей невестеЮлии Петровне Вайтенс, мой дорогой дедушка ещё в 1902 г.


"Cемья Яковлевых в г.Горьком в 1945 году, как раз под картиной "Венеция" и теми канделябрами. В центре мои бабушка с дедом, в военной форме ещё не демобилизованный папа и два его брата. За спиной у родителей - Кирилл, а рядом с бабушкой  - Владимир."

     Горько сознаться, но когда живы были папа с мамой, я не интересовалась проблемами своего родства. А теперь, когда спросить не у кого, собираю по крохам достоверные сведения, чтобы составить себе сколько-нибудь цельную картину.

     Вначале о родственниках папы... Ещё точнее - о родных его мамы.


     Со слов Алёнушки Стравинской - она тут с красивыми седыми волосами, рядом со мною (Елена Алексеевна Стравинская - дочь от первого брака Ксении Юрьевны Стравинской, моей тётушки,  жены моего дяди Шуры - родного брата моего папы, племянницы великого композитора Игоря Фёдоровича Стравинского. Фото 1999 г.") 

- старший известный предок (не прямой) в семье моего отца - француз, метрдотель при императоре Павле I, а потом при вдовствующей императрице Марии Фёдоровне.  

     Звали его Луи Жюль Сезар Огюст Бенуа, по-русски - Леонтий Николаевич Бенуа (1770-1822). 

     Он был женат на немке Анне-Екатерине Андреевне Гроппе (1777-1852). У них было восемнадцать  детей. Выжило одиннадцать. (Я нашла в интернете массу материалов о роде Бенуа-Лансере-Серебряковых.)
     Их сын - Николай Леонтьевич Бенуа (1813 - 1898) -   архитектор,  наполовину француз, наполовину немец женился на дочери архитектора-итальянца (автора Мариинки и Александринки в Петербурге, Большого театра в Москве). Звали ее Камилла Альбертовна Кавос. У них было шестеро детей. Трое стали знамениты.

Это сыновья:  Альберт Николаевич Бенуа (1852-1936) - художник-акварелист.
Леонтий Николаевич  (1856-1928) - профессор архитектуры, автор Западного корпуса Русского музея. 
Александр Николаевич (1870 - 1960), известный художник, крупный искусствовед, основатель объединения "Мир искусства", "Русских сезонов в Париже" (с Дягилевым).

Их дочь  Екатерина Николаевна Бенуа вышла замуж за Евгения Александровича Лансере, внука француза, попавшего в Россию во время войны 1812 года, скульптора. (Кони - главная тема его творчества. В нашем доме на пианино - мраморные часы, а на них - амазонка на лошади. Говорили, что это его создание.

Их дети (трое из шести) тоже стали знамениты:

Евгений Евгеньевич Лансере (1875 - 1946) - художник, академик живописи. 

Зинаида Евгеньевна Серебрякова (ур. Лансере) (1884 - 1967), всемирно известный художник.

Николай Евгеньевич Лансере (1879 - 1942) - хороший архитектор, в частности - один из создателей "Большого дома"  на Литейном (КГБ) в Питере. Умер в тюрьме... Парадокс эпохи...
     Он был женат на польке Елене Казимировне Подсендковской, а на ее родной сестре Софье Казимировне  женился родной брат моей бабушки Андрей Петрович Вайтенс. Елена Казимировна погибла на Ладожском озере, на "Дороге жизни", выбираясь из блокадного Ленинграда.

     Это, конечно не прямые предки но... всё-таки родственники.
   

      Это всё (и совсем не так коротко) рассказала мне Алёнушка Стравинская, которую с детства я очень люблю и считаю своей двоюродной сестрой.  
 
      Мать Андрея Петровича Вайтенса и, стало быть, Юлии Петровны, его сестры (моя прабабушка, папина бабушка со стороны его мамы)
Клавдия Прокофьевна (ум.1910), родом  из Финляндии (девичью фамилию её я  пока не знаю).

Это она.  Фото "14 февраля 1871 года. Петербург" (надпись на обороте).
                                                                                                                   Её муж, Пётр Петрович Вайтенс (1851 - 1899), корни его из Бельгии



С большим трудом удалось разобраться в родословной семьи Вайтенсов

Родовое древо Вайтенсов (по информации на 10.10.2010).


Уменьшить
У родоначальника этого нисходящего ДРЕВА - 
Петра-Эмануэля Петровича Вайтенса и его жены Юлианы Филатовны, кроме
Петра Петровича (старшего сына, моего прадеда), было ещё двое сыновей – Филипп и Андрей-Людвиг
Как принято у католиков и лютеран, у младшего было двойное имя - Андрей-Людвиг. Может быть, вторые имена были и у Петра с Филиппом? Вполне возможно, но до нас они (пока) не дошли. Мужские имена - Пётр, Филипп и Андрей – имена родовые, повторяющиеся в нескольких поколениях. Потому и разобраться было не просто.
Андрей-Людвиг Петрович Вайтенс, младший сын Петра-Эмануэля Петровича – купец, в 22 года получил звание личного почётного гражданина. Пока документов, в которых бы говорилось, за что присуждено личное почётное гражданство я не нашла, пишу об этом на основании сведений из справочника, где констатируется сам факт об этом присвоении.
Андрей Петрович Вайтенс - его племянник – сын Петра Петровича, старшего сына Петра-Эмануэля Петровича – архитектор.
Филипп Петрович Вайтенс – сын Петра Эмануила – купец 2-ой гильдии, содержал гостиницу в собственном доме (в 1897)(Малая Морская д.18)
Филипп Петрович Вайтенс, его племянник – сын Петра Петровича – военный (офицер гусарского Ахтырского полка)
У купца Андрея Петровича Вайтенса  сын Андрей.
У архитектора Андрея Петровича Вайтенса  один из сыновей Пётр, а внук - Андрей
С женскими именами – тоже множество повторений.
У Петра-Эмануэля Петровича - жена Юлиана
У купца Филиппа Петровича Вайтенса  жена Мария, дочь Юлия-Мария-Луиза. Аж тройное имя...
У Петра Петровича Вайтенса дочь Юлия (моя бабушка)

*    *    *
 Удалось мне узнать не так уж мало.   Выяснился и адрес, где жила семья Вайтенсов со второй половины XIX века, стало известно, что владели они тремя домами на Малой Морской улице Санкт Петербурга  и что в домах этих были  гостиницы.  И названия у гостиниц были приметные – «Гранд отель», «Париж» и «Англия». 
.

Можно рассмотреть Малую Морскую улицу с домами №18 и 20 на одной стороне улицы, а №23 на другой,

Сравнивая современную карту и план города конца 19 века, очевидно, что, в общем, ничего не изменилось.
    
     Дома в Санкт-Петербурге на Малой Морской 18, 20 и 23 (угол М.Морской и Вознесенского №23/8) принадлежали моим предкам cтаршим Вайтенсам примерно с середины XIX века и до революции 1917 г. (Проверено, что в 1837 году Вайтенсов в Санкт-Петербурге не было). А вот Луи Ван-Вельсенерс был... и владел гостиницей "Париж". И, оказывается, это наш предок, дед жены старшего из известных на сегодняшний день Вайтенсов, Петра Эмануэля Петровича. Звали её Юлиана Филатовна, урождённая Ван-Вельсенерс. Здесь (ниже) под его именем - Луи - просто "Обеденные столы."... Это 1822 г. ... Кажется, пока, это первое упоминание о моём далёком предке.

     

Адрес его гостиницы в 1837 г. Малая Морская, 3.

Уменьшить

     Очень долго (несколько лет) я думала, что так и не узнаю ничего о моих Вайтенсах до 1867 года... И совсем недавно выяснилось, что Пётр Эмануэль Петрович Вайтенс получил гостиницу "Париж" в доме 17 по Малой Морской улице от своего свёкра Филиппа Ван-Вельсенерс... Нынче это №18 по Малой Морской...Уменьшить

     Почему-то в русском варианте в его фамилии иногда нет последней буквы "С"... Этот Филипп передал гостиницу "мужу единственной дочери" в 1857 году . А сам владел ею, приняв по наследству от отца, которого звали Луи Ван-Вельсенерсъ и он владел гостиницей "Париж" с 1804 года. Петербург строился, номера менялись. Гостиница в том же доме стала иметь адрес Малая Морская 23, а не 17... И называться стала -

 Большая гостиница"Париж"...

      Уменьшить Ну а с 1867 года у меня собрана достаточно полная информация о купцах Вайтенсах, владевших гостиницами на Малой Морской.  Получилась просто великолепная коллекция. И в каждой выдержке отмечено, что в купечестве Пётр Эмануэль Петрович Вайтенс с 1856 года... Уже в 57-м мой предок получил великолепный подарок. На свадьбу, может быть? Наследство за женой? Жаль, конечно, что пока нет информации о первых одиннадцати годах деятельности Петра Эмануэля (Петровича), самого старшего из известных на сегодняшний день Вайтенсов, деда моей бабушки... Ведь  в справочнике отмечено, что в купечестве он с 1856 года... 

      Этот справочник, обложка которого представлена здесь, издавался в Российской империи каждые три месяца.  Выдержки из него дали мне достаточно полное представление о семье моей бабушки, папиной мамы - Юлии Петровны Яковлевой (ур. Вайтенс) и её родственников. Я узнала  где учились мои Вайтенсы, когда у них родились дети и умирали старики...

     В  этих выдержках масса информации. Может быть когда-нибудь мне удастся написать о своих предках более подробно. А сегодня... хотя бы это. 

Уменьшить   Уменьшить 
Пётр Эмануэль Вайтенс (1815 - 1885) - мой прапрадед, дед моей бабушки Юлии Петровны Яковлевой (ур. Вайтенс.)
      Расшифровываю сокращения, принятые в конце XIX века:
Лит.ч.  - это Литейная часть, но дом Митусова  в Адм. ч. это Адмиралтейская часть). Митусов домовладелец  дома № 8 по Вознесенскому пр.(он же д. №23 по Малой Морской). М.Мор - Малая Морская ул.
     Шпал. ул. - это Шпалерная улица, после революции улица Воинова, теперь опять Шпалерная. Там у нашего предка  с 1867 г. ( а может быть и раньше)  был каменный дом №5, а в 1873 г. дом №3 (по той же Шпалерной)


"Шпалерная д.3 Архитектор Иорс И. Н.   1838 год постройки"


Я и подумать не могла,

что это дом моих родных...

Огромный дом… я мимо шла

и пожалела женщин… Их

великолепные тела

страдания не выражали...

Они легко, легко держали

тяжёлый каменный карниз.

А вдруг они опустят вниз

свои натруженные руки?

Нет, не опустят! Эти муки

для них Судьбою решены…

А что для нас? Что мы должны?

Терпеть подарочки Судьбы

и покоряться без борьбы?

Или держать Судьбу в руках?

- И то, и то... Увы и ах!

"Кариатиды на Шпалерной д.№3"


С 1867 г. Вайтенс П.-Э.П. просто содержал гостиницу "Париж" в доме Митусова  на Малой Морской... и это до  1873 г..  Дальше дом становится домом Вайтенса. Видимо, он его купил.
     Парикмахерское заведение, которое содержал Пётр Петрович находилось в доме Юсупова. Удалось узнать, что это было в д.№24 по Малой Морской, дом на противоположной (относительно д.№ 23) стороне  Малой Морской улицы .

На сегодняшний день это  памятник федерального значения. 
Информацию об истории домов в этой книжке предоставил мой друг Евгений Владимирович Филиппов.
Дом на углу Вознесенского пр. и Малой Морской  назывался доходным домом "Шиля"
, по имени его первого владельца.
Построен в 1832 г. - архитектор  Пель Александр Христофорович.  Была и перестройка.
 В 1847-1849гг. здесь жил Достоевский.
( Вознесенский пр., 8; Малая Морская ул., 23.) 

Приведу здесь выдержку из статьи Татьяны Лихановой "
Англетер — повторение пройденного" о сегодняшней истории этого дома:

     "Мало кто помнит, что тогда, двадцать с лишним лет назад, вместе с Англетером был приговорен к сносу и дом на углу Вознесенского и Малой Морской. Памятник регионального значения, известный как Дом Шиля (по имени одного из владельцев), где жил Ф. М. Достоевский. Здесь он написал «Белые ночи» и «Неточку Незванову», другие свои произведения, отсюда отправился в ссылку, будучи осужденным по делу петрашевцев.
     Здание объявили аварийным и «неремонтопригодным». Но тысячи людей, вышедших на Исаакиевскую в защиту стоявшего через дорогу Англетера, стали той зримой силой, с которой уже вынуждены были считаться. Власти пошли на компромисс: с Управлением капитального ремонта было достигнуто соглашение о том, что если они найдут способы укрепления памятника и сумеют провести капремонт по технологиям, позволяющим сохранить историческое здание (на тот момент давно уже расселенное), то сотрудники УКР получат в нем квартиры. И способы, и технологии тут же нашлись. Проект реконструкции попал в руки одному из членов рожденной на заре перестройки Группы Спасения памятников архитектору Павлу Никонову.
   — Изучая документацию по этому проекту, заключения экспертизы обследования дома, я обратил внимание на довольно странные показатели прочности кирпича одного из простенков, — вспоминает Никонов. — При таких показателях, будь они правдивыми, дом просто раздавило бы под действием существующей нагрузки на этот проем. Усомнившись в справедливости заключений экспертов, решился их перепроверить. И каково же было мое изумление, когда, отколупнув штукатурку, обнаружил — под ней был вовсе не кирпич, а гранитные блоки!
   Смертный приговор, вынесенный Дому Шиля, отменили. Правда, сотрудникам УКР получить здесь квартиры так и не довелось. В 1994 году уже новое руководство города посчитало более выгодным передать его совместному предприятию, учрежденному КУГИ и британской фирмой «Моррисон» — под коммерческий проект, с правом аренды здания и земельного участка на 49 лет. КГИОП и в ту пору был весьма снисходителен к запросам инвестора: к обязательным предметам охраны при реконструкции отнесли лишь наружный фасад, угловую часть с «лестницей Достоевского» да форму двора.
   Вот и все, что осталось от подлинного памятника в ходе его приспособления под современный бизнес-центр с украденным у классика названием — «Белые ночи».

   Память места
   — Дом — не только архитектура, чего до сих пор все не принимают во внимание специалисты. Не только наружный облик нам дорог и ценен, но и внутренность — те самые стены, в которых не прекращалась жизнь предшествующих поколений, — пояснял в недавнем интервью Сергей Васильев, один из основателей Группы Спасения памятников. — Как известно, Дом Шиля был уникален уцелевшей в нем первозданной планировкой, дворовыми флигелями с каретниками, воротами, колесоотбойниками. В 1920-х здесь была чекистская тюрьма. Сколько судеб, долгих и мимолетных жизней, событий пережито в доме, который помнит строительство Исаакия, несколько наводнений, штурм Германского посольства в 1914-м, падение монархии в 1917-м, артобстрелы и бомбежки… И в 1987-м, расселенный, без кровли, снятой по тогдашней повсеместной повадке, дом был богаче, волновал куда сильнее, чем нынешняя «конфетка» производства фирмы «Моррисон». Да, несмотря на нетоварный вид, он нес информацию для кропотливых исследователей — архивистов, краеведов, благодарных жителей, инженеров, археологов, поэтов и для всякого, кого волнует старина. Достаточно сказать, что в ходе реконструкции этого дома Петербург лишился уникальной дворовой планировки двухвековой давности. Больше такого в городе нет. Как нет и «тех ступеней, по которым ступал Достоевский». А память камней, площадей, пространств значимее мемориальной экспозиции. Своей подлинностью. Конечно, красавчик-новодел с богатой историей участка на Вознесенском, 8/23, когда-нибудь еще обживется, обретет заоконную глубину. Пока же он — юнец, обряженный в отреставрированный дедовский мундир.

  
Уменьшить     
  
Текст на доске: ПАМЯТНИК ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ

ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ

ДОМ ШИЛЯ


     В середине XVIII в. дом на этом участке принадлежал купцу Михайле Данилову.

     Затем им владела И.Е.Шишмарёва, в XIХ в – Энгельгардт, Шиль, Митусов и другие.

     Дом перестраивался в 1832 архитектором А.Х Пелем.

     В 1804 здесь была «Большая гостиница Париж».

     В третьем этаже в 1847 – 1849 снимал комнату Фёдор Михайлович Достоевский, создавший здесь повести «Белые ночи», «Неточка Незванова», «Хозяйка» и другие. Достоевский был арестован в доме Шиля в ночь на 23 апреля 1849 по делу участников кружка М.В.Буташевича-Петрашевского.

     В январе 1856 в доме Митусова жил поэт, публицист и философ Николай Платонович Огарёв.

     В начале ХХ в. домом владел гофмейстер Н.Д. Ахлестышев – председатель Общества распространения ремесленного образования среди бедных детей в память 200-летия Санкт-Петербурга. В 1916 здесь жил писатель и литературовед Юрий Николаевич Тынянов..

     Попытки снести дом не увенчались успехом благодаря сопротивлению защитников старины.

КАМЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

АРХИТЕКТУРНАЯ МАСТЕРСКАЯ МИТЮРЕВА.

 
К сожалению, мои Вайтенсы, как хозяева дома, которым владели около  50 лет,
попали в перечисление владельцев  как "и другие"... .
Ведь они владели домом после Митусова...(И.М.Я.)
Ещё одна выдержка из той же статьи:
"Два десятилетия назад события у Англетера, начинавшиеся как культурная революция, привели к смене власти. К 1990-му оставили свои посты председатель Ленгорисполкома Владимир Ходырев, его заместитель Валентина Матвиенко, глава КГИОП Иван Саутов.
   Да, иногда они возвращаются. И с 2003-го петербуржцам не раз доводилось переживать нечто сродни коллективному дежавю. Но когда же, когда, наконец, до посаженных управлять Петербургом наместников дойдет: в городе, где часы сверяют с пушечным залпом, не стоит испытывать терпение граждан. "
     А сегодня (27.01.2011, в день снятия блокады Ленинграда) губернатор Матвиенко хочет чтобы и весь Санкт-Петербург был исключён из списка исторических поселений... Кажется, терпение наших граждан бесконечно...

*     *     *
   
Уменьшить

     

 
 
 
 
 

 
 
 
 
    "Жёлтый дом слева - Малая Морская улица д.23. Ещё левее Вознесенский проспект. На другой стороне М. Морской улицы, которая на фотографии в центре, самый правый дом №24 - дом Юсупова, в котором было парикмахерское заведение Петра Эмануэля  Вайтенса  в 1867 году.

 
   Уменьшить   Уменьшить     Уменьшить
 

     А в 1873  г. или в начале 1874-го. Пётр Петрович старший (Эмануэль), вероятно, купил у Митусова дом ( Малая Морская д.23) и он стал домом Вайтенса

     До 1874 г. (включительно)  (ему уже 58 лет) живёт с женой Юлианой Филатовной и  младшим сыном Андреем-Людвигом 8-ми  лет и содержит гостиницу.
     В 1875 году  вернулись, получив образование в пансионе Видемана, старшие сыновья Петра-Эмануэля и Юлианы: Филипп 22-х лет  и Пётр Петрович младший 23-х. Хочется сохранить здесь то, что нашла в интернете об этом учебном заведении... Как я поняла, вначале это было коммерческое училище, а потом стало называться гимназией: http://www.gradpetra.info/?p=hist_hom&street=9-%FF%20%EB%E8%ED%E8%FF%20%C2.%CE.&home=46&t=strh

 "Васильевский Остров 6 линия  Дом № 57  с  1859 года   Гимназия Видемана В 1859 году наследники Бергмана часть земли с каменным домом и флигелем продали известному педагогу Г.А. Видеману . В трехэтажном главном здании Видеман разместил свои коммерческое училище и пансион. Там же была и его директорская квартира. Это учебное заведение, известное впоследствии как гимназия Видемана, находилось здесь до  1870-х годов, до переезда на 9-ю линию, дом 46."

"Открытка конца XIX века"
Вот там, на третьем этаже
была гимназия... Уже
сто сорок лет прошло с тех пор,
а дом стоит... и разговор
теперь бессмысленно вести
о том, что видел он... прости...

"Васильевский остров 9 линия  Дом 46  
1870-е годы  Гимназия Видемана

Третий этаж этого крупного здания с 1870-ых годов, занимали частная гимназия и реальное училище Г.А. Видемана,
Тут же была и квартира их директора — известного историка литературы П.А. Висковатова."
Видимо, братья Вайтенсы учились вначале на 6-ой, потом на 9-ой линии Васильевского острова...

Архитектурные детали...
Как раз они-то и видали
Историю страны родной.
Жаль, не поделятся со мной.

фото Н.Ильиной



А вот ещё... 
Из воспоминаний барона Врангеля.   Источник - сайт  http://xxl3.ru/belie/wrangel_per/wrang1.htm
     "Меня скоро отдали интерном в модный тогда  пансион Видемана. Об этом "лучшем" учебном заведении я сохранил самое ужасное воспоминание. Не говоря уже о том, что стадная жизнь для меня была невыносимой, сам пансион имел целью не воспитание, а наживу... Прекрасные светлые классы и дортуары, которые поражали посетителей, для экономии не отапливались. В числе преподавателей в проспектах значились чуть ли не все светила учебного мира, но на деле светила эти приглашались лишь на публичные экзамены, а нас обучали какие-то захудалые лица, приглашенные по дешевке. Француз-гувернер был какой-то забулдыга, который во время дежурств куда-то исчезал, снабдив нас, дабы мы не шумели и не шалили, романами Поль-де-Кока и ему подобных, а англичанин был видно под хмельком. С детьми, у которых родители жили вдали в провинции, сиротами или детьми невидных родителей обращались жестоко, с нами — баловнями судьбы — приниженно и подобострастно. Баллы нам всегда ставили с плюсами, давали лучшие куски, все нам прощалось, словом, нас систематически извращали. К счастью, я в этой школе порчи детской души оставался недолго."

      Похоже, что братья Вайтенсы учились там в то же время, что и барон Врангель... Может,  даже, общались?.. 



Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить
 
     После возвращения старших сыновей, похоже, неплохо шли дела у нашего предка Петра  Петровича старшего (Эмануэля).  У него в 1877 году уже три каменных дома по малой Морской улице, а с 1879-го ещё и имение в Шлиссельбургском уезде.  
     Сыновья старшие в купечестве с 1876-го. В 1877 образуется их фирма "Братья Вайтенс". Похоже, что отец мечтал о том, чтобы сыновья работали вместе и жили дружно...  В 1879 году появляется информация о жене 26 летнего Филиппа Петровича ,  Марии. В 1880-м упомянута и дочка его - Мария-Юлия-Луиза. К сожалению, в этой книге купеческой возраст детей указывался только у мальчиков.  С возрастом девочек разобраться трудно.
 
Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить

       В ходе своих генеалогических изысканий размышляла я насчет дочери Петра Петровича и Клавдии Прокофьевны - Татьяны.  Для меня это  совсем новый персонаж. Дома о ней я ничего не слышала. Первое   упоминание встретилось в Купеческой книге за 1883 г. и повторяется эта информация  до 1889 г. Дальше  имя Татьяна  не попадается.  Когда же  родилась эта девочка?

Пётр  родился   в 1876,

Андрей     09.09.1878,

Юлия        08.09.1881,  (Разница меж последними чуть меньше 3-х лет).

Филипп    21.08.1883.

Мало вероятно, чтобы Татьяна родилась между Андреем и Юлией... , а  больше никакого и времени-то   нет. Только если Татьяна появилась раньше остальных детей.  Значит она родилась не позже 1874- 1975 г. И на фотографии 19 февраля 1880 года  девочка, я думаю, именно Татьяна. Ей там лет 6 – 7 как раз.


Прислали эту фотографию из Нижнего Новгорода…


на ней дата 19 февраля (латинскими буквами) 1880 написана, видимо, тогда, когда делалась фотография (иначе, откуда такая точность - 19 число)? Имя, отчество и фамилия, судя по всему, помечены человеком с плохим зрением, вероятно, пожилым, явно, позже. По-моему, вкралась ошибка. Ведь Юлия Петровна Вайтенс, моя бабушка, появилась на свет в 1881 году… В 1880-м она ещё и не родилась. Значит на снимке - или Юлия, которая Юлия-Мария-Луиза (Филипповна), или Татьяна. Обе Юлии – родные внучки Петра Эммануиловича. Стало быть они двоюродные сёстры.  А корявая надпись, видимо, сделана  совсем недавно  моей старенькой Людмилой Павловной Яковлевой, женой папиного родного брата, от сына которого из Нижнего Новгорода и пришла фотография. Так что надпись "Юлия Петровна Вайтенс", наверняка, ошибочна.  

    Тогда, вероятно, именно Татьяна была первым ребёнком в семье, т.е. если в 1880 году ей 6 - 7 лет, то она родилась в 1874  или в 1975  году. Сколько лет было её матери неизвестно, а отцу 22 - 23, вероятно. Судя по всему, Пётр Петрович,  отец её, родился в 1851.  Чтож,  вполне возможно...


Уменьшить
*     *     *
     До 1883 года Петр Петрович (Эмануэль) - старший отец семейства, остаётся владельцем 3-х домов по М.Морской улице и имения в Шлиссельбургском уезде.  В следующем 1884-м ему 70 лет и это последнее упоминание о главе  семейства Вайтенсов.  Видимо, скоро не стало Петра Эмануэля Петровича. 
     В том же 1883 году  встречается единственное упоминание о старшем сыне Петра Петровича младшего - 6-летнем Петре. В следующем 1884 году его уже нет, зато появился Филипп, точнее, ему 1 год... Это будущий гусарский офицер.  Старшим сыном теперь, после того, как не стало Петра,  становится пятилетний Андрей,  будущий выдающийся архитектор.
     С 1885 года в купеческую гильдию вступает и младший сын умершего отца семейства 20-тилетний  Андрей-Людвиг.  В купеческую 
книжку он попал на следующий 1886 год.

      Интересно, что Андрей-Людвиг в 21 год уже имеет "Личное почётное гражданство"... За что? Не знаю. Иногда это происходило просто после окончания учебного заведения.

     С  1886-го года по 1889-й почему-то все три брата указывают жительство по М.Морской в д. №18, и у каждого - "Содержит гостиницу в доме жительства"... Что с остальными домами на М.Морской (№№ 20 и 23)? Не понятно... Ведь старшего Петра Эмануэля Петровича в 1885 не стало...
 "По Справочным книгам о СПб. купцах,  фирма "Братья Вайтенс", под чьей вывеской Пётр и Филипп Вайтенсы содержали гостиницы, существовала со второй половины 1876 по 1889 гг."
 
  Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить
 
     
Видимо, братья делили  полученную по наследству собственность. Было ли завещание, я, пока, не знаю.
На прекрасном архитектурном сайте Санкт-Петербурга  CITYWALLS появилась недавно такая информация:

"Гостиница «Париж» основана в 1804 г. Луи Ван-Вельсенерсом. После смерти основателя дело перешло его сыну Филиппу, который в 1857 г. передал его П. П. Вайтенсу, мужу единственной дочери. В 1884 г. гостиница перешла в наследство трем его сыновьям, младший из которых, Андрей Петрович Вайтенс,  приобрел ее у братьев в 1889 г. по раздельному акту в единоличное владение."

Это немного расходится с моими данными, в которых и в 1894  Пётр Петрович, старший из братьев Вайтенс указан владельцем трёх домов. Очень хотелось бы посмотреть этот акт о единоличном владении Андреем Людвигом дома по М.Морской 23...
     На прекрасном архитектурном сайте Санкт-Петербурга CITYWALLS появилась недавно информация, что в книге "К 200-летию столицы. С-Петербург в Петрово время" иллюстрированный исторический очерк И. Н. Божерянова. Издание Х. Краузе, 1903 г. есть информация о гостинице на Малой Морской 23. и её хозяевах. Вот она:  

Уменьшить
   Это немного расходится с  данными из купеческих книг, в которых даже и в 1894  Пётр Петрович Вайтенс, старший из братьев,  указан владельцем трёх домов. 
Очень хотелось бы посмотреть этот акт о единоличном владении Андреем Людвигом дома по М.Морской 23... 
    С 1890 г. младший из братьев Андрей-Людвиг  с женой Серафимой Павловной  живёт в д. №23 и "содержит там гостиницу.  Cтарший брат  Пётр (это мой прадед) в 1890 г. указан в купеческой книге собственником трёх домов (№№18,20 и 23). У Филиппа Вайтенса в этот же год записано, что он "содержит гостиницу в д.№18". А вот реклама гостиницы это уже явно его...      
     Видимо,  братья делили  полученную по наследству собственность. Было ли завещание, я, пока, не знаю точно. 
А вот что за Ольга Вайтенс живёт на 1 линии Васильевского острова в д.10?  Пока не ясно...

 С 1892 по 1894  Пётр Петрович указан владельцем трёх домов, А жить стал с семьёй на Вознесенском пр. д.4... Близко совсем от М.Морской, но не в своих домах (?)... А со следующего года, с 1893-го и до конца жизни (20.09.1899) он живёт на Мойке д.28. Это и вовсе от гостиниц  далековато...
     Андрей-Людвиг с семьёй живёт и содержит гостиницу в д.23 , Филипп в д.18. на Малой Морской... Похоже, не очень мирно жили между собою семьи братьев Вайтенс...
  
Уменьшить 
"Вот он, сегодняшний  дом 18 по Малой Морской улице - ещё один дом моих предков Вайтенсов"


. "М. Морская, 18 - доходный дом, перестроен архитектором Р. А. Гедике в первой половине 1860-х гг., в нем была гостиница "Гранд Отель" (первый её содержатель купец 2 гильдии Франсуа Венсан Танти)." 
 "Реклама Грандъ-отеля того времени."



"Этот снимок сделан, явно, при моих предках. Кто-то из них, наверное, там, за стёклами окон... Удивительное чувство! "

От тех времён осталась прелесть

Чугунных кружев над крыльцом…

Осталась горькая усталость…

Забыто всё! Забыт наш дом,

Забыты дрожки у крылечка,

Забыты ножки в сапожке...

И юной бабушки - колечко

Украдено… В моей руке

От бабушки родной осталась...

Такая малость…

  Берегите!

И тоже внучкам подарите…


(Гранаты в серебре)


  "История постройки дома 20 по М. Морской  не известна" 

     В 1891 году почему-то совсем нет информации о Петре Петровиче, моём прадедушке. Видимо, трудный был у него год. Ведь не стало  дочери Татьяны. С уверенностью не могу сказать что-то определённое, но думаю, что было девушке 17 или 18 лет. Тяжёлая потеря...
 Андрей-Людвиг в том году живёт и содержит гостиницу в д.№23, а Филипп (купец) живёт и содержит гостиницу в д. №18.
      С 1892 по 1894  Пётр Петрович указан владельцем трёх домов, А жить стал с семьёй на Вознесенском д.4... Близко совсем от М.Морской, но не в своих домах... А со следующего года, с 1893-го и до конца жизни (20.09.1899) он живёт на Мойке д.28. Это и вовсе от гостиниц  далековато...
Вот он этот дом сегодня.

 

 "Наб. Мойки, 28 - доходный дом, перестроен архитектором П. П. Мижуевым в 1879.
 В 1890-х - начало 1900-х гг. принадлежал Елиз. Павл. Сиваевой."
Вот как выглядит этот дом (Мойка 28) сегодня  


     Андрей-Людвиг с семьёй живёт и содержит гостиницу в д.23 , Филипп в д.18. на Малой Морской... Похоже, не мирно жили между собой семьи братьев Вайтенс...
 
Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить  Уменьшить
 
    
     В 1895 году Филипп Петрович (ему всего 42 года), видимо,  сильно болел и купеческими делами (даже юридически) занялась его жена, сорокалетняя Мария Карловна. Именно она фигурирует в Купеческой книге, "как жена СПб 2 гильдии купца". Муж её Филипп Петрович в 1895 году не указан совсем.
     В 1896 году она овдовела. Жила с дочерью Марией-Юлией-Луизой (Юлией Филипповной) всё там же, в д.18 и содержала там гостиницу. 

     Занятно, что в те времена зачтены Марии Карловне 20 лет  - годы " в купечестве в 1876 по 1896 г. при муже", купце 2 гильдии. А с 1899 г.  она  уже "купчиха 1 гильдии"

     

  Уменьшить    Уменьшить   
 
     До 1898 г.   у Андрея-Людвига  и  вдовы Филиппа Петровича Марии мало что меняется. У него  гостиница "Англия" в д.23, у неё "Гранд-отель" в д.18-20
     А вот Пётр Петрович (мой прямой предок) с семьёй в 1898  и 1899 (ему всего 47 лет) г. живет на Мойке д.28 и никакой собственности за ним не записано. Что уж там случилось? Почему собственность переходит ко вдове Филиппа Марии Карловне? Очень интересно!  Может быть, просто продано всё? Может из-за болезни Петра Петровича?!  Ведь в 1901 году Клавдия Прокофьевна  уже не жена, а вдова его...
     У меня есть  дата кончины Петра Петровича - 20.09.1899. К сожалению, почему-то не записала источник (опыта у меня тогда ещё не было). Очень жаль, но дата, видимо, верная. Хотя Евгений Владимирович Филиппов считает, что ата смерти П. П. Вайтенса старшего была в свое время установлена не точно, а должно быть: между 08.09.1899 и 01.01.1900 по ст. стилю." Пока оставлю  все эти даты... Может, найду уточнение когда-нибудь?
     Правнук Петра Петровича - Андрей Георгиевич Вайтенс, которого я нашла совсем недавно, написал мне что "Петр Вайтенс (по словам нашего с ним дяди Шуры, брата моего отца)  и его финская супруга Клавдия ( фамилию ее  он также не знает) незадолго перед революцией  1917 г. уехали в Выборг, где у Клавдии был дом и там и умерли. Но судьба Выборга была тяжелой - зимой 1940 г. во время финской компании он полностью выгорел... Так что эти следы теряются... "
     Думаю, что сведения  эти  тоже не точны... Абсолютно точно, что в 1901 году Клавдия Прокофьевна уже овдовела.

 
 
     В этом доме  (Мойка 29-30) жила в 1898 году моя прапрабабушка, овдовевшая  Юлиана Филатовна, бывшая женой Петра-Эмануэля Петровича Вайтенса.
     Сейчас по адресу   Мойки Реки набережная, 29  находится Генеральное консульство Японии.

 
     
 
Кстати, Гостиница "Англия" в 1901 году вновь становится гостиницей "Париж", а Андрей-Людвиг (Петрович) уже купец не 2-ой, а 1-ой гильдии.

Судя по купеческим книгам,  с 1898 и до 1905 г.   домом 23 по Малой Морской ул. владел Андрей-Людвиг Вайтенс,  с 1906-го его жена Серафима Павловна (похоже, не стало Андрея-Людвига), а с 1914-го - её сын  Андрей Андреевич Вайтенс.  Видимо,   и  мать его умерла.
 
Уменьшить   Уменьшить   Уменьшить 

А  вот кто такой  Эмиль Вайтенс, проживавший в 1904 году на Гороховой 35? Не знаю... Надо разбираться.  Не понятно!
А Мария Карловна - жена Филиппа Петровича, купца, точнее в 1901 году уже его вдова, купчиха.
   А вот что прислала мне И.Г. Решетова 24.10.2013...   Спасибо Вам, Ирина Германовна!

Петербургское коммерческое уч-ще.
Памятная книжка воспитанников Императорского С.-Петербургского коммерческого училища, окончивших курс в 1850-1913 гг. - 4-е изд. - Санкт-Петербург: О-во для пособия б. воспитанникам С.-Петерб. коммерч. уч-ща и их семействам: Спб.,1913. С. 136.

 
   
     
  
"Третий дом Вайтенсов Малая Морская, 20 на этой фотографии справа. А дальше уже знакомый дом 18 и Реклама Гранд Отеля на нём"

 

Уменьшить

"Те же дома - Малая Морская ул., 18 и 20. во время войны"             Фото 1943 г.


"Сегодняшний вид дома 20. Третий этаж достроен в 1965 году"


      Уменьшить
 
Как видите, информации о владении домами 18 и 20 за эти годы здесь нет... Наверное, проданы были эти дома-гостиницы... Хотя, понятно... Дочь Филиппа Петровича (старшего, купца) и Марии Карловны, Мария-Юлия-Луиза (в быту Юлия Филипповна), вышла замуж за коллежского асессора  Дмитрия Александровича Салькова. Она и владела домами 18 и 20 уже под другой фамилией до 1909  г., а может и далее. Но в 1910 г. и позднее у этих двух домов владелец уже другой.

В доме моей бабы-Юли в Нижнем Новгороде сохранилось  несколько хороших снимков Юлии Филипповны Вайтенс, уже взрослой женщины.  Хотя, м.б. это снимки уже после замужества?  Тогда фамилия должна быть другой.

А фотографии  сохранились... и  хорошие. Видимо, добрые родственные отношения между семьями поддерживались.



Вот она, Юлия Филипповна Вайтенс - Салькова

 фотографии сделаны в Швейцарии… Почему?... Не знаю… Наверное, просто путешествовали наши предки…  или жили там...  Великая штука - СВОБОДА!  И моральная и материальная… Мне такие путешествия только снятся…

 

А вот в справочнике "Весь Петербург" говорится, что прабабушка моя Клавдия Прокофьевна, вдова живёт теперь, в 1909 году, на большом проспекте Петербургской стороны в д.44, а сын её Андрей Петрович, архитектор на Лахтинской, 28.  И только Серафима Павловна всё там же, на М.Морской 23, которая теперь называется Улицей Гоголя. И владеет она"Большой гостиницей Париж", где Директор распорядитель сын её, Андрей Андреевич Вайтенс, почётный гражданин, живущий в Конногвардейском переулке.

   Уменьшить   Уменьшить


   Уменьшить      Уменьшить
 
До 1913 года включительно Серафима Павловна, купчиха 2 гильдии владеет "Большой гостиницей "Париж", а вот в 1915 году содержит гостиницу Андрей Андреевич, сын её. Не стало, видно матери...  А живёт он в 1913 - 1915 гг.  на Садовой 47  с женой своей Анастасией Васильевной, а в 1916 перебирается в свою гостиницу.

Уменьшить   Уменьшить

"Клавдия Прокофьевна Вайтенс
После предыдущей фотографии (14 февраля 1871 года)
прошло чуть меньше 10 лет"


 Уменьшить

    
 



     Пётр Петрович, мой прадед (старший сын Петра-Эмануэля Петровича и  Юлианы Филатовны Вайтенс) - купец 2 гильдии, вероисповедание католическое, получил образование в частном пансионе г. Видемана. Известно, что в купечестве он с 1876 года.
В семье Петра Петровича и Клавдии Прокофьевны было пятеро детей. О первых двоих я и не знала ничего до генеалогических поисков.  Теперь знаю, что Петра не стало, когда ему было 7 лет, Татьяна дожила до 17-ти...  Андрею, Юлии  и Филиппу посвящу по отдельной главе.


Заметки о предках  |  Яковлевы и др.  |  Архитектор-художник А.А.Яковлев  |  Старшие Вайтенсы  |  Филипп Петрович Вайтенс  |  Андрей Петрович Вайтенс  |  Папа! Родной мой!...  |  Ю.Ю.Куликов, Жевакины  |  Ариадна Иннокентьевна Яковлева...  |  Мамин день...  |  Мои сибирские предки  |  Моё начало...  |  Заметки

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS