Здесь, в разделе «Правозащитники» я последовательно публиковала хронологию событий, происходивших в Санкт Петербурге в НИЦ «Мемориал». Но, во первых, не с самого начала, т.к. мой сайт открылся только январе этого 2009 года, а события начали разворачиваться в начале декабря 2008-го, во вторых, А. Н. Алексеев и Р.И.Ленчовский, профессиональные социологи, включили  все эти документы в своё аналитическое эссэ, и желающему понять что произошло и как развивались события в связи с обыском в НИЦ «Мемориал», будет разобраться легче и интереснее. Поэтому я не снимая публикацию «Атака на «Мемориал»», помещаю материал А.Н.Алексеева и Р.И. Ленчковского «Хроника текущих событий (обыск в «Мемориале» и не только)

И.М.Яковлева

Версия  16.05.2009. А. А.

Хроника текущих событий (обыск в «Мемориале» и не только)

 Научно-информационный центр «Мемориал»

А. Н. Алексеев

Р. И. Ленчовский

ПРОФЕССИЯ – СОЦИОЛОГ

(Из опыта драматической социологии:

события в СИ РАН – 2008 и не только)

Санкт-Петербург

2009

Содержание

Том 1

От авторов-составителей. Предисловие к томам 1 и 2

Часть 1 . КЕЙС

Глава 1. Казус СИ РАН в зеркале документов и экспертных суждений

Глава 2. Казус СИ РАН в зеркале документов и экспертных суждений

(приложения Е - N)

Глава 3. Казус СИ РАН в зеркале документов и экспертных суждений

(приложения OZ)

Приложение к части 1. Инциденты

Часть 2. КОНТЕКСТЫ (начало)

Глава 4. Вчера и сегодня: социологическая ауторефлексия

Глава 5. Из «Драматической социологии – 2»

Том 2

= «Профессия – социолог»: открывая том 2

Часть 2. КОНТЕКСТЫ (окончание)

Глава 6. К истории социологии «в лицах»

Глава 7. Эстафета памяти

Глава 8. По горячим следам

Глава 9. Хроника текущих событий (обыск в «Мемориале» и не только)

Папка 1

Папка 2

Глава 10. …не последняя?

Заключения не будет

**

Глава 9

Хроника текущих событий

(обыск в «Мемориале» и не только)

= Папка 1

9.1. Обыск 4 декабря 2009 г Свидетельства и документы

9.2. Первые отклики

9.3. Совпадения и гипотезы

9.4. Мировой резонанс

9.5. Что изъяли в «Мемориале» (авт. – Т. Косинова)

9.6. Развитие событий (по материалам Полит.Ру)

9.7. Из пресс-релизов НИЦ «Мемориал»

9.8. Эпизод с представителем РФ в Организации по безопасности и

сотрудничеству в Европе

9.9. Панорама событий с некоторыми подробностями и комментариями

(авт. – Т. Косинова и др.)

9.10. «Мемориал»: третья номинация (2009)

9.11. Письмо российской научной общественности по поводу

рейда на «Мемориал»

9.12. Обращение руководителей национальных европейских архивов

к Президенту РФ

9.13. Дела судебные (январь 2009) (авт. – Т. Косинова; И. Павлов)

9.14. "Дело об обыске" продолжается

9.15. Предварительные итоги

9.16. По второму кругу (март 2009)

9.17. Встречные апелляции

9.18. Изъяли незаконно, пытаются вернуть так же незаконно

9.19. Восстановление нарушенных прав (май 2009)

9.20. Возврат имущества и независимая техническая экспертиза

9.21. Финал «дела об обыске» и некоторые уроки этого дела

(Заявление «Мемориала» от 14.05.2009)

Глава 9

Хроника текущих событий

(обыск в «Мемориале» и не только)

Уважаемые коллеги и друзья!

Для тех, кто уже в курсе, – документация. Для тех, кто еще нет, – информация. Вам – комментарии излишни… Кому интересен протокол обыска в НИЦ «Мемориал» (около 2 МБ) – дайте знать. Могу прислать.

Андр. Алексеев. 5.12.2008. 1:00 (Из рассылки).

Когда меня спрашивают, кто же я,

пессимист или оптимист, я отвечаю,

 что мое знание пессимистично,

но мои воля и надежда оптимистичны.

Альберт Швейцер

     Текст настоящей главы составлен преимущественно из материалов электронных СМИ, лишь упорядоченных нами хронологически и логически. Глава подразделяется на две папки.

     В частности, в папке 1 - актуальный мониторинг, отображающий процесс развертывания событий, непосредственно связанных с обыском в Научно-информационном центре «Мемориал» (СПб) 4 декабря 2008 г., и не только самих этих событий, но и их отображения в общественном сознании. Это – документированная хроника, диахроническая композиция, пополнявшаяся нами изо дня в день, в течение декабря 2008 – мая 2009 г.

Читателю, который имеет время и желание, вместе с авторами, отслеживать ход событий, мы рекомендуем читать эту главу последовательно. Если же такой возможности нет, то стоит обратиться к разделам 9.1, 9.5, 9.15 и 9.21, чтобы составить общее представление об указанных событиях.

Папка 1

9.1. Обыск 4 декабря 2009. Свидетельства и документы

(1)

Из «Живого журнала» http://lev-k.livejournal.com/

2008.12.04 [1].

Обыск 04.12.2008

В питерском НИЦ "Мемориал" (который на Рубинштейна) прямо сейчас проходит обыск.

Пришедших сотрудников не пускают на работу (выталкивают дубинками), а тех, кто уже там, - не выпускают. А более того, не дают им снимать трубки телефонов, самим звонить и т. д. Поэтому на текущий момент не понятно, кто обыскивает и почему.

По мере получения подробностей буду обновлять эту запись.

13:51. По первым не подтвержденным данным обыск проводит городская прокуратура.

14:02. Пришел участковый (милицию вызвали ожидающие снаружи сотрудники) и подтвердил, что проводится обыск. Когда эту информацию мне сообщали по телефону - он тут же взял свои слова обратно и сказал "что не подтверждает, но и не опровергает".

14:13. По поступившей не проверенной информации, дело каким-то образом связано с какой-то статьей в газете «Новый Петербургъ»

14:20. Речь идет о статье Константина Николаевича Черняева «Вот настоящий кандидат!» (№ 27 от 21.06.2007). Т. е. обыск в Мемориале из-за статьи в газете "Новый Петербургъ" от прошлого года.

14:20. Идет изъятие всех винчестеров.

14:33. Приехал адвокат, его не пускают.

15:25. Удалось было войти со съемочной группой ТВЦ, но были выставлены с применением дубинок. Адвоката так и не пустили.

15:40. Удалось получить постановление об обыске, сотрудник НИЦ зачитал по телефону. Занимаемся расшифровкой.

16:07. В общем, смысл такой: обыск проводится по уголовному делу № 601466. Дело о публикации статьи Черняева К. под заголовком «Вот настоящий кандидат!» в газете «Новый Петербургъ» (№ 27 от 21.06.2007). В статье имеются высказывания "унижающие группу лиц по признаку национальности, происхождения, возбуждающие национальную ненависть". Однако во время обыска в "Новом Петербурге" следствию не удалось подтвердить вину Андреева А. В., что именно он подписал статью в печать. По сообщению неназванного источника, эта информация может быть в НИЦ Мемориал. Поэтому и проводится там обыск. Т. к. информацию вытягивал из плохой аудиозаписи - могут быть ошибки. Сейчас продолжаем работу над расшифровкой.

... Расшифровка завершена. Извините за ошибки.

17:25. Адвоката так и не пропустили. Скоро должен приехать еще один. Сделают очередную попытку пройти внутрь.

17:40. Адвокаты пытаются связаться с начальником Колганова М. Г. (следователя, подписавшего постановление на обыск), чтобы реализовать свое законное право присутствовать в момент обыска

17:55. Обыск завершен. Изъяты документы, жесткие диски, все CD и DVD диски. Составить опись унесенной информации следователи не дали.

19:49. Один жесткий диск во время обыска все-таки забран не был - люди в масках не смогли его открутить.

На постановлении нет ни единой визы вышестоящего начальства. Следователь сам себе выписал постановление и сам же его подписал.

Появился отсканированный вариант постановления:

Бланк 83

Постановление о производстве обыска [2]

Санкт-Петербург

03 декабря 2008 г.

     Я, старший следователь следственного отдела по Центральному району Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юрист 2 класса Калганов М. Г., рассмотрев материалы уголовного дела № 601466,

установил:

     Настоящее уголовное дело возбуждено старшим следователем следственного отдела Ромицыным В. В. 09.09.2008 по ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении Андреева А. В. по факту размещения и публикации им 21.06.2007 в газете «Новый Петербург» № 27 (841) статьи Черняева К. под заголовком «Вот настоящий кандидат!», в которой имеются высказывания, унижающие достоинство человека либо группы лиц по признакам национальности, происхождения, возбуждающие национальную ненависть.

     12.09.2008 данное уголовное дело принято мной к своему производству.

Предварительным следствием установлено:

Андреев А. В., являясь соучредителем и главным редактором периодической газеты «Новый Петербургь», действуя умышленно, не позднее 20 час. 00 мин. 20.06.08, находясь в помещении редакции указанной газеты, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, д.1, кв. 6, подписал в печать № 27 (841) газеты «Новый Петербургь», содержащую в себе статью Черняева К. Н. «Вот настоящий кандидат!», изданную тиражом 50000 экземпляров.

Согласно заключения лингвистического исследования № 228/20-СЗ от 30.11.07, проведенного специалистом ООО «Центра Судебных Экспертиз Северо-Западного округа» Кирюхиной Е. В., в статье «Вот настоящий кандидат!» имеются признаки наличия экстремистской деятельности.

03.10.2008, в помещении редакции газеты «Новый Петербургь» был проведен обыск в целях отыскания и изъятия предметов и документов, имеющих отношение к расследуемому преступлению, в том числе, финансово-хозяйственных документов, имеющих отношение к деятельности газеты «Новый Петербургъ», документов в отношении кадров газеты «Новый Петербургъ», представляющие значительный интерес для органов предварительного следствия. Однако, до настоящего времени, не установлено местонахождения документации, свидетельствующей о том из каких источников и кем финансировалась данная газета, не обнаружены и не изъяты те документы, которые подтверждают факт того, что именно Андреев А.В. принимал решение о подписании «в свет» интересующих следствие номеров указанной газеты.

В настоящее время, в распоряжении органов предварительного следствия поступила информация, дающая основания полагать, что вышеуказанные документы, представляющие интерес для органов предварительного следствия, могут находиться в одном из помещений «Санкт-Петербургской благотворительной организации «Мемориал», которое располагается по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 23, кв. 103. При этом, органы предварительного следствия учитывают, что данная квартира переведена в нежилой фонд и в настоящее время не используется для временного проживания.

На основании изложенного и руководствуясь п. 10 ст. 5, ст. 38, частями первой и ст. 182 (частями первой и второй ст. 183) УПК РФ,

постановил

Произвести обыск в помещении «Санкт-Петербургской благотворительной организации «Мемориал», расположенной по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 23, кв. 103.

Старший следователь [Роспись Калганова] [3]

Комментарий "Мемориала":

Ни Андреев, ни автор статьи, ни "Новый Петербург" вообще отношения к "Мемориалу" не имеет. У нас нет хороших отношений, нет плохих. Мы просто не знакомы. Так что, каким образом можно было связать "Мемориал" и это уголовное дело нам не известно.

4:00. В общем, я довольно легко нашел эту самую статью Черняева К. от 21.06.2007 на сайте archive.org, где сохранилась копия ныне не существующего сайта www.newspb.org/. [4] .

Честно говоря, не знаю, что там понаписали в лингвистической экспертизе, но я не вижу в этой статье ничего особенного.

**

(2)

Хроника обыска, составленная Татьяной Моргачевой,

сотрудницей НИЦ "Мемориал", которая находилась внутри помещения  [5]

 

     4 декабря 2008 года в помещении санкт-петербургского Научно-информационного центра «Мемориал» по адресу ул. Рубинштейна, д. 23, кв. 103 прошёл обыск. Обыск сопровождался многочисленными процессуальными нарушениями. Были незаконно изъяты носители электронные информации, что поставило под угрозу работу центра.

     Около 12.00 в дверь НИЦ «Мемориал» позвонил молодой человек в черной куртке, представился: «Я из местного ЖЭКа», и стал интересоваться: не текут ли трубы, нет ли жалоб. Он совершенно не был похож на служащих жилуправления, не назвал его номер, и, кроме того, очевидно, забыл, что ЖЭКи давно уже называются иначе (ЖУ, ЖЭС), и настоящие сотрудники этих служб так и представляются. Но человек не был слишком настойчив, и в помещение пройти не пытался.

     Примерно через десять минут в НИЦ «Мемориал» вошли семь человек в гражданской одежде. Двое из них предъявили удостоверения сотрудников милиции и представились, фамилии остальных были названы позднее. Вслед за ними в помещение вошли двое в форме СОБРа, в масках и с дубинками. Они встали у входной двери, в начале обыска открывали дверь на звонки и молча не пускали, выталкивали сотрудников Мемориала, приходивших на работу. Когда, кроме сотрудников, стали приходить люди с вопросами о происходящем, о причинах визита «силовиков», дверь им открывать перестали, а провода дверного звонка попросту оборвали.

     Старший следователь следственного комитета Михаил Геннадьевич Калганов представился, объявил, что в помещении «Мемориала» будет проведен обыск, и предъявил соответствующее постановление. Он запретил пользоваться всеми видами связи и подходить к компьютерам.

     В это время в помещении находились четыре человека, но только одна из них, Татьяна Викторовна Моргачева, собственно сотрудник, архивист «Мемориала», остальные – волонтеры, включая студентку из Германии Кристин Брюгеманн.

    Следователь сообщил, что обыск проводится по делу, возбуждённому против газеты «Новый Петербургъ» и ее редактора Алексея Андреева. Он спрашивал: хранятся ли в «Мемориале» материалы, связанные с газетой? Часто ли здесь бывал Андреев? Татьяна Моргачева ответила, что Андреев в «Мемориале» не бывал никогда, но, возможно, отдельные изданные номера газеты«Новый Петербургъ» есть в архиве.

     Всех присутствующих собрали в одном помещении. Они должны были все время находиться там же, где «работала» следственная бригада. В уже обысканные помещения, на кухню и в туалет пускали свободно.

     Обыск начался с зала для публичных мероприятий, где, кроме стульев и экрана, находился стеллаж с частью личного архива правозащитника Эрнста Семёновича Орловского, умершего в 2003 году. Эти документы тщательно просмотрели, что заняло более полутора часов.

     К моменту окончания обыска зала о происходящем в НИЦ «Мемориал» было уже широко известно, начались постоянные звонки в дверь - тут-то провода звонка и были оборваны!, - стук в двери, телефонные звонки. В помещение пытались войти: соучредитель НИЦ «Мемориал» Татьяна Косинова, адвокат Иосиф Тогоевич Габуния, вызванные ими участковый и наряд милиции. Никому из них дверь не открыли, и войти не позволили.

     Сотрудники следственной бригады слабо контролировали ситуацию. Татьяне Моргачевой удалось сделать несколько телефонных звонков, а волонтеру Елене Александровой ещё и открыть кухонное окно, рассказать о происходящем и передать «на волю» экземпляр постановления на обыск. Около 16:00 Александровой удалось открыть дверь черного хода, но пытавшиеся войти соучредитель Косинова и съемочная группа канала ТВЦ были вышвырнуты СОБРовцами. Следователь распорядился изолировать Александрову в уже обысканном помещении, однако та не подчинилась; силу к ней применять не стали.

     Далее последовал поверхностный осмотр кладовой, кухни и коридоров. Обыск в рабочем кабинете продолжался также около полутора часов, были внимательно просмотрены все имевшиеся в кабинете документы. В этом помещении находится рабочее место сотрудника НИЦ «Мемориал» Александра Марголиса, который одновременно является Председателем Фонда спасения Петербурга–Ленинграда. На его рабочем месте находились документы Фонда. Из помещения без описи были изъяты финансовые документы Фонда, включая кассовые книги. Следователь прямо отказался составлять опись изымаемых документов. Кроме того, были изъяты принадлежащие Марголису визитные карточки разных людей. Моргачева потребовала их хотя бы пересчитать. На это следственная бригада согласилась. Таким образом, известно, что      изъяты 984 визитки.

     В этом же кабинете была изъята ксерокопия статьи из газеты «Новый Петербургъ» за сентябрь 2007 года, - в статья содержала клевету в адрес Фонда спасения Петербурга-Ленинграда, и лично Александра Марголиса. Осенью 2007 года по факту публикации этой статьи Прокуратура Санкт-Петербурга, и, параллельно, ОБЭП проводили расследование деятельности Фонда. Правда, в итоге никаких претензий к Фонду ни у ОБЭПа, ни у Прокуратуры не осталось.

     Из этого рабочего кабинета следственная группа вышла примерно в 15:40.

     Во всех остальных помещениях обыск проходил гораздо быстрее. Были изъяты несколько CD- и DVD-дисков, лежавших на поверхностях рабочих столов и в дисководах. Большая часть CD- и DVD-дисков, находившихся в остальных рабочих помещениях, осталась нетронутой.

     В каждом помещении сотрудники следственной бригады вынимали из компьютеров жесткие диски. Делал это один из сотрудников, пользуясь при этом перочинным ножом. Других инструментов бригада при себе не имела. Один из жестких дисков они таким странным способом выкрутить не сумели, и оставили этот компьютер. Также не был изъят жесткий диск компьютера, стоявшего в библиотеке - по неизвестным причинам. Всего изъято 11 жестких дисков.

     В помещении архива обыск практически не проводился – только изъятие жестких дисков из компьютера.

     К деньгам и личным вещам сотрудников следственная бригада относилась с подчеркнутым почтением, и не осматривала их. Также не был изъят ноутбук, принадлежащий Кристин Брюггеманн, поскольку сомнений в его принадлежности возникнуть не могло.

     Обыск закончился после вскрытия кабинета директора, Ирины Флиге. Ключа от кабинета в помещении не было, и дверь отжали стамеской из инструментов, принадлежащих НИЦ. Из кабинета Ирины Флиге также были изъяты жесткие диски компьютера, несмотря на то, что все файлы в нем датируются не позднее 2006 года, - при том, что причиной обыска была заявлена статья в газете «Новый Петербургъ», вышедшая летом 2007 года.

     В 17:20 старший следователь Калганов зачитал присутствующим протокол, обыска и предложил его подписать.

     Во время чтения протокола произошел инцидент. Елена Александрова по ходу чтения записывала фамилии присутствующих членов следственной бригады. В этот момент к ней бросился один из понятых, некто Глебов, со словами: «Зачем ты записываешь мою фамилию?», - и стал грубо хватать ее за руку, пытаясь отобрать бумагу. Ни следователь, ни следственная бригада на это никак не реагировали. С некоторым трудом Елене удалось отцепить руки понятого.

     На повторное требование составить опись содержимого изъятых жестких дисков и CD вновь последовал отказ со стороны следователя. Протокол обыска следователь отказался показать даже из собственных рук. Сотрудники следственной группы на копире, принадлежащем Мемориалу, сняли ксерокопию, и предъявили ее для прочтения. Татьяна Моргачева протокол подписать отказалась, составив дополнительный лист с замечаниями по ведению обыска. Марина Батурина отказалась подписать протокол без объяснений. Кристин Брюгеманн также его не подписала, ссылаясь на отсутствие переводчика и представителя Консульства Германии. Елена Александрова протокол подписала, вписав свой протест и замечания.

     Следственная бригада покинула помещение НИЦ «Мемориал» около 17:30, через черный ход.

     …Кажется, первой публикацией на эту тему в электронных СМИ было: В офисе общества «Мемориал» на Рубинштейна идет обыск / Фонтанка Ру. 4 декабря 2008 г. 13:24. (http://www.fontanka.ru/2008/12/04/070/).  [6]. Соответственно, первая публикация в печатных СМИ: Газета выступила — что обыскано // В. Литовченко, Е. Пастухова, А. Козенко / Коммерсантъ. 5 декабря 2008 г. (электронная версия - http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1089054).

**

     Уже 5 декабря в Интернете был вывешен Протокол обыска (выемки) в помещении Научно-информационного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге 4.12.2008: Как «кошмарят» «Мемориал»... / Полит.Ру. 5 декабря 2008.  [7] Воспроизводить здесь эти 15 листов не будем, а только приложенное к Протоколу Заявление сотрудника НИЦ «Мемориал» Татьяны Моргачевой:

(3)

Заявление

К протоколу обыска в помещении НИЦ «Мемориал» от 04.12.2008, произведенного ст. следователем СО по Центральному району СПб.

Калгановым М. Г.

Поясняю:

- Обыск был проведен незаконно, так как

4 декабря 2008 года.

Моргачева Татьяна Викторовна (архивист, научный сотрудник НИЦ «Мемориал»)

Получил ст. следователь Калганов М. Г.

постановление о его проведении не подписано прокурором г. Санкт-Петербурга.

- Мне, Моргачевой Т. В., не была дана возможность ознакомиться с протоколом обыска.

- Все изъятые предметы не имеют отношения к следственному делу.

- Все изъятые системные диски и винчестеры на момент изъятия находились в рабочем состоянии, все компакт-диски также находились в рабочем состоянии.

- Изъятые финансовые документы, принадлежащие Фонду спасения Петербурга-Ленинграда, не имеют отношения к данному следственному делу.

- Изъятые визитные карточки принадлежат лично Марголису А.Д. и не имеют отношения к данному следственному делу.

- Во время обыска в помещение не был допущен адвокат Габуния И.Т., представляющий организацию.

- На стр. 1 протокола обыска неправильно указано название организации, в помещении которой проведен обыск.

- Присутствующей на обыске Александровой Е. А. было отказано в чтении протокола и отказано в возможности вписать в протокол обыска свои замечания, которые у нее были.

- Кроме того допущено рукоприкладство со стороны одного из понятых по отношению к Е. А. Александровой, каковое не было во время пресечено следственной бригадой.

- В связи с отказом внести в протокол описание содержания системных дисков (папок и файлов), от подписи протокола отказываюсь.

**

(4)

Полит.Ру

4.12.2008. 15:58  [8]

Представитель питерского «Мемориала»:

мы не имеем понятия, за что нас не любит прокуратура

     Люди в масках захватили сегодня офис Научно-исследовательского центра правозащитного общества "Мемориал" в Санкт-Петербурге на улице Рубинштейна 23. Они не пускают в помещение сотрудников "Мемориала", заперлись изнутри и проводят обыск.

     «Cвязавшись с людьми, которые находятся внутри, нам удалось выяснить, что обыск проводит прокуратура по делу «Нового Петербурга» по статье «Вот настоящий кандидат», которая вышла 21 июня прошлого года», - рассказала корреспонденту «Полит.ру» представитель питерского «Мемориала» Александра Крыленкова. «Но поскольку мы никакого отношения к этой статье, к этой газете и людям не имеем, то считаем, что это только повод или предлог для проведения обыска», - подчеркнула она.

     «Я не имею понятия, почему нас не любит прокуратура, и зачем она хочет провести у нас обыск», - отметила она. - «В настоящий момент у нас изымаются жесткие диски со всех компьютеров. В офисе находятся четверо наших сотрудников, которые не могут выйти, им запрещается разговаривать по телефону и каким-либо образом это комментировать».

**

(5)

Полит.Ру

4.12.2008. 16:56.   [9]

"Мемориал":

Россия может навсегда лишиться документов по истории террора

     Коллекция уникальных документов по истории российского террора могут быть безвозвратно утеряны в результате обыска офиса Научно-исследовательского центра правозащитного общества "Мемориал" в Санкт-Петербурге. Об этом корреспонденту "Полит.Ру" рассказала директор научно-информационного центра "Мемориал" Ирина Флиге. <…>

     Значительная часть документов общества хранится в электронном виде на винчестерах. «Изымаются все жесткие диски. А понимаете, что такое жесткие диски «Мемориала»? Это архивные документы по истории российского террора, которые мы собирали в течение 20 лет. Это уникальная коллекция, собрания, материалы <…>».[10]

     В данном случае очень велика вероятность механического повреждения процессоров. "Они пока довезут его, они его испортят, и он не будет читаться. Понимаете, это просто технически риск потери этой информации навсегда крайне велик. Даже если вы из одного офиса в другой просто перевозили винчестеры, все равно рисковали бы, потому что они плохо хранятся. У них нет ценных контейнеров", - говорит Флиге. <…>

     Руководство центра не понимает причин захвата офиса "Мемориала". "Что это – война или идиотизм, я не могу этого комментировать. Я это не знаю", - сказала Флиге. "Это просто предлог сделать в «Мемориале» обыск", - заключила она.

**    

(6)

Полит.Ру

5.12.2008. 14:25  [11]

"Мемориал" просит Следственный комитет

вернуть жесткие диски c архивами

Правозащитное общество "Мемориал" подает просьбу в Следственный комитет с требованием вернуть все изъятые жесткие диски, рассказала корреспонденту "Полит.ру" директор научно-информационного центра "Мемориал" Ирина Флиге. Сегодня представители прокуратуры в офис "Мемориала" не приходили, добавила она. <…>

(7)

Санкт-Петербург

05 декабря 2008 года

Руководителю следственного управления

следственного комитета при

прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу

Лавренко А. В.

От Ирины Анатольевны Флиге,

директора Регионального общественного учреждения

Научно-информационный центр «Мемориал»

(191001, Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 23, оф. 103

тел 572 2311, 575 5861, моб. + 7 921 790 21 79)

 

и от Александра Давидовича Марголиса,

Генерального директора Фонда

спасения Петербурга–Ленинграда

(191001, Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 23, оф. 103

тел 572 2311, 575 5861)

Жалоба  [12]

на неправомерные действия сотрудника следственного отдела по Центральному району Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса, старшего следователя Калганов М. Г.

 

     4 декабря 2008 года с 12 до 18 часов в рамках уголовного дела № 601466 старшим следователем следственного отдела по Центральному району Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу Калгановым М.Г. был произведен обыск в помещении РОУ Научно-информационный центр «Мемориал» по адресу Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д. 23, оф. 103.

     Следователя Калганова М. Г. сопровождали неизвестные вооруженные люди в масках, которые вели себя грубо по отношению к сотрудникам НИЦ «Мемориал» и посетителям, сорвали дверной звонок, не разрешали открывать дверь, окна и вступать в контакт по телефону. В это время в помещении находились четыре человека, которых содержали в одной комнате, им не разрешали отвечать на звонки по городским и мобильным телефонам, открывать двери и подходить к окнам.

     В помещение не был допущен, несмотря на неоднократные представления и жалобу прокурору, адвокат Габуния И. Т. Также не были допущены соучредитель НИЦ «Мемориал» Т. Ф. Косинова и сотрудники милиции.

     Без объяснения причин и без описания содержания были изъяты 11 (одиннадцать) жестких дисков из рабочих компьютеров НИЦ «Мемориал», компакт-диски, архивная финансовая документация Фонда спасения Петербурга–Ленинграда, архивные материалы и листовки из фонда «Современная история», которые не имеют никакого отношения к расследуемому делу в рамках ст. 282 УК РФ в отношении сотрудников газеты «Новый Петербург».

 

Просим:

1. Незамедлительно вернуть изъятое имущество НИЦ «Мемориал» и документацию Фонда спасения Петербурга–Ленинграда.

2. Срочно провести проверку всех обстоятельств, изложенных в настоящей жалобе, и устранить допущенные нарушения.

3. Срочно проинформировать нас о результатах проведённой проверки и принятых мерах по указанному адресу.

 

Ставим Вас в известность, что в связи с отказом ст.следователя Калганова М. В. внести в протокол описание информации, имевшейся на изымаемых жестких дисках, мы отказываемся нести ответственность за содержание, которое будет на них выявлено.


 

Приложение

Копия постановления о проведении обыска [13]

Протокол обыска на 15 листах.   [14]

И. А. Флиге,

директор НИЦ «Мемориал»

 

А. Д. Марголис,

Генеральный директор Фонда

спасения Петербурга–Ленинграда

12.12.2008 эта жалоба из СУ СКП РФ была перенаправлена руководителю следственного отдела по Центральному району младшему советнику юстиции П. С. Выменцу, фактическому начальнику следователя М. Г. Калганова, которому было поручено "провести проверку по существу" и "о результатах уведомить не позднее 14.01.09".  [15]

***

9.2. Первые отклики

(1)

Заявление Международного общества «Мемориал» [16]

     4 декабря по постановлению городской прокуратуры был произведен обыск в помещении Научно-информационного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге – исследовательской организации, занимающейся изучением истории сталинского террора. <…>

     Обществу «Мемориал» и его Научно-информационному Центру в Санкт-Петербурге ничего решительно неизвестно ни о газетной публикации, в связи с которой якобы проводится обыск, ни о самой газете «Новый Петербург». По всей видимости, эта публикация – не более чем предлог для производства обыска в помещении «Мемориала».

     На изъятых дисках – базы данных, содержащие биографические сведения о десятках тысяч жертв сталинских репрессий, собранных «Мемориалом» за двадцать лет, уникальные коллекции фотоматериалов и копийных документов по теме советского террора, результаты поисковых работ по разысканию лагерных кладбищ и расстрельных полигонов на территории бывшего СССР, архив аудиозаписей интервью с бывшими узниками ГУЛАГа.

     Международное общество «Мемориал» требует немедленного возвращения изъятых материалов, не имеющих и не могущих иметь никакого отношения ни к каким «экстремистским» публикациям. «Мемориал» предупреждает Санкт-Петербургскую городскую прокуратуру, что эти материалы представляют собой большую научную ценность и что прокуратура несет полную ответственность за их сохранность.

Правление Международного общества «Мемориал»

(5.12.2008)

**          

(2)

В этот же день подобные публичные заявления были сделаны со стороны:

- программы «Наблюдение за защитой правозащитников» (совместная программа Международной Федерации прав человека (FIDH) и Всемирной Организации против пыток (OMCT));  [17]

- депутатов германского Бундестага Марилуизе Бек и Мануэль Саррацин;  [18]

- РОДП "ЯБЛОКО" («О политическом преследовании общества "Мемориал" в Санкт-Петербурге»);   [19]

- Секции «Мемориал» Общества охраны памятников истории и культуры Беларуси;   [20]

- СПб отделения «Amnesty International»; [21]- Правозащитного совета СПб;  [22]

- "Мемориалов" из Бостона, Твери, Томска, Воронежа.   [23]

- Межрегиональной электоральной сети поддержки «Ирэна» - центр «Геликс» (СПб).   [24]

** 

(3)

Фонтанка.Ру

05.12.2008 18:39 [25]

Судьбой «Мемориала» обеспокоены в консульстве США

     Генеральное консульство США просит уполномоченного по правам человека в Петербурге Игоря Михайлова разобраться с ситуацией вокруг «Мемориала». Об этом корреспонденту «Фонтанки» сообщили в пресс-службе петербургского омбудсмена.

     Напомним, в четверг там был проведен обыск, в ходе которого с компьютеров, принадлежащих организации, были изъяты жесткие диски.

     Генеральный консул Шейла Гуолтни сообщила петербургскому омбудсмену, что «Мемориал» пользуется уважением во многих странах» и консульству «непонятны мотивы обыска, представленные на настоящий момент». <…>

     «Мы надеемся, что Вы немедленно займетесь этим вопросом и обратитесь в соответствующие органы власти с настоятельной просьбой обеспечить сохранность взятых в ходе обыска материалов, их скорейшее возвращение "Мемориалу", а также возможность "Мемориалу" беспрепятственно продолжать свою жизненно важную работу», - говорится в обращении.

**

(8)

(Сетевые источники)

     СМИ, первыми откликнувшиеся на указанные события и с разной степенью подробности, однако достаточно точно отобразившие их: Фонтанка.Ру, Эхо Москвы в СПб, Закс.Ру, Полит.Ру, радио «Свобода», Грани.Ру, «Коммерсант» и др. [26]

     В частности, на портале «Полит.Ру» в разделе "Сюжеты" с первых же дней возникла страница "Атака на "Мемориал", где ежедневно публикуются документы, заявления, аналитика и другие материалы: http://www.polit.ru/story/memo.html

     На сайте Международного общества «Мемориал» (http://www.memo.ru/) информация на эту тему представлена в разделах "День за днем" и "Правозащита". Общая рубрика: «Санкт-Петербург. Обыск в Мемориале» - http://www.memo.ru/hr/news/piter/index.htm. См. там также: «Новости сервера» - http://www.memo.ru/servnews.htm.

     На сайте НИЦ «Мемориал» (http://www.memorial-nic.org/) см. раздел «Обыск»: http://www.memorial-nic.org/obysk.html. В этом разделе, кроме собственных пресс-релизов и хроники событии, представлен наиболее полный свод сетевых ссылок.

***  

9.3. Совпадения и гипотезы

(1)

Из сводного пресс-релиза НИЦ «Мемориал» от 16.01.2009 [27]

<…> Контекст.

Обыск был проведен накануне международной научной конференции "История сталинизма. Итоги и проблемы изучения", соучредителем и соорганизатором которой был Международный Мемориал. [28]

     5 декабря на открытии конференции был распространен номер "Рабочих тетрадей" (типографский вариант публикаций сайта "Русский журнал") с некоторыми статьями из раздела "О политике памяти", в частности, статьей Глеба Павловского "Плохо с памятью - плохо с политикой" и статьей Кирилла Бенедиктова "Покаяние без конца", содержащими резкую критику "Мемориала", интервью с Александром Филипповым и другими материалами раздела, которые публикуются на сайте "РЖ" с 09.12.2008. [29]

     Наиболее подробно эта часть атаки на "Мемориал" была откомментирована на радио "Свобода", в передачах Владимира Тольца: Атаки на «Мемориал» и альтернативная история России» / Радио «Свобода». 11 декабря 2008 г. [30]; Слово и дело: атака на "Мемориал"» / Радио «Свобода». 13 декабря 2008 г. [31]- <...>

**

(2)

Полит.Ру

5.12.2008. 08:09. [32]

Накануне беспрецедентной конференции по сталинизму

Следственный комитет прокуратуры атаковал «Мемориал»

     <…> Международное общество «Мемориал» является одной из наиболее авторитетных российских общественных организаций. Действующее с конца 1980-х годов оно включает Научно-информационный и просветительский центр, собирающий информацию о трагических страницах нашего прошлого (так, при его ведущем участии создана база из 2, 6 млн. жертв террора [33]) и помогающий нашему обществу сохранять память о нем, Правозащитный центр, помогающий избежать повторения трагических событий прошлого в настоящем, и организацию жертв политических репрессий. «Мемориал» дважды выдвигался на Нобелевскую премию. [34]

     5 – 7 декабря «Мемориал» вместе с Госархивом Российской Федерации, ИНИОНом, Фондом Первого Президента России, Уполномоченным по правам человека и издательством РОССПЭН проводит международную конференцию по истории сталинизма. [35] Предстоит выяснить, является ли случайным проведение акции по изъятию данных о сталинском терроре накануне проведения этого беспрецедентного по масштабу и значению мероприятия.

**  

(3)

Полит.РУ

5.12.2008. 13:20. [36]

Представитель «Мемориала»:

обыск в офисе может быть связан с демонстрацией фильма о Литвиненко

     Сотрудники следственного отдела следственного управления СКП по Центральному району Санкт-Петербурга вчера провели обыск в петербургском офисе общества "Мемориал". Сотрудники "Мемориала" говорят, что изъяты все базы данных, в результате чего работа общества оказалась парализована.

     В постановлении об обыске сказано, что правоохранительные органы располагают информацией о том, что в офисе "Мемориала" хранятся данные о публикации в газете "Новый Петербург". «Мы никогда с ними не работали»,— недоумевает главный редактор газеты "Минута века" (бывший "Новый Петербург") Алевтина Агеева.

     Представитель «Мемориала», известный правозащитник Юлий Рыбаков также сообщил «Коммерсанту» [37], что они не имеют к газете никакого отношения. По его мнению, это лишь формальный повод, а обыск, скорее всего, инициирован спецслужбами в связи с демонстрацией фильма "Бунт. Дело Литвиненко". Премьера его состоялась в 2007 году на Каннском фестивале. Картина рассказывает о последних годах жизни Литвиненко — бывшего офицера ФСБ, скончавшегося в Лондоне 23 ноября 2006 года. <…>. Впервые его (этот фильм. – Ред.) показали 20 ноября 2008 года в центре имени Андрея Сахарова в Москве и параллельно в петербургском центре "Мемориал". [38]

     В следственном управлении СКП по Санкт-Петербургу факт проведения обыска в офисе "Мемориала", как и официальный повод для следственных действий, подтвердили, но от дальнейших комментариев отказались. В результате обыска были изъяты все жесткие диски компьютеров, бумаги, газетные вырезки и даже визитные карточки. <…>

     Член правления "Мемориала" Александр Даниэль заявил: «Самое страшное произойдет, если эти бесценные материалы будут утрачены. Прокуратура не представляет, какую ответственность на себя взяла».

**

(4)

Фонтанка.Ру

5.12.2008. 16:29 [39]

Прокуратура и "Мемориал": кто что перепутал

     В ходе обыска в «Мемориале» на Рубинштейна якобы были обнаружены некие материалы, подтверждающие связь этой организации с газетой «Новый Петербург». Об этом «Фонтанке» сообщили источники в следственном управлении по Петербургу. Правда, как следует из постановления на обыск, сотрудники правоохранительных органов хотели обыскать все же не тот «Мемориал». Впрочем, возможно, это техническая ошибка, и милиция куда хотела, туда и пришла.

     Обыск в научно-информационном центре «Мемориал», продолжавшийся в четверг около 6 часов, взбудоражил всю правозащитную общественность Петербурга. Постановление на его проведение было подписано старшим следователем следственного отдела прокуратуры Центрального района Михаилом Калгановым. Напомним, его фамилия в последнее время периодически всплывает в СМИ в связи с неоднозначными делами: «дело Резника» [40], «скандал с Пятым каналом», а теперь и «Новый      Петербург».

     <…> В Петербурге есть две организации, носящие одно и то же имя, правда, занимающиеся разными вещами. Так, историко-просветительская правозащитная общественная организация «Мемориал», куда, возможно, хотели «нагрянуть» с обыском сотрудники правоохранительных органов, находится не на улице Рубинштейна, а на      Разъезжей и занимается правозащитной и благотворительной деятельностью.

     На Рубинштейна же находится другой «Мемориал» - научно-информационный центр, который, скорее, функционирует как архив, ведущий картотеку жертв политических      репрессий.

     Следователь следственного отдела по Центральному району Михаил Калганов отказался отвечать на вопросы «Фонтанки» о правильности адреса, указанного в постановлении. Ушли от ответа и в следственном управлении по Петербургу. <…>

     Как рассказала корреспонденту «Фонтанки» научный сотрудник научного центра «Мемориал» Татьяна Косинова, обыски в их офисе закончились в 17:55. Причем сотрудники милиции и следствия предпочли выйти через «черный» ход.

     - Они изъяли жесткие диски из 11 компьютеров, а из одного не смогли выковырять, - перечисляет изъятое Косинова. - Также они по совершенно нам непонятному принципу изъяли некоторое количество DVD и CD-дисков. В частности - практически все архивные диски, даже с перестроечными фотографиями, фото захоронений города Котлас, все неподписанные диски, которые в большей степени были пустыми. Но при этом не взяли диск с фильмом Андрея Некрасова «Бунт. Дело Литвиненко», который лежал сверху.

     Напомним, некоторые правозащитники связывали проведение обыска в «Мемориале» с тем, что ранее в его помещении был продемонстрирован этот фильм.

     В Центре «Мемориал» на улице Рубинштейна не придают значения тому, что в постановлении на обыск указано - силовики намеревались прийти в Санкт-Петербургскую благотворительную организацию "Мемориал", а не в научный центр, который находится по указанному в постановлении адресу.

     - Напутали, наверное. Зачем на это обращать внимание? - удивляется Косинова. - Все мы члены благотворительной организации. У нас действительно есть несколько помещений. На улице Рубинштейна находится научный центр, а социальная приемная совсем по другому адресу.

     Тем временем руководство и юристы подвергшегося обыску центра уже подали жалобы на незаконные и необоснованные действия следствия. Как сообщили корреспонденту «Фонтанки» в «Мемориале», вчера адвокат организации телеграммой отправил жалобу на имя руководителя следственного комитета при генеральной прокуратуре РФ Александра Бастрыкина. Сегодня жалобы будут направлены прокурору Петербурга, руководителю следственного управления по Петербургу, руководителю комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности, председателю комиссии по вопросам правопорядка и законности ЗакСа и уполномоченному по правам человека по Петербургу.

     Напомним, что «Новый Петербург» был закрыт год назад, после того, как Росохранкультура вынесла газете два предупреждения - одно из них было сделано за статью Николая Андрущенко «Почему я иду на марш несогласных», второе – за статью Константина Черняева «Вот настоящий кандидат». После этого в редакции была проведена серия обысков, в результате которых изъяли практически всю оргтехнику. Сразу после прекращения выхода «Нового Петербурга» был арестован его соучредитель Николай Андрущенко, который недавно был освобожден из СИЗО. Однако в октябре этого года по решению суда выпуск газеты формально возобновился.

Максим Фадеев,

Татьяна Востроилова

**    

(5)

Полит.Ру

5.12.2008. 17:45. [41]

Эксперт про обыск в "Мемориале":

будем надеяться, что это глупость следователя

     Обыск и изъятие жестких дисков с архивами в правозащитном обществе "Мемориал" - "будем надеяться, что это глупость", сказал научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете, бывший сотрудник "Мемориала" Николай Митрохин в интервью корреспонденту "Полит.ру".

     По словам эксперта, в последние годы отношение "Мемориала" с властью были достаточно хорошими, и ничто не предвещало таких резких действий. "Это странное событие, поскольку в последние годы «Мемориал» находил общий язык с властью. Несмотря на жесткую критику «Мемориала» действий российской власти в Чечне, его позиции по поводу конфликта в Южной Осетии, в принципе, «Мемориал» в общем и целом считался очень статусной общественной организацией, с которой российские власти имели дело", - сказал Митрохин.

     Подобный шаг мог быть вызван глупостью отдельного следователя, в противном случае это говорит о резком изменении позиции власти по отношению к неправительственным организациям. "Подобный абсолютно бесцеремонный обыск в питерском отделении - это, безусловно, новое слово. Ничего хорошего это не обозначает. Будем надеяться, что это вызвано глупостью и наглостью конкретно взятого следователя Следственного комитета. В противном случае это обозначало бы резкое отношение государственных структур к неправительственным организациям России в целом <…>», - сказал эксперт. <…>

**

(6)

Сводка новостей на Яндекс’е, по состоянию на 6.12.2008. 14:00. [42]

Петербургский офис "Мемориала" возобновил работу после обыска

Все сообщения 114

Фото 22

Видео 2

Цитаты 50

Статьи 8

Из мнений:

Арсений Рогинский, председатель правления Международного общества "Мемориал":

«Мы воспринимаем эти действия только как некоторый искусственный повод для оказания воздействия и давления на нашу организацию. Особенно возмутителен тот факт, что обыск ведется <…> в той части "Мемориала", которая занимается историей. Там собраны старые и редкие документы прошлого века, представляющие историческую ценность. <…> Подобного рода действия наглядно демонстрируют проблемы свободы и состояние гражданского общества в нашем государстве…» [43]

**  

Татьяна Косинова, соучредитель НИЦ «Мемориал»:

«Обыск проводится для устрашения, правда, не до конца ясно, кого именно: самого «Мемориала» или всего гражданского общества. Послезавтра – конференция «Солидарности», на следующей неделе – Марш несогласных…». [44]

**

(7)

Новая газета

8.12.2008, № 45 [45]

«Боевая ничья»

     В московском отеле «Ренессанс» прошла конференция «История сталинизма: итоги и проблемы изучения». В день открытия этой конференции (5 декабря) случилась и другая, посвященная памяти А. И. Солженицына — человека, положившего первый камень в надгробие так и не умершего сталинизма. На Солженицынской конференции было зачитано приветствие президента Медведева. А вот конференцию в «Ренессансе» ни Медведев, ни сам Путин своим приветствием не обласкали. Напротив, днем раньше случился феноменальный по своему юридическому хамству наезд питерской прокуратуры на питерское отделение общества «Мемориал».

     Но вернемся в отель. Около 100 докладчиков, несколько сот слушателей. В зале — министры, директора архивов, историки со всего света.

     Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин констатировал своеобразную боевую ничью: ни сталинизм не победил нас, ни мы не победили сталинизм! И сразу же после этого Лукин сказал: на трибунах и с шумом — мы движемся вперед, а на деле и по-тихому — пятимся назад.

     Поистине блестящий доклад об исторической памяти сделал Арсений Рогинский, подчеркнувший роль Великой Отечественной в конфликте двух памятей — государственно-мифологической и исторической. Память о войне искажена: это память о победе, а не о войне. В нее не умещается плен, например. Память о победе без памяти о цене победы не может быть антисталинской. Из дефицита исторической легитимности у элиты и дефицита идентичности у населения и проистекает концепция Великой России. [46]

Павел Нерлер

*** 

9.4. Мировой резонанс

(1)

ЗАКС.РУ

7.12.2008. 15:03 [47]

Международные организации призывают российские власти

расследовать обыск в петербургском "Мемориале"

     Международная организация Human Rights Watch призывает российские власти расследовать действия следователей, проводивших обыск в офисе петербургского "Мемориала". Директор московского представительства организации Эллисон Гилл назвала случившееся накануне "возмутительным", - передает "Эхо Москвы в Петербурге" со ссылкой на газету "Мой район". По ее словам, действия проводивших обыск "демонстрируют ядовитую обстановку, в которой находятся неправительственные организации России". Как заметила Гилл, архивы "Мемориала" по истории СССР - это национальное достояние.

     Ситуацией обеспокоилось и Генконсульство США в Петербурге. Генконсул Шейла Гуолтни просит разобраться в ситуации уполномоченного по правам человека в Северной столице Игоря Михайлова, - передает "Фонтанка.Ру". Она заявила, что "Мемориал" пользуется уважением во многих странах и консульству "непонятны мотивы обыска, представленные на настоящий момент".

     "Мы надеемся, что Вы немедленно займетесь этим вопросом и обратитесь в соответствующие органы власти с настоятельной просьбой обеспечить сохранность взятых в ходе обыска материалов, их скорейшее возвращение "Мемориалу", а также возможность "Мемориалу" беспрепятственно продолжать свою жизненно важную работу", - говорится в сообщении. <…>

**

(2)

Инопресса.Ру

8.12.2008 [48]

The Observer: Британский ученый жестко осудил

конфискацию архива антисталинских документов

     Видный британский ученый Орландо Фиджес в субботу осудил российские власти за конфискацию архива, который содержит документы о репрессиях в СССР, пишет The Observer. Как сообщает московский корреспондент издания Люк Гардинг, историк расценил случившееся как попытку реабилитации сталинского режима. <…>

     Фиджес в интервью назвал обыск откровенной попыткой запугивания и подчеркнул, что в конфискованном архиве хранятся уникальные документы о советском терроре с 1917 по 1960-е годы.

     Петербургское отделение "Мемориала" не участвует в правозащитной деятельности московского отделения, которое прогневало Кремль своими регулярными докладами о злоупотреблениях в Чечне, а также провело независимое расследование войны в Грузии, утверждает издание. "Однако работа центра идет вразрез с попытками властей при поддержке российских националистов и коммунистов реабилитировать Сталина", - пишет газета. <…>

**

(3)

Полит.Ру

9.12.2008. 00:21[49]

«Мы чрезвычайно возмущены таким обращением с результатами

научных исследований и исследователями»

Письмо представителей мирового научного сообщества против атаки на общество «Мемориал»

Президенту РФ Медведеву Д.

Губернатору Санкт-Петербурга Матвиенко В.

Уполномоченному по правам человека в РФ Лукину В.

Министру внутренних дел Нургалиеву Р.

Министру иностранных дел Лаврову С.

Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.

Прокурору Санкт-Петербурга Зайцеву С.

5 декабря 2008

     Мы, ниже подписавшиеся 259 членов мирового научного сообщества, глубоко обеспокоены действиями представителей прокуратуры города Санкт-Петербурга 4 декабря 2008 во время обыска помещения Научно-информационного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге, ул. Рубинштейна 23-105. При обыске был изъят электронный архив Центра.

     НИЦ «Мемориал» известен во всем мире как центр исследования сталинских репрессий, ГУЛага, и истории неофициальных движений в СССР в 1950-х-1980-х годах. Сотрудники НИЦ «Мемориал» восстановили судьбы тысяч граждан СССР и других стран, ставших жертвами репрессий в 1930-е-1950-е годы. Многие из нас лично знакомы с сотрудниками «Мемориала» или пользовались архивом организации.

     При обыске были изъяты 11 жестких дисков. На этих дисках – базы данных, содержащие биографические справки более 50 000 жертв сталинских репрессий; результаты поиска нескольких сотен мест захоронения жертв репрессий; коллекция (более 10 000 изображений и текстов) «Виртуального Музея Гулага», уникального веб-ресурса, объединяющего более ста региональных российских музеев. Также были изъяты большая база данных к архиву устной истории и электронная коллекция фотографий, включая отсканированные материалы из частных архивов. Более того, следователи конфисковали жесткий диск и документы, принадлежащие искусствоведу Александру Марголису, сотруднику «Мемориала» и директору «Международного благотворительного фонда спасения Санкт-Петербурга-Ленинграда», известному выступлениями в защиту архитектурного наследия города.

     Под угрозой уничтожения находится уникальная коллекция, - результат 20-летней работы. Она бесценна для будущих поколений исследователей во всем мире.

Мы чрезвычайно возмущены таким обращением с результатами научных исследований и исследователями. Мы обращаемся к Вам с настоятельным требованием не допустить уничтожения уникального исторического архива. Единственным правильным поступком может быть немедленное возвращение изъятого законным владельцам.

С уважением

259 подписей.

**

(4)

Полит.Ру

10.12.2008, 16:42 [50]

«Мы сильно обеспокоены обыском,

который прошел в обществе "Мемориал" в Санкт-Петербурге»

Письмо западных историков в поддержку «Мемориала»

 

     Мы, специалисты по истории СССР и сталинизма, сильно обеспокоены обыском, который прошел в обществе "Мемориал" в Санкт-Петербурге, в организации, которая выполняет огромную работу по сохранению памяти истории сталинизма.

     В частности мы просим, чтобы все материалы, имеющие неоценимый исторический интерес, которые собирались этой организацией в течение многих лет, были возвращены ей в кратчайшие сроки.

Москва, 7 декабря 2008

24 подписи [51]

**

(5)

Балтийское инф. агентство

10.12.2008. 11:24 [52]

Реакция мирового сообщества на обыск в «Мемориале» абсолютно естественна

– Ирина Флиге

     Санкт-Петербург. Реакция мирового сообщества на обыск в НИЦ «Мемориал» абсолютно естественна. Такое мнение высказала в среду, 10 декабря, в разговоре с корреспондентом Балтийского информационного агентства (БИА) директор «Мемориала» Ирина Флиге.

     «Ученые обеспокоены судьбой тех научных разработок, которые у нас есть», - подчеркнула она, добавив, что иностранные исследователи пользовались архивами центра и проводили совместные проекты с «Мемориалом».

     В то же время, заявление Госдепартамента США о необходимости немедленно вернуть «Мемориалу» изъятые архивы не вызвало у руководителя центра особых эмоций.

     «Было бы гораздо приятнее, если бы с таким заявлением выступил не Маккормак, а Медведев», - сказала И. Флиге.

     <…> Более 250 иностранных ученых подписали открытое письмо президенту РФ Дмитрию Медведеву с требованием вернуть архивы «Мемориала» и обеспечить условия для продолжения нормальной работы центра (см. выше. – Ред.) . Во вторник, 9 декабря, с аналогичным требованием выступил представитель Госдепартамента США Шон Маккормак.

**

(6)

Полит.Ру

11.12.2008. 11:35 [53]

«Мы требуем, чтобы вы приняли самые решительные меры

для возвращения электронного архива «Мемориала»»

Из Открытого письма Американской ассоциации по стимулированию исследований

в области славистики (AAASS)

     Мы <…> выражаем глубочайшую обеспокоенность действиями прокуратуры Санкт-Петербурга, а именно - нападением на офис информационно-исследовательского центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге 4 декабря 2008 г.

     <…> Мы не понимаем причин этой конфискации, однако создается впечатление, что это попытка задавить научное исследование сталинского и советского прошлого и уничтожить свидетельства происходивших тогда политических репрессий.

     <…> Мы, ученые и приверженцы научной свободы, потрясены тем, как власти Санкт-Петербурга обращаются с научными материалами и исследователями, которые их собрали. Поэтому мы требуем, чтобы вы приняли самые решительные меры для возвращения электронного архива «Мемориала» на место и чтобы к сотрудникам «Мемориала» относились с уважением, которое они заслужили как среди российских историков, так и среди специалистов по истории и культуре России во всем мире.

9 декабря 2008 г.

Члены Правления AAASS (19 подписей)

**

(7)

Полит.Ру

15.12.2008. 8:08 [54]

«Мы требуем в интересах научного сообщества, чтобы конфискованные данные

были незамедлительно возвращены Центру "Мемориал"»

Письмо представителей итальянского научного сообщества

     <…>. Кроме того, все последние годы исследователи Центра работают над созданием большого Виртуального музея ГУЛага - этот проект чрезвычайной важности призван собрать воедино те данные и те - прямые или косвенные - свидетельства, которые хранятся на данный момент в сотнях местных музеев, посвящённых советским концентрационным лагерям.

     Одиннадцать жёстких дисков, из которых состоит конфискованный электронный архив, содержат биографии приблизительно пятидесяти тысяч жертв сталинского террора, все карты массовых захоронений и базу данных, на основании которой и создаётся Виртуальный музей (www.gulagmuseum.org). Среди конфискованных данных - результаты обработки не только документов из советских архивов, но и хранящихся как в государственных, так и в частных архивах собраний фотографий, а также записей всех устных свидетельств, собранных сотрудниками "Мемориала" за последние двадцать лет.

     Есть опасность, что все эти материалы <…> будут утрачены, что нанесёт тяжёлый ущерб российскому и международному научному сообществу и будущим поколениям учёных.<…>

.

10 декабря 2008

Cвыше 30 подписей

**

(8)

Полит.РУ

29.12.2008 [55]

"Итальянское общество за Изучение истории Нового времени

выражает свое недоумение и обеспокоенность"

Президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву

Сергею Лаврову, министр Иностранных Дел РФ

Валентине Матвиенко, Губернатор города Санкт Петербурга

Владимиру Лукину, Представитель РФ за права человека

24 декабря 2008 г.

     <…> Итальянское общество за Изучение Истории Нового Времени (SISSCO), которое является самой крупной ассоциацией историков в Италии, давно знакомо с результатами деятельности Общества «Мемориал», направленной в сохранение памяти о миллионах жертв одной из трагедий прошлого столетия. Итальянское общество за Изучение Истории Нового Времени выражает свое недоумение и обеспокоенность проведением следственных мероприятий в правозащитном научно-информационном центре "Мемориал" в Санкт-Петербурге и просит возвращения изъятых материалов, не имеющих и не могущих иметь никакого отношения ни к каким «экстремистским» публикациям так, как эти материалы представляют лишь научную ценность, они важны для ученых всего мира, а также для следующих поколений исследователей. <…>

**

(9)

ЗАКС.Ру

11.12.2008. 11:28 [56]

Евросоюз обеспокоился обыском в "Мемориале"

 

     Евросоюз выразил в среду глубокую обеспокоенность обыском в офисе исследовательского центра "Мемориал" в Санкт-Петербурге и призвал Москву позволить организации спокойно работать, передает РИА "Новости" со ссылкой на Reuters. <…>

     В заявлении председательствующей в ЕС Франции отмечается, что обыск проводился за несколько дней до 60-летия со дня принятия ООН Всеобщей декларации прав человека. Он является "отрицательным сигналом", в то время как деятельность группы по сохранению памяти жертв сталинских репрессий признана во всем мире.

     "Европейский Союз призывает российские власти гарантировать свободу деятельности этой организации. Он очень обеспокоен использованием законодательства против экстремизма в отношении этой организации", - говорится в документе. <…>

**

(10)

Сайт ОБСЕ.

11.12.2008 [57]

Conseil Permanent No. 744

11 Dėcembre 2008

Déclaration de l’Union européenne au sujet de la perquisition

de l’organisation Memorial à St Pétersbourg le 4 décembre 2008

     L’Union européenne souhaite attirer l’attention du Conseil permanent sur la déclaration de la Présidence au nom de l’Union européenne au sujet de la perquisition de l’organisation Memorial à St Pétersbourg le 4 décembre 2008.

     « L’Union européenne exprime sa vive préoccupation concernant la perquisition dont les locaux de l’organisation Memorial à Saint-Pétersbourg ont été la cible le 4 décembre 2008.

     Cette action, à quelques jours seulement de la commémoration du 60ème anniversaire de la déclaration universelle des droits de l’homme, constitue un signal négatif.

     L’Union européenne invite les autorités russes à garantir la liberté d’action d’une organisation dont le travail et l’action en faveur de la sauvegarde de la mémoire des victimes du régime stalinien et de la protection des droits de l’homme, sont internationalement reconnus et salués. Elle marque sa préoccupation devant le recours à la loi sur l’extrémisme vis-à-vis de cette association

**

(11)

Сайт ОБСЕ.

11.12.2008 [58]

United States Mission to the OSCE

Statement on the

Raid on Memorial in St. Petersburg

As delivered by Deputy Chief of Mission Kyle Scott

to the Permanent Council, Vienna

December 11, 2008

Mr. Chairman

     My delegation shares the concerns just expressed by the European Union about the raid by Russian law enforcement officers on the research center operated by Memorial in St. Petersburg last week.

     Memorial is a respected non-governmental organisation dedicated to remembering the victims of totalitarian repression, and the historical documents and information in its archives are invaluable sources for historians and social scientists worldwide. It is vital to permit their important work to continue without hindrance. We urge the Russian authorities to ensure the speedy and safe return of all seized equipment and archival material. Civil society organizations such as the Memorial research center play a critical role in the development of democratic societies and the promotion of human rights.

     Unfortunately, this action against Memorial is not an isolated instance of pressure against freedom of association and expression in Russia. In the past few weeks alone, there have been reports of harassment against media and other civil society organizations. It is imperative that these organizations and individuals be allowed to function and flourish, free of political pressure, intimidation, harassment, or restrictions, as called for in OSCE commitments.

Thank you.

**

(12)

Полит.Ру

15.12.2008 [59]

"Мы требуем возвращения электронного архива НИЦ «Мемориал» и принесения извинений его сотрудникам"

Президенту РФ Медведеву Д.

Губернатору Санкт-Петербурга Матвиенко В.

Уполномоченному по правам человека в РФ Лукину В.

Министру внутренних дел Нургалиеву Р.

Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.

Прокурору Санкт-Петербурга Зайцеву С.

ОБРАЩЕНИЕ

     Мы, нижеподписавшиеся слушатели, сотрудники и выпускники НОУ ИДПО «Европейский Университет в С.-Петербурге», выражаем беспокойство и возмущение по поводу обыска и изъятия архива Научно-информационного центра «Мемориал», имевших место 4 декабря 2008 года в Петербурге, ул. Рубинштейна 23-103.

     В результате обыска сотрудники прокуратуры изъяли электронный архив исследовательского центра, содержащий бесценные данные, собранные за 20 лет работы «Мемориала» его сотрудниками и волонтёрами: коллекции фотоматериалов проекта «Виртуальный музей Гулага», «Некрополь Гулага», массив копий документов по истории советских репрессий и другие материалы. Многие из этих данных невосполнимы, неосторожное обращение с носителями информации может привести к потере уникальной базы данных «Мемориала».

     Петербургский Мемориал – важнейший ресурсный центр для исследователей: историков, социологов, которые пользуются библиотекой и архивами «Мемориала», проводя исследования. НИЦ «Мемориал» - уважаемая организация, роль и влияние которой в общественной жизни страны, и Петербурга в частности, невозможно переоценить.

     Европейский Университет в С.-Петербурге давно сотрудничает с НИЦ «Мемориал», на базе ЕУ СПб проводятся семинары по проектам «Виртуальный музей Гулага» и «Некрополь Гулага», а с 2003 года «Мемориал» ежегодно проводит в ЕУ СПб Биографические чтения памяти В. В. Иофе.

     Насколько нам известно, НИЦ «Мемориал» не имеет никакого отношения к интересующей прокуратуру газете «Новый Петербург». Поэтому мы считаем непоследовательными действия прокуратуры, а именно, обыск и изъятие архива НИЦ «Мемориал» в процессе расследования дела, касающегося публикации в этой газете. Мы не видим оснований для таких действий сотрудников прокуратуры и считаем изъятие архива незаконным, а обвинение центра «Мемориал», известного также своей правозащитной деятельностью, в поддержке экстремизма – нелепым.

     В связи с этим мы требуем возвращения электронного архива НИЦ «Мемориал» и принесения извинений его сотрудникам.

Около 80 подписей

***

9.5. Что изъяли в «Мемориале»

Полит.Ру

12.12.2008, 10:04 [60]

Одиннадцать жестких дисков

Что изъяли в «Мемориале»

     Можно долго и увлеченно гадать, зачем одному из питерских подразделений Следственного комитета при Прокуратуре РФ вдруг стал нужен «Мемориал»? Кто, кому и какой именно месседж посылал 4 декабря, когда руками следственной группы под руководством юриста второго класса Калганова Михаила Геннадьевича проводил обыск в одном из офисов «Мемориала» в Петербурге? Формальный повод, описанный в калгановском постановлении - поиск вещественных доказательств связи «Мемориала» и закрытой год назад газеты «Новый Петербургъ» - тут ни при чем. Предполагаемая следствием «мемориальская» поддержка публикации ксенофобской статьи - по сути, некий модифицированный вариант «шпионского камня». Чем озвученный повод обыска абсурднее и одиознее, тем маргинальнее выглядит «Мемориал», тем, надо полагать, ярче акт устрашения и дискредитации. И проще задвинуть то, что делает «Мемориал», в дальний и темный угол, на задворки общественного сознания.

     Если нет определенности с мотивами следственных органов, и в этом они адекватны самим себе, то результат их работы нагляден и конкретен - из компьютеров НИЦ «Мемориал» вынуты и унесены в полиэтиленовых пакетах в прокуратуру Центрального района одиннадцать жестких дисков. Старший следователь Калганов отказался составить описание их содержимого, а сотрудник пресс-службы Следственного управления СКП РФ по Санкт-Петербургу Сергей Капитонов подтвердил, что у них это не принято. Калганова, пожалуй, можно понять: составление добросовестной описи заняло бы не один день, а у него на обыск было пять часов.

     Попробуем представить, как могло бы выглядеть описание на верхнем уровне, беглый и неполный перечень основных фондов - того, что хранилось в электронном виде на развороченных компьютерах до 14-15 часов 4 декабря.

     На четырех из одиннадцати дисков был записан архив, фонды и рабочие материалы проекта «Виртуальный музей Гулага». Как известно, «в современной России нет общенационального Музея Гулага». «Он отсутствует не только как материальный объект — его нет в российской культуре в качестве необходимого связующего звена между знанием и пониманием, фактом и событием, опытом и памятью. Память о коммунистическом терроре не стала целостной и неотъемлемой составляющей национальной памяти; она по-прежнему представляет собой фрагментарное воспоминание о локальных событиях, не связанных общей понятийной сущностью». Тем не менее, как считают авторы «Виртуального музея Гулага» [61], «необходимость осмысления опыта Гулага и террора в обобщенном музейном представлении продолжает ощущаться как насущная проблема современности». Проект возник в 2003 году, поначалу в виде академической задачи представить историю и географию вопроса – что создано в разных музеях, какие существуют экспозиции о Гулаге и репрессиях. Оказалось, не так мало – первый перечень содержал около 300 музеев, так или иначе эту тему представляющих, собирающих и хранящих гулаговские коллекции.

     В 2004 году был издан пилотный диск – первый реестр фондов и экспозиций 30 музеев, и открыт сайт проекта [62], представляющий коллекции 71 музея из 6 стран: России, Украины, Литвы, Польши, Латвии и Казахстана. Авторы сайта исходят из того, что «все составляющие будущего Музея Гулага уже существуют в реальности» как «совокупность инициатив энтузиастов и авторских коллективов, разбросанных географически, разобщенных тематически и методологически», это «различные государственные, ведомственные, общественные, школьные и другие музеи, создавшие в своих постоянных экспозициях разделы, посвященные тем или иным аспектам темы, организующие по ней временные или периодические выставки, целенаправленно собирающие документальные и вещественные свидетельства по истории репрессий». Целями Виртуального Музея Гулага стали объединение этих составляющих «в едином виртуальном пространстве для сопоставления и поиска возможности интеграции», сохраняя при этом специфику каждого музея как часть целого.

     Сегодня «Виртуальный музей Гулага» представляет собой «коллекцию разрозненных образов материальной памяти о государственном терроре советской эпохи, прежде всего — памяти музейной. Конечная цель проекта – это создание Виртуального музея, представляющего как общую картину истории террора, так и панораму сегодняшней памяти о нем, в ее материальном воплощении». Состоялись около тридцати экспедиций по музеям Восточной и Западной Сибири, Якутии и Северо-Западу РФ, поездки в Нальчик и Ростов, в Польшу и Германию, четыре экспедиции по литовским музеям… В октябре вышел новый CD-диск проекта и сейчас ведется разработка новой версии сайта проекта [63], которая доступна и открыта для замечаний и дополнений. На ней представлены уже около 100 музейных коллекций и фондов.

     У НИЦ «Мемориал» много партнеров и энтузиастов «Виртуального музея Гулага» в разных странах, его поддерживают несколько фондов и институций. [64] За пять лет были проведены десятки конференций и семинаров: в Сыктывкаре, Ухте, Петербурге, Перми, Кшыжове, Мюнхене, Медвежьегорске и других городах.

     В новой версии диска впервые представлены элементы «внемузейной» памяти о терроре. В новой коллекции «эту память представляют два отдельных компонента. Первый - «Следы Гулага» – знаки прошлого в окружающей нас ландшафтной и антропогенной среде» - фотографии сохранившихся лагерных объектов, хроникальные, документальные и художественные фотографии 1917-2008 годов. Второй – «Некрополь террора» – «сотни сохранившихся, полусохранившихся или почти исчезнувших с лица земли мест захоронений жертв террора». Следующим этапом развития проекта должно было стать «построение на основе собранной коллекции настоящего виртуального музея – с мультимедийным представлением экспонатов, с подробной музейной документацией, со справочным аппаратом, включающим тематические и иные рубрикаторы, указатели, виртуальные картотеки, с тематическими экспозициями, временными и постоянными выставками, разработанной динамической системой виртуальных экскурсий». Весь электронный архив проекта – более 500 тысяч единиц хранения – экспонатов, документов, фотографий, текстов - изъят старшим следователем Калгановым М. Г.

     Второй «немузейный» компонент коллекции связан еще и с тем, что НИЦ «Мемориал» является исполнителем проекта Международного общества «Мемориал» - «Некрополь террора» («Некрополь Гулага»). [65] «Cпецифического статуса мемориальных кладбищ, связанных с государственным террором в СССР, в современной России не существует. Нет и государственной программы, нацеленной на поиск и фиксацию мест захоронений жертв политических репрессий. Архивные документы репрессивных органов практически недоступны». При этом «убийства в политических целях, массовые репрессии, стали нормой политической жизни XX века. Двадцатый век не только оставил в наследство безымянные могилы (мировые войны, кровавые диктатуры), он внес новое понятие – могила (захоронение) как государственная тайна: тайные массовые политические убийства (секретные государственные операции), тайные захоронения. Места исполнения приговоров на протяжении всей советской истории тщательно скрывались, это была и есть до настоящего времени наиболее охраняемая тайна ЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ». Как сказал в своем выступлении Арсений Рогинский [66], «тайна, окутывавшая расстрелы, была столь велика, столь мало источников на эту тему удалось обнаружить, что на сегодня нам известно лишь около 100 мест захоронений расстрелянных 1937-1938 гг. – по нашим подсчетам, меньше трети от общего числа. Пример: несмотря на многолетние усилия поисковых групп, не удается найти даже захоронения жертв знаменитых «кашкетинских расстрелов» около Кирпичного завода под Воркутой. Что же до лагерных кладбищ, то мы знаем лишь считанные десятки из нескольких тысяч когда-то существовавших».

     Этот проект долгие годы не мог найти поддержку ни одного из спонсоров и исполнялся на волонтерских началах сотрудниками НИЦ «Мемориал» и энтузиастами. В течение пяти лет велась переписка с ведомствами и архивами, собирались по крупицам, по отдельным упоминаниям в мемуарах и газетных публикациях сведения о местах захоронений. Их перечень частично представлен и доступен [67] на новой демо-версии сайта «Виртуальный музей Гулага» Только в этом году удалось получить первое финансирование от Международного благотворительного фонда имени Д.С.Лихачева на подготовку к публикации реестра «Некрополь Гулага».

     До сих пор Прокуратуру не интересовала судьба найденных НИЦ «Мемориал» мест массовых расстрелов и захоронений в урочище Койранкангас, у которого вообще нет официального статуса. Эти могилы расположены в центре действующего Ржевского артиллерийского полигона под Петербургом, доступ туда закрыт, а юрисдикция территории и субъект надзора за ней не определены до сих пор, с августа 2002 года... Весь электронный архив проекта - документы, материалы, описания, справки, фотографии более чем 500 мест массовых и единичных расстрелов, лагерных и тюремных кладбищ, кладбищ интернированных, спецпоселенцев и трудармейцев, могил ссыльных на территории современной России – изъяты во время обыска.

     С 2006 года НИЦ «Мемориал» является хранителем Алексеевского архива [68] – Архива Перестройки, переданного из Социологического института РАН. Первые результаты работы над описанием и оцифровкой перестроечного самиздата были опубликованы на сайте НИЦ «Мемориал» в январе – электронный архив самиздатского журнала «Меркурий». [69] На базе Алексеевского архива с марта этого года сотрудники НИЦ «Мемориал» и Центра независимых социологических исследований под руководством А. Д. Марголиса занимаются составлением первого энциклопедического справочника «Общественно-политическая жизнь Ленинграда 1985-1991 годов», посвященного истории Перестройки. Инициаторы «уникального источника по истории переломной эпохи» задались целью собрать и систематизировать свидетельства непосредственных участников бурной общественной жизни Ленинграда этого времени. Многих уже нет среди живых, и круг свидетелей неуклонно сужается, что делает планируемую работу весьма актуальной. Именно выявление, интервьюирование, анкетирование горожан, живых свидетелей и участников общественного движения тех лет является главной целью проекта. Для издания записаны 70 интервью с общественными, государственными и партийными деятелями той эпохи, составлена хроника событий, дайджест, написаны около 500 энциклопедических статей, собран архив фотографий Перестройки – более 20 тысяч электронных документов и файлов, электронный архив перестроечного самиздата, рукопись будущего справочника. Все это изъято следователем Калгановым. Под угрозой исчезновения находится рукопись энциклопедического справочника и результат работы над ним семи человек в течение всего 2008 года.

     Два диска из одиннадцати были сняты с компьютера покойного Вениамина Викторовича Иофе, основателя НИЦ «Мемориал» [70], несмотря на то, что все файлы в нем датируются временем не позднее 2006 года (напомним - причиной обыска была заявлена статья в газете «Новый Петербургъ», вышедшая летом 2007 года). Изъят электронный архив статей, материалов и баз данных, составляемых В. В. Иофе с 1969 года: базы данных и сведения более чем о пяти тысячах социал-демократов, 900 анархистах, база данных на политзаключенных послесталинского периода (после 1953      года). [71]

     Материалы международных биографических чтений памяти В. В. Иофе «Право на имя. Биографика 20 века» [72], которые ежегодно проводятся в апреле в Европейском университете в Санкт-Петербурге, тексты докладов, фотографии, расшифровки и цифровые записи дискуссий, собранные за 6 лет (первые чтения состоялись в 2003 году), макеты изданных сборников материалов – весь электронный архив чтений тоже был      изъят 4 декабря.

     Изъят весь электронный архив устной истории. Он составляет особую часть архива НИЦ «Мемориал» и включает документы и материалы проектов устной истории за разные годы, а также около 100 биографических фондов (оцифрованные фотографии и документы, собранные в процессе записи интервью). Его основой являются биографические и тематические интервью (цифровые и оцифрованные звуковые файлы и транскрипты), записанные с 1988 года. Это интервью с участниками независимых общественных движений (философские и религиозные кружки, скаутское движение), политзаключенными советских лагерей (1920-1980-х годов); диссидентами и правозащитниками (биографические и тематические); детьми и женами репрессированных, бывшими узниками фашистских лагерей и остарбайтерами («восточными рабочими»).

     Основные проекты центра устной истории НИЦ «Мемориал» последних лет:

     - 2005-2006: «Документирование историй жизни бывших рабов и каторжников (восточных рабочих и узников нацистских концлагерей)» совместно с заочным институтом истории и биографии (Хаген, Германия) и Фондом «Воспоминание, ответственность и будущее» (Берлин, Германия);

     - 2004-2005: «История повседневности и ментальности в историях семей, живших в СССР в 1917–1956 годы» совместно с доктором Орландо Файджесом (Лондонский университет);

     - 2003-2004: «Женская память» семинары по методике записи устного интервью совместно с OWEN (Берлин, Германия).

     - 1992-2006: «Диалог. Советско-польские диссидентские связи и взаимовлияния. 1950-1980-е годы».

     Изъяты базы данных, электронные картотеки, фотографии, оцифрованные документы и материалы на 50 000 человек, подвергшихся репрессиям в разные годы, в том числе по темам:

- Красный террор,

- Большой террор,

- Репрессии в Красной армии,

- Репрессированные политехники,

- История шарашек,

- Места заключения в Петрограде-Ленинграде,

- Юзеф Чапский,

- История Соловецких лагерей особого назначения,

- Гулаг как колонизатор русского Севера,

- История репрессий в Петрограде-Ленинграде. [73] (На основе фонда сотрудниками НИЦ «Мемориал» написаны около 100 статей для энциклопедии «Санкт-Петербург» [74],

а также по десяткам других тем.

Вернется ли все это, когда и в каком виде? – Нет ответа.

Татьяна Косинова

***

9.6. Развитие событий (по материалам Полит.Ру)

(1)

Полит.Ру

10.12.2008. 18:48 [75]

Представитель следственного отдела ничего не слышал

о нарушениях в ходе обыска "Мемориала"

 

     Что ожидалось найти в "Мемориале" представляет собой тайну следствия, а содержание электронных носителей при изъятии не протоколируется, утверждает Сергей Капитонов, представитель пресс-службы следственного отдела Следственного управления при Прокуратуре России по Санкт-Петербургу. Также он добавил, что ничего не слышал о допущенных в ходе обыска нарушениях. [76]

     Капитонов заявил, что в "Мемориале" ожидалось найти вещи, представляющие интерес для следствия <…>. "То, что было изъято и не относится к материалам дела, не представляет интерес, будет возвращено. А то, что, грубо говоря, представляет интерес для следствия, в ходе следствия, может, будет признано вещественным доказательством", - сказал он.

     На вопрос "Чем можно объяснить нарушения, допущенные в процессе обыска?", Капитонов ответил: "Такого не может быть". В любом случае в этом участвовали понятые. И те лица, у которых проводился обыск, вправе обжаловать действия следователя в суде или написать жалобу в соответствующее руководство следователя, это их право. Если, по их мнению, такие факты (нарушения) имели место быть, значит, они должны написать соответствующую жалобу или обращение, и это будет рассмотрено. Пока мне про это ничего не известно", - сказал Капитонов.

     Как уже писал "Полит.Ру" беспокойство вызывает в частности сохранность электронных архивов, которые хранились на 11 жестких дисках, изъятых в ходе обыска."В законе написано, что то, что изымается, описывается в протоколе, по возможности опечатывается, как правило. В УПК все расписано", - сказал представитель отдела. Протоколируются при изъятии только сами диски, а не их содержимое. "Если это диск, то он может быть там не один, их могут быть десятки. Они должны быть изъяты и описаны в протоколе соответствующим образом: куда они помещены, в коробку или куда, опечатаны с подписями понятых. Потом следователь должен их осмотреть, тоже в присутствии понятых. Это займет не один час, может, не один день. Поэтому законом предусмотрено, что все изымается, опечатывается, все вносится в протокол", - за сохранность информации на дисках при этом, похоже, никто не отвечает. <…>

**

(2)

ЗАКС.Ру

10.12.2008. 19:53 [77]

"Мемориал" вызывают на допрос

     <…> Руководитель "Мемориала" Ирина Флиге должна явиться в следственный отдел по Центральному району управления на допрос в качестве свидетеля по делу редакции газеты "Новый Петербург". Она получила повестку на 12 декабря, - рассказал корреспонденту ЗАКС.Ру адвокат научного центра "Мемориал" Иван Павлов.

     По словам Ивана Павлова, в пятницу "Мемориал" надеется получить ответ на вопрос: по какой причине производился обыск в научном центре. "В пятницу состоится полноценная встреча следователей с представителями общественной организации, - сообщил он, - и мы надеемся получить объяснения происходящего". "Если мы не получим их и в пятницу, то научному центру ничего не останется, как подать жалобу и в судебные органы", - заявил адвокат. Именно неясностью предъявляемых организации претензий объясняется тот факт, что научный центр пока не обратился в суд с тем, чтобы обжаловать постановление на обыск, как объяснил адвокат. <…>

     Адвокат "Мемориала" сообщил о готовности организации предстать перед следствием в качестве свидетеля. "Давать свидетельские показания - долг каждого гражданина. В данном случае, поскольку ни Ирина Флиге, ни возглавляемая организация не имеют никакого отношения к уголовному делу, нам любопытно узнать, в связи с чем ее вызывают. Если ответ на этот вопрос мы не получим, то это будет свидетельствовать о полной некомпетентности ведущих расследование должностных лиц", - заявил Павлов. <…>

     На вопрос о том, как можно оценить обыск сейчас, по его окончании, Ирина Флиге сообщила, что о завершении "следственных работ" в научном центре говорить вряд ли приходится. "Ничего не закончилось, - прокомментировала ситуацию она. - Нам отдали незначительную часть бумаг, самое главное - жесткие диски, на которых находятся наши базы данных по истории террора, персональные базы данных - не возвращено. Более того, сроки возврата документов, несмотря на наши просьбы, не озвучены", - сказала Флиге.

     <…> Вместо архива научному центру вернули документацию о ведении финансово-хозяйственной деятельности "Мемориала" за последние семь лет. <…>


**

(3)

Полит.Ру

13.12.2008. 10:50 [78]

Следователь Калганов отказался объяснять мотивы атаки на «Мемориал»

      В рамках атаки, предпринятой в Санкт-Петербурге на Научно-информационный центр "Мемориал" в пятницу, 12 декабря, состоялся допрос директора НИЦ "Мемориал" Ирины Флиге в присутствии адвоката Ивана Павлова.

     Перед началом допроса Ирина Флиге подала вызвавшему ее формальному инициатору рейда старшему следователю следственного отдела по Центральному району Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юристу 2 класса Михаилу Калганову заявление, ставящее его в известность о том, что «по делу №601466 никаких сведений, имеющих значение для следствия, сообщить» не может: ни она лично, ни организация РОУ НИЦ «Мемориал», руководителем которой она является, не имеет «никакого отношения ни к газете «Новый Петербург», ни к каким-либо публикациям этой газеты».

      Вторым пунктом заявления являлся категорический отказ от попытки «засекретить» следственные процедуры. Как указала Ирина, «все сведения относительно проведенного обыска, допроса, следственных, процессуальных и иных действий со стороны Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу, а также относительно изъятых в ходе обыска материалах, которые Вы сообщите мне во время допроса или в частной беседе, будут немедленно преданы публичности».

     Допрос длился недолго. По словам Ирины Флиге, «В процессе допроса мы (я и адвокат Иван Павлов) не получили ответы на интересующие нас вопросы: обоснованность и мотивация обыска, а также срок возврата изъятых электронных носителей. Так на вопрос Ивана Павлова о мотивах обыска следователь Калганов отвечал: "Все ответы вы получите при следующих встречах"».

     Следователь Калганов обещал в понедельник, 15 декабря, по возможности отдать часть изъятых жестких дисков.. <…>

**

(4)

Полит.Ру

13.12.2008. 11:41 [79]

Адвокат пожаловался в суд на нарушения в ходе рейда на «Мемориал»

По итогам допроса, на котором следователь Михаил Колганов (формальный инициатор рейда в «Мемориал») отказался отвечать на вопросы о мотивах обыска, а также о сроках возвращения всех изъятых ценнейших материалов, адвокат НИЦ «Мемориал» Иван Павлов подал жалобу на незаконность обыска в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга. <…>

**

(5)

Полит.Ру

13.12.2008. 11:05 [80]

"Признать незаконным постановление о производстве обыска"

В Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга

адвоката Павлова И. Ю. (196105, Санкт-Петербург, а/я 354, тел. 963-65-11)

представителя Регионального Общественного

Учреждения Научно-Информационный Центр

«Мемориал» (далее НИЦ «Мемориал»)

ЖАЛОБА

на незаконность обыска

     В производстве старшего следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу , юриста 2 класса М. Г. Калганова находится уголовное дело № 601466, возбужденное в отношении Андреева А.В. по ч.1 ст. 282 УК РФ.

     4 декабря 2008 года в офисе НИЦ Мемориал по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 вышеуказанным следователем был проведен обыск, в ходе которого были изъяты документы и имущество, перечисленное в протоколе обыска.

     Следователь мотивировал свои действия постановлением от 3 декабря 2008 года , согласно которому планировалось провести обыск у другого лица – «Санкт-Петербургской благотворительной организации Мемориал». Помещение, расположенное по адресу Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв.103, находится в частной и единоличной собственности нашей организации и не имеет никакого (в юридическом смысле! – Ред.) отношения к «Санкт-Петербургской благотворительной организации «Мемориал».

     В постановлении о производстве обыска указано, что данное следственное действие проводится в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в связи с публикацией в газете «Новый Петербургъ» статьи под названием «Вот настоящий кандидат!». Между тем, НИЦ Мемориал не имеет никакого отношения ни к подготовке указанной статьи, ни к ее публикации, ни к самой газете, ни к каким-либо ее сотрудникам.

     Согласно уголовно-процессуальному законодательству, при производстве обыска следователь должен строго ограничиваться изъятием предметов и документов, имеющих отношение к делу.

     В соответствии с ч.1 ст.35 Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом.

     Следователем «перед началом обыска было предложено добровольно выдать документы, предметы, имеющие значение для дела, а также вещи, запрещенные к гражданскому обороту (огнестрельное оружие, наркотические средства …).

     Таким образом, к расследуемому делу могли относиться лишь документы, связанные с публикацией в газете «Новый Петербургъ» спорной статьи. Поскольку такие документы в НИЦ Мемориал отсутствовали, следователь изъял все, что попалось ему на глаза. В ходе обыска изъяты предметы и документы, имеющие отношение к нашей организации. Каких-либо предметов и документов, принадлежащих организации, указанной в постановлении «»Санкт-Петербургской благотворительной организации «Мемориал») в нашем офисе обнаружено не было, как не были найдены какие-либо предметы и документы, относящиеся к публикации в газете «Новый Петербургъ» спорной статьи. Между тем, это обстоятельство не остановило следователя от изъятия всего того, что «попалось ему под руку».

    Согласно ч. 11 ст. 182 Конституции РФ, при производстве обыска вправе присутствовать адвокат того лица, в помещении которого производится обыск. Между тем, следователь незаконно отказал нашему коллеге адвокату Габуния И. Т., явившемуся во время производства следственного действия в офисе НИЦ Мемориал, в присутствии в ходе обыска и оказании нашему доверителю квалифицированной юридической помощи.

     Изъятые в ходе обыска документов и предметов делает невозможным нормальную деятельность организации – нашего доверителя и, тем самым, причиняет ему имущественный ущерб и моральный (репутационный) вред. Все изъятое в ходе этого обыска никакого отношения к расследуемым событиям не имеет.

     Кроме того, в нарушение требований ст. 182 УПК РФ, следователь, производивший обыск, не предъявил «все изымаемые предметы и документы понятным и другим присутствующим лицам». Об этом свидетельствует то т факт, что, согласно протоколу обыска, все документы изымались «папками», без их осмотра и описания, даже без указания точного количества. В таком случае, даже после последующего осмотра в кабинете следователя изъятого в офисе НИЦ Мемориал имущества, ни присутствовавшие при обыске понятые, ни другие присутствовавшие лица не могут убедиться, что именно те предметы и документы, которые были изъяты в офисе НИЦ Мемориал и именно в таком количестве и с таким содержанием.

     Указанные в настоящей жалобе обстоятельства зафиксированы в заявлении одного из присутствующих при обыске лиц – Моргачевой Т. В. – сотрудника НИЦ Мемориал (см. стр. 15 протокола обыска)

     Таким образом, необоснованно само решение о производстве указанного обыска и незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск.

     На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 123, 125 и 182,

ПРОСИМ:

     При назначении судебного заседания истребовать из следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о производстве обыска, а также иные документы, подтверждающие обоснованность и законность принятия решения о производстве обыска и изъятии предметов и документов.

      Признать незаконным постановление следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова о производстве обыска 3 декабря 2008 года в помещении Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал».

     Обязать следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М.Г. Калганова возвратить Региональному Общественному Учреждению Научно-Информационный Центр «Мемориал» все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска.

Приложение:

1. доверенность

2. протокол обыска

3. постановление о производстве обыска.

Адвокат И. Ю. Павлов

12.12.2008

***

9.7. Из пресс-релизов НИЦ «Мемориал»

(1)

<…> 5 декабря, в 17 часов, ст. следователь Калганов М. Г. позвонил в приемную общества "Мемориал" на Разъезжую улицу, 9 (так! – Ред.) и сообщил, что он готов вернуть часть документов Фонда спасения Петербурга-Ленинграда, изъятых на обыске. В переговоры с ним вступил адвокатов Иван Павлов. Встреча для передачи документов сотрудникам НИЦ "Мемориал" следователем М. Калгановым была назначена на 14 часов 8 декабря 2008.

8 декабря состоялась встреча Ирины Флиге, директора НИЦ "Мемориал", Татьяны Моргачевой и адвоката Ивана Павлова, представляющего интересы НИЦ "Мемориал" со следователем М. Г. Калгановым. <…> Встреча длилась чуть более полутора часов. Во время встречи М. Калгановым были возвращены изъятые 4.12.08 на обыске архивные финансово-хозяйственные документы и материалы Фонда спасения Петербурга-Ленинграда за 2000-2007 годы.

<…> Иван Павлов сообщил, что следователь М. Калганов взял с него, а также с И. Флиге и Т. Моргачевой "подписку о неразглашении содержания показаний, за исключением установочных и иных общеизвестных данных по делу 601466". К общеизвестным сведениям относятся на сегодняшний день, после публикации в различных СМИ, тексты постановления о производстве обыска от 3.12.2008 и протокол обыска от 4.12.2008. Как сказал И. Павлов, следователь М. Калганов при проведении обыска в четверг, 4 декабря, не взял никаких подписок о неразглашении с сотрудников НИЦ "Мемориал" и присутствовавших при обыске практикантки из Германии Кристин Брюггеманн и волонтера Елены Александровой. <…>

В ходе встречи Ирине Флиге была вручена повестка на допрос в качестве свидетеля по делу 601466 на пятницу, 12 декабря.

**

(2)

12 декабря 2008 г.

В Научно-информационном Центре «Мемориал» (Санкт-Петербург)

Пресс-релиз № 3 [81]

     Появились первые комментарии официальных лиц относительно обыска в петербургском Научно-информационном Центре «Мемориал». К сожалению, они не прояснили существа дела.

     10 декабря. Сергей Капитонов, представитель пресс-службы следственного отдела Следственного управления при Прокуратуре России по Санкт-Петербургу сообщил журналистам на брифинге, что в офисе «Мемориала» следствие рассчитывало найти «предметы, носители и вещи, представляющие интерес для следствия». Что это за предметы и носители, составляет, по словам Капитонова, тайну следствия. Более внятных комментариев от Капитонова добиться не удалось.

     Следователь Михаил Калганов, ведущий дело, продолжает отказываться от комментариев прессе, также ссылаясь на тайну следствия и отсылая журналистов за разъяснениями в пресс-службу прокуратуры

     12 декабря директор НИЦ «Мемориал» Ирина Флиге была вызвана на допрос в прокуратуру Центрального района Санкт-Петербурга.

Перед допросом Флиге вручила следователю Калганову следующее заявление:

      Перед началом допроса ставлю Вас в известность, что:

      1. по делу №601466 никаких сведений, имеющих значение для следствия, сообщить не могу: ни я лично, ни организация РОУ НИЦ «Мемориал», руководителем которой я являюсь, не имеют никакого отношения ни к газете «Новый Петербург», ни к каким-либо публикациям этой газеты;

      2. все сведения относительно проведенного обыска, допроса, следственных, процессуальных и иных действий со стороны Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу, а также относительно изъятых в ходе обыска материалах, которые Вы сообщите мне во время допроса или в частной беседе, будут немедленно преданы публичности.

Флиге И.А.,

директор НИЦ «Мемориал»»

Заявление Флиге было принято Калгановым и приобщено к делу. [82]

     Сам допрос, на котором, кроме Флиге, присутствовал также адвокат НИЦ «Мемориал» Иван Павлов, продолжался около двух часов. Допрос свелся к фиксации в протоколе паспортных данных Ирины Флиге, установочных данных и положений устава НИЦ «Мемориал»; следователь также пытался выяснить, могли ли сотрудники газеты «Новый Петербургъ» посещать «Мемориал». Никаких вопросов, касающихся существа дела, задано не было. Никаких пояснений относительно причин обыска, а также резонов, позволивших следствию предположить наличие связи между «Мемориалом» и газетой «Новый Петербург», в отношении которой ведется следствие, Калганов также не захотел давать.

      На прямой вопрос адвоката о мотивах обыска Калганов ответил, что все ответы они получат «при следующих встречах».

      По окончании допроса Калганов неопределенно пообещал, что в понедельник 15 декабря винчестеры, изъятые при обыске, возможно, будут возвращены «Мемориалу», и сказал, что он позвонит по этому поводу адвокату в понедельник утром. Осталось непонятным, имелось ли в виду возвращение всех винчестеров или лишь части их. Калганов сообщил, что ввиду большого объема и разнообразия информации, содержащейся на изъятых дисках, следствие намерено скопировать всю эту информацию, после чего вернуть носители. (Так! Выделено нами. – Ред.).

     После допроса адвокат Павлов подал в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга жалобу на незаконность обыска, проведенного 4 декабря. Содержание жалобы сводится к трем пунктам. Во-первых, в постановлении на обыск неправильно указано название организации («Санкт-Петербургская благотворительная организация «Мемориал»» вместо «Научно-информационный Центр «Мемориал»»). Во-вторых, за неимением в офисе «Мемориала» документов, имеющих отношение к возбужденному уголовному делу, следователь изымал все, что попадалось под руку. И, наконец, в третьих, в нарушение закона изымаемые предметы и документы не были предъявлены понятым и другим присутствующим при обыске лицам.

Канцелярия районного суда зарегистрировала это заявление.

* * *

     Продолжают поступать заявления и обращения в поддержку «Мемориала» в связи с налетом прокуратуры на петербургский офис организации. Вслед за Международным обществом «Мемориал» и правозащитной организацией Human Rights Watch в защиту санкт-петербургского «Мемориала», с требованием полного расследования событий 4 декабря и возвращения изъятых архивов выступили:

     - партия «»Яблоко»; «Международная Амнистия» и ее отделения в Санкт-Петербурге, США и Германии; депутаты германского бундестага от фракции «зеленых» Марилуизе Бек и Мануэль Сараццин; Харьковская правозащитная группа (Украина); Госдепартамент США; Правозащитный совет Санкт-Петербурга; Белорусская секция Международного «Мемориала», Берлинский «Мемориал», Екатеринбургское общество «Мемориал», Свердловское и Пензенское областные отделения Российского «Мемориала»; Екатеринбургский Информационно-правозащитный Центр; Екатеринбургский Центр поддержки гражданских инициатив «Открытое общество». (См. также выше. – Ред.).

Данный список заведомо неполон: мы перечислили здесь только те выступления, информация о которых дошла до НИЦ «Мемориал».

Статьи, посвященные инциденту в санкт-петербургском офисе «Мемориала», продолжают появляться в российских интернет-изданиях (Полит.Ру, «Права человека в России», Агентство «Регнум», NEWSru, «Грани» и др.), некоторых российских «бумажных» газетах («Коммерсантъ», «Новая газета»), а также в ведущих газетах мира: «Ле Монд» (Франция), «Обсервер» и «Таймс» (Великобритания), «Коррьере делла сера» (Италия), «Эль Паис» (Испания).

Особое значение для нас имеет поддержка, которую оказало «Мемориалу» в эти дни международное научное сообщество. Ученые со всего мира, в том числе и из России, обращаются к Президенту РФ Дмитрию Медведеву, губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко, Уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину, Министру внутренних дел РФ Рашиду Нургалиеву, Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, прокурору Санкт-Петербурга Сергею Зайцеву, другим официальным лицам с требованием немедленного возвращения санкт-петербургскому Научно-информационному Центру «Мемориал» изъятых у него материалов. Нам известны следующие обращения [83]:

- письмо европейских ученых-гуманитариев (271 подпись); письмо 26 зарубежных участников международной научной конференции «История сталинизма: итоги и проблемы изучения», проходившей 5-7 декабря в Москве; письмо 29 итальянских ученых, которое подписали также и две организации – Архив Марко Пецци и издательство «Одрадек» [84]; письмо группы австрийских ученых; обращение Совета Американской Ассоциации ученых-славистов (AAASS) - организации, объединяющей в своих рядах более 2700 членов; протест 62 сотрудников, слушателей и выпускников Европейского университета в Санкт-Петербурге.[85]

Научно-информационный Центр «Мемориал» в Санкт-Петербурге благодарит всех, кто поддерживает наше требование вернуть «Мемориалу» электронные архивы, изъятые на обыске 4 декабря, и выражает уверенность, что объединенными усилиями мы сумеем быстро добиться положительного результата.

(3)

17 декабря 2008 г.

В Научно-информационном Центре «Мемориал» (Санкт-Петербург)

Пресс-релиз № 4 [86]

15 декабря ни один из двенадцати жестких дисков, изъятых 4 декабря в НИЦ «Мемориал» (в предыдущих сообщениях ошибочно говорилось об 11 жестких дисках), все еще не был возвращен. Более того, следователь Калганов, вопреки своему обещанию, так и не позвонил адвокату «Мемориала» И. Ю. Павлову, чтобы договориться с ним о времени и процедуре возвращения.

     Судебное разбирательство по жалобе адвоката Павлова на необоснованность и незаконность обыска было назначено к рассмотрению в Дзержинском федеральном суде Санкт-Петербурга на среду, 17 декабря, на 11 часов утра.

* * *

     16 декабря в 14 часов в пресс-клубе «Зеленая лампа» состоялась пресс-конференция для журналистов, озаглавленная «Что искали в «Мемориале»?». В пресс-конференции приняли участие: директор НИЦ «Мемориал» (СПб) И. А. Флиге, адвокат И. Ю. Павлов, генеральный директор Фонда спасения Петербурга-Ленинграда А. Д. Марголис, сотрудница НИЦ Т. В. Моргачева, член Правления Международного «Мемориала» А. Ю. Даниэль, член Совета учредителей НИЦ Т. Ф. Косинова. Присутствовало около полутора десятков журналистов, включая корреспондентов трех телевизионных каналов (НТВ, ГТРК «Петербург – 5 канал», «100 ТВ»), «Новой газеты», радиостанции «Эхо Петербурга», информационных агентств «Росбалт», «Интерфакс», БИА, интернет-сайтов Полит.Ру, ЗАКС.Ру, Лениздат.Ру.

     Иван Павлов подробно разъяснил присутствующим правовую сторону дела, а также сообщил о том, что он подал в суд жалобу на необоснованность и незаконность проведенного обыска и что жалоба назначена к рассмотрению на 17 декабря.

     Ирина Флиге рассказала о «допросе» в пятницу 12 декабря (как резюмировал адвокат Павлов, «по существу никакого допроса не состоялось»), об обещании следователя начать возвращение жестких дисков в понедельник и о том, что это обещание не было выполнено. «Нас все время спрашивают», - сказала Флиге, - «что было изъято на обыске в «Мемориале» 4 декабря? На это я отвечаю: они изъяли то, что хотели изъять – базы данных, содержащие исторические сведения о государственном терроре советского периода. Понадобится немало труда, чтобы их восстановить. Это – еще одно свидетельство тому, что сегодня линия фронта проходит через историческую      память».

     «Абсурдной» назвал мысль о связи между «Мемориалом» и газетой «Новый Петербург» Александр Марголис . Он описал урон, нанесенный обыском трем проектам «Мемориала», в которых он принимает непосредственное участие: проекту НИЦ «Мемориал» «Виртуальный музей Гулага»; совместному с Фондом им.Д. С. Лихачева проекту Международного «Мемориала» «Некрополь террора» (описание выявленных на территории РФ расстрельных полигонов, лагерных кладбищ и других мест захоронений жертв государственного террора советского периода); подготовке сборника «Ленинград в годы перестройки», осуществляемой под руководством самого Марголиса, при поддержке НПО «Медиа-Союз». Касаясь последнего проекта, Марголис особо подчеркнул, что на одном из изъятых дисков содержатся рабочие материалы проекта, не предназначенные для публикации - аудиозаписи и не прошедшие авторизацию тексты интервью с участниками событий второй половины 1980-х.

     Татьяна Моргачева и Татьяна Косинова подробно рассказали журналистам об обыске 4 декабря, представив соответственно два взгляда на события: «взгляд изнутри» и «взгляд снаружи» (Моргачева в течение всего обыска находилась в помещении НИЦ «Мемориал», в то время, как Косинова тщетно пыталась пройти в офис).

     По мнению Александра Даниэля, независимо от каких бы то ни были гипотез относительно конкретных причин обыска в «Мемориале», эта акция объективно направлена против работы с исторической памятью о государственном терроре сталинской эпохи. Даниэль поставил случившееся в один ряд со статьями, опубликованными в последнем выпуске «Русского журнала» и содержащими резкую критику «Мемориала» (Глеб Павловский и Кирилл Бенедиктов), а также продвигающими новую «государственную» трактовку сталинского периода (Владимир Филиппов, один из авторов известного методического пособия для преподавателей истории в школе). Этот выпуск был приурочен к проходившей в Москве 5-7 декабря Международной научной конференции «История сталинизма: итоги и проблемы изучения», одним из соорганизаторов которой являлся «Мемориал». Обыск в Петербурге, считает Даниэль, есть не что иное, как оперативное прикрытие идеологического наступления на «Мемориал» в целом.

     Репортажи с пресс-конференции появились на лентах информационных агентств «Интерфакс», Балтийское Информационное Агентство (БИА), на сайтах ЗАКС.Ру и Росбалт [87] :

     17 декабря заседание суда по рассмотрению жалобы адвоката Павлова не состоялось, поскольку следственный отдел по Центральному району Следственного Управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу не представил суду никаких материалов, аргументирующих позицию следствия относительно обыска. Ни следователь Калганов, ни какие-либо другие лица, уполномоченные представлять Следственное Управление, в суд не явились.

     Судья А. П. Шибаков назначил новое заседание суда на понедельник 22 декабря, 11 часов утра.

* * *

     К концу дня стало известно, что следственное дело № 601466, по которому проводился обыск в НИЦ «Мемориал», затребовано Генеральной прокуратурой РФ для проверки. По-видимому, это произошло в течение последних нескольких дней, во всяком случае – не ранее 12 декабря.

Сообщения об этом см. на порталах Полит.Ру и Росбалт. [88]

***

9.8. Эпизод с представителем РФ

в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе

(1)

Полит.Ру

23. 12.2008. 16:56 [89]

«Мемориал» опроверг утверждение

постоянного представителя России в ОБСЕ

     Скандал с рейдом на НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург) и конфискации ценнейших документов по истории государственного террора и общественного движения в нашей стране, вызвавший возмущение в международном научном сообществе, развивается. Дискуссия по этому поводу состоялась на межгосударственном уровне в Постоянном Совете ОБСЕ.

     Заявление, сделанное в ходе этой дискуссии постоянным представителем России Анваром Азимовым, попытавшимся уже от своего имени транслировать легенду о том, что «Мемориал» якобы финансировал экстремистскую деятельность – имея в виду выпуск газеты «Новый Петербургъ» - вынудило Международное общество «Мемориал» и Санкт-Петербургское общество «Мемориал» выступить с ответным документом:

     «18 декабря постоянный представитель Российской Федерации в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Анвар Азимов, отвечая на заявления своих европейских и американских коллег относительно обыска в офисе санкт-петербургского Научно-информационного центра «Мемориал», сделал в Постоянном Совете ОБСЕ свое заявление на ту же тему. Г-н Азимов, в частности, сообщил, что обыск был проведен в рамках расследования деятельности организаций, разжигающих экстремизм, утверждая при этом, будто власти имеют веские основания полагать, что «Мемориал» вовлечен в финансирование экстремистской деятельности. [90] Никаких доказательств своего утверждения г-н Азимов не привел.

     Поскольку это не слова, произнесенные каким-то чиновником мелкого ранга от имени своего ведомства, а официальное заявление официального представителя России в одной из самых авторитетных международных организаций, «Мемориал» со своей стороны вынужден заявить следующее:

     Любые утверждения, будто «Мемориал» мог быть вовлечен в финансирование экстремистской деятельности, являются ложью. Разумеется, «Мемориал» не может оставить подобные утверждения без последствий и намерен защищать свое достоинство и свою репутацию в суде».

     Интересно, что, в отличие от европейского и американского заявлений, текст Анвара Азимова до сих пор не размещен на сайте ОБСЕ.

**

(2)

Полит.Ру

23.12.2008. 19:27 [91]

«Мемориал» подаст в суд

на постоянного представителя России в ОБСЕ

<…> Арсений Рогинский в интервью "Полит.ру" отметил, что "все-таки господин Азимов представляет там Российскую Федерацию, а не Следственный комитет при Генеральной прокуратуре. И как дипломат, он должен был сохранять там полную беспристрастность и ограничиться, видимо, сообщением, что, по утверждению следователя, санкционировавшего обыск, для этого были определенные основания".

"Как мне кажется, он должен был жестко дистанцироваться от этого утверждения, - продолжал историк и правозащитник, - оставив выводы об обоснованности обыска либо прокуратуре, надзирающей за следствием, либо суду, поскольку он знает (должен был знать), что сейчас в суде рассматривается вопрос об обоснованности этого обыска". По словам Рогинского, "вместо этого господин Азимов, занимающий высокую должность дипломата в очень высокой инстанции, в международной организации, солидаризировался со следователем (даже не с руководством Следственного комитета - именно со следователем) и повторил нелепые аргументы этого следователя относительно того, что якобы есть основания полагать, что «Мемориал» вовлечен в финансирование экстремистской, с точки зрения следствия, газеты".

<…> "Это, конечно, вызывает глубокое сожаление и одновременно, естественно, наше возмущение, когда дипломаты высокого статуса, просто озвучивают нелепые предположения следствия, и озвучивают их на высоком уровне", - сказал Рогинский.

С другой стороны, как заметил Рогинский, сама мысль о том, что «Мемориал» может финансировать какую-то экстремистскую газету абсурдна. "Не только потому что санкт-петербургский «Мемориал» - очень бедная организация, но и потому что правила, идеология и направление этой газеты ("Новый Петербургъ") противоречат всей идеологии «Мемориала»". Это является бредом с самых разных сторон, и с практической, и с идеологической", - заявил он.

Рогинский напомнил, что санкт-петербургский НИЦ «»Мемориал» входит в Международное общество «Мемориал». А в уставе Международного общества «Мемориал» твердо сказано, что членство в «Мемориале» несовместимо с деятельностью, пропагандой, направленной на разжигание национальной, религиозной или социальной нетерпимости. "То есть ни с какой точки зрения, ни с общей идеологической, ни с организационной, ни с практической финансовой, это не может быть реальностью. И тем не менее высокий официальный дипломат озвучивает это ничтоже сумняшеся с высокой трибуны", - сказал Рогинский.

"Мемориал" намерен в судебном порядке разрешить конфликт с Азимовым. "Конечно, такие вещи мы расцениваем, если говорить формальным языком, как наносящие ущерб нашей репутации. И конечно, мы, после того, как разберемся с основой этого дела в судебном порядке, будем решать в судебном порядке и вопрос с заявлением этого господина Азимова", - заключил Рогинский.

**

(3)

Полит.Ру

5.01.2008 [92]

«Мемориал» запросил у Сергея Лаврова

реакции на обвинения со стороны представителя России в ПС ОБСЕ

     НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург) обратился к министру иностранных дел России Сергею Лаврову с письмом, в котором просит разъяснить позицию министерства по вопросу о заявлении представителя Российской Федерации в Постоянного Совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Анвара Азимова, будто власти Российской Федерации имеют веские основания полагать, что «Мемориал» вовлечен в финансирование экстремистской деятельности.

     Как указывается в письме, каких-либо официальных обвинений ни организации, ни ее сотрудникам не предъявлено. При этом, как уже было сказано в заявлениях Международного и питерского «Мемориалов» (см. выше. – Ред.) эти утверждения являются ложью.

     НИЦ «Мемориал» просит министра иностранных дел сообщить

- Является ли высказывание г-на Азимова официальной позицией МИД РФ по этому вопросу?

      - Если не является, то совпадает ли позиция МИДа РФ с утверждением г-на Азимова?

    - Если не совпадает, то будут ли применены какие-либо меры воздействия на должностное лицо, допустившее не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию российской организации высказывания? <…>

***

9.9. Панорама событий

с некоторыми подробностями и комментариями

(1)

Письмо Татьяны Косиновой

Дорогие коллеги,

     попыталась сделать начерно, без подробностей, широким пунктиром, некоторую ретроспективу. Спустя три недели все видно шире, и многое встало на свои места. О частном эпизоде самоуправства некоего лихого "молодого чекиста", как следователя Калганова называют те из коллег, кто его видел, говорить не приходится.

     Итак, 4 декабря у нас на Рубинштейна случился обыск в начале первого часа дня. Случилось это накануне конференции по истории сталинизма [93], соучредителем и соорганизатором которой был "Мемориал". В этот же день в Москве проходило правление Международного "Мемориала". Ирина Флиге находилась там. Она вместе с А. Б. Рогинским - второй докладчик на конференции от Мемориала. Именно ее доклад в секции "Память о сталинизме".

     Вполне византийский штрих: как говорят не мемориальские соорганизаторы конференции, в этот же день в Москве рука гаранта, уже было занесенная над приветственной телеграммой в адрес участников конференции (все-таки съехались практически все ведущие исследователи темы), была остановлена словами: да в Мемориале обыск проводят, как же их приветствовать...

     (Другой вопрос, так ли уж было нужно это приветствие, - ну, кому-то было нужно, но не случилось его).

     5 декабря утром на конференции в Москве появляется Глеб Павловский со стопкой типографского варианта очередного (или внеочередного, отсюда не поймешь, но не суть важно) номера т.н. "рабочих тетрадей" "Русского журнала" (типографский вариант подборки публикаций сайта из раздела "О политике памяти" [94] со статьями - своей в качестве передовицы "Плохо с памятью - плохо с политикой" [95], Кирилла Бенедиктова "Покаяние без конца" в качестве стержневого материала [96], интервью с Александром Филипповым (автором известного учебника). [97] И другими материалами этого раздела. Все они появляются на сайте лишь с 9-го декабря, что тоже характерно - развитие медиа-эффекта - со статьи Павловского. И растягиваются аж до сих пор. Мой редактор на Полит.Ру Борис Долгин комментирует, что такова политика "Русского журнала": теперь выходит печатный тираж раньше электронного.

     Наиболее подробно эта часть атаки на нас была откомментирована дважды на радио "Свобода", 11 и 13 декабря Владимиром Тольцем.
[98]

     У нас все идет своим чередом: 8 декабря Калганов отдает часть случайно изъятых бумаг А. Д. Марголиса, как некоторые трактуют потом, чтобы снять накал и запустить дезу - мол, начали возвращать изъятое.

     12 декабря Ирина была вызвана на допрос в качестве свидетеля. И после этого, 12 декабря мы обжалуем обыск в Дзержинском федеральном суде СПб. Первое судебное заседание было назначено на 17 декабря. На него следователь не явился, скрылся от правосудия. Когда судья до него дозвонился, выяснилось, что он срочно готовит дело для передачи в Генеральную прокуратуру (там его запросили). Суд перенесли на 22 декабря. Он тоже не состоялся из-за командировки следователя в Москву. Теперь суд отложен до 16 января.

     Но это не вся картина маслом:

     9 декабря в Пензе происходит один, казалось бы, малозначительный сюжет. Председателя местного Мемориала Татьяну Алфертьеву, которая возвращается из Москвы, с все той же конференции по истории сталинизма, посещают вечером у нее дома два милиционера и просят подойти к участковому. Она идет к участковому совершенно спокойно, поскольку довольно часто с ним общается (так сложилось, что Мемориал в Пензе проводит что-то для разных подростков, в том числе неблагополучных). От участкового она узнала, что тот получил предписание... "доставить ее принудительно в налоговую инспекцию". Но участковый лишь взял подписку о том, что она проинформирована об этом, и ничего предпринимать не стал. На следующий день Т. Алфертьева пошла в налоговую сама. Оказалось, что распоряжение участковому отдала районная инспекторша, которой на один день Т. Алфертьева задержала подачу квартального отчета. И письмо с распоряжением в милицию пришло уже постфактум, когда отчет был сдан. Однако инспекторша его не отозвала, и возмущенной Татьяне заявила: "А зачем вы задерживаете отчеты?".

     Надо сказать, что Мемориал в Пензе существует как юридическое лицо, но на счете у него второй год подряд нулевой баланс - нет денег, нет никакой финансовой деятельности, только волонтерская работа, в отчете одни прочерки. И каждый квартал Мемориал в Пензе уже два года сдает отчет о нулевом балансе.
Вот такой новый штрих.

     Далее у нас был Азимов со своим заявлением в ОБСЕ (см. выше: раздел 9.10. – Ред.) . И с этим еще предстоит разбираться. Теперь нужно отправлять запрос в МИД: является ли заявление Азимова официальной позицией МИДа или это частная инициатива, и как МИД может ее откомментировать. [99]

     На этом фоне вдруг в Сыктывкаре в ночь с 22 на 23 декабря 2008 года был совершен поджог автомобиля, принадлежащего нашему коллеге Игорю Валентиновичу Сажину из Коми правозащитного комитета "Мемориал" (это один из самых активных и видных мемориальских правозащитников в регионах). Рядом с автомобилем были обнаружены бутылка из-под горючей жидкости и зажигалка... [100]

Вот так выглядит ретроспектива на сегодня.

С уважением, Ваша ТК

(29.12.2008)

**

(2)

Валерий Ронкин [101]

Грохочут бубны, барабаны,

Фанфара хриплая гудит...

Камлают старые шаманы,

Шаманят новые вожди.

Какой экстаз, какие крики,

Какое жуткое вытье:

"Восстань, Великий из великих!

Да придет царствие твое!"

И кажется невероятным,

Чтобы опять явился в свет

Тот, похороненный двукратно,

Давно истлевший людоед

Но барабаны бьют, однако,

И оголтелая орда

Зовет из гроба вурдалака

И пляшет с пеною у рта.

Владимир (Владимирская тюрьма – Ред.). 1971

**

(3)

Из возможных замечаний к проекту программы «300 шагов к свободе»

демократической оппозиции «Солидарность» от группы граждан,

участников антивоенного четвергового пикета в г. Москва

<…> Ниже мы перечислим лишь те из проблем, которые кажутся важнейшими..

     1. России до сих пор грозит возрождения чумы 20-го века - имперского сталинизма, т. е. авторитарной власти спецорганов под очередным новым названием, что прямо угрожает миллионами смертей как русскому народу , так и его соседям. Допустить повторения этого ужаса в новом веке мы не имеем права. Но сделать это мы сможем, если антисталинизм станет национальной «идеей фикс» России.

      Для этого нам всем надо быть участниками «Мемориала»в надежде, что вслед за нами множество людей (нет, большинство) будут вечно приходить к памятникам Жертвам Революции, Жертвам Голодомора-Коллективизации, Жертвам ГУЛага и Жертвам сосланных народов по всех городах в траурные дни. Их можно не освобождать от работы, но церемонии траурно приспущенных флагов, возложенных цветов, традиции проведения траурных митингов и собраний, на которых власти и граждане вспоминают жертвы и отчитываются перед ними о том, что сделано для того, чтобы власть никогда в России не могла выйти из-под общественного контроля, и тотально угрожать свободе и жизни интеллигенции, предпринимательства, крестьянства, народов - надо делать вечной традицией, которую немыслимо было бы нарушить кому бы то ни      было.

При таком вечно покаянном общественном настроении и интересе уже станет невозможным новый рост в стране списка политзаключенных, убитых журналистов, своекорыстно разгромленных предпринимательских объединений, караемых религиозных и политических союзов. И тогда народ будет готов выйти на улицы при очередном приступе чекистов к всевластию и, уже как в Киеве, мирными демонстрациями отстоять свою свободу.

<…>

Виктор Сокирко. Декабрь 2008

**

Интермедия

     Симпатичнейшему В. Сокирко.

     Глубоко мною уважаемый и – разрешите так сказать - дорогой Виктор Владимирович!

     Спасибо большое за упоминание тех славных дней в Киеве.

     И я там, с дочерью 24-х лет, её и своими друзьями размахивал флагами, не подкрашенными цветом крови, маршировал в мирных и даже весёлых демонстрациях!

     Дочь с друзьями собиралась вахтовать круглосуточно на центральном в Киеве Майдане Незалежности (Площади независимости), - да только воткнуться с палаткой нашей собственной туристской (не на деньги Тимошенко или Березовского!) как на самой площади, так и на прилегающих улицах - через день-два после начала «оранжевой революции» - не было уже возможности!

     Сотни и сотни тысяч киевлян и десятки и десятки тысяч граждан со всей Украины, вдруг почувствовавшие все разом «аромат свободы», тогда В САМОМ ДЕЛЕ ОТСТОЯЛИ, - но только ещё не свободу…

     Отстояли человеческое ДОСТОИНСТВО.

     ….Мы также думали, что И СВОБОДУ. …Увы, разве что НАЧАЛЬНЫЙ её фрагмент: некоторые элементы свободы СЛОВА. И то только там, где это позволяет конкуренция между явно (в отличие, как я думаю, от России) конкурирующими у нас бизнес-политическими кланами, спонсирующими конкурирующие и относительно автономные масс-медиа. А до политической свободы ещё очень далеко, поскольку далеко до нормальной политической жизни (с политическими партиями, которые не были бы пиарфилиалами у олигархических банд, с прозрачными выборами, а не по закрытым от избирателей внутрипартийным спискам и т.д.).

     …Но надежды – не теряем.

Солидарный с Вами – Роман Ленчовский. 14.01.09

**

     …Пишу, а на душе тепло от обращения к Вите Романа И. Ленчовского и от рассказа его об "оранжевой революции". Нам лично очень нужно, чтобы свет-счастье тех дней участники уберегли-передали наследникам. Это огромный труд на многие годы не забывать его, работать ради него. А у нас по-прежнему прокурорский и проч. произвол. Твержу себе, что вернут жесткие диски, не попортят, будто заклинаю прокурорский работничков. Как будто не в одной стране живём - им историческая память не нужна... И всё же буду верить - не попортят!

Большой привет Зине. Лиля (Ткаченко-Сокирко)

27.01.2009

**

(4)

Напоминаем: электронные и печатные публикации (источники)

     Наиболее полный свод сетевых ссылок на материалы об обыске в Научно-информационном центре «Мемориал» (СПб) 4 декабря 2008 г. и о последующих событиях см. на сайте НИЦ «Мемориал» (СПб). [102]

     См. также сайт Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал». [103]

     Из электронных СМИ наиболее полное и систематичное освещение развивающейся ситуации см. на портале Полит.Ру. [104].

См. также материалы на сайте «Права человека в России». [105]

Из ранее не упоминавшихся публикаций в электронных и печатных СМИ см.

     - А. Беловранин. День перочинных ножей. В офисе «Мемориала искали золото «Нового Петербурга»» // Новая газета в СПб. 8.12.2008, № 91. [106]

- Н. Кудин. Прокуратура проиграет «Мемориалу» в суде? // Дело, 8.12.2008, № 535. [107]

- Э. Панеях. Зачем Прокуратуре «Мемориал»? / Полит.Ру, 10 декабря 2008. [108]

- А. Черкасов. Кто разбивает зеркала / Ежедневный журнал. 10 декабря 2008 г. [109]

- Н. Соколов. Культличностные впечатления / Грани.Ру. 15 декабря 2008 г. [110]

- Британские аналитики: рейд на «Мемориал» - средство реабилитации сталинского режима . Полит.Ру. 29 декабря 2008 г. [111]

- А. Беловранин. Обыск особого статуса // Новая газета в СПб, 19.01.2009, № 03. [112]

- А. Дьякова, В. Алексеев, А. Кожевин. Опасные связи: чего не нашли следователи в офисе «Мемориала»? / Сайт «5. Петербургский час». 20 января 2009. [113]

- Н. Шкуренок. Ошибся обыском. Питерский «Мемориал» победил следователя в суде / Время новостей, 21.01.2008, № 8. [114]

- А. Беловранин. Следствие ведут силовики. Жалоба организации «Мемориал» удовлетворена частично / Новая газета в СПб, 22.01.2009, № 4. [115]

***

9.10. «Мемориал»: третья номинация (2009)

Полит.Ру

21.01.2008. 23:30 [116]

«Мемориал» снова выдвинут на Нобелевскую премию

     Одна из наиболее авторитетных российских общественных организаций - "Мемориал"
может получить в 2009 году Нобелевскую премию мира. Фракция ХДС/ХСС в немецком бундестаге выступила с инициативой этой номинации, передает Newsru.com со ссылкой на ИТАР-ТАСС. [117] Об этом агентству сообщил заместитель председателя фракции Андреас Шоккенхофф, являющийся также уполномоченным правительства ФРГ по вопросам германо-российских отношений. Он сказал, что уже более 60 парламентариев поддержали эту идею.

     «Мемориал» выдвигается на Нобелевскую премию мира уже третий год подряд. В 2007 году Нобелевский комитет предпочел Альберта Гора (за его деятельность в области популяризации экологических воззрений), а в 2008 - Марти Ахтисаари (за его миротворческую деятельность, в последнем случае – с Косово – завершившуюся провалом).

     Действующий с 1988 года «Мемориал» включает Научно-информационный и просветительский центр, собирающий информацию о трагических страницах нашего прошлого (так, при его ведущем участии создана база из 2,6 млн. жертв террора [118]) и помогающий нашему обществу сохранять память о нем, Правозащитный центр, помогающий избежать повторения трагических событий прошлого в настоящем, организацию жертв политических репрессий и т.д. «Международный «Мемориал»» включает порядка 90 организаций, из них российских – порядка 80.

     5 – 7 декабря 2008 года «Мемориал» вместе с Госархивом Российской Федерации, ИНИОНом, Фондом Первого Президента России, Уполномоченным по правам человека и издательством РОССПЭН провел беспрецедентную по своему масштабу международную конференцию по истории сталинизма. [119]

 т    Накануне конференции, 4 декабря 2008 года, в части «Мемориала» - НИЦ «Мемориал» группой во главе со следователем Михаилом Калгановым был совершен обыск с изъятием бесценных материалов по истории репрессий и общественного движения в нашей стране. [120] 20 января 2009 года Дзержинский суд Санкт-Петербурга признал обыск незаконным, а следователя обязал возвратить «все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска»

     <…> Результат <…> выбора (Нобелевского комитета. – Ред.) станет известен в середине октября, а награда будет вручена 10 декабря.

**

**

«Мемориалу» - 20 лет.

20 лет назад, 28-29 января 1989 года в Москве в ДК МАИ прошла учредительная конференция Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества «Мемориал» (с 1992 года – международное общество). [121] Ряд региональных обществ «Мемориал», в том числе, в Санкт-Петербурге(Ленинграде), образовались еще раньше.

***

9.11. Письмо российской научной общественности

по поводу рейда на «Мемориал»

Полит.Ру

18.01. 2009, 21:10 [122]

«Даже частичная потеря тщательно собиравшихся десятилетиями источников будет настоящей трагедией для исследователей»

 

     Рейд на Петербургский «Мемориал», сопровождавшийся бесконтрольным изъятием ценнейших материалов по истории массовых репрессий и общественного движения в СССР, вызвал возмущенные отклики в России и за рубежом, требования обеспечить безусловную сохранность изъятых материалов и максимально оперативное их возвращение. Мы публикуем обращение российской научной общественности по этому поводу. Под документом только начинается сбор подписей. Поставить электронную подпись можно ЗДЕСЬ. [123]

     Президенту Российской Федерации Д. А. Медведеву

Генеральному прокурору Российской Федерации Ю. Я. Чайке

Прокурору Санкт-Петербурга С. П.Зайцеву

     4 декабря 2008 года сотрудники прокуратуры произвели обыск в помещении Научно-информационного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге. В ходе обыска был изъят электронный архив научно-исследовательского центра на двенадцати жестких дисках. Обыск производился по делу об экстремистских высказываниях в газете националистического толка "Новый Петербург", к которой НИЦ «Мемориал» не имеет никакого отношения.

     За 20 лет работы сотрудники и активисты НИЦ «Мемориал» собрали уникальные материалы, архив содержит весьма ценные исторические источники. Эта деятельность заслуживает самой высокой оценки. Среди материалов, хранящихся в изъятом архиве - картотеки, электронные базы данных, многочисленные интервью, фотографии. Материалы представляют огромный интерес для представителей различных гуманитарных научных дисциплин, прежде всего для историков. Немало исследователей уже использовали богатейшие коллекции, собранные НИЦ «Мемориал». Научная общественность крайне заинтересована в их сохранении и расширении. Даже частичная потеря тщательно собиравшихся десятилетиями источников будет настоящей трагедией для исследователей отечественной истории.

     Настоятельно просим Вас обеспечить полную сохранность архивных материалов, важных для изучения прошлого нашей страны, других государств. Просим Вас сделать все возможное для того, чтобы электронный архив в полной сохранности в ближайшее время был бы возвращен своему владельцу, НИЦ «Мемориал».

Р. Ш. Ганелин, член-корреспондент РАН

Б. В. Ананьич, академик РАН

В. Н. Плешков, директор СПбИИ РАН, д. и. н.

Ю. К. Чистов, директор МАЭ РАН, д. и. н.

Н. Н. Казанский, академик РАН, директор ИЛИ РАН

И. М. Стеблин-Каменский, академик РАН

В. Е. Багно, член-корреспондент РАН

А. В. Лавров, академик РАН

Т. И. Заславская, академик РАН

Б. Л. Рифтин, академик РАН

А. Л. Топорков, член-корреспондент РАН

Б. Н. Стругацкий

Б. М. Фирсов, д. филос. н., почетный ректор ЕУ СПб

В. А. Ядов, д. филос.н., проф., декан факультета социологии ГУГН

А. К. Байбурин, д. и. н., декан факультета антропологии ЕУ СПб., в.н.с. МАЭ РАН

С. А. Красильников, д. и. н., зам. директора Института истории СО РАН

С. Ю. Неклюдов, д. филол. н., проф., директор Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ

Н. Н. Аблажей, к. и. н., с. н. с. Ин-т истории СО РАН

Л. И. Пыстина, к. и. н., с. н. с. ИИ СО РАН

Е. Г. Водичев , д. и. н., зав. сект. ИИ СО РАН

Н. П. Матханова, д. и. н., с. н. с. ИИ СО РАН

Ю. И. Узбекова, м. н. с., ИИ СО РАН,

А. И. Савин, к. и. н., с. н. с., ИИ СО РАН

О. Н. Калинина, к. и. н., н. с. ИИ СО РАН

С. Г. Петров, к. и. н., с. н. с. ИИ СО РАН

М. Л. Майофис, к. филол. н.

И. В. Кукулин, к. филол. н.

Ф. Р. Минлос, к. филол. н., Институт славяноведения РАН

Г. А. Орлова, к. пс. н., доцент ЮФУ

С. Л. Николаев, д. филол. н, Институт славяноведения РАН

С. А. Чуйкина, к. соц. н., н. с. Центра Независимых Социологических исследований (СПб)

Е. А. Гуревич, д. филол. н., ст. н. с. ИМЛИ им. А.М. Горького РАН

П. М. Аркадьев, к. филол. н., н. с. Института славяноведения РАН

Р. А. Минлос, д. физ.-мат. н., зав. лабораторией ИППИ РАН

А. А. Пичхадзе, к. филол. н, в. н. с. ИРЯ РАН

Т. А. Китанина, к. филол. н., с. н. с. ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН

К. Н. Морозов, д. и. н.

Ю. Д. Шевченко, к. полит. н.

Игорь Янович, аспирант, Массачусеттский Технологический Институт [124]

***

9.12. Обращение руководителей национальных европейских архивов

к Президенту РФ [125]

      Уважаемый господин Президент!

     События, разворачивающиеся вокруг петербургского офиса общества «Мемориал», вызывают у нас глубокую озабоченность и тревогу. Наше опасение вызывает и дальнейшая судьба ценнейшего материала, который удалось собрать по истории ГУЛАГа. В связи со сказанным хотелось бы выразить свою солидарность с сотрудниками общества «Мемориал», снискавшего себе почет и уважение во всём мире.

     Обыск бюро, проведённый 4 декабря прошлого года, обстоятельства обыска и его мотивировка, а также последовавшее изъятие исторических материалов мы вынуждены расценивать лишь как целенаправленную попытку запугивания, которая была предпринята российским государством. Когда в 2008 году – под явно надуманным предлогом – люди в масках нападают на самую серьёзную и уважаемую российскую организацию по исследованию истории сталинизма, то это не может не пробуждать мрачных воспоминаний. Действия российских властей вызывают возмущение у всех тех граждан Центральной и Восточной Европы, которые посвятили себя борьбе с диктатурами, развенчанию их методов правления и историческому переосмыслению прошлого.

     Искать правду о прошлом, хранить память о жертвах и добиваться осуждения тех, кто виновен в совершенных преступлениях, – по нашему мнению, эти условия являются необходимыми для общества, которое привержено идеям свободы, прав человека и толерантности. Поэтому мы берем на себя смелость заявить, что действуем по поручению этого общества. Государство представляет интересы общества, но не может полностью подменять собой его.

     Названным целям и ценностям привержено и общество «Мемориал». Тем большее беспокойство вызывает тот факт, что российское государство не только не поддерживает работу «Мемориала», а, наоборот, все больше чинит препятствия, несправедливо преследуя сотрудников общества.

     Сегодняшняя Россия далека от диктатуры. Однако идея всесильности государства, его непогрешимости и неприкосновенности, судя по всему, по-прежнему является определяющим вектором поведения российских властей. Данные симптомы мы усматриваем в действиях, предпринимаемых против «Мемориала», а также целого ряда иных общественных начинаний в России.

     Господин Президент, в своих выступлениях Вы не раз заявляли о своей приверженности принципам правового государства. Мы ожидаем от Вас, что Вы распорядитесь о немедленном возврате петербургскому офису «Мемориала» изъятых материалов и данных в полном объеме. Надеемся на то, что Вы положите конец препятствиям, чинимым властями работе общества «Мемориал», а также окажете содействие и поддержку инициативам общества.

С уважением,

Марианне Биртлер (Marianne Birthler),

уполномоченная федерального правительства по изучению архивов службы государственной безопасности бывшей ГДР (BStU), Германия

Д-р Януш Куртыка (Janusz Kurtyka),

руководитель Института национальной памяти (IPN), Польша

Д-р Дьёрдь Дьярмати (Györgi Gyarmati),

генеральный директор Исторического архива государственной безопасности (ABTL), Венгрия

Д-р Павел Жачек (Pavel Žaček),

директор Института по изучению тоталитарных режимов (USTR), Чешская Республика

Д-р Иван Петранский (Ivan Petranský),

председатель правления Института национальной памяти (UPN), Словацкая Республика

16.01.2009

***

9.13. Дела судебные (январь 2009)


…Нынешнее дело является прецедентным и носит принципиальный характер, потому что подобные жалобы чрезвычайно редко доходят до суда. Очевидно: единственное, что могло служить основанием для проведения обыска, это данные ОРД: наружка, прослушка. То есть следователь либо купился на какую-то ложную оперативку, и тогда встает вопрос о его квалификации, либо он выполнял заказ, и тогда обыск — знаковая акция устрашения.

Арсений РОГИНСКИЙ, председатель международного «Мемориала» [126]

(1)

Из пресс-релиза:

О суде по жалобе "Мемориала" на незаконность и необоснованность обыска, проведенного в НИЦ "Мемориал" (Санкт-Петербург)

16 января 2009 г.

     <…> 12 декабря 2008 г. НИЦ "Мемориал" подал в суд жалобу на необоснованность и незаконность обыска. Дважды - 17 и 22 декабря - назначенное заседание суда откладывалось из-за неявки ответчика - следователя Калганова, вынесшего постановление об обыске и проводившего его. Заседание суда состоялось только в пятницу, 16.01.2009.

     16 января 2009 года Дзержинский федеральный суд Санкт-Петербурга (федеральный судья Шибаков А. П.) заслушал жалобу адвоката Ивана Павлова, представляющего интересы "Мемориала", объяснения следователя Калганова, свидетельства участников обыска - двух сотрудников "Мемориала", одного из понятых, троих сотрудников правоохранительных органов, производивших обыск, представителя санкт-петербургской прокуратуры, а также адвоката НИЦ "Мемориал" И.Т. Габуния, который не был допущен присутствовать при обыске.

     Из объяснений Калганова стало ясно, что он рассматривал в качестве обоснования необходимости обыска имеющиеся в его распоряжении оперативные данные, - материалы наружного наблюдения за офисом НИЦ "Мемориал". По версии следователя, Андреев, редактор газеты "Новый Петербург", мог укрыть в "Мемориале" документы, связанные с этим изданием. И 4 декабря он был вынужден "срочно" провести обыск в офисе "Мемориала".

     Никаких пояснений относительно связи этой гипотезы с проблемой финансирования "Нового Петербурга" Калганов не дал.

     Свидетели давали показания о различных обстоятельствах проведения обыска, в основном - о попытке адвоката Габунии пройти в офис, чтобы оказать "Мемориалу" правовую помощь. Лица, производившие обыск, утверждали, что им ничего не было известно о такой попытке. Габуния настаивал, что он приходил и не был допущен, сотрудники "Мемориала" подтвердили показания Габунии.

     На суде присутствовали представители руководства "Международного Мемориала", сотрудники правозащитных организаций из Петербурга, Москвы и Страсбурга, журналисты российских изданий, дипломаты, в том числе специальный помощник Комиссара по правам человека ПАСЕ (Парламентская ассамблея Совета Европы. – Ред.) Томаса Хаммарберга.

     Заключительные выступления сторон и вынесение решения отложены на понедельник, 19 января, на 16:00.

Для комментариев:

Иван Павлов, адвокат НИЦ "Мемориал": (921) 963 65 11

Ирина Флиге, директор НИЦ "Мемориал": + 7 921 790 21 79.

Другие подробности событий см.: http://www.memorial-nic.org/obysk.html.

С уважением,

Татьяна Косинова, НИЦ "Мемориал" [127]

**

     …Сегодня в Москве в течение дня состоятся встречи комиссара по правам человека ПАСЕ Томаса Хаммарберга с генеральным прокурором Юрием Чайкой, министром иностранных дел Сергеем Лавровым и уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным. Целью визита г-на Хаммарберга является получение официальной информации от властей РФ по делу НИЦ "Мемориал" и содействие скорейшему возврату изъятых при обыске электронных архивов "Мемориала".

Т. Косинова. 19.01.2008. [128]

**

(2)

Фонтанка.Ру

19.01.2009 19:00 [129]

На заседании по делу "Мемориала" суд посмотрел кино

     На очередном заседании по рассмотрению жалобы адвоката НИЦ «Мемориал», которое состоялось сегодня, суду были продемонстрированы видеозаписи о проведении обыска внутри помещения этой организации. На записи отчетливо слышны звонки в дверь. Вместе с тем, на прошлом заседании свидетели со стороны прокуратуры утверждали, что не слышали никаких звонков и стуков в дверь.

     Также была продемонстрирована видеозапись со стороны «Мемориала», сделанная телекомпанией ТВЦ. На ней видно, как в дверь стучит адвокат НИЦ Иосиф Габуния, который 4 декабря был у дверей офиса и пытался попасть внутрь. Суд также выслушал показания журналиста и оператора телекомпании, но никакого решения не вынес. Вероятно, это произойдет завтра, 20 января после прений сторон.

     Стоит отметить, что суд перед началом заседания попросил телевизионщиков покинуть зал и отказался выслушать показания журналиста «Новой газеты», аргументировав это тем, что он не сможет ничего добавить к уже сказанному.

     Напомним, что НИЦ «Мемориал» оспаривает сам факт проведения обыска. Основной упор делается на то, что во время обыска не было адвоката, а также на то, что у прокуратуры не было никаких оснований проводить этот обыск.

**

(3)

«Обоснованно, но незаконно…»

Фонтанка.Ру

20.01.2009 15:18 [130]

Соломоново решение в деле «Мемориала»

     Дзержинский суд частично удовлетворил жалобу НИЦ «Мемориал» о незаконности и необоснованности проведения обыска в помещении организации.

     Федеральный судья Андрей Шибаков с одной стороны признал сторону прокуратуры в части обоснованности обыска в помещениях «Мемориала», с другой — признал его проведение незаконным, так как во время его проведения 4 декабря не был допущен адвокат. Суд постановил вернуть изъятое в ходе обыска имущества его законным владельцам.

     Таким образом «Мемориал» получает все свое имущество, но следствие, ссылаясь на оперативную разработку наружного наблюдения (этим, напомним, следователь следственного отдела прокуратуры Центрального района Михаил Калганов объяснял проведение обыска), может вновь нагрянуть в «Мемориал» и провести обыск с соблюдением всех норм закона.

     Сотрудники «Мемориала» довольны решением суда, но опасаются дальнейших действий следствия в отношении их организации. Как заявил адвокат Иван Павлов, после получения решения суда он вместе со своими клиентами будет решать, что делать дальше. Возможно, «Мемориал» будет его обжаловать.

**

(4)

Полит.Ру

20.01.2009. 21:03 [131]

«Мемориал»: суд признал рейд на организацию незаконным,

но успокаиваться рано

     Дзержинский суд Санкт-Петербурга признал обыск 4 декабря 2008 года в Научно-информационном Центре «Мемориал» признается незаконным, а следователь обязан возвратить «все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска», но «Мемориал» напоминает о том, что успокаиваться рано.

     Санкт-Петербургский Научно-информационный Центр «Мемориал» (Санкт-Петербург) поблагодарил в своем документе всех, кто своими письмами и обращениями поддерживал борьбу за возвращение незаконно изъятых у нас материалов: «Мы особо признательны нашим зарубежным и российским коллегам – историкам, филологам, славистам и другим ученым самых разных гуманитарных направлений, - которые в течение полутора месяцев настойчиво требовали от властей возвращения наших бумаг и электронных архивов. Без этих настойчивых требований международного научного сообщества восстановление справедливости могло бы занять гораздо больше времени».

     Однако НИЦ «Мемориал» предостерегает общественность от того, чтобы считать дело окончательно завершенным: «Жесткие диски компьютеров и другие материалы, изъятые во время обыска, еще не возвращены, а постановление суда вступит в законную силу лишь через 10 дней и лишь в том случае, если оно не будет обжаловано в городском суде. Кроме того, доброе имя «Мемориала» все еще не очищено от подозрений в «содействии экстремизму»». Поэтому НИЦ просит друзей и коллег в России и за рубежом продолжать следить за развитием событий вокруг «дела об обыске».

     16, 19 и 20 января Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга рассматривал жалобу адвоката И. Ю. Павлова, представляющего интересы санкт-петербургского Научно-информационного Центра «Мемориал», на незаконность и необоснованность обыска, проведенного 4 декабря прошлого года в офисе Центра сотрудниками Следственного комитета Санкт-Петербургской городской прокуратуры. Обыск был проведен по решению следователя М. Г. Калганова, который расследует дело о публикации в газете «Новый Петербургъ» статьи, разжигающей межнациональную вражду: Калганов счел, что у него есть основания предположить некую связь между этой газетой и НИЦ «Мемориал».

     В первый день суда, 16 января суд заслушал развернутую жалобу адвоката Павлова, объяснения следователя Калганова, мнение представителя прокуратуры (полностью поддержавшего следователя), показания очевидцев обыска – сотрудников НИЦ «Мемориал», членов следственной бригады, проводившей обыск, одного из понятых, а также свидетельства участников обыска – двух сотрудников «Мемориала», одного из понятых, трех сотрудников правоохранительных органов, производивших обыск, представителя санкт-петербургской прокуратуры, а также адвоката И. Т. Габуния, который был вызван 4 декабря сотрудниками НИЦ для оказания правовой помощи при обыске, но не был допущен в помещение.

     На втором заседании, 19 января, суд ознакомился с двумя видеозаписями. Одна из них была сделана тележурналистом А. Чиженком, находившимся около офиса «Мемориала» во время обыска; на этой видеозаписи зафиксирована безуспешная попытка адвоката Габуния попасть в офис. Другая видеозапись представляет собой оперативную съемку скрытой камерой внутри помещения Центра, которая велась в течение обыска одним из сотрудников следственной бригады – она была представлена следователем с целью доказать, что права НИЦ «Мемориал» в ходе обыска не нарушались.

     20 января обе стороны, – адвокат Павлов и представитель прокуратуры, - выступили с итоговыми заявлениями, резюмирующими ход процесса. После трехчасового перерыва судья А. П. Шибаков зачитал постановление, согласно которому обыск 4 декабря 2008 года в Научно-информационном Центре «Мемориал» признается незаконным, а следователь обязан возвратить «все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска».

     В постановлении указано, что недопущение на обыск адвоката, наделенного полномочиями в установленном законом порядке, «привело к существенному нарушению права лица, в помещении которого производится обыск».

     Суд, однако, не усмотрел в действиях следователя Калганова отсутствия достаточных оснований для вынесения решения об обыске, на чем настаивал адвокат «Мемориала». По мнению суда, представленные Калгановым оперативные материалы - справки наружного наблюдения за офисом НИЦ «Мемориал», согласно которым этот офис якобы посетил (дважды в течение года) редактор газеты «Новый Петербургъ» А. В. Андреев, - являются достаточным основанием для предположения следователя о том, что финансово-хозяйственные документы газеты могли храниться в «Мемориале».

     Постановление суда может быть обжаловано в течение 10 дней после его вынесения.

Примечание

См. также: К. Андрианов. Прокуратура вернет правозащитникам вещдоки. «Мемориал» выиграл суд у следователей // Коммерсантъ, 21.01.2009, № 9 (4064). [132]

**

(5)

Из письма-рассылки Татьяны Косиновой

Здравствуйте!

     Всех поздравляю с нашей предварительной и частичной победой! Благодарим всех, кто нам помогал и сочувствовал! Победа общая.

     Победа предварительная, потому что решение вступит в силу через 10 дней. И СУ СКП РФ по СПб. может его обжаловать.

     Частичная, потому что обыск не признан необоснованным. Судья Андрей Шибаков, в прошлом сам следователь прокуратуры, "своих" прикрыл и фактически подтвердил основания Калганова для производства у нас обыска, т. о. посчитав релевантными все результаты ОРД (оперативно-разыскной деятельности) спецслужб - сводки наружного наблюдения (и отнюдь не за пресловутым "Новым Петербургом" или его бывшим редактором Андреевым, а за Мемориалом), прослушки, съемки скрытой камерой, в том числе съемка во время обыска у нас 16 января была легализована и приобщена к делу как вещдок нашей "экстремистской деятельности".

      Так что это только начало, и радоваться или успокаиваться рано. Предстоит еще долго вести тяжбу о защите чести, достоинства и доброго имени "мемориала". Но сначала надо получить это решение.

     Завтра мы опубликуем на Полит.Ру расшифровку заключительной речи нашего адвоката Ивана Павлова. Собственно, это его, в основном, заслуга.

     Спасибо!

     С уважением,

Ваша Таня Косинова

(21.01.2009. 4:00)

**

(6)

Из рассылки Института региональной прессы (СПб) [133]

     <…> Санкт-Петербургский Научно-информационный Центр "Мемориал" (Санкт-Петербург) благодарит всех тех, кто своими письмами и обращениями поддерживал нашу борьбу за возвращение незаконно изъятых у нас материалов. Мы особо признательны нашим зарубежным и российским коллегам - историкам, филологам, славистам и другим ученым самых разных гуманитарных направлений, - которые в течение полутора месяцев настойчиво требовали от властей возвращения наших бумаг и электронных архивов. Без этих настойчивых требований международного научного сообщества восстановление справедливости могло бы занять гораздо больше времени.

     Однако НИЦ "Мемориал" пока не считает дело окончательно завершенным. Жесткие диски компьютеров и другие материалы, изъятые во время обыска, еще не возвращены, а постановление суда вступит в законную силу лишь через 10 дней и лишь в том случае, если оно не будет обжаловано в городском суде. Кроме того, пока не дезавуированы и некоторые ложные утверждения о "Мемориале", прозвучавшие после обыска из уст официальных лиц. Поэтому мы просим наших друзей и  коллег продолжать следить за развитием событий вокруг "дела об обыске". <…>

(НИЦ «Мемориал». 21.01.2009)

**

(7)

Письмо-рассылка Татьяны Косиновой

     Уважаемые коллеги! Друзья!

     Заключительная речь нашего адвоката Ивана Павлова опубликована сегодня на Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2009/01/21/pavlov.html.

      Вся подоплека следствия видна из нее. По репликам судьи Андрея Шибакова понятен и контекст. Здесь судья вел себя сравнительно сдержанно и корректно.

     Неполнота нашей победы в суде первой инстанции заключается в том, что лишь одно из пяти обстоятельство, пусть и самое фундаментальное и бесспорное, признано судом - пункт 2.1. (недопуск адвоката) в данном тексте. Все остальное судья Шибаков оставил в пользу следствия, поставив нас в патовую ситуацию. Мы не можем оспаривать постановление суда, потому что обыск признан судом незаконным, при этом отказ судьи признать его необоснованным, т.е. признать незаконным постановление об обыске, нас категорически не устраивает.

     Почему-то коллеги считают, что следствие будет оспаривать решение судьи. Не знаю. Посмотрим.

С уважением, Ваша ТК

(21.01.2009)

**

(7)

Полит.Ру

21.01.2008. 15:20 [134]

Заключительная речь адвоката «Мемориала» Ивана Павлова

     Мы публикуем речь, произнесенную на заседании Дзержинского районного суда по рассмотрению жалобы НИЦ Мемориал" на незаконность и необоснованность обыска 20 января 2009 года. Запись сделана в открытом заседании суда.

     4 декабря 2008 года в офисе «Мемориала» по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем М. Г. Калгановым был проведен обыск, в ходе которого были изъяты некоторые документы и имущество.

     Обыск был проведен на основании постановления того же следователя [135], вынесенного им 3 декабря 2008 года в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в связи с публикацией в газете «Новый Петербургъ» статьи под названием «Вот настоящий кандидат!».

     Прежде чем перейти непосредственно к юридической аргументации, мне бы хотелось донести до сведения суда следующую позицию представляемой мною организации.

     «Мемориал» не имеет никакого отношения ни к подготовке указанной статьи, ни к ее публикации, ни к самой газете, ни к каким-либо ее сотрудникам. Само предположение, что «Мемориал» может иметь отношение к публикации этой статьи или к иному сотрудничеству с указанной газетой является ложной и порочащей деловую репутацию организации, поскольку их деятельность носит разнонаправленный социальный характер, исключающий возможность какого-либо взаимодействия.

     Представитель Российской Федерации в ОБСЕ, отвечая на вопросы своих зарубежных коллег по поводу проведенного в офисе «Мемориала» обыска, сообщил, что у органов следствия есть веские основания подозревать Мемориал в финансировании экстремистской деятельности. Подобные заявления появились при отсутствии официальных обвинений, предъявленных кому-либо из сотрудников «Мемориала». Именно то обстоятельство, что обыском были созданы условия, при которых на авторитетную исследовательскую организацию была брошена тень тяжких обвинений, к тому же обвинений в поддержке деятельности, характер которой диаметрально противоположен идеологии и ценностям организации. Именно это обстоятельство заставило «Мемориал» обратиться в суд за защитой своих прав.

Юридическая позиция «Мемориала» сводится к тому, что обыск в офисе этой организации проведен необоснованно и с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства – т. е. незаконно. Такая позиция, на наш взгляд, нашла свое подтверждение в ходе проведенного судебного разбирательства.

1. Необоснованность обыска состоит в следующем:

     В соответствии с ч. 1 ст. 182 УПК РФ, основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Таким образом, российское национальное законодательство устанавливает обязанность для лица, принимающего решение об обыске располагать объемом информации, достаточным для того, чтобы сделать вывод о наличии связи между расследуемым преступлением и местом, в котором намеревается произвести обыск.

     Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод также предъявляет достаточно высокие требования к основаниям для такого ограничения прав, как проведение обыска. В частности, Европейский суд по правам человека, рассматривая дело «Смирнов против России» (№ 71362/01) в своем решении от 7 июня 2007 года указал на то, что для обыска в помещении необходимо наличие релевантных и достаточных оснований, а также связи между преступными действиями и местом, в котором планируется проведение обыска. В том же решении Европейский суд отметил, что лицо, в помещении которого проводился обыск, имеет право на эффективные средства внутринациональной защиты, в частности, на проверку достаточности и релевантности таких оснований в суде по своей жалобе. Проведение обыска без достаточных к тому оснований рассматривается Европейским судом как нарушение ст. 8 Конвенции (право на неприкосновенность служебного помещения) и ст. 1 Протокола 1 к этой конвенции (право собственности). Отказ судебных инстанций дать оценку достаточности таких оснований в названном деле был расценен Европейским судом как нарушение ст. 13 Конвенции (право на эффективные средства правовой защиты).

     Таким образом, внутреннее и международное законодательство исходит из необходимости соблюдения баланса между интересами следствия и правами конкретного лица – в данном случае организации «Мемориал». Обстоятельства, с которыми мы познакомились в ходе настоящего судебного разбирательства, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что в этом деле такой баланс был нарушен в ущерб правам организации «Мемориал».

     В постановлении о производстве обыска следователь не привел каких-либо объяснений о наличии связи (хотя бы косвенной) между «Мемориалом» и газетой «Новый Петербургъ». Не обратился бы «Мемориал» в суд, это обстоятельство так и осталось бы загадкой.

     В качестве обоснования своего решения о производстве обыска следователем представлены в суд выписки из справок наблюдения за офисом «Мемориала» в марте и начале ноября 2008 года. В этих документах утверждается, что в марте неизвестный оперативным сотрудникам мужчина с портфелем якобы заходил в офис Мемориала и выходил из него. После чего этот неизвестный проследовал по определенному адресу. Далее согласно выписке, оперативным путем было установлено, что по этому адресу проживает фигурант уголовного дела Андреев. В начале ноября 2008 года человек с теми же приметами и похожим портфелем был замечен оперативными сотрудниками выходившим из офиса «Мемориала», после чего он проследовал по другому, нежели в марте адресу, по которому, согласно тем же оперативным данным, проживает опять таки фигурант уголовного дела Андреев. Скажу честно, я только на прошлом заседании понял, что этот человек, по мнению следствия, и есть сам Андреев, хотя из содержания выписок однозначно это не следует. Но как эти не первой свежести документы могут достаточным образом обосновать необходимость проведения обыска в офисе Мемориала, мне до сих пор не понятно.

     Во-первых, «Мемориал» категорически отрицает факт каких-либо общих дел с Андреевым. Рядом с офисом «Мемориала» на одной лестничной клетке расположены офисы и других организаций, а в подъезде также жилые квартиры. Поэтому человек, фигурирующий в оперативных справках, мог заходить и туда.

     Во-вторых, даже если предположить, что факты, на которые имеются намеки в этих справках, все же имели место, их явно недостаточно для столь радикальной меры ограничения прав как обыск в офисе. Если руководствоваться избранной следователем логикой, то обыск следует проводить вообще в любом учреждении, которое посетил фигурант уголовного дела – поликлинике, театре, и т. п. К тому же, наблюдение велось в марте и начале ноября, а обыск был проведен в декабре. Временной разрыв между событиями - также не в пользу обоснованности обыска.

     В-третьих, обращает на себя внимание тот факт, что следователем не был проведен обыск по месту жительства самого Андреева, а их у него было два. Об этом свидетельствует имеющееся в представленных суду следователем документах постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков следствия от 2 декабря 2008 года. В этом документе перечисляются все следственные действия, которые были выполнены до 2 декабря 2008 года – среди них нет обыска по месту жительства у Андреева. Разумеется, для обыска жилища следователю необходимо сначала убедить суд в наличии достаточных оснований проводить такой обыск. Очевидно, что гораздо легче в процессуальном смысле обыскать офис посторонней организации, ведь для этого следователю вообще никаких разрешений и санкций получать не требуется. Сам решил – сам обыскал.

     Также странным является то обстоятельство, что наблюдение было установлено не за самим Андреевым, а за офисом «Мемориала».

     Кроме того, красноречивым доказательством обоснованности обыска могло бы стать нечто, что было изъято в ходе этого обыска. Если бы следователь нашел это «нечто», то он бы обязательно предъявил бы это суду, что сделало бы нашу аргументацию о необоснованности обыска не столь очевидной. Поскольку он ничего не предъявил суду, то будет логичным предположить, что ничего полезного для следствия при обыске найдено и изъято не было.

     Таким образом, представленные следователем материалы – результаты оперативно-розыскной деятельности не давали следователю не то, что бы достаточных, - вообще никаких оснований полагать, что 3-4 декабря 2008 года в офисе «Мемориала» могли находиться орудия преступления или иные предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому следователем М. Г. Калгановым уголовному делу.

     Кроме того, эти документы не могут рассматриваться судом в качестве доказательств по уголовному делу. Лица, составившие выписки, не были допрошены в качестве свидетелей, будучи предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Согласно ст. 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

      Все вышеизложенные фактические обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии у следователя достаточных данных для принятии решения о проведении обыска в офисе организации «Мемориал».

     2. В ходе обыска [136] были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые состоят в следующем. Здесь, Ваша Честь. У нас четыре пункта претензий по части законности.

      2.1. Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать адвокат того лица, в помещении которого производится обыск. И российское, и международное законодательство уделяют особое внимание установлению гарантий прав лица, участвующего в уголовном процессе. Одной из таких гарантий является право лица пользоваться квалифицированной юридической помощью адвоката при взаимодействии с органами, осуществляющими предварительное расследование.

     В силу ст.ст. 11 и 164 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

     Между тем, следователь не обеспечил возможность участия избранного организацией «Мемориал» или иного адвоката при проведении обыска.

     Приглашенный организацией адвокат Габуния И.Т., с надлежащими документами, подтверждающими его полномочия, явился в день проведения обыска к офису «Мемориала» и в период с 13.30 до 17 часов неоднократно пытался войти в помещение, чтобы приступить к исполнению своих профессиональных обязанностей. Адвокат стучался в дверь, пытался докричаться до лиц, проводивших обыск, через окно, но так и не был допущен в помещение.

     Уважаемый Суд, здесь уже неважно, слышали следователь и его коллеги, как стучался в дверь и окна адвокат, не слышали, или не хотели услышать. Следователь сам создал такие условия, при которых организация не могла реализовать право на участие в ходе обыска своего адвоката. У следователя была возможность обеспечить участие адвоката, предложив сотрудникам «Мемориала» воспользоваться для этого телефоном, предоставив им какое-то время для связи с внешним миром. Вместо этого, он запретил всем присутствующим пользоваться средствами связи и общаться между собой. Как пояснила суду сотрудница «Мемориала» Моргачева Т. В., она лишь один раз не подчинилась запрету следователя, чтобы сообщить об обыске директору организации И. А. Флиге, которая находилась на тот момент в командировке. В созданных следователем условиях изоляции находящиеся в обыскиваемом помещении сотрудники не имели возможности для свободной реализации каких-либо прав вообще и, в частности, права на приглашение адвоката.

     Атмосферу изоляции, в которой находились сотрудники «Мемориала» ярко характеризует сделанные собственноручно следователем в протоколе обыска [137] записи следующего содержания. Я цитирую:

     - «В ходе проведения обыска следователем неоднократно разъяснялась необходимость в соблюдении требования о том, чтобы не вступать в какие-либо разговоры и общение с посторонними лицами» - эта запись была сделана в протоколе лично следователем;

     - Следующая запись, которая также была сделана собственноручно следователем: «Александрова Е. А. вышла на кухню помещения, открыла окно, передала неустановленному лицу копию постановления о проведении данного обыска от 03.12.08, ранее врученную Моргачевой Т. В., после чего Александрова попыталась открыть «черную дверь» помещения с целью впустить в помещение неустановленных лиц, однако ее действия были остановлены сотрудниками ОРБ».

     Если бы следователь попытался установить личность этих «неустановленных» лиц, то возможно, он нашел бы среди них и адвоката.

     На просмотренной видеозаписи оперативной съемки слышно, как в офисе неоднократно и настойчиво звонит звонок входной двери, но следователь никак на это не реагирует.

Мог следователь позаботиться и о том, чтобы выставить охрану помещения не только внутри обыскиваемого помещения, но и снаружи для того, чтобы иметь четкое представление о том, кто пытается во время обыска войти в офис «Мемориала», и нет ли среди этих лиц адвоката организации.

(Судья Шибаков: Или Андреева с документами.)

     Вместо этого, он с помощью сотрудников спецподразделения забаррикадировал помещение изнутри и впоследствии отключил звонок на входной двери. В таких условиях организация была лишена возможности реализовать свое право на участие в ходе обыска избранного и явившегося к месту проведения следственного действия адвоката. Даже если вина в недопущении адвоката И. Т. Габунии лежит на сотрудниках ОМСН, охранявших входную дверь изнутри, следователь несет полную ответственность за их действия. К тому же, как единодушно пояснили суду оперативные сотрудники, участвовавшие вместе со следователем в обыске, они не слышали, чтобы следователь инструктировал сотрудников спецподразделения докладывать о том, кто пытается войти в офис организации. Это показали все сотрудники, которые были допрошены в судебном заседании 16 января.

     Нарушение права организации на участие во время обыска адвоката с указанием на его фамилию, имя и отчество было зафиксировано в замечаниях на протокол одного из участвующих при обыске лиц - Моргачевой Т. В. – сотрудницы «Мемориала» (см. стр. 15 протокола обыска). Это обстоятельство, подтверждает, что до окончания обыска Моргачева Т. В. была в курсе того, что не абстрактного человека, а именно Габунию не допустили для участия в обыске в качестве адвоката организации «Мемориал». В судебном заседании эти обстоятельства подтверждены показаниями самого адвоката Габунии И. Т. и очевидца событий Косиновой Т. Ф. Кроме того во вчерашнем заседании выступал журналист, который также подтвердил эти обстоятельства.

     Поскольку обыск проводился в отсутствии законного представителя юридического лица – директора НИЦ «Мемориал» Ирины Флиге, необеспечение следователем присутствия адвоката организации должно рассматриваться как существенное нарушение прав лица, у которого проводился обыск.

     2.2. В нарушение уголовно-процессуального законодательства протокол обыска не содержит подписей всех лиц, участвующих в следственном действии.

     Согласно протоколу обыска кроме самого следователя Калганова М.Г., понятых и двух сотрудников ОМСН…

     (Судья Шибаков прерывает речь И.Павлова: Можно это пропустить?

     Иван Павлов: Ваша Честь, все-таки у нас другого шанса не будет.

     Судья Шибаков: С точки зрения ваших прав, как это нарушено? Если бы заставили расписаться - это одно дело.

     Иван Павлов: Ваша честь, я сейчас объясню.

     Судья Шибаков: Давайте.)

     Итак, в следственном действии, за исключением самого следователя Калганова. Понятых и двоих сотрудников спецподразделения, принимали участие:

- два сотрудника «Мемориала»;

- два волонтера Мемориала;

- шестеро оперативных сотрудников;

Итого десять человек.

     Во-первых, в соответствии с ч. 10 ст. 167 УПК РФ, протокол должен содержать запись о разъяснении участникам следственного действия их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями всех участников следственного действия. Между тем в протоколе обыска отметка о разъяснении прав и обязанностей удостоверена подписью лишь семью из указанных выше десяти лиц. В частности, в протоколе отсутствует подпись Моргачевой Т. В., удостоверяющей разъяснение ей прав. Это было подтверждено ею в судебном заседании. Вместе с тем, в протоколе нет каких-либо отметок об отказе Моргачевой Т. В. и еще трех лиц удостоверить этот факт своей подписью, а также о причинах этих отказов. Наличие отметки об отказе некоторых участников следственного действия подписать протокол после его изготовления не освобождает следователя от обязанности получить подписи участников после разъяснения им их процессуальных прав или зафиксировать факт отказа от подписей. Подписи под разъяснением прав и завершением следственного действия удостоверяют два различных юридических факта, каждый из которых требует отдельной фиксации подписями участников либо отметками об отказе от подписания кого-либо из них. Отметка об отказе каждого участника удостоверить свою подпись какой-то один из этих фактов, не свидетельствует о том, что лицо отказывалось поставить свою подпись, чтобы удостоверить другой факт. Сама Т. В. Моргачева показала суду о том, каким образом следователь разъяснял ей права. Вместо того, чтобы самому растолковать положение закона, он «дал почитать УПК». И дал почитать УПК людям, не имеющим юридических познаний, опыта участия в подобных мероприятиях, один из которых, к тому ж, был иностранным гражданином.

     На представленной следователем видеозаписи хода следственных действий не было слышно или видно, чтобы следователь разъяснял участвующим в следственном действии лицам их процессуальные права. Между тем суд имел возможность наблюдать запись следственного действия в течение полутора часов, с момента появления оперативно-следственной группы в офисе «Мемориала», включая часть динамической части обыска (извините за тавтологию). В частности, суд имел возможности видеть и слышать, как следователь разъясняет права понятым. Несмотря на то, что видеозапись велась непрерывно. Процесс разъяснения прав участвующим в проведении обыска сотрудникам «Мемориала» в ней зафиксирован не был. При таких обстоятельствах у суда должны возникнуть обоснованные сомнения в том, что следователь перед началом следственного действия надлежащим образом разъяснил участникам следственного действия – сотрудникам и волонтерам «Мемориала» их процессуальные права.

     Кроме того, сам протокол по окончании следственного действия подписан не всеми его участниками, о чем свидетельствует расхождение в количестве участников обыска с количеством подписей в протоколе, даже с учетом отметки об отказе некоторых участников подписать протокол этого следственного действия.

     2.3. В соответствии с ч. 13 ст. 182 УПК РФ, все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и, по возможности, стоимости. Буквальное толкование этой формулировки предполагает обязанность следователя оформлять соответствующую часть протокола обыска в виде перечня (или пронумерованного списка) изъятого имущества. Данное требование является гарантией уважения государством права собственности лица на то имущество, которое у него изымается. При таком оформлении собственнику в протоколе предоставляется подробный перечень изъятого у него имущества с его четким описанием. Однако, протокол составлен без перечисления того, что было изъято в ходе обыска. [138] В протоколе содержится лишь вольное изложение того, что следователь обнаружил в обыскиваемом помещении, без указания на то, что из всего обнаруженного он изъял. По крайней мере, четкую границу провести между его изъятым имуществом и обнаруженным из его формулировок текста протокола невозможно. Таким образом, протокол не позволяет установить точный состав изъятых предметов и документов.

     Кроме того, в нарушение требований ст. 182 УПК РФ, следователь, производивший обыск, не предъявил все изымаемые предметы и документы понятым и другим присутствующим лицам. Об этом свидетельствует тот факт, что, согласно протоколу обыска, документы изымались «папками», без осмотра, описания и указания точного количества их содержимого. В таком случае, даже после последующего осмотра в кабинете следователя изъятого в офисе «Мемориала» имущества, ни присутствовавшие при обыске понятые, ни другие присутствующие лица не смогут убедиться, что это именно те предметы и документы, которые были изъяты при обыске и именно в таком количестве и с таким содержанием.

     2.4. В нарушении п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ, в протоколе обыска не указаны фамилия имя и отчество каждого лица, участвующего в следственном действии. Так, несмотря на то, что в соответствующей графе протокола обыска отмечено участие 2-х сотрудников ОМСН ОРБ ГУ МВД по СЗФО, следователь не указал их фамилию имя и отчество или иные данные, которые могли бы вывести нас на возможность их идентификации. В ходе судебного разбирательства следователь не смог ответить на вопрос о том, какой пункт, какого конкретно нормативно-правового акта позволяет ему не указывать фамилию и инициалы лиц, участвовавших в следственном действии, даже если их роль заключалась в физической защите лиц, проводивших обыск. То, что следователь рассматривал сотрудников ОМСН в качестве участвующих в следственном действии лиц, свидетельствует и то обстоятельство, что в конце протокола следователь собственноручно отмечает, что от этих сотрудников не поступило никаких замечаний на протокол.

     Отсутствие в протоколе данных об этих сотрудниках не только свидетельствует о нарушении процедуры проведения обыска, но и лишает нас возможностей ходатайствовать о вызове данных лиц с целью дать показания об обстоятельствах проведения этого следственного действия. В частности, эти лица могли бы дать показания о том, кто пытался войти в ту дверь, которую они охраняли.

     Таким образом, необоснованно само решение следователя о производстве обыска, а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск.

     Я еще раз хочу сказать о том, что изъятие в ходе обыска документов и предметов делает невозможным нормальную деятельность «Мемориала». Изъяты жесткие диски, на которых хранятся базы данных и результаты многолетней научной работы организации и ее сотрудников. Многие из этих данных еще пока не были официально опубликованы. И сейчас их уже читают посторонние лица. Тем самым, организации и ее сотрудникам был причинен существенный имущественный ущерб и еще больший репутационный вред, о котором я сказал ранее. Все изъятое в ходе обыска не имеет никакого отношения к событиям, расследуемым в рамках уголовного дела.

     На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 123, 124, 166 и 182 УПК РФ,

     Я прошу, Ваша Честь, учесть те обстоятельства, на которые мы ссылались, и дать им соответствующую правовую оценку.

ПРОШУ:

     Жалобу удовлетворить, признать незаконными как само постановление следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М.Г. Калганова о производстве обыска от 3 декабря 2008 года, так и сам обыск и изъятие предметов и документов 4 декабря 2008 года в помещении Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал».

     И обязать следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова возвратить Региональному Общественному Учреждению Научно-Информационный Центр «Мемориал» все предметы и документы, изъятые в ходе незаконных следственных действий.

**

(8)

Газета.Ру

20.01.2009 [139]

Комиссар Совета Европы защитил «Мемориал»

      Двухдневный визит комиссара Совета Европы (СЕ) по правам человека Томаса Хаммарберга и его советника Ульрики Сундберг в Москву завершился вчера.

     Хаммарберг прибыл в российскую столицу для обсуждения гуманитарной ситуации в зоне грузино-южноосетинского конфликта. Что касается извечной темы для дискуссий с СЕ, то есть положения с правами человека в России, то секретарь Хаммарберга Стефано Монтанари пояснил корреспонденту «Газеты»: «Визит комиссара не был направлен на оценку ситуации с правами человека в России. Посещение Москвы скорее было рабочим». По его словам, европейский омбудсмен только готовил почву для следующего визита в Россию, которое запланировано на 25 февраля.

     Впрочем, Хаммарберг, по мнению российских правозащитников, успел кое-что сделать. В понедельник он встретился с генпрокурором России Юрием Чайкой и выразил озабоченность по поводу обысков и изъятий жестких дисков компьютеров в санкт-петербургском отделении «Мемориала», которые произошли в начале декабря 2008 года. Хаммарберг отметил, что законность данных следственных действий вызвало сомнения у российских и европейских правозащитников. Ранее научно-информационный центр «Мемориал» подал жалобу в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с просьбой признать незаконным обыски в своем офисе. Во вторник суд удовлетворил эту жалобу, обязав вернуть все изъятые предметы и документы.

     В «Мемориале» считают, что заступничество европейского коллеги сыграло свою роль. «Процесс шел несколько дней, а первое слушание было в прошлую пятницу. Думаю, внимание Хаммарберга положительно повлияло на решение суда, - считает председатель правления общества «Мемориал» Сергей Хахаев. - Мы уверены, что обыск был необоснованным и незаконным, к тому же на следственные мероприятия не были допущены наши адвокаты».

     Кроме Чайки Хаммарберг встретился с уполномоченным по правам человека в России Владимиром Лукиным. Как сообщила корреспонденту «Газеты» пресс-секретарь Лукина Наталья Мирза, тема незаконного обыска в офисе «Мемориала» была актуальна и в этой беседе. «В основном омбудсмены обсуждали два вопроса: обмен пленными в Южной Осетии, которому и Томас Хаммарберг, и Владимир Лукин активно содействовали, а также деятельность неправительственных организаций, в том числе суд по обыску в петербургском офисе «Мемориала», - сообщила Мирза.

Хава Дачаева

***

9.14. "Дело об обыске" продолжается

(1)

Полит.Ру

21.01.2008. 21:20 [140]

Силовики не смирились с проигрышем «Мемориалу»

    

     Прокуратура Петербурга не смирилась с решением Дзержинского суда, признавшего незаконным обыск бригады Следственного комитета в офисе научно-информационного центра "Мемориал", передает «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге. [141] По утверждению прокуратуры, "решение суда обжаловано, так как оно не соответствует обстоятельствам, установленным в ходе разбирательства".

      Дзержинский суд Санкт-Петербурга признал во вторник обыск 4 декабря 2008 года в Научно-информационном Центре «Мемориал» незаконным, а следователя обязал возвратить «все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска», но «Мемориал» сразу предупредил, что успокаиваться рано: «Жесткие диски компьютеров и другие материалы, изъятые во время обыска, еще не возвращены, а постановление суда вступит в законную силу лишь через 10 дней и лишь в том случае, если оно не будет обжаловано в городском суде. Кроме того, пока не дезавуированы и некоторые ложные утверждения о «Мемориале», прозвучавшие после обыска из уст официальных лиц».

     В среду (21.01.2009. – Ред.) стало известно, что опасения «Мемориала» оправдались: задача борьбы с необоснованными рейдами на общественные организации и удержанием в неучтенном состоянии и непредназначенных для этого структурах ценнейших материалов по истории репрессий и общественного движения в СССР остается актуальной.

**

(2)

Письмо-рассылка Татьяны Косиновой

     Здравствуйте, коллеги!

Не смирились силовики с проигрышем. Обжаловали сегодня днем. Пока подробностей мало. Вроде бы прокуратура СПб. (Видать, прокуроры сегодня ночью не спали).

     Все дело в том, что судья Шибаков действительно проявил независимость, и комментарии А. Б. Рогинского (на радио «Немецкая волна» [142]) имеют некоторые основания, которые, что пока не нашло должной интерпретации в СМИ.

      Дело в том, что в понедельник, 19.01, генпрокурор Чайка на встрече с Комиссаром (ПАСЕ. – Ред.) Хаммарбергом утверждал, что все де с обыском было совершенно "законно и обоснованно". Об этом было известно. И вчера мы были абсолютно готовы к проигрышу в суде первой инстанции. И вдруг вот такой, кривой, но какой ни есть, а выигрыш. Неожиданный.

     Мы будем решать в понедельник, подадим ли мы тоже свои возражения по решению судьи (есть такая форма - отдельные возражения). Буду держать в курсе принятых решений.

<…> Так что "дело об обыске" продолжается.

С уважением, ТК

(21.01.2009) [143]

**

(3)

Новая газета в СПб

22.01.2009 [144]

Прямая речь

Иван Павлов, адвокат НИЦ «Мемориал», Институт развития свободы информации:

     — Я все больше убеждаюсь, что ситуация сложнее, чем кажется на первый взгляд. Для начала — почему следили не за Андреевым, а за «Мемориалом»? Почему обыск провели не в квартирах Андреева — у него их, как следует из данных ОРД, минимум две, — а опять же в «Мемориале», куда он, даже по данным той же ОРД, приходил всего два раза? Все это наводит на мысль, что он не главный фигурант процесса, который мы наблюдаем, а уголовное дело против него, вполне возможно, используется просто как правовая платформа для атаки на «Мемориал». В эту же канву укладывается заявление Анвара Азимова, представителя России в ОБСЕ, о том, будто власти имеют веские основания полагать, что «Мемориал» участвовал в финансировании экстремистской деятельности.

**

(4)

В Судебную коллегию по уголовным делам

Санкт-Петербургского городского суда

адвоката Павлова И.Ю. <…>, представителя

Регионального Общественного Учреждения

Научно-Информационный Центр «Мемориал»

(далее Мемориал)

ВОЗРАЖЕНИЯ

на кассационное представление [145]

     Постановлением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 января 2009 года была удовлетворена моя жалоба о признании незаконным обыска, проведенного 4 декабря 2008 года в офисе Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу М. Г. Калгановым.

     21 января 2009 года на указанное постановление старшим помощником прокурора Центрального района Санкт-Петербурга В. В. Васюковым было внесено кассационное представление, которое было дополнено 26 января 2009 года.

     Содержащиеся в кассационном представлении доводы не основаны на требованиях действующего законодательства, а также исследованных в судебном заседании материалах:

     1. В частности, автор кассационного представления исходит из ошибочного представления об обязанностях следователя, проводящего такое следственное действие как обыск. Так, в кассационном представлении от 21 января 2009 года (стр. 2 последний абзац) указано: «Таким образом, действующий уголовно-процессуальный закон устанавливает обязанность следователя не чинить препятствий к участию в обыске лица, в помещении которого производится обыск, и его адвоката, но не возлагает на следователя обязанности обеспечить … участие в обыске указанных лиц…».

     Между тем, роль следователя при проведении следственного действия не сводится лишь к пассивному «нечинению препятствий».

     Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать лицо, в помещении которого производится обыск, а также адвокат этого лица. В силу требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

     Таким образом, в соответствии с действующим законодательством следователь был обязан создать такие условия, при которых организация, в которой проводится обыск, могла реализовать свое право на участие в ходе этого следственного действия своего адвоката.

     Между тем, как это справедливо указано в судебном постановлении, такие условия следователем созданы не были. Следователь М.Г. Калганов не обеспечил возможность участия избранного организацией Мемориал или иного адвоката при проведении обыска.

      2. Ошибочным является довод, содержащийся в кассационном представлении о том, что «Обеспечение следователем возможности участия Моргачевой Т.В. в проведении обыска в качестве представителя обыскиваемого лица при сложившейся ситуации является обеспечением соблюдения прав обыскиваемого лица при проведении обыска» (стр. 3 кассационного представления).

     Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска участвует лицо, в помещении которого производится обыск. Права и обязанности организации (юридического лица) осуществляются посредством органов управления, действующих на основании законодательства и учредительных документов. Согласно Уставу Мемориала к органам управления этой организации относятся Совет учредителей и директор. Между тем, обыск проводился в отсутствии законного представителя юридического лица – директора И. А. Флиге, кого-либо из учредителей организации или иного, уполномоченного доверенностью представителя. Никто из присутствующих при обыске в офисе Мемориала лиц, в том числе Т. В. Моргачева, не входил в администрацию организации и ее органы управления и не был уполномочен доверенностью на представление интересов Мемориала перед третьими лицами. Следователем не было установлено их должностное положение в организации, о чем свидетельствуют его показания в судебном заседании (л. д. 54). Таким образом, при производстве обыска отсутствовал представитель организации Мемориал. При таких обстоятельствах необеспечение следователем присутствия адвоката организации обоснованно признано судом первой инстанции как существенное нарушение прав лица, у которого проводился обыск.

     3. Не соответствует действительности утверждения в кассационном представлении об имеющихся в судебном постановлении противоречиях (абзацы 3 и 4 стр. 3 кассационного представления).

     Так, в судебном заседании было установлено, что Т. В. Моргачева действительно не заявляла письменных ходатайств о вызове адвоката, но устно ставила следователя в известность о том, что адвокат Мемориала И. Т. Габуния находится у дверей и настаивает на своем присутствии во время обыска. То, что эти действия Т. В. Моргачевой не были зафиксированы на просмотренной по ходатайству следователя сделанной в ходе обыска видеозаписи, не подтверждает, что этих действий не было совсем. Во-первых, видеозапись проводилась только в течение полутора часов с момента начала обыска, который продолжался 5 (пять) часов. Во-вторых, на записи Т. В. Моргачева и следователь М. Г. Калганов не всегда находятся «в кадре». В-третьих, качество звука на просмотренной записи не позволяет разобрать все реплики лиц, фигурирующих в этой видеозаписи. В частности, в записи не было ни видно и ни слышно, как следователь разъяснял права участвующим в следственном действии лицам – в том числе сотрудникам и волонтерам Мемориала.

     Суд в своем постановлении обосновано указал на то, что к окончанию рассмотрения дела в судебном заседании для всех, за исключением следователя, факт присутствия адвоката И. Т. Габуния у дверей Мемориала во время обыска был очевиден. То, что присутствие адвоката И. Т. Габуния у двери Мемориала и его попытки войти в эту дверь, было очевидным к окончанию судебного заседания обстоятельством подтверждалось не только показаниями самого адвоката И. Т. Габуния, находящейся внутри помещения Т. В. Моргачевой (л. д. 57-60), очевидцев Т. Ф. Косиновой (л. д. 67-68), и журналиста А. Е. Чиженка (л. д. 69-70), а также просмотренной в судебном заседании видеозаписью сюжета, предоставленной А. Е. Чиженком. С этим фактом вынужден был согласиться и сам прокурор после допроса А. Е. Чиженка и просмотра представленной им видеозаписи. Согласие прокурора с этим обстоятельством послужило основанием для представителя Мемориала прекратить представление суду дополнительных доказательств, подтверждающих этот факт.

     4. Вопреки утверждениям в кассационном представлении, объяснения Т. В. Моргачевой не содержат каких-либо противоречий. На всем протяжении судебного разбирательства Т. В. Моргачева давала последовательные показания о том, что во время обыска, находясь в коридоре у входной двери, слышала стук в дверь и просьбу впустить адвоката И. Т. Габунию (л. д. 57), о чем она поставила в известность следователя М. Г. Калганова и других сотрудников, которые на это никак не реагировали. Затем Т. В. Моргачева еще неоднократно слышала, как адвокат пытался войти в помещение организации. Эти обстоятельства подтверждаются иными материалами дела, в том числе просмотренной по ходатайству следователя видеозаписью.

     Действительно, приглашенный организацией адвокат И. Т. Габуния, с надлежащими документами, подтверждающими его полномочия, явился в день проведения обыска к офису Мемориала и в период с 13:30 до 17 часов неоднократно пытался войти в помещение, чтобы приступить к исполнению своих профессиональных обязанностей. Адвокат стучался в дверь, пытался докричаться до лиц, проводивших обыск через окно, но так и не был допущен в помещение. Эти обстоятельства подтвердили в судебном заседании не только Т. В. Моргачева (л. д. 57-60), но и адвокат И. Т. Габуния (л.д. 56-57), учредитель организации Мемориал Т. Ф. Косинова (л. д. 67-68), а также присутствующий в то время рядом с офисом Мемориала журналист А. Е. Чиженок (л. д. 69-70).

     На просмотренной видеозаписи оперативной съемки, просмотренной судом по ходатайству следователя, слышно, как в офисе неоднократно и настойчиво звонит звонок входной двери, но следователь никак не реагирует на это. О том, что стуки в дверь во время обыска все же имели место, показал суду понятой Р. И. Тумаров (л.д. 61).

     И здесь уже неважно – слышали следователь и его коллеги, как стучался в дверь и кричал в окна адвокат, не слышали, или не хотели услышать. Следователь сам создал такие условия, при которых организация не могла реализовать право на участие в ходе обыска своего адвоката. У следователя была возможность обеспечить участие адвоката, предложив сотрудникам Мемориала воспользоваться для этого телефоном, предоставив им определенное время для связи с «внешним миром». Вместо этого, он запретил всем присутствующим пользоваться средствами связи и общаться между собой. Как пояснила суду сотрудница Мемориала Моргачева Т. В. (л. д. 59), она лишь один раз не подчинилась запрету следователя вести телефонные разговоры, чтобы сообщить об обыске директору организации И. А. Флиге, которая находилась на тот момент в командировке. В созданных следователем условиях изоляции находящиеся в обыскиваемом помещении сотрудники не имели физической возможности для свободной реализации каких-либо прав вообще и, в частности, права на приглашение адвоката.

     Атмосферу изоляции, в которой находились сотрудники Мемориала ярко характеризует сделанные собственноручно следователем в протоколе обыска записи следующего содержания:

     - «В ходе проведения обыска следователем неоднократно разъяснялась необходимость в соблюдении требования о том, чтобы не вступать в какие-либо разговоры и общение с посторонними лицами»;

     - «Александрова Е.А. вышла на кухню помещения, открыла окно, передала неустановленному лицу копию постановления о проведении данного обыска от 03.12.08, ранее врученную Моргачевой Т.В., после чего Александрова попыталась открыть «черную дверь» помещения с целью впустить в помещение неустановленных лиц, однако ее действия были остановлены сотрудниками ОРБ».

     Если бы следователь попытался установить личность этих «неустановленных» лиц, то возможно, он нашел бы среди них и адвоката.

     В данных суду пояснениях следователь М.Г. Калганов также подтвердил, что во время проведения следственного действия он запретил сотрудникам организации использовать средства связи (л.д. 54). О том же самом показал суду оперативный сотрудник И.О. Омаров (л.д. 63).

     Мог следователь позаботиться и о том, чтобы выставить охрану помещения не только внутри обыскиваемого помещения, но и снаружи для того, чтобы иметь четкое представление о том, кто пытается во время обыска войти в офис Мемориала, и нет ли среди этих лиц адвоката организации. Вместо этого, он с помощью сотрудников спецподразделения забаррикадировал помещение изнутри, впоследствии отключил звонок на входной двери. В данных суду пояснениях следователь М. Г. Калганов (л. д. 54), описывая функции сотрудников ОМСН, сообщил, что они «никого не допускали в помещение». В таких условиях организация была лишена возможности реализовать свое право на участие в ходе обыска избранного и явившегося к месту проведения следственного действия адвоката. Даже если вина в недопущении адвоката И. Т. Габуния лежит на сотрудниках ОМСН, охранявших входную дверь изнутри, следователь несет полную ответственность за их действия. К тому же, как пояснили суду понятой Р. И. Тумаров (л. д. 61), а также оперативные сотрудники Шумилов И. А. (л. д. 65) и А. Н. Петров (л. д. 72), участвовавшие вместе со следователем в обыске, они либо не помнили, либо не слышали, чтобы следователь инструктировал сотрудников спецподразделения докладывать о том, кто пытается войти в офис организации.

     5. Нарушение права организации на участие во время обыска адвоката с указанием на его фамилию, имя и отчество было зафиксировано в замечаниях на протокол Т. В. Моргачевой (см. стр. 15 протокола обыска). Следовательно, еще до официального окончания следственного действия Моргачева Т. В. была в курсе того, что не абстрактный адвокат, а именно И. Т. Габуния был намерен принять участие в обыске в качестве адвоката организации Мемориал. Содержащиеся в кассационном представлении (стр. 4) рассуждения о том, что Т. В. Моргачева, действуя недобросовестно, по указанию каких-то лиц могла утаить от следователя факт явки адвоката и намеренно с целью «поставления под сомнение законности следственного действия» внесла в протокол запись о недопущении следователем адвоката основаны на голословном предположении автора кассационного представления, не подтверждающимся ни одним из исследованных материалов дела.

     Даже после получения письменных замечаний Т. В. Моргачевой, следователь не счел необходимым пригласить указанного ею адвоката хотя бы на финальную стадию обыска – стадию подписания протокола участниками следственного действия. Между тем, на этой стадии следователь уже имел документальное подтверждение о наличии адвоката у организации Мемориал, но не принял мер, направленных на обеспечение его участия в следственном действии.

     6. Обращают на себя внимание показания самого следователя о том, как он предлагал присутствующим при обыске сотрудникам Мемориала воспользоваться своим правом на адвоката. Так, следователь М. Г. Калганов показал суду, что сотрудникам и волонтерам Мемориала был задан вопрос: «У вас есть адвокат?» (л. д. 54), на что был получен отрицательный ответ. О том, что вопрос об адвокате задавался именно в такой форме, сообщил суду оперативный сотрудник И. А. Шумилов (л. д. 65). Ответ на таким образом сформулированный вопрос был ошибочно истолкован следователем, как отказ организации Мемориал от адвоката. Во-первых, как уже отмечалось, никто из присутствующих при обыске в помещении Мемориала сотрудников организации не обладал надлежащими полномочиями распоряжаться правами организации и принимать от ее лица какие-либо решения. Во-вторых, в условиях, когда обыск является неожиданной для обыскиваемого лица процедурой, невозможно предположить, что в момент его начала в обыскиваемом помещении будет находиться адвокат, наделенный всеми необходимыми полномочиями для участия в следственном действии.

     При таких обстоятельствах суд обосновано пришел к выводу о том, что при проведении обыска следователем было нарушено право организации Мемориал на участие своего адвоката при производстве следственного действия.

     В дополнительном кассационном представлении от 26 января 2009 года его автор указывает на то, что судом не была дана оценка показаниям оперативного сотрудника А.Н. Петрова. Между тем, показания А. Н. Петрова, в том числе и те, на которые обращает внимание автор кассационного представления, не противоречат выводам суда о том, что следователь создал такие условия, при которых доступ в помещение каких-либо лиц, в том числе и адвоката, был невозможен.

     В дополнительном кассационном представлении также указывается на то, что суд, в нарушение ст. 125 УПК РФ, не сделал вывода о законности или незаконности решения следователя – постановления о проведении обыска, притом, что суд дает оценку доводам жалобы в мотивировочной части своего постановления. Между тем, само по себе это обстоятельство не является нарушением требований ст. 125 УПК РФ. Кроме того, оно если и затрагивает чьи-то права, то не прокурора, а исключительно лица, которое обратилось в суд с жалобой. Мемориал не согласен с аргументами, касающимися достаточности оснований для принятия решения о производстве обыска, которые изложены в мотивировочной части. Однако мы не оспариваем решение, поскольку в резолютивной части постановления суд указывает на обязанность следователя устранить допущенное нарушение – возвратить все изъятые в ходе обыска предметы и документы, что и было основным требованием Мемориала.

     На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 358, 378 УПК РФ,

ПРОШУ:

Постановление Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 января 2009 года оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения.

Адвокат И.Ю. Павлов. 30.01.2009

**

(5)

Уважаемые коллеги,

     сегодня, наконец, стало известно, что рассмотрение кассационного представления прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга на решение Дзержинского суда о незаконности проведенного у нас 4.12.2008 года обыска будет рассматриваться коллегией по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в 12 часов 24 февраля с. г., зал 407. Состав коллегии из трех судей пока не известен.

С уважением, Татьяна Косинова

4.02.2009

***

9.15. Предварительные итоги

(1)

Полит.Ру

19.02.2009 [146]

Татьяна Косинова

Дело об обыске

О чем говорит атака на «Мемориал»

- Мы не уполномочены давать объяснения. Идите в свою комнату и ждите. Начало вашему делу положено, и в надлежащее время вы все узнаете…

Франц Кафка. Процесс (1925;

пер. Р. Райт-Ковалевой, 1965)

     24 февраля дело об обыске в «Мемориале» по прокурорской кассации будет рассматривать Санкт-Петербургский городской суд. При этом все изъятые электронные архивы, жесткие диски и другие материалы по советской истории, собранные за двадцать лет [147], «Мемориалу» так и не вернули.

     Как известно, декабрьский обыск в «Мемориале» в Петербурге [148] вскоре судом первой инстанции был признан незаконным. [149] Сотрудники СКП РФ по Центральному району Петербурга были вынуждены обосновывать свои действия в суде в связи с жалобой НИЦ «Мемориал». [150] И к всеобщему удивлению решение о незаконности обыска в «Мемориале» продемонстрировало, прежде всего, бессилие силовиков перед независимым судом. Да, здесь и сейчас - 20 января 2009 года в Дзержинском суде Петербурга, судья Андрей Павлович Шибаков принял решение, которое «позволяет надеяться на будущее российского правосудия». [151] Многие наблюдатели решили, что на этом страсти улеглись, и сюжет завершен.

     Однако уже на следующий день, 21 января, старший помощник прокурора Центрального района Петербурга Владимир Васюков, защищая честь мундира, обжаловал постановление судьи Шибакова, и в силу оно не вступило. [152]

     История этой спецоперации еще не закончилась. Но уже сейчас она имеет отношение больше к истории страны, нежели к «Мемориалу». Это не история «Мемориала». Возможно, ею «был запущен механизм, работающий по инерции, а люди, в головах которых это родилось, все еще принимают активное участие в общественной жизни», как пишет Зигмунт Джечиловский. Но она, чем дальше, тем больше кажется достойной жанра памфлета. Как иначе точно описать ее абсурд и безумие, не соотносимые с реальностью? При этом продолжающими иметь к ней отношение. Сплошной когнитивный диссонанс, да и только. [153] Всерьез разбирать доводы ее исполнителей о связях газеты «Новый Петербургъ» с «Мемориалом»? Но они всегда были и продолжают оставаться идеологическими антиподами. Или анализировать навязчивые мысли ее заказчиков о вредоносности и маргинальности «Мемориала», мешающего проводить правильную политику памяти? Как-то глупо. Не кричать же всякий раз «Сатрапы! Позор!».

     Взять, к примеру, главного исполнителя сюжета «обыск» - второклассного юриста М. Г. Калганова из следственного отдела Центрального района СУ СКП РФ по Санкт-Петербургу. Начиная с марта 2008 года, он стал заметен в городе как один самых скандальных ньюсмейкеров, оформитель нелепых арестов - то Максима Резника в марте [154], то телевизионной группы в ноябре [155], словом, следователь «специального назначения». Но всякий раз эффект активности Калганова был противоположен его ожиданиям: через восемнадцать дней городской суд признал арест Резника незаконным [156], в сентябре его дело и вовсе развалилось у того же судьи А. П. Шибакова [157], а для журналистов он стал откровенно щедринским персонажем. [158]

     Молодой, амбициозный, дидактичный, открыто симпатизирующий основателю ВЧК - на стенах кабинета фотография кумира и цитаты из чекистских постановлений 1918 года - как и положено, резкий. На процессе шумно вскакивает, гремя стулом, говорит стремительно, невнятно и путано, аудиозапись его слов расшифровке практически не поддается.

     Как он сам сказал 16 января на первом судебном заседании в Дзержинском суде, ему «срочно» понадобилось провести обыск в «Мемориале» 4 декабря. Якобы по данным оперативного наблюдения за офисом НИЦ «Мемориал» в марте и ноябре 2008 года, в подъезд дома на улице Рубинштейна, в котором тот находится, дважды входил бывший редактор газеты «Новый Петербургь» Алексей Андреев (его уголовным делом Калганов занимается с сентября) и мог укрыть в нем материалы и финансовые документы, «представляющие интерес для органов предварительного следствия». [159] Других причин и мотивов для проведения обыска в суде представлено не было. [160]

     Но, как и во всех предыдущих случаях, аккуратно провести это «следственное действие» в «Мемориале» для Михаила Геннадьевича оказалось непосильным поручением: ни протокол надлежащим образом оформить [161], ни все процессуальные нормы соблюсти, ни аргументировать свои действия в суде он, как ни старался, не смог. [162]

Зачем силовики пришли карать «Мемориал»?

Некоторые комментаторы в самом начале решили, что причина наезда - демонстрация в «Мемориале» фильма Андрея Некрасова «Бунт. Дело Литвиненко». [163] Фильм был показан в центре на Рубинштейна дважды в ноябре прошлого года. НИЦ «Мемориал» периодически показывает не только этот, но и два предыдущих документальных фильма этого режиссера - «Детские рассказы (Чечня)» и «Недоверие». За два дня фильм в «Мемориале» посмотрели не больше ста человек - столько, сколько мог реально вместить 30-тиметровый зал в научном центре. По-видимому, все, кто хотел. Никакого ажиотажа или ощутимого резонанса фильм, следует признать, в Петербурге не вызвал.

Если посмотреть внимательно, то после разгрома дачи режиссера в Финляндии весной 2007 года [164], в период монтажа фильма для 60 Каннского фестиваля [165], и требования посольства РФ во Франции в январе прошлого года исключить его из программы российских фильмов на фестивале в Нанте [166] никаких других публичных скандалов с фильмом не связано, хотя его почему-то называют «запрещенным к показу в России». Он доступен на нескольких сайтах, регулярно раздается на пикетах в разных городах. Сам Андрей Некрасов присутствовал на обоих премьерных показах в России, анонсированных в СМИ [167], проводил дискуссии, отвечал на вопросы зрителей и прессы – 20 ноября в Москве [168] и 23 ноября в Петербурге. Он при этом свободно, как и прежде, въехал в страну, ни разу не был, как водится [169], задержан за «неправильный переход улицы» и спокойно вернулся домой в Берлин.

     Во время обыска в НИЦ «Мемориал» диск с фильмом открыто лежал на поверхности стола рядом с одним из компьютеров, из которого следователи изымали дисковод – он их не заинтересовал. Диски с фирменными этикетками и в типографских упаковках они не трогали, лишь неподписанные или помеченные маркером - рабочие копии. Так, например, их заинтересовала и была изъята копия диска с фильмом об украинском диссиденте Василе Стусе. Однако, даже весьма уважаемые издания [170] транслируют эту недальновидную версию.

     Когда мы не знаем причин чьих-то действий, директор НИЦ «Мемориал» Ирина Флиге предлагает «смотреть на результат». [171] Что именно искали, никому до сих пор не понятно, но результат обыска очевиден - изъяты «базы данных, содержащие биографические справки более 50 000 жертв сталинских репрессий; результаты поиска нескольких сотен мест захоронения жертв репрессий; коллекция (более 10 000 изображений и текстов) «Виртуального Музея Гулага», уникального веб-ресурса, объединяющего более ста региональных российских музеев и т.д.». «Может быть, наконец, прокуратура или следственный комитет заинтересовались нашим историческим прошлым?» - предполагает Ирина Флиге. [172]

     Обыск случился накануне международной научной конференции «История сталинизма. Итоги и проблемы изучения», которая состоялась в Москве 5-7 декабря 2008 года. [173] И по уровню представительности и тематической широте была беспрецедентной для России. Одним из ее соучредителей и соорганизаторов был "Мемориал", который представляли Арсений Рогинский (один из ключевых пленарных докладов [174] и Ирина Флиге (доклад в секции "Память о сталинизме").

     К конференции оказался приурочен выпуск относительно нового издания, появившегося в мае прошлого года, - печатного варианта «Русского журнала», «Рабочих тетрадей».[175] Там теперь раньше, чем на сайте появляются многие ключевые тексты. Распространяется журнал крайне вяло и даже до Петербурга не доходит. Декабрьский номер вышел под заголовком «Политика памяти» и попал как раз на конференцию в первый же день ее работы.

     Виртуально его содержание представлено в одноименном разделе сайта – «О политике памяти», который до середины января еще стоял в топах на главной странице «РР». [176] Те, кто видел этот номер или этот раздел на сайте, особенно его «передовую статью» [177] и некоторые другие материалы [178], трактуют их появление как «идеологическое наступление на "Мемориал" в целом» (Александр Даниэль), смысловое, концептуальное объяснение силовой атаки или как «вербализованную заявку на "перехват" политики памяти"» (Борис Долгин).

     Нельзя сказать, что переход к открытому противостоянию с «Мемориалом» и появление этих текстов было ожидаемым. Но это кажется вполне закономерным и предсказанным всем ходом развития патриотической идеи «славного советского прошлого». Ее наиболее яркое развитие берет начало в ноябре 2003 года с известной фразы Владимира Путина о том, что учебники «должны воспитывать, особенно в молодых людях, чувство гордости за свою отечественную историю, и за свою страну» [179], тогда еще не вызвавшей однозначной интерпретации. [180] Но спустя пять лет настал момент, когда «на фоне вновь возникшей панорамы великой державы, сегодня, как и прежде, «окруженной кольцом врагов», проступил усатый профиль великого вождя». [181] И «два образа эпохи Сталина вступили в жестко конкурентные отношения друг с другом: образ сталинизма, т.е. образ преступного режима, на совести которого десятилетия государственного террора [которого придерживается «Мемориал»] - и образ эпохи славных побед и великих свершений [близкий идеологам исторической политики властей]». Последний был нужен политической элите, начиная с начала 2000-х годов, «для консолидации населения, для восстановления непререкаемости авторитета государственной власти, для укрепления собственной «вертикали» и т.д.» (Арсений Рогинский)

     Наиболее внятно эта – идеологическая - часть атаки на «Мемориал» была откомментирована дважды на радио "Свобода", 11 и 13 декабря в передачах Владимира Тольца. [182] И, если не считать статьи Ни4киты Соколова [183], практически нигде больше не упоминалась. Ни ссылок, ни тем более цитирования. Возможно, это что-то говорит о восприятии подобного рода текстов.

Что показала атака на «Мемориал»?

     Атака продемонстрировала немало интересного, но мало нового, в основном, все в жанре «повторение пройденного» или «возвращение».

     В этой истории у каждого мемориальца – свое, личное déjà vu. Смутить тут кого-то словом «обыск» затруднительно. Практически у всех это не первый (у кого-то четвертый или девятый) обыск на их веку. Или в памяти разнообразные обыски в жизни родственников, друзей, коллег, наконец, в текстах и исследованиях. Казалось бы, все они остались в другой жизни – до перестройки или даже до оттепели. Но выработанные тридцать и более лет назад каноны поведения и установки, например, на полную открытость [184], иронию и спокойствие, отсутствие резких движений («это не наша игра, мы отвечаем и вынуждены защищаться, а суетится пусть следователь»), прежнюю сдержанность и безоценочность в комментариях и ведении хроники событий [185], вплоть до возвращения каких-то словечек и выражений (например, «мы не знаем, в связи с чем у нас провели обыск, мы сами себя не обыскивали» или известное «я не могу этого ни подтвердить, ни опровергнуть») и другие составляющие даже не диссидентского, а скорее политзэковского дискурса сами собой актуализировались в повседневных практиках. При этом все отмечают, что «раньше сотрудники КГБ или прокуратуры, хоть никогда и не отличались высокой степенью дееспособности, но, по крайней мере, в протоколах обыска представляли подробный перечень изъятого». Что ни говори, а исполнитель все же измельчал.

     Но и страна успела измениться: калгановское постановление об обыске уже лежало на столе у всероссийского омбудсмена В.П.Лукина, в то время как следственная бригада еще находилась в «Мемориале»; отечественные СМИ, что бы ни говорили злые языки про их ангажированность, с первого дня живо и вполне независимо освещают эту историю, а любые действия спецслужб можно опротестовывать в суде - в УПК РФ имеется статья 125 и десятки других статей, по которым, например, элементарный недопуск защитника на обыск является сегодня недопустимым правонарушением, несовместимым с европейской конвенцией [186] и обязательствами России.

     Как пишут современные систематизаторы знания, в период 1968-1988 годов обыски в СССР проводились сотрудниками прокуратуры или КГБ «с целью выявления и изъятия нежелательной информации» и являлись «основным способом борьбы с самиздатом и тамиздатом, средством выявления диссидентов и изъятия литературы», которую власти называли «клеветнической или антисоветской». [187]

     Однако столь масштабно, как 4 декабря 2008 года в НИЦ «Мемориал» [188], материалы и документы по истории репрессий и ГУЛага последний раз отбирались спецслужбами только летом 1965 года, когда была проведена серия обысков у друзей А. И. Солженицына, в ходе чего был найден и изъят архив писателя. [189]

     В 1990-2006, фиксирует русская версия Википедии, «обыски как мера политического давления практически не применялись». Весной 2007 года такого рода обыски с сомнительным юридическим статусом начали вновь применяться [190], но, в основном, «для контроля информации и изъятия серверов, на которых нежелательная информация была доступна пользователям сети Интернет».

     Собственно в «Мемориале» за его двадцатилетнюю историю [191] случалось всякое, но ничего подобного не было, даже в офисах в Чечне и Ингушетии. При этом не только в Петербурге «Мемориал» подвергся странным атакам. В двух других региональных мемориальских организациях произошли за это время неприятные события: в Сыктывкаре у мемориальца Игоря Сажина демонстративно сожгли машину [192], а в Рязани в местной газете вышла заказная статья против рязанского «Мемориала».

      Кроме того, прокурорскую версию о финансировании «Мемориалом» экстремистских статей стали легко воспроизводить официальные представители РФ в ОБСЕ [193], что стало поводом для отдельного заявления «Мемориала» [194] с опровержением этих ложных высказываний.

     С прокуратурой НИЦ «Мемориал» сталкивался более шести лет назад, правда, по собственной инициативе. В августе 2002 года поисковая группа центра нашла одно из пятен широко неизвестного места массовых захоронений в урочище Койранкангас под Петербургом. [195] Попытки добиться возбуждения уголовного дела по факту находок нескольких десятков расстрельных ям, не говоря уже о придании месту официального статуса, ничем не увенчались. Прокуратуры Санкт-Петербурга, области и военная долго спихивали проблему друг на друга, заявляя об отсутствии у них полномочий и чужой юрисдикции территории – это Ржевский артиллерийский полигон. Наконец, просто устранились от ее решения. А шесть лет спустя на обыске изъяли в «Мемориале» электронный реестр «Некрополь террора». [196]

     Может быть, как раз «сутяжники и спасут нашу страну», но приоритетом мемориальцев не являются бесконечные судебные тяжбы. Притом, что судья Шибаков все же не решился признать обыск в «Мемориале» необоснованным, и в мотивировочной части своего постановления фактически подтвердил право следователя проводить обыск в общественной организации по любому, самому нелепому поводу, «Мемориал» не стал оспаривать это решение, «поскольку суд указывает на обязанность следователя устранить допущенное нарушение – возвратить все изъятые в ходе обыска предметы и документы, что и было основным требованием «Мемориала». [197]

     Обжалование обыска в суде подтвердило факт того, что следили как раз за мемориальским офисом, именно «Мемориал» находится в разработке у спецслужб. А уголовное дело редактора «Нового Петербурга» - лишь повод, пусть и весьма условный, зато полезный для многих вещей: для скандальности, для полуобвинений «Мемориала» в экстремизме, для маргинализации независимых исследователей.

     Попытки навязывать уголовные обвинения диссидентам – не новость. К распространителю «Хроники текущих событий» могли подойти на улице и задержать его по подозрению «в краже кошелька», но при задержании интересоваться исключительно портфелем с самиздатом.

     За время процесса по жалобе «Мемориала», совершенно независимо от уголовного дела № 601466, Верховный суд РФ подтвердил октябрьское решение Санкт-Петербургского городского суда. о незаконности закрытия газеты «Новый Петербургъ». И к весне ее собираются возродить под прежним названием. [198] Это к вопросу о весьма замысловатой связи дела с реальностью.

     Возможно, история завершила какой-то очередной виток: четверть века спустя после слежки за А. Д. Сахаровым в Горьком и через двадцать лет после создания «Мемориала» при его непосредственном участии данные оперативно-розыскной деятельности стали вновь достаточными основаниями для прихода с обыском в центр по истории политических репрессий. При этом съемка уже самого обыска скрытой камерой одним из участников следственной бригады в суде была представлена следователем и прокурором как «доказательство экстремистской деятельности»… «Мемориала». Опять же, ничего не изменилось: тридцать лет назад факт проведения у вас обыска по любому делу был причиной вынесения предупреждения по Указу ПВС СССР от 25.12.1972, из-за чего вас могли, например, уволить с работы.[199]

     Какой эффект был достигнут? Как уже было сказано, совершенно противоположный ожиданиям атакующей стороны.

     Больше двух месяцев к делу привлечено внимание страны и мира. Возмущение абсурдными обвинениями «Мемориала» в связях с патриотическим изданием и публикацией экстремистских, по мнению следствия, материалов, а также произвольное изъятие ценных исторических архивов вызвали очередную обеспокоенность неадекватными действиями властей РФ по отношению к НГО, например, в Госдепе США [200] и в ПАСЕ [201], напряженный интерес в СМИ и открытые протесты сотен известных ученых-историков, гуманитариев и архивистов в России и во всем мире. [202]

     Мог ли пострадать имидж «Мемориала»? Вряд ли. К его проектам привлечено теперь внимание историков, журналистов и благотворительных фондов. В третий раз он выдвинут на Нобелевскую премию мира. [203] Скорее пострадал имидж СКП РФ и Прокуратуры.

     В надежде на то, что «атака на «Мемориал» захлебнется», научный редактор Полит.Ру Борис Долгин написал:

     «…чем раньше это произойдет, тем меньше будет ущерб, уже нанесенный этой акцией России. Желаемого эффекта - вытеснения "Мемориала" с поля исторической памяти - все равно добиться не удастся, вопрос лишь в том, насколько сильно ставящим задачи и планирующим ход подобных спецопераций удастся навредить стране. Вообще трудно более точно придумать акции, дискредитирующие страну в целом и ее политическое руководство в частности сильнее, нежели кампании против ученых, общественных организаций, деятелей культуры. 2008 год начался атакой на Европейский университет, заканчивается больными фантазиями о финансировании питерским "Мемориалом" экстремистских публикаций и конфискацией без описи материалов по истории репрессий и общественного движения в СССР». [204]

     Устоит ли в городском суде Петербурга решение о незаконности обыска, завершится ли этим абсурдная пьеса - или атака на «Мемориал» примет какие-то новые формы, мы узнаем очень скоро.

**

(2)

О решении Санкт-Петербургского городского суда [205]

Заявление Общества «Мемориал»

     24 февраля городской суд Санкт-Петербурга удовлетворил кассационное представление прокуратуры на постановление Дзержинского районного суда от 20 января. В этом постановлении обыск, проведенный 4 декабря 2008 года в офисе Санкт-Петербургского Научно-информационного центра «Мемориал» признавался незаконным и прокуратуре предписывалось вернуть в НИЦ «Мемориал» изъятые у него материалы.

     Городской суд отменил это постановление на том основании, что в суде первой инстанции не был достаточно исследован вопрос о полномочиях адвоката Габуния, явившегося на обыск, представлять интересы «Мемориала». Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, который будет слушать его в новом составе. Дата повторного рассмотрения пока не назначена.

     Таким образом, предыдущее судебное решение о возвращении изъятых материалов законному владельцу аннулировано. Жесткие диски компьютеров, содержащие результаты двадцатилетней работы НИЦ «Мемориал» (СПб), – уникальные базы данных по истории сталинского террора, - по-прежнему остаются в распоряжении прокуратуры. В результате исследовательская и просветительная работа научного центра в Петербурге в значительной степени парализована.

     Сегодня Санкт-Петербургский городской суд имел возможность поставить точку в скандальном и абсурдном «деле об обыске в НИЦ «Мемориал»». Этой возможностью суд не воспользовался. Его решение приведет лишь к затягиванию и разрастанию скандала, который уже приобрел международное звучание.

     «Мемориал», со своей стороны, заявляет, что в сложившихся условиях он не видит иного выхода, кроме последовательной и полномасштабной защиты своих прав, своей деловой репутации и своего доброго имени всеми законными средствами, имеющимися в нашем распоряжении.

     О наших дальнейших действиях мы будем регулярно информировать отечественную и международную научную общественность.

     Международный «Мемориал»:

     Арсений Рогинский, председатель Правления

    НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург):

    Ирина Флиге, директор

24.02. 2009

**

(3)

Из открытого письма Оксаны Карпенко [206]

     …Дело продолжается. И это - наше общее дело. В обществе, где закон ничего не решает, где он используется как прикрытие для произвола чиновников, мы все - потенциальные объекты "спецопераций".

     …Лишний раз нам доказывают что, выбирая правовой и публичный способ решения проблем, мы ставим себя в уязвимую позицию. Существует немало «законных средств» затягивания дела, отмены неудобного решения, можно демонстрировать «силу закона» селективно его применяя (так было год назад с закрытием Европейского Университета в СПб) и т. д.

     Способны ли мы защитить себя, следующего духу закона судью, милиционера, чиновника и т. п. от произвола тех, кто им (законом) манипулирует, решая свои личные или корпоративные проблемы?

     Что мы можем противопоставить их презрению к идее равенства людей перед законом и требованию уважать права и достоинство человека?

     Следование российским законам, в том числе, защита себя от произвола чиновников - занятие не из простых. Оно для сильных и принципиальных людей, не желающих «договариваться», идти на компромисс и решать «по понятиям».

     Сотрудники «Мемориала» - из их числа. Мы выражаем глубокое уважение и солидарность с их действиями. Oни борются не только за возвращение незаконно изъятого и обладающего
исключительной ценностью имущество, они защищают наше право на надежду на то, что для этого общества еще не все потеряно, что есть альтернатива жизни в страхе и молчаливом согласии с произволом.

Оксана Карпенко,

заместитель директора Центра независимых социологических исследований (СПб)

от имени сотрудников ЦНСИ

(25.03.2009)

***

9.16. По второму кругу

(1)

В Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга

адвоката Павлова И.Ю. <…>

представителя Регионального Общественного Учреждения

Научно-Информационный Центр «Мемориал»

(далее Мемориал)

ЗАЯВЛЕНИЕ [207]

     4 декабря 2008 года в офисе Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем М. Г. Калгановым был проведен обыск, в ходе которого были изъяты некоторые документы и имущество.

     Обыск был проведен на основании постановления того же следователя, вынесенного им 3 декабря 2008 года в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в связи с публикацией в газете «Новый Петербургъ» статьи под названием «Вот настоящий кандидат!».

     Юридическая позиция Мемориала сводится к тому, что обыск в офисе этой организации проведен необоснованно и с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства – т. е. незаконно. <…>

     <…> (Здесь опущена мотивационная часть жалобы, поскольку аргументы НИЦ «!Мемориал более подробно изложены в заключительном заявлении адвоката И. Ю. Павлова, произнесенного им на заседании суда 20.03.2009; см. ниже. – Ред.) .

     На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 123, 124, 166 и 182 УПК РФ,

ПРОШУ:

     Признать незаконными постановление следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М.Г. Калганова о производстве обыска от 3 декабря 2008 года, а также сам обыск 4 декабря 2008 года в помещении Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал», а также обязать возвратить Региональному Общественному Учреждению Научно-Информационный Центр «Мемориал» все предметы и документы, изъятые в ходе этого обыска.

Адвокат И. Ю. Павлов 10.03.2009

**

(2)

Фонтанка.Ру

10.03.2009 [208]

Повторное рассмотрение дела "Мемориала" –

стороны представили ходатайства о вызове свидетелей

     В Дзержинском районном суде Петербурга началось повторное рассмотрение «Дела об обыске в «Мемориале». [209]

     Напомним, ранее городской суд отклонил решение того же суда о незаконности проведения обыска в НИЦ «Мемориал» по уголовному делу в отношении редакции газеты «Новый Петербург», отправив на повторное рассмотрение в Дзержинский суд.

     На сегодняшнем заседании стороны представили ходатайства о вызове свидетелей. Также сторона «Мемориала» продолжает настаивать на том, что обыск прошел незаконно.

     На этом заседание закончилось, следующее состоится 16 марта, передает корреспондент «Фонтанки».

     Как отметила судья, она надеется, что повторное рассмотрение пройдет быстрее, и уже 16 числа будет объявлено решение. <…>

**

(3)

Из рассылки Т. Косиновой [210]

Дорогие коллеги!

     В понедельник, 16 марта, в 11 часов в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга продолжится повторное рассмотрение жалобы НИЦ "Мемориал" на необоснованность и незаконность обыска, проведенного следственным отделом СУ СКП РФ по Санкт-Петербургу 4 декабря 2008 года. Дело рассматривает судья Анжелика Морозова (ул. Восстания. д. 38, 3-й этаж, зал 15).

     На первое заседание, которое состоялось 10 марта, представители следствия не явились без объяснения причин.

     В начале заседания старший помощник прокурора Центрального района Петербурга Лариса Сынкова представила ходатайство о проведении слушаний в закрытом судебном заседании из-за возможного "разглашения тайны следствия". Судья Морозова отклонила это ходатайство, и заседание продолжилось в открытом режиме. Судом были заслушаны заявление адвоката Ивана Павлова, представляющего интересы НИЦ "Мемориал" с дополнениями к первой жалобе НИЦ "Мемориал" на необоснованность и незаконность обыска, поданной в Дзержинский суд 12 декабря 2008 года. "Мемориал" вновь поднимает вопрос о необоснованности обыска, начиная с постановления, которое "является незаконным, необоснованным и немотивированным". В нем не приведены какие-либо мотивы и объяснения наличия связи (хотя бы косвенной) между Мемориалом и газетой "Новый Петербургъ". Адвокат Павлов привел ряд дополнительных доказательств незаконности обыска.

     В конце заседания стороны представили ходатайства о вызове свидетелей.

С уважением,

Татьяна Косинова, НИЦ "Мемориал"

13.03.2009

Подробности о деле, документы, тексты и хроника событий:

- http://memorial-nic.org/obysk.html;

- http://www.memo.ru/hr/news/piter/index.htm;

- http://polit.ru/story/memo.html;

- http://hro.org/taxonomy/term/226.

**

(4)

Полит.Ру

18.03.2009. [211]

Решение суда по атаке на "Мемориал" будет вынесено в пятницу

     Вынесение решения в повторном рассмотрении дела об обыске в НИЦ "Мемориал" назначено на пятницу, 20 марта, в 11 часов (Дзержинский районный суд Петербурга, зал 15, судья Анжелика Морозова).

     Во вторник, 17 марта, Дзержинский суд c 14 до 18 часов повторно заслушивал пояснения журналиста Александра Чиженка, была просмотрена и откомментирована видеозапись, сделанная съемочной группой телеканала ТВЦ 4 декабря 2008 года у офиса НИЦ "Мемориал".
Затем суд заслушал соучредителя научного центра Татьяну Косинову. А. Чиженок и Т. Косинова являются ключевыми свидетелями защиты в доказательстве присутствия Иосифа Габунии 4 декабря перед офисом "Мемориала", его неудавшихся попытках войти в помещение, а также его полномочий. 4 декабря 2008 года Татьяна Косинова от имени руководства НИЦ "Мемориал" заключила с Иосифом Габунией соглашение об оказании правовой и юридической помощи при проведении обыска и была готова лично подтвердить все его полномочия. Адвокат Габуния имел необходимые ордер и доверенность. Но их обоих в помещение во время обыска не пустили.

     Полуторачасовую видеозапись, снятую скрытой камерой [212] в процессе проведения в "Мемориале" сотрудниками Центра по противодействию экстремизму одновременных с обыском оперативных розыскных мероприятий, суд просматривал без комментариев. Техник-оперативник Петров в суд не явился. По ходатайству старшего помощника прокурора Центрального района Ларисы Сынковой его первые пояснения в суде были зачитаны судьей Морозовой. Понятых также не удалось найти "доступными прокуратуре средствами". <…>

**

(5)

Полит. Ру

20.03.2009 [213]

«Необоснованно само решение следователя о производстве обыска,

а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск»

Заключительное заявление адвоката «Мемориала» Ивана Павлова

В Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга

адвоката Павлова И. Ю.

ЗАЯВЛЕНИЕ

     4 декабря 2008 года в офисе Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем М. Г. Калгановым был проведен обыск, в ходе которого были изъяты некоторые документы и имущество.

     Обыск был проведен на основании постановления того же следователя, вынесенного им 3 декабря 2008 года в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по ч. 1 ст. 282 УК РФ в связи с публикацией в газете «Новый Петербургъ» заметки под названием «Вот настоящий кандидат!».

      Юридическая позиция Мемориала заключается в том, что обыск в офисе этой организации проведен необоснованно и с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства – т.е. незаконно.

     В результате следственного действия были нарушены право собственности организации Мемориал, а также право на уважение частной жизни и корреспонденции этой организации и ее сотрудников.

     Вмешательство в осуществление права собственности Мемориала выразилось, в частности, в изъятии жестких дисков. Мемориал в настоящее время фактически не владеет, не пользуется и не имеет возможности распоряжаться изъятыми следователем жесткими дисками, как и самими персональными компьютерами, из которых эти диски были извлечены.

     Вмешательство в осуществление прав на уважение частной жизни и корреспонденции выразилось в том, что изъятые жесткие диски содержат электронную корреспонденцию организации, а также информацию о личной жизни сотрудников организации (личные фотографии, сообщения электронной почты, документы личного характера и т.д.).

1. Незаконность постановления о производстве обыска состоит в следующем:

     В соответствии с ч. 1 ст. 182 УПК РФ, основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Тем самым российское национальное законодательство устанавливает обязанность для лица, принимающего решение об обыске располагать объемом информации, достаточным для того, чтобы сделать вывод о наличии связи между расследуемым преступлением и местом, в котором это лицо намеревается произвести обыск.

     Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод также предъявляет достаточно высокие требования к основаниям для такого ограничения прав, как проведение обыска. В частности, Европейский суд по правам человека, рассматривая дело «Смирнов против России» (№ 71362/01) в своем решении от 7 июня 2007 года указал на то, что для обыска в помещении необходимо наличие релевантных и достаточных оснований, а также связи между преступными действиями и местом в котором планируется проведение обыска. В том же решении Европейский суд отметил, что лицо, в помещении которого проводился обыск, имеет право на эффективные средства внутринациональной защиты, в частности на проверку достаточности и релевантности таких оснований в суде по своей жалобе. Проведение обыска без достаточных к тому оснований рассматривается Европейским судом как нарушение ст. 8 Конвенции (право на неприкосновенность частной жизни) и ст. 1 Протокола 1 к этой конвенции (право собственности).

     По делу Жана Пьера ван Россема против Бельгии [Van Rossem - Belgium] (№ 41872/98) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 5/2005), по которому Суд указал, что решение о проведении обыска должно обязательно устанавливать границы, чтобы санкционированное им вмешательство не относилось целиком на усмотрение правоприменительных органов. Суд отметил, что в данном деле в решении об обыске следовало бы указать полезные для расследования доказательства, на поиск которых следователи должны были направить свои усилия при обыске. Текст решения об обыске не содержал информации о характере проводимого расследования и предметах, подлежавших изъятию, тем самым, возлагая на следователей слишком широкие полномочия. Суд также отметил, что любое решение об обыске должно содержать некое минимальное число указаний, ограничивающих объем власти и дающих впоследствии возможность проверить, были ли соблюдены рамки следственных действий. То есть целью этих требований в демократическом обществе является возможность последующей проверки законности действий обыскивающих. И в отсутствие достаточных указаний в решении об обыске можно утверждать, что не было обеспечено эффективного и всестороннего контроля над соблюдением рамок производимого обыска. Таким образом, в настоящем деле не был соблюден справедливый баланс интересов государства и личности. Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

     По делу Бак против Германии [Buck - Germany] (№ 41604/98) Суд отметил «что же касается содержания ордера на обыск и изъятия и их пределы, то Европейский Суд указывает: ордер был составлен в общих выражениях, и в нем не содержалось указаний на какие-либо причины, по которым документы, касающиеся вопросов бизнеса, следовало искать в частном помещении заявителя. При этом пределы действия ордера не ограничивались теми объектами, которые были абсолютно необходимыми для властей в обстоятельствах дела. С учетом изложенного выше Европейский Суд пришел к выводу, что вмешательство государства в осуществление заявителем своих прав не может считаться пропорциональным преследуемым законным целям». Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.

     По делу Эрнст и другие против Бельгии [Ernst and others - Belgium] (№ 33400/96) суд отметил, что «ордера на обыск были сформулированы общим образом. Ордера не содержали никакой информации о характере проводимого расследовании, о точных местах проведения обысков или о предметах, подлежащих изъятию. Таким образом, следователи наделялись слишком широкими полномочиями. Было изъято большое количество предметов, включая компьютерные диски и жесткие диски компьютеров. Таким образом, обыски не были пропорциональны законным целям, преследуемым государством». Европейский Суд пришел к выводу о том, что по этому вопросу допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции.

     Кроме того, исходя из положений Конвенции, толкуемых Европейским Судом, при проверке законности и обоснованности обыска национальные суды должны принимать во внимание тяжесть преступления, в рамках расследования которого был произведен обыск. Согласно ст. 15 УК РФ, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 282 УК РФ, в рамках расследования которого и был проведен обыск, относиться к категории преступлений небольшой тяжести. Следователь должен был учесть это обстоятельство при принятии решения о проведении обыска у постороннего лица.

     Таким образом, не только национальное российское, но и международное законодательство исходит из необходимости соблюдения баланса между интересами следствия и правами конкретного лица – в данном случае организации Мемориал. Обстоятельства, имевшие место в данном деле, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что такой баланс был нарушен в ущерб правам организации Мемориал.

     Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

      В постановлении о производстве обыска следователь не привел каких-либо обоснований наличия связи (хотя бы косвенной) между Мемориалом и газетой «Новый Петербургъ». В постановлении не указаны какие-либо данные, дающие основания полагать, что представляющие для предварительного следствия интерес документы могут находиться в офисе Мемориала. Уже только по этой причине постановление следователя не может быть признано мотивированным.

     Не обратись бы Мемориал с жалобой в суд - то, что следователь имел в виду, так и осталось бы загадкой. В качестве обоснования своего решения о производстве обыска следователем еще в прошлое судебное заседание представлены выписки из справок наблюдения за офисом Мемориала в марте и начале ноября 2008 года. В этих документах утверждается, что в марте неизвестный оперативным сотрудникам мужчина с портфелем якобы заходил в офис Мемориала и выходил из него. После чего этот неизвестный проследовал по определенному адресу. Далее согласно выписке, оперативным путем было установлено, что по этому адресу проживает фигурант уголовного дела Андреев. В начале ноября 2008 года человек с теми же приметами и похожим портфелем был замечен оперативными сотрудниками выходившим из офиса Мемориала, после чего он проследовал по другому, нежели в марте адресу, по которому согласно тем же оперативным данным проживает опять таки тот же фигурант уголовного дела Андреев.

     Во-первых, наличие каких-либо общих дел между Мемориалом и Андреевым не является очевидным фактом, а скорее наоборот - противоречит природе этих лиц.

     Во-вторых, следует отметить, что из представленных документов однозначно не следует, что указанный в выписках человек и есть сам Андреев. Из того, что указанный в выписках человек посещает квартиру, в которой проживает Андреев, не следует, что он и есть Андреев. В материалах дела отсутствуют документы, из которых можно сделать вывод об идентификации личности того человека, который указан в выписках из справок наблюдения.

     В-третьих, рядом с помещением Мемориала на одной лестничной клетке расположены офисы других организаций, а также есть и жилые квартиры. Поэтому человек, фигурирующий в оперативных справках, теоретически мог заходить и туда.

     В-четвертых, даже если предположить, что факты посещений, на которые имеются намеки в этих справках, все же имели место, их явно недостаточно для столь радикальной меры ограничения прав как обыск. Если руководствоваться избранной следователем логикой, то обыск следует проводить вообще в любом учреждении, которое посетил фигурант уголовного дела – поликлинике, театре, метро и т.п.

     В-пятых, наблюдение велось в марте и начале ноября, а обыск был проведен в декабре. Временной разрыв между событиями - также не в пользу обоснованности      обыска.

     Наконец, обращает на себя внимание тот факт, что следователем не был проведен обыск по месту жительства самого Андреева. Об этом свидетельствует имеющееся в представленных суду следователем документах постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков следствия от 2 декабря 2008 года. В этом документе перечисляются все следственные действия, которые были выполнены до 2 декабря 2008 года – среди них нет обыска в жилище Андреева. Разумеется, для обыска в жилище следователю необходимо сначала убедить суд в наличии достаточных оснований проводить такой обыск. Очевидно, что с точки зрения процедуры гораздо легче обыскать офис организации, ведь для этого следователю вообще никаких разрешений и      санкций получать не требуется. Сам решил – сам обыскал.

     Также странным является то обстоятельство, что наблюдение было установлено не за самим Андреевым, а за офисом Мемориала.

     Недостоверными являются сведения, содержащиеся в справке о деятельности организации Мемориал, составленной оперативным сотрудником и представленной следователем суду в подтверждение обоснованности обыска. Во-первых, в этой справке некорректно отражен статус организации Мемориал. РОУ НИЦ «Мемориал» и Санкт-Петербургская благотворительная историко-просветительская правозащитная общественная организация «Мемориал» являются не одним, а двумя разными юридическими лицами. Во-вторых, Иофе Вениамин Викторович, указанный в справке составленной в ноябре 2008 года в качестве директора НИЦ Мемориал скончался в апреле 2002 года и с тех пор руководителем этой организации является Флиге Ирина Анатольевна. В-третьих, в справке содержится крайне некорректная информация в части источников финансирования организации. Наконец, в справке, как бы невзначай, среди тех организаций, с которыми Мемориал поддерживает партнерские отношения, указана Газета «Новый Петербург». При этом, в чем заключается партнерское взаимодействие между Мемориалом и «Новым Петербургом» оперативный сотрудник формулировать не стал, может быть потому что не знал о конкретных фактах взаимодействия, а может быть просто фантазии не хватило.

     Таким образом, представленные следователем материалы – результаты оперативно-розыскной деятельности не давали следователю достаточных оснований полагать, что 3-4 декабря 2008 года в офисе Мемориала могли находиться орудия преступления или иные предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому следователем М.Г. Калгановым уголовному делу.

      Более того, эти документы не могут рассматриваться в качестве допустимых доказательств. Содержание выписок – не что иное, как изложенные на бумажном носителе показания неких лиц. Между тем эти лица не были допрошены в качестве свидетелей, будучи предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Согласно ст. 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом. Данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут быть положены в обоснование решения об обыске только в том случае, если они приобрели процессуальную форму доказательств. Между тем, предоставленные следователем выписки и справки не легализованы в качестве доказательств по уголовному делу.

     Кроме того, ярким доказательством обоснованности обыска могло бы стать нечто, что было изъято в ходе этого обыска. Если бы следователь нашел это «нечто», то он бы обязательно предъявил бы это суду, что сделало бы нашу аргументацию о необоснованности обыска не столь очевидной. Поскольку он до сих пор ничего не предъявил суду, то логично предположить, что ничего полезного для следствия при обыске найдено и изъято не было.

     Все вышеизложенные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии у следователя достаточных данных для принятия решения о проведении обыска в офисе организации Мемориал.

2. В ходе обыска были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые состоят в следующем:

2.1. Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать лицо, в помещении которого производится обыск, а также адвокат этого лица. В силу требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

     Таким образом, в соответствии с действующим законодательством следователь был обязан создать такие условия, при которых организация, в которой проводится обыск, могла реализовать свое право на участие в ходе этого следственного действия и своего представителя и своего адвоката. Между тем, такие условия следователем созданы не были.

     Права и обязанности организации (юридического лица) осуществляются посредством органов управления, действующих на основании законодательства и учредительных документов. Согласно Уставу Мемориала к органам управления этой организации относятся Совет учредителей и директор. Между тем, обыск проводился в отсутствии законного представителя юридического лица – директора И. А. Флиге, кого-либо из учредителей организации или иного, уполномоченного доверенностью представителя. Никто из присутствующих при обыске в офисе Мемориала лиц, в том числе Т. В. Моргачева, не входил в администрацию организации и ее органы управления, а также не был уполномочен доверенностью на представление интересов Мемориала перед третьими лицами. Это обстоятельство подтверждается представленными суду Уставом Мемориала, а также выписке из единого государственного реестра юридических лиц.

     Следователем не было установлено должностное положение лиц, находящихся в офисе Мемориала, о чем свидетельствует сам протокол обыска. В судебном заседании следователь заявил, что предположил, что Т. В. Моргачева является представителем администрации Мемориала, однако не смог внятно объяснить, на чем основывалось такое предположение. Один из членов Совета учредителей организации Мемориал Т. Ф. Косинова, узнав от директора о том, что в организации идет обыск, прибыла к офису Мемориала и в течение нескольких часов безуспешно пыталась в него зайти.

     Таким образом, при производстве обыска следователь не обеспечил присутствие представителя организации Мемориал, что является нарушением прав этой организации и требований уголовно-процессуального законодательства.

     Приглашенный организацией адвокат Габуния И.Т., с надлежащими документами, подтверждающими его полномочия, явился в день проведения обыска к офису Мемориала и в период с 13 до 17 часов неоднократно пытался войти в помещение, чтобы приступить к исполнению своих профессиональных обязанностей. Адвокат, как и учредитель Мемориала Т.Ф. Косинова, стучался в дверь, пытался докричаться до лиц, проводивших обыск через окно, но так и не был допущен в помещение.

     И здесь уже неважно – слышали следователь и его коллеги, как стучался в дверь и окна адвокат, не слышали, или не хотели слышать. Следователь сам создал такие условия, при которых организация не могла реализовать право на участие в ходе обыска своего представителя и своего адвоката. У следователя была возможность обеспечить их участие, предложив сотрудникам Мемориала воспользоваться для этого телефоном, предоставив им какое-то время для связи с внешним миром. Для этого надо было всего лишь объявить перерыв. Вместо этого, он запретил всем присутствующим пользоваться средствами связи и общаться между собой. Как пояснила суду сотрудница Мемориала Моргачева Т. В., она лишь один раз не подчинилась запрету следователя, чтобы сообщить об обыске директору организации И.А. Флиге, которая находилась на тот момент в командировке. В созданных следователем условиях изоляции находящиеся в обыскиваемом помещении сотрудники не имели возможности для свободной реализации каких-либо прав вообще и, в частности, права на приглашение адвоката и представителя администрации организации.

     Атмосферу изоляции, в которой находились сотрудники Мемориала ярко характеризует сделанные собственноручно следователем в протоколе обыска записи следующего содержания:

     - «В ходе проведения обыска следователем неоднократно разъяснялась необходимость в соблюдении требования о том, чтобы не вступать в какие-либо разговоры и общение с посторонними лицами»;

    - «Александрова Е. А. вышла на кухню помещения, открыла окно, передала неустановленному лицу копию постановления о проведении данного обыска от 03.12.08, ранее врученную Моргачевой Т. В., после чего Александрова попыталась открыть «черную дверь» помещения с целью впустить в помещение неустановленных лиц, однако ее действия были остановлены сотрудниками ОРБ».

     Если бы следователь попытался установить личность этих «неустановленных» лиц, то возможно, он нашел бы среди них и адвоката и учредителя организации.

     На просмотренной видеозаписи оперативной съемки слышно, как в офисе неоднократно и настойчиво звонит звонок входной двери, но следователь и оперативные сотрудники никак не реагируют на это. При низком качестве записи на пленке в разное время отчетливо слышны 9 серий звонков во входную дверь. Также на просмотренной судом записи слышны реплики участвующих в следственном действии лиц о том, что ломают входную дверь.

     Следователь мог и должен был позаботиться и о том, чтобы выставить охрану помещения не только внутри обыскиваемого помещения, но и снаружи для того, чтобы иметь четкое представление о том, кто пытается во время обыска войти в офис Мемориала, и нет ли среди этих лиц адвоката организации или представителя администрации. Вместо этого, он с помощью сотрудников спецподразделения забаррикадировал помещение изнутри, а те впоследствии отключили звонок на входной двери. В таких условиях организация была лишена возможности реализовать свое право на участие в ходе обыска явившихся к месту проведения следственного действия адвоката И. Т. Габунии и учредителя Т. Ф. Косиновой. Даже если вина в недопущении адвоката И. Т. Габунии лежит на сотрудниках ОМСН, охранявших входную дверь изнутри, следователь несет полную ответственность за их действия. К тому же, как единодушно пояснили суду оперативные сотрудники, участвовавшие вместе со следователем в обыске, они не слышали, чтобы следователь инструктировал сотрудников спецподразделения докладывать о том, кто пытается войти в офис организации.

     Нарушение права организации на участие во время обыска адвоката с указанием на его фамилию, имя и отчество было зафиксировано в замечаниях на протокол одного из участвующих при обыске лиц - Моргачевой Т. В. – сотрудницы Мемориала (см. стр. 15 протокола обыска). Это обстоятельство, подтверждает, что до окончания обыска Моргачева Т. В. была в курсе того, что не абстрактного человека, а именно И. Т. Габунию не допустили для участия в обыске в качестве адвоката организации Мемориал. В судебном заседании эти обстоятельства подтверждены показаниями самого адвоката Габуния И.Т. и очевидца событий – учредителя организации Косиновой Т.Ф.

     Даже после получения письменных замечаний Т.В. Моргачевой, следователь не счел необходимым пригласить указанного ею адвоката хотя бы на важную финальную стадию обыска – стадию подписания протокола участниками следственного действия. Между тем, на этой стадии следователь уже имел документальное подтверждение о наличии адвоката у организации Мемориал, но не принял мер, направленных на обеспечение его участия в следственном действии.

     Кроме того, обращают на себя внимание показания самого следователя о том, как он предлагал присутствующим при обыске сотрудникам Мемориала воспользоваться своим правом на адвоката. Так, следователь М.Г. Калганов показал суду, что сотрудникам и волонтерам Мемориала был задан вопрос: «У вас есть адвокат?», на что был получен отрицательный ответ. Ответ на таким образом сформулированный вопрос был ошибочно истолкован следователем, как отказ организации Мемориал от адвоката. Во-первых, как уже отмечалось, никто из присутствующих при обыске в помещении Мемориала сотрудников организации не обладал надлежащими полномочиями распоряжаться правами организации и принимать от ее лица какие-либо решения. Во-вторых, в условиях, когда обыск является неожиданной для обыскиваемого лица процедурой, невозможно предположить, что в момент его начала в обыскиваемом помещении будет находиться адвокат, наделенный всеми необходимыми полномочиями для участия в следственном действии.

     Таким образом, поскольку обыск проводился в отсутствии представителя юридического лица, необеспечение следователем присутствия адвоката организации должно рассматриваться как существенное нарушение прав лица, у которого проводился обыск.

     Теперь о полномочиях адвоката И.Т. Габуния. По моему мнению, этот вопрос носит исключительно теоретический характер. В данном деле с практической точки зрения этот вопрос ровным счетом ничего не значит. В ходе обыска 4 декабря 2008 года до проверки полномочий адвоката И.Т. Габуния дело не дошло. Его просто не пустили на порог офиса Мемориала и не дали предъявить свои полномочия. На мой взгляд, сейчас вообще не важно, как у него тогда были оформлены полномочия: правильно или неправильно. Важно другое – проверял ли их тогда следователь или нет? Даже если бы следователь при проверке установил, что полномочия оформлены неправильно, то ничто не мешало адвокату оформить их так, как просит следователь. Однако следователь не допустил адвоката не из-за его полномочий, а из-за того, что просто не желал обеспечить его участие в ходе следственного действия.

     Вместе с тем, я понимаю, что суд связан требованиями кассационного определения. В таких условиях проверка полномочий адвоката И.Т. Габуния - не что иное, как дань уважения указаниям вышестоящего суда.

     Итак, адвокат Габуния Иосиф Тогоевич является членом Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», зарегистрирован в реестре адвокатов Санкт-Петербурга за номером 78/3672, имеет удостоверение № 4399 выданное 09.08.2005 года. Адвокатом Габуния И.Т. было заключено соглашение на оказание юридической помощи Мемориалу, содержанием которой было участие в ходе обыска в офисе этой организации. Адвокатом оформлен ордер и доверенность на участие в следственном действии.

     Таким образом, адвокат И.Т. Габуния имел право участвовать в ходе обыска в офисе организации Мемориал 4 декабря 2008 года.

     2.2. В нарушение уголовно-процессуального законодательства протокол обыска не содержит подписей всех лиц, участвующих в следственном действии.

     Согласно протоколу обыска кроме самого следователя Калганова М. Г., понятых и двух сотрудников ОМСН в следственном действии принимали участие:

- один сотрудник и двое волонтеров Мемориала;

- один сотрудник посторонней организации;

- шестеро оперативных сотрудников;

Итого десять человек.

     В соответствии с ч. 10 ст. 167 УПК РФ, протокол должен содержать запись о разъяснении участникам следственного действия их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями всех участников следственного действия. Между тем в протоколе обыска отметка о разъяснении прав и обязанностей удостоверена подписью лишь семью из указанных выше десяти лиц. В частности, в протоколе отсутствует подпись Моргачевой Т. В., удостоверяющей разъяснение ей прав. Это было подтверждено ею в судебном заседании. Вместе с тем, в протоколе нет отметок об отказе Моргачевой Т. В. и еще двух лиц удостоверить этот факт своей подписью, а также о причинах этих отказов. Наличие отметки об отказе некоторых участников следственного действия подписать протокол после его изготовления не освобождает следователя от обязанности получить подписи участников после разъяснения им их процессуальных прав или зафиксировать факт отказа от подписи.

     Подписи под разъяснением прав и завершением следственного действия удостоверяют два разных юридических факта, каждый из которых требует отдельной фиксации – подписями участников, либо отметками об отказе от подписания кого-либо из них. Отметка об отказе кого-либо из участников следственного действия удостоверить своей подписью какой-то один из этих фактов не свидетельствует о том, что лицо отказывалось поставить свою подпись, чтобы удостоверить другой факт. Сама Т. В. Моргачева показала суду о том, каким образом следователь разъяснил ей права – вместо того, чтобы самому устно растолковать положения закона, он дал почитать УПК людям, не имеющим юридических познаний и опыта участия в подобных мероприятиях, один из которых, к тому же, был иностранным гражданином.

     На представленной в судебное заседание видеозаписи хода следственного действия не было видно или слышно, чтобы следователь разъяснял участвующим в следственном действии лицам их процессуальные права. Между тем, суд имел возможность наблюдать запись следственного действия в течение полутора часов с момента появления оперативно-следственной группы в офисе Мемориала, включая часть «динамической части» обыска. В частности, суд имел возможность видеть и слышать, как следователь разъясняет права понятым. Несмотря, на то, что видеозапись велась непрерывно, процесс разъяснения прав участвующим при проведении обыска сотруднику и волонтерам Мемориала в ней зафиксирован не был.

      При таких обстоятельствах, у суда должны возникнуть обоснованные сомнения в том, что следователь перед началом следственного действия надлежащим образом разъяснил участникам следственного действия их процессуальные права.

     Кроме того, сам протокол по окончании следственного действия подписан не всеми его участниками, о чем свидетельствует расхождение в количестве участников обыска с количеством подписей в протоколе даже с учетом отметки об отказе некоторых участников подписать протокол этого следственного действия.

     2.3. В соответствии с ч. 13 ст. 182 УПК РФ, все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости. Буквальное толкование этой формулировки предполагает обязанность следователя оформлять соответствующую часть протокола обыска в виде перечня (пронумерованного списка) изъятого имущества. Данное требование является гарантией уважения государством права собственности лица на то имущество, которое у него изымается. При таком оформлении собственнику в протоколе предоставляется подробный перечень изъятого у него имущества с его четким описанием. Однако, в данном случае протокол составлен без перечисления того, что было изъято в ходе обыска. В протоколе содержится вольное изложение того, что следователь обнаружил в обыскиваемом помещении, без указания на то, что из всего обнаруженного он изъял. Таким образом, протокол не позволяет установить точный состав изъятых предметов и документов.

     2.4. В нарушении п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ, в протоколе обыска не указаны фамилия имя и отчества каждого лица, участвующего в следственном действии. Так, несмотря на то, что в соответствующей графе протокола обыска отмечено участие 2-х сотрудников ОМСН ОРБ ГУ МВД по СЗФО, следователь не указал их фамилию имя и отчество. В ходе судебного разбирательства следователь не смог ответить на вопрос о том, какой пункт, какого конкретно нормативного правового акта позволяет ему не указывать фамилию и инициалы лиц, участвовавших в следственном действии, даже если их роль заключалась в физической защите лиц, проводивших обыск. То, что следователь рассматривал сотрудников ОМСН в качестве участвующих в следственном действии лиц, свидетельствует и то обстоятельство, что в конце протокола следователь собственноручно отмечает, что от этих сотрудников не поступило никаких замечаний.

     Отсутствие в протоколе данных об этих сотрудниках не только свидетельствует о нарушении процедуры проведения обыска, но и лишает нас возможностей ходатайствовать о вызове данных лиц с целью дать показания об обстоятельствах проведения этого следственного действия. В частности, эти лица могли бы дать показания о том, кто пытался войти в ту дверь, которую они охраняли.

     2.5. Как выяснилось в ходе судебного заседания, во время производства обыска присутствовавшими оперативными сотрудниками 9 отдела ЦПЭ ОРБ проводилась негласная видеозапись, с целью сбора информации о лицах, могущих быть причастными к экстремистской деятельности. Между тем, проведение негласной видеозаписи во время следственного действия является нарушением уголовно-процессуального законодательства.

     Согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств. Между тем, данные требования уголовно-процессуального законодательства при проведении обыска в организации Мемориал не были соблюдены.

     2.6. В ходе обыска были изъяты жесткие диски с персональных компьютеров, находящихся в офисе Мемориала. Как пояснила суду сотрудник Мемориала Т. В. Моргачева на изъятых жестких дисках персональных компьютеров, среди прочего, находилась как служебная, так и личная корреспонденция сотрудников, отправляемая посредством электронной почты.

     В соответствии со ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Данное требование также      закреплено в ст. 13 УПК РФ.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает необходимость наличия судебного решения для ограничения права на тайну переписки и сообщений, в том числе передаваемых посредством электронной почты. Следователь М.Г. Калганов пояснил суду, что такого судебного решения при производстве обыска в офисе организации Мемориал у него не имелось. В связи с этим произведенное в рамках обыска изъятие жестких дисков с персональных компьютеров организации Мемориал является незаконным и нарушающим права на уважение частной жизни и корреспонденции как организации, так и ее сотрудников.

***

     Таким образом, необоснованно само решение следователя о производстве обыска, а  также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск.

     Изъятие в ходе обыска документов и предметов делает невозможным нормальную деятельность Мемориала. Следователем были изъяты архивные фонды и результаты многолетней научно-исследовательской деятельности организации и ее сотрудников, в том числе и те, которые еще не были официально опубликованы. Тем самым, организации и ее сотрудникам был причинен существенный имущественный и еще больший репутационный вред. Все изъятое в ходе обыска не имеет никакого отношения к событиям, расследуемым в рамках уголовного дела.

     На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 123, 124, 125, 166 и 182 УПК РФ,

ПРОШУ:

     Признать незаконными постановление следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова о производстве обыска от 3 декабря 2008 года, а также сам обыск и изъятие предметов и документов 4 декабря 2008 года в помещении Регионального Общественного Учреждения Научно-Информационный Центр «Мемориал».

     Обязать следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова возвратить Региональному Общественному Учреждению Научно-Информационный Центр «Мемориал» все предметы и документы, изъятые в ходе незаконного обыска.

Адвокат И. Ю. Павлов

20.03.2009

**

увеличить фото ...
Коммерсантъ. Издательский дом
увеличить фото ...

Правозащитник Ю.Рыбаков

      

(6)

Полит.Ру

20.03.2009 [214]

Атака на "Мемориал": суд опять признал обыск незаконным

     Сегодня в рамках на повторного рассмотрения дела об обыске в НИЦ "Мемориал" в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурге судья Анжелика Морозова вновь частично удовлетворила жалобу адвоката "Мемориала" Ивана Павлова.

     Суд решил, что постановление об обыске НИЦ "Мемориал" являлось мотивированным, обоснованным и законным, а сам обыск был незаконен из-за нарушения права на защиту (полномочия адвоката Габунии были достаточными для присутствия при обыске). То есть жалоба опять оставлена без удовлетворения по первому пункту и удовлетворена по второму. Судья посчитала достаточными заключенный соучредителем НИЦ "Мемориал" Татьяной Косиновой договора с адвокатом и его ордера.

Следственному комитету вновь предписано вернуть незаконно изъятые материалы.

**

(7)

Из рассылки Т. Косиновой (21.03.2009)

Дорогие коллеги!

Случилось ожидаемое - мы второй раз победили:). Но также частично. Чьи-то ожидания были большими. Никто не воспринимал всерьез второе "непосредственное" рассмотрение уже рассмотренного дела. Правда, список наших аргументов раз от раза увеличивается.

Судья Анжелика Морозова, хоть и ходила на все семинары Б. П. Пустынцева и И.Ю.Павлова:) и, как говорят, ближе всех из питерских районных судей к НПО (НГО, НКО:)), но планку свою преодолеть не сильно стремилась, и также, как и ее коллега Андрей Шибаков, не дала следователя в обиду и оставила ему по части постановления и мотивации полную свободу, без всяких рамок по ст. 38 УПК РФ. Хотя как раз в нашем случае эти рамки надо было бы для следствия и обозначить.

Никто не сомневается в прокуратуре, во всяком случае, в определенной ее части (отнюдь не всей прокуратуре, судя по долетающему фону и известному контексту) но, по крайней мере, в сотрудниках прокуратуры по Центральному району Пб, которые рьяно отстаивают честь мундира и репутацию своего оскандалившегося и давно отстраненного Калганова. А самым разумным было бы последовать указаниям Генпрокуратуры, признать ошибку следователя и быстро-быстро закрыть сюжет. Так ведь нет. Поэтому нас вполне может ожидать следующий, третий акт - в Дзержинском суде еще остались судьи Андреева и Кирсанов:). А как раз во вменяемости коллегии по уголовным делам горсуда у всех сильные сомнения:).

Правда, судья Морозова добавила аргументов в нашу защиту. Кроме адвоката не допустили меня как представителя администрации. Так что незаконность обыска усилена:). Полномочия адвоката судья подтвердила.

Один из самых ярких перлов этого процесса, который уже всюду растиражирован, - разумеется, наш лихой пиарщик Миша Калганов выдал на заседании 16 марта 2009 года.
Вопрос адвоката Ивана Павлова: "Как вы определили полномочия сотрудницы "Мемориала" Моргачевой?"

Ответ ст. следователя СО Центр. р-на СУ СКП РФ по СПб. М. Г. Калганова: "Ну, я посмотрел - она в тапочках..."

Вопрос адвоката Павлова: " Вы что по тапочкам полномочия определяли?.."

(Смех в зале).

Судья Морозова: "Иван Юрьевич, Ваш вопрос снимается из-за его некорректности".

И последний штрих. 16 марта коллега Флиге получила на домашний адрес "покаянное" письмо от господина Гулевича, нового следователя, ведущего пресловутое дело редактора "Нового Петербурга" Андреева, к которому нас пришили. По почтовому штемпелю бумага отправлена 10 марта, но написана на ней дата 22 января (!). Гулевич пишет Флиге, что мы можем забрать все наши диски и вообще все изъятое у нас на обыске за ненадобностью всего этого следствию. Каково?! (Мы это не артикулировали до вчерашнего дня, дожидаясь конца второго процесса). В понедельник займемся не только кассацией (все тут заточены на ЕСПЧ:)), но и процедурой возврата электронных архивов, которая, как выяснилось, с 22 января ни от чего больше не зависит. Кроме, разве что, скорости "танков":). Так что дело еще не закончено, и тема не раскрыта:).

Пресс-релиз наш - ниже.

Спасибо за всем за поддержку!

С уважением, Ваша ТК

Пресс-релиз НИЦ «Мемориал»

     20 марта Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга закончил повторное рассмотрение жалобы адвоката И.Ю.Павлова, представляющего интересы Научно-информационного Центра "Мемориал", на незаконность постановления об обыске в офисе Центра, вынесенного следователем прокуратуры Калгановым 3 декабря прошлого года, и на нарушения прав организации в ходе самого обыска, который был произведен им же на следующий день. В ходе обыска были изъяты жесткие диски компьютеров, содержащие ценную историческую информацию, которую НИЦ "Мемориал" собирал в течение 20 лет.

     20 января Дзержинский суд уже рассматривал эту жалобу и удовлетворил ее в части касающейся нарушения прав НИЦ "Мемориал" в ходе обыска: в качестве такого нарушения суд указал на то, что в обыскиваемое помещение следователем не был допущен адвокат, явившийся по вызову руководства организации. Согласно решению суда, все изъятые материалы должны были быть возвращены Центру. Однако районная прокуратура обжаловала это решение в городском суде, который постановил вернуть дело на повторное рассмотрение, поскольку, по мнению горсуда, полномочия адвоката, явившегося на обыск, были недостаточно исследованы в суде первой инстанции.

     Сегодняшнее решение судьи Дзержинского районного суда Анжелики Морозовой по существу подтвердило постановление ее предшественника: постановление об обыске по-прежнему признано обоснованным и, следовательно, законным; суд, однако, подтвердил, что считает недопущение адвоката на обыск доказанным фактом, грубо нарушившим права организации. Кроме того, суд дополнил предыдущее решение указанием на то, что таким же нарушением прав организации было недопущение в помещение, где проводился обыск, Татьяны Косиновой - представителя органа управления - члена Совета учредителей НИЦ "Мемориал".

     Суд обязал прокуратуру "восстановить нарушенные права организации".

     Решение может быть вновь обжаловано любой из сторон в течение 10 суток.

     СМИ о событиях: <…> [215]

***

9.17. Встречные апелляции)

     Решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 20.03.2009. оспорено в СПб горсуде как прокуратурой Центрального района г. Санкт-Петербурга, так и НИЦ «Мемориал». Разумеется, по разным основаниям и по разным частям решения суда первой инстанции.

     Ниже – в сокращении - кассационная жалоба адвоката НИЦ «Мемориал» Ивана Павлова и – полностью – кассационное представление прокуратуры,

(1)

«Вывод суда о законности и обоснованности постановления…

о проведении обыска в офисе организации Мемориал

не соответствует фактическим обстоятельствам дела»

Кассационная жалоба адвоката «Мемориала» Ивана Павлова [216]

В Судебную коллегию по уголовным делам

Санкт-Петербургского городского суда

адвоката Павлова И. Ю. <…> -

представителя Регионального Общественного Учреждения

Научно-Информационный Центр «Мемориал» (далее Мемориал)

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

     20 марта 2009 года Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга была частично удовлетворена моя жалоба на постановление старшего следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова от 3 декабря 2008 года о производстве обыска в помещении офиса организации Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103, а также на действия следователя в ходе производства указанного обыска.

     Судебным постановлением, признаны незаконными действия следователя М. Г. Калганова, выразившиеся в нарушении им при производстве обыска права на защиту обыскиваемой организации. В части признания незаконным постановления следователя М. Г. Калганова о производстве обыска в удовлетворении моей жалобы судом было отказано.

     Постановление Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 марта 2009 года в части отказа в удовлетворении моей жалобы считаю незаконным, необоснованным и подлежащем отмене по следующим основаниям.

     В соответствии с ч. 1 ст. 182 УПК РФ, основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Тем самым российское национальное законодательство устанавливает обязанность для лица, принимающего решение об обыске, располагать объемом информации, достаточным для того, чтобы сделать вывод о наличии связи между расследуемым преступлением и местом, в котором это лицо намеревается произвести обыск.

     <…> (Здесь опущены аргументы и прецеденты из международной юридической практики, приводившиеся в заключительной речи адвоката И. Ю. Павлова на заседании Дзержинского районного суда 20.03.2009; см. выше.. – Ред.)

     Исходя из вышеизложенного, не только национальное российское, но и международное законодательство исходит из необходимости соблюдения баланса между интересами следствия и правами конкретного лица – в данном случае организации Мемориал. Обстоятельства, имевшие место в данном деле, свидетельствуют о том, что такой баланс был нарушен в ущерб правам организации Мемориал.

     В обоснование своего решения об обоснованности постановления следователя о проведении обыска суд первой инстанции указал (стр. 3 постановления): «Таким образом, по смыслу закона, следователь, как лицо, исключительной прерогативой которого в силу ст. 38 УПК РФ является направление хода расследования, вправе по собственному усмотрению оценивать поступившие в его распоряжение материалы и данные оперативно-розыскной деятельности и выносить соответствующие процессуальные решения».

     Между тем, такой вывод является ошибочным, поскольку полномочие следователя по принятию процессуальных решений не является абсолютным и подлежит контролю, в том числе посредством судебной проверки их законности и обоснованности. В ходе такой проверки суд должен иметь возможность оценить достаточность данных, которые были положены следователем в основу принятого процессуального решения, которым ограничиваются права определенных лиц. Иное положение допускало бы возможность произвола со стороны правоохранительных органов и умаление прав этих лиц на защиту.

     В судебном постановлении (стр. 3) также указано «… уголовно-процессуальный закон РФ не содержит императивного требования о раскрытии характера поступившей информации и его источников. В соответствии с требованиями ст. 161 УПК РФ о тайне следствия следователь сам вправе определять пределы той информации, которую возможно изложить в постановлении, которая, в свою очередь, может потенциально стать достоянием неограниченного круга лиц в период предварительного расследования».

     Данный вывод также является ошибочным, поскольку это правомочие следователя не является абсолютным и должно подлежать тщательной судебной проверке с точки зрения обоснованности сокрытия от лица, в помещении которого производится обыск, информации об обстоятельствах дела, включающей в себя сведения о связи этого лица с преступлением, в рамках расследования которого этот обыск проводится.

     Иными словами суд первой инстанции уклонился от надлежащей проверки обоснованности постановления о производстве обыска, сославшись на процессуальную независимость следователя. Между тем, как указано выше, отказ от судебной проверки обоснованности решения об обыске рассматривается как нарушение права на эффективные средства правовой защиты (ст. 46 Конституции РФ и ст. 13 Конвенции).

     Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

     В постановлении о производстве обыска следователь не привел каких-либо обоснований наличия связи (хотя бы косвенной) между Мемориалом и газетой «Новый Петербургъ». В постановлении не указаны какие-либо данные, дающие основания полагать, что представляющие для предварительного следствия интерес документы могут находиться в офисе Мемориала. Уже только по этой причине постановление следователя не может быть признано мотивированным.

     Необходимо отметить, что суд первой инстанции признает факт того, что постановление следователя является недостаточно мотивированным. Так, суд отмечает (стр. 3 судебного постановления) «недостаточность информации, приведенной в постановлении следователя такого рода не может рассматриваться, как препятствие к доступу к правосудию». Это обстоятельство если и не является препятствием в доступе к правосудию, то точно нарушает право лица, в помещении которого производится обыск, быть информированным о своих правах. Таким образом, вывод суда в этой части не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

     (Далее – некоторые повторы по сравнению с предыдущими документами. Однако опускать эти повторы не будем - ради сохранения целостности и полноты аргументации кассационной жалобы, в которой специально рассматривается вопрос о необоснованности обыска в НИЦ «Мемориал» 4.012.2008. – Ред.).

     Только обращение Мемориала с жалобой в суд заставило следователя сослаться на некоторые материалы, которые, по его мнению, послужили достаточными основаниями для проведения обыска. Так, следователем были представлены выписки из справок наблюдения за офисом Мемориала в марте и начале ноября 2008 года. В этих документах утверждается, что в марте неизвестный мужчина с портфелем якобы заходил в офис Мемориала и выходил из него. После чего этот неизвестный оперативным сотрудникам проследовал по определенному адресу. Далее согласно выписке, оперативным путем было установлено, что по этому адресу проживает фигурант уголовного дела Андреев. В начале ноября 2008 года человек с теми же приметами и похожим портфелем был замечен оперативными сотрудниками выходившим из офиса Мемориала, после чего он проследовал по другому, нежели в марте адресу, по которому согласно тем же оперативным данным проживает опять таки тот же фигурант уголовного дела Андреев.

     1) Наличие каких-либо общих дел между Мемориалом и Андреевым не только не является очевидным фактом, а наоборот - противоречит природе и социальной направленности деятельности этих лиц. Газета «Новый Петербургъ» и Мемориал придерживаются диаметрально противоположных общественно-политических взглядов. При таких обстоятельствах следователь должен был особенно тщательно подойти к вопросам обоснования своего решения о проведении обыска.

     2) Следует отметить, что из представленных документов однозначно не следует, что указанный в выписках человек и есть сам Андреев. Из того, что указанный в выписках человек посещает квартиру, в которой проживает Андреев, не следует, что он и есть Андреев. В материалах дела отсутствуют документы, из которых можно сделать вывод об идентификации личности того человека, который указан в выписках из справок наблюдения.

     3) Рядом с помещением Мемориала на одной лестничной клетке расположены офисы других организаций, а также есть и жилые помещения. Поэтому человек, фигурирующий в оперативных справках, теоретически мог заходить и туда.

     4) Даже если предположить, что факты посещений, на которые имеются намеки в этих справках, все же имели место, их явно недостаточно для столь радикальной меры ограничения прав как обыск. Если руководствоваться избранной следователем логикой, то обыск следует проводить вообще в любом учреждении, которое посетил фигурант уголовного дела – поликлинике, театре, метро и т. п.

     5) Наблюдение велось в марте и начале ноября, а обыск был проведен в декабре. Временной разрыв между событиями - также не в пользу обоснованности обыска.

     6) Обращает на себя внимание тот факт, что следователем не был проведен обыск по месту жительства подозреваемого Андреева, где, как представляется более логичным искать имеющие к его деятельности отношение предметы и документы. Об этом свидетельствует имеющееся в представленных суду следователем документах постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков следствия от 2 декабря 2008 года. В этом документе перечисляются все следственные действия, которые были выполнены до 2 декабря 2008 года – среди них нет обыска в жилище Андреева. Разумеется, для обыска в жилище следователю необходимо сначала убедить суд в наличии достаточных оснований проводить такой обыск. Очевидно, что с точки зрения процедуры гораздо легче обыскать офис организации, ведь для этого следователю вообще никаких разрешений и санкций получать не требуется. Сам решил – сам обыскал.

     7) Также странным является то обстоятельство, что наблюдение было установлено не за самим Андреевым, а за офисом Мемориала.

     8) Недостоверными являются сведения, содержащиеся в справке о деятельности организации Мемориал, составленной оперативным сотрудником и представленной следователем суду в подтверждение обоснованности обыска. Во-первых, в этой справке некорректно отражен статус организации Мемориал. РОУ НИЦ «Мемориал» и Санкт-Петербургская благотворительная историко-просветительская правозащитная общественная организация «Мемориал» являются не одним, а двумя разными юридическими лицами. Во-вторых, Иофе Вениамин Викторович, указанный в справке составленной в ноябре 2008 года в качестве директора НИЦ Мемориал скончался в апреле 2002 года и с тех пор руководителем этой организации является Флиге Ирина Анатольевна. В-третьих, в справке содержится крайне некорректная информация в части источников финансирования организации. Наконец, в справке, как бы невзначай, среди тех организаций, с которыми Мемориал поддерживает партнерские отношения, указана Газета «Новый Петербург». При этом, в чем заключается партнерское взаимодействие между Мемориалом и «Новым Петербургом» оперативный сотрудник формулировать не стал, может быть потому что не знал о конкретных фактах взаимодействия, а, может быть, просто фантазии не хватило.

     Таким образом, суд первой инстанции проигнорировал данные обстоятельства, свидетельствующие о том, что представленные следователем материалы – результаты оперативно-розыскной деятельности - не давали следователю достаточных оснований полагать, что 3-4 декабря 2008 года в офисе Мемориала могли находиться орудия преступления или иные предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому следователем М.Г. Калгановым уголовному делу.

     Более того, эти документы не могут рассматриваться в качестве допустимых доказательств. Содержание выписок – не что иное, как изложенные на бумажном носителе показания неких лиц. Между тем эти лица не были допрошены в качестве свидетелей, будучи предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Согласно ст. 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом. Данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут быть положены в обоснование решения об обыске только в том случае, если они приобрели процессуальную форму доказательств. Между тем, предоставленные следователем выписки и справки не легализованы в качестве доказательств по уголовному делу. Это обстоятельство также не было оценено судом первой инстанции.

     Суд в своем постановлении не дал анализ содержания представленных материалов, положенных следователем в основу своего постановления об обыске. Суд в своем постановлении не привел, какие конкретно обстоятельства, почерпнутые из указанных материалов (выписок, справок и т.п.), стали достаточными для принятия следователем решения о необходимости проведения обыска в помещении организации Мемориал.

     Ярким доказательством обоснованности обыска могло бы стать нечто, что было изъято в ходе этого обыска. Если бы следователь нашел это «нечто», то он бы обязательно предъявил бы это суду, что сделало бы нашу аргументацию о необоснованности обыска не столь очевидной. Поскольку следователь до сих пор ничего не предъявил суду, логично предположить, что ничего полезного для следствия при обыске найдено и изъято не было. К тому же, недавно в Мемориал поступило письмо следователя Гулевича С. А., в чьем производстве находится уголовное дело № 601466. В этом письме следователь предлагает возвратить организации изъятое в ходе обыска имущество. Это обстоятельство также свидетельствует о том, что ничего ценного для расследования уголовного дела № 601466 в ходе обыска обнаружено и изъято не было.

     Таким образом, вывод суда о законности и обоснованности постановления следователя Калганова М. Г. о проведении обыска в офисе организации Мемориал не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

     На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378-380 УПК РФ,

ПРОШУ:

     Постановление Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 марта 2009 года в части отказа в признании незаконным постановления следователя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу юриста 2 класса М. Г. Калганова о производстве обыска от 3 декабря 2008 года – отменить. В остальной части постановление Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 марта 2009 года - оставить без изменения.

     В отмененной части постановления материалы направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Адвокат И. Ю. Павлов

30.03.2009

**

(2)

Прокуратура Российской Федерации

Прокуратура Центрального района Санкт-Петербурга

I9I040. Санкт-Петербург, Лиговский пр.. 44

27.03.2009

В Судебную коллегию по уголовным делам

Санкт-Петербургского городского суда

ст. помощника прокурора Центрального района Санкт-Петербурга

младшего советника юстиции Сынковой Л. В.

КАССАЦИОННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ [217]

     Постановлением от 20 марта 2009 года. Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга удовлетворена жалоба представителя учреждения Научно-информационный центр «Мемориал» (РОУ НИЦ «Мемориал») - адвоката Павлова И. Ю., в части признания незаконными действий старшего следователя СО но Центральному району СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу выразившихся в нарушении права на защиту при производстве обыска, проведенного 04.12.2008 г. в Учреждении НИЦ «Мемориал» по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, д.23, пом. 103.

     В обоснование своих доводов суд указал, что с целью обеспечения гарантий для реализации права на защиту заинтересованными лицами, чьи права безусловно затрагиваются производством обыска, законом установлено участие лица в ведении которого находятся документы, которые там изымаются, либо представителя администрации, поскольку суд полагает, что по смыслу закона лицо (так! – Ред.) в помещении которого производится обыск , является не любое лицо, а то, которое правомочно совершать юридически значимые действия и принимать соответствующие решения.

     Суд делает вывод, что поскольку Уставом Учреждения (так! – Ред.), органом управления организации является Совет Учредителей и директор, и они вправе разрешать все вопросы связанные с функционированием РОУ НИЦ (ч.2.2,3,6 Устава), так как наделены правом исполнять Устав, то они соответственно являются его представителями в правовом смысле, в части защиты прав Учреждения и представления его интересов, а Участники Учреждения (так! – Ред.) такого рода правами не наделены.

     По мнению суда, следователь имел возможность и достаточное количество времени для установления правового статуса организации, учредителей и его директора.

     Поскольку в соответствии со ст. 11 ч.1 УПК РФ следователь обязан обеспечить возможность осуществления прав участников уголовного судопроизводства, то он убедившись в отсутствии в обыскиваемом помещении представителей администрации был обязан принять надлежащие и достаточные меры к извещению представителей организации об обыске, а также обеспечить их участие в следственном действии на любой его стадии. Установление факта того (так!. – Ред.), что Косинова Т. Ф. – представитель администрации, находясь непосредственно у обыскиваемого помещения, предпринимала попытки поставить лиц производящих обыск о своем прибытии, как и адвокат Габуния И. Т., с которым Косинова Т. Ф. заключила договор на оказание правовой помощи от 04.12.08, делает ссылки прокурора и следователя на то, что Моргачевой Т. В. и Габунией И. Т. не были предприняты надлежащие меры к реализации своих прав - несостоятельными и не основанными на законе. В связи с этим обстоятельством, суд признает незаконными действия следователя, выразившиеся в необеспечении им возможности для реализации права на защиту и создание таких условий, которые препятствовали этому.

     Суд не ставит под сомнение полномочия адвоката Габунии И. Т., которые подтверждены соглашением на оказание юридической помощи от 04.12.08, заключенным между адвокатом и надлежащим представителем РОУ НИЦ - одним из учредителей - Косиновой T. Ф., на основании которого он оформил ордер № 014309. Небрежное оформление ордера, по мнению суда, не ставит под сомнение его легитимность, поскольку данный документ содержит необходимые и достаточные сведения - данные о поручителе (РОУ НИЦ), основание выдачи (договор), предмет поручения (участие в обыске). Кроме того, суд считает доводы прокурора несостоятельными в части ничтожности заключенного с адвокатом соглашения и указывает, что отсутствие в Уставе конкретных ссылок на возможность его учредителей представлять интересы организации никоим образом не умаляет права на      представление и защиту вещных и иных прав организации.

     Однако в остальной части доводы представителя «Мемориала» - в части признания необоснованным постановления о производстве обыска в помещении РОУ НИЦ «Мемориал» 04.12.2008 года по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна , д.23, кв. 103, а также доводы в части признания иных нарушений уголовно-процессуального закона, на которые ссылается представитель РОУ НИЦ «Мемориал», суд оставил без      удовлетворения и прокуратура поддерживает доводы суда в этой части.

     Постановление Дзержинского районного суда от 20.03.2009 г. является незаконным, так как оно вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона, а изложенные в нем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

     Согласно положениям Устава Учреждения РОУ НИЦ «Мемориал» - исполнительным органом Учреждения является директор (ч.6.2). П. 6.3 Устава содержит исчерпывающий перечень прав, которые ему делегированы. К его исключительным правам относятся, в частности, осуществление юридических действий от имени Учреждения, выдача доверенностей. В соответствии с п. 3.3 Устава Учредителям предоставлен исчерпывающий перечень прав, а именно - учредители-собственники имущества, переданного Учреждению, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению. Иными правами Учредители не наделены. Суд голословно и необоснованно сослался на нормы гражданского права, без приведения конкретных статей и п.3.1 Устава, полагая, что данные нормы предоставляют Учредителю организации права осуществлять от имени организации юридические действия, выдачу доверенностей, хотя они фактически не предусмотрены Уставом организации. Более того, высшим органом управления Учреждения на который ссылается суд является Совет Учредителей состоящий из всех Учредителей в силу п. 6.1 Устава и права предоставленные Совету Учредителей, не делегируются каждому члену Совета в отдельности.

     Таким образом, с учетом того, что директор Флиге в момент обыска находилась в Москве, следует безусловный вывод о том, что учредитель организации Косинова Т. Ф.. не имела никаких законных оснований для заключения соглашения с адвокатом в интересах РОУ НИЦ «Мемориал». При отсутствии законных оснований для его заключения, оно является ничтожным и не несет в себе никаких правовых последствий, в том числе, и на последующие требования адвоката Габунии И. Т. требовавшим (так! – Ред.) на его основании, о допуске к проведению следственного действия.

     Указание суда о необходимости привлечения в следственном действии представителя администрации не основано на законе, поскольку ст. 182 ч.11 УПК РФ предусматривает участие лица, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи, то есть норма содержит императивные требования относительно только физических лиц- собственников помещения. Помещение по адресу Рубинштейна, д.23, кв. 103 принадлежит РОУ НИЦ «Мемориал» на праве собственности, а обыск проводился не у физического лица, которому принадлежит данное помещение, таким образом, следователь вправе был привлечь любое лицо, являющееся сотрудником Мемориала, так как это не противоречит требованиям закона, который не содержит безусловных указаний на необходимость привлечения администрации юридического лица - собственника помещения. При отсутствии запрета, предусмотренного законом,. следователь вправе совершать необходимые ему действия для осуществления своих полномочий, предусмотренных ст. 38 УПК РФ. Кроме того, как установлено в судебном заседании директор Учреждения находилась в указанный период в Москве, была информирована, согласно объяснений (так! – Ред.) Моргачевой Т. В., Косиновой Т. Ф. и Габунии И. Т.. о проведении следственного действия. Данное обстоятельство, безусловно, фактически лишало следователя возможности (о необходимости которой указывает суд) привлечь представителя администрации к участию в следственном действии, однако не препятствовало указанным лицам уведомить следователя о их желании присутствовать в ходе обыска и уведомить о необходимости приглашения адвоката, гак как связь с иными лицами поддерживалась как Моргачевой Т. В., так и волонтером Александровой и данное обстоятельство никто в судебном заседании не опроверг. Поскольку смысл данного следственного действия в неожиданности для лица, помещение которого обыскивается с целью изъятия предметов и документов, имеющих значение для дела, следователь в сложившейся ситуации, с целью обеспечения прав, предпринял все возможные меры к участию в обыске лица являющегося сотрудником РОУ НИЦ «Мемориал» - Моргачевой Т. В. Суд не учел, пояснения следователя, оперативных сотрудников, понятого, которые указали о том, что Моргачева Т. В. представилась сотрудником «Мемориала», а также указала, что из всех присутствующих в помещении лиц из числа сотрудников организации, она является старшей.

     Суд, указывая, что следователь в силу требований ст. 11 ч.1 УПК РФ не обеспечил возможности осуществления прав участников судопроизводства, не привел какие именно конкретные надлежащие и достаточные действия следователь должен был предпринять для обеспечения прав участников судопроизводства. Суд не принял во внимание, что исходя из установленных в судебном заседании обстоятельств, дверь в помещение «Мемориала» была закрыта на основании заявления Моргачевой Т. В, (видеозапись, пояснения следователя, оперуполномоченных, понятого, пояснения самой Моргачевой), а также для реализации права предоставленного следователю в силу требований ст. 182 ч.8 УПК РФ на запрет лицам. присутствующим в месте, где производится обыск покидать его, а также общаться с иными лицами до окончания обыска, то есть в рамках закона. Судом не было установлено, что следователь знал о присутствии Косиновой Т. Ф. и Габунии И. Т. и о их желании присутствовать в ходе обыска, при том, что возможность общения с внешним миром у находившихся в помещении Мемориала имелась (видеосъемка, где Моргачева Т. В. отвечает на телефонные звонки, а также отсутствие каких-либо действий со стороны следователя чинящих препятствия для общения; пояснения самого следователя, оперуполномоченных, понятого о том, что сотрудники «Мемориала» и волонтеры злоупотребляли общением по телефону, а также факт передачи Александровой постановления о производстве обыска лицам, находящимся на улице, через открытое окно), однако никто до следователя таких сведений не довел.

     О том, что следователь никоим образом не препятствовал реализации прав участников обыска, а также участию адвоката свидетельствует, что согласно пояснению оперуполномоченного Борисова дверь черною хода была открыта, и никто не препятствовал лицам пройти в обыскиваемое помещение. Факт того (так! – Ред.), что ключ от данной двери находился у Александровой - волонтера организации, (которая находилась в обыскиваемом помещении), а не у следователя или кого-либо из представителей правоохранительных органов, подтверждает и Косинова Т. Ф. в своих пояснениях. Этому существенному обстоятельству суд не дал никакой оценки.

     Кроме того, ссылка суда в данном контексте на требования ст. 11 УПК РФ об обязанности обеспечения следователем прав участников судопроизводства - не основана на законе. Гак раздел 2 уголовно-процессуального кодекса РФ содержит исчерпывающий перечень лиц, которые относятся к участникам судопроизводства. К ним не относятся в силу своего процессуального статуса ни Моргачева Т. В., ни Флиге, ни адвокат Габуния И. Т. <…>. О том, что данные лица не относятся к участникам судопроизводства следует (так! – Ред.) и из положения п.5 Постановления Пленума ВС РФ «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», в соответствии с которым правом на подачу жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ обладают участники уголовного судопроизводства и иные лица. К иным лицам, в частности, относится лицо, чье имущество изъято в ходе обыска, а также представитель юридического лица. Таким образом, выводы суда в этой части являются несостоятельными и не основанными на законе.

     Доводы суда о том, что представленное адвокатом Габунией И. Т. соглашение и ордер является безусловным подтверждением его полномочий при оказании профессиональной юридической помощи при производстве обыска а небрежное оформление ордера по мнению суда, не ставит под сомнение его легитимность, поскольку там содержится (так! – Ред.) необходимые и достаточные сведения, не основан на законе и не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

     В кассационном определении четко указано, что из содержания ордера неясно какие действия поручены выполнить адвокату, чьи интересы он представляет, и суду при новом рассмотрении жалобы следует установить правовое положение и полномочия адвоката.

     Суд не выяснил данные обстоятельства, оценив отсутствие необходимых сведений, как несущественное. Представленное в судебное заседание соглашение, также не содержит каких-либо сведений, позволяющих определить правовое положение и полномочия адвоката Габунии И. Т. . Адвокат, давая пояснения по этому поводу, также не привел каких-либо дополнительных обстоятельств. которые стали основанием выдачи ордера и не смог пояснить какие именно и в каких пределах предоставлены ему доверителем полномочия. Кроме того, неясен вопрос, чьи интересы представлял адвокат Габуния И. Т. согласно этому соглашению, - Косиновой Т.Ф. или РОУ НИЦ «Мемориал».

     Представленная суду доверенность носит сомнительный характер, как правильно определил суд. Кроме того, представляется, что доверенность, текст которой собственноручно написал Габуния И. Т. (при этом подпись ставилась не под текстом, а на пустом листе бумаги, нельзя расценивать, как надлежащим образом оформленное поручение главы организации на представление интересов НИЦ «Мемориал», еще и с учетом того, что единственное лицо, которое наделено правом выдавать такого рода доверенностью (так! – Ред.) - директор «Мемориала» находилось в Москве. При таких обстоятельствах полагаю, что это поручение надлежащим образом не было оформлено вообще. Какого-либо указания о том, в каких объемах адвокату предоставляются эти полномочия, не имеется, что делает неясным правовое положение адвоката в указанном следственном действии и противоречит требованиям закона.

     Мнение суда о том, что ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» содержит единственное императивное требование - обязательное оформление доверенности при отсутствии ордера, не соответствует требованиям данной статьи и противоречит им.

     В соответствии со ст. 6 ч.2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» ордер на исполнение поручения, является обязательным документом, когда это прямо предусмотрено федеральным законом. И только тогда, когда это не предусмотрено законом, адвокат должен представлять доверителя на основании доверенности.

     По смыслу закона, данные требования необходимы для определения правового положения адвоката и объема его полномочий и соответственно они должны быть определены либо положениями федерального закона, предусматривающего выдачу ордера, либо доверенностью, которая устанавливает представляемые доверителем - адвокату объемы прав и интересов. Иного законом не предусмотрено. Ссылки суда на то, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено оформление доверенности, не соответствуют требованиям ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, поскольку в УПК РФ, который является федеральным законом, прямо указано обстоятельство, при котором предусмотрен порядок, когда оформление ордера, является обязательным (ст. 49 ч.4 УПК РФ).

     Ст.6 и ст.2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре действует (так! – Ред.) в тесной взаимосвязи и не противоречит друг другу. Из ст.2 ч.2 п.5 данного закона следует, что в уголовном судопроизводстве адвокат может являться либо представителем доверителя, либо защитником доверителя. Права и Обязанности защитника определены уголовно-процессуальным кодексом РФ.

     В соответствии с положениями ст. 49 ч. 1 и ч.4 УПК РФ ордер и удостоверение адвоката являются основанием его допуска к участию в уголовном деле в качестве защитника. Защитником признается лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

     Поскольку в судебном заседании не установлено, что Габуния И. Т. представляет интересы подозреваемых, обвиняемых по уголовному делу, он не может осуществлять права и обязанности, делегируемые защитнику, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и соответственно он не мог быть допущенным в данном качестве для участия в следственном действии на основании представленного им ордера. Кроме того, предоставленной в судебном заседании доверенностью также не определены его полномочия для участия в следственном действии, как и в представленной копии ордера. Отсутствие определенного перечня прав и обязанностей адвоката, которые ему предоставлены доверителем и которые бы он имел возможность реализовывать в ходе следственного действия, препятствует его участию в нем, поскольку для следователя и для иных лиц, полномочных рассматривать вопросы связанные с данным следственным действием, должно быть попятно, какие действия адвокату поручено выполнить доверителем, в каких пределах и с какими полномочиями, в том числе, предусмотренными ФЗ, адвокат был вправе участвовать в следственном действии.

     В связи с этими обстоятельствами. полагаю, что адвокат Габуния И. Т. на момент производства следственного действия не имел надлежащих документе, подтверждающих наличие у него полномочий на представление интересов НИЦ «Мемориал»

     Выводы суда, изложенные в постановлении, содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность вынесенного решения. Так, суд делает вывод о том, что действия следователя, выразившегося (так! – Ред.) в нарушении им при производстве обыски права на защиту обыскиваемой организации, являются незаконными. Однако суд, как следует из текста постановления, устанавливает, что следователь не предпринял надлежащие и достаточные меры к извещению представителей администрации «Мемориал» и не обеспечил их участие в следственном действии. По мнению прокуратуры, является очевидным, что согласно тексту, судом установлено бездействие следователя при обеспечении права на защиту. Противоречивость выводов суда о признании незаконными действий следователя являются существенными, поскольку они не основаны на фактических обстоятельствах дела, установленных судом. Доводы суда о том, что следователь создал такие условия, которые препятствовали возможности реализации права на защиту, являются голословными, поскольку суд не привел, какие именно из созданных следователем условий препятствовали осуществлению права на защиту и соответственно, какие именно нормы уголовно-процессуального закона им были при этом нарушены.

     С учетом изложенного, прокуратура полагает, что исследованные судом материалы достоверно свидетельствуют о том, что право РОУ НИЦ Мемориал на защиту при проведении обыска нарушено не было.

     На основании изложенного, руководствуясь СТ. 127 ч.1, 375. ст. 379 ч. 1 п. 1,2, ст. 380,

Прошу:

Постановление Дзержинского суда Центрального района Санкт-Петербурга oт 20.03.2009 года (№3/7-4/09) отменить и направить жалобу на новое судебное разбирательство в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга иным составом суда.

Дополнительные доводы кассационного представления будут изложены после изготовления протоколов судебного заседания.

Л. В. Сынкова

Угадываю раздражение некоторых читателей и, даже, возможно моего друга-соавтора – по поводу включения в книгу этого прокурорского перла: «Зачем это здесь?!».

А затем, чтобы знать, с кем (чем) имеем дело. Я напрасно сказал – «перл». Нет, это НОРМА их деятельности, это их ПРАКТИКА, это их АВТОПОРТРЕТ,

Ну, и опять же – для «объективности»… Предоставим самому читателю, который исхитрился этот прочитать, самому сопоставить как стиль, так и аргументы сторон. (А. А.).

**

(3)

Это я могу себе позволить здесь в меру эмоциональное высказывание. Не то – адвокат «Мемориала» И. Ю. Павлов. Ниже см. его «Возражения на возражения» прокурора Л. В. Сынковой на решение Дзержинского районного суда от 20.03.2009.

Хорошо сделанная профессиональная работа вызывает эстетическое переживание. Привожу ее здесь как своего рода юридический мастер-класс. (А. А. 9.04.2009).

В Судебную коллегию по уголовным делам
Санкт-Петербургского городского суда

адвоката Павлова И. Ю. <…

представителя Регионального Общественного Учреждения

Научно-Информационный Центр «Мемориал» (далее Мемориал)

ВОЗРАЖЕНИЯ

на кассационное представление

     Постановлением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 марта 2009 года была частично удовлетворена моя жалоба о признании незаконным обыска, проведенного 4 декабря 2008 года в офисе Мемориала по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23 кв. 103 следователем следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу М. Г. Калгановым.

     30 марта 2009 года на указанное судебное постановление старшим помощником прокурора Центрального района Санкт-Петербурга Л.В. Сынковой было внесено кассационное представление (см. выше. – Ред.).

     Содержащиеся в кассационном представлении доводы не основаны на требованиях действующего законодательства, а также не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам.

     1. На странице 2 кассационного представления его автор анализирует положения Устава организации Мемориал и приходит к выводу, что «учредитель организации Косинова Т.Ф. не имела никаких законных оснований для заключения соглашения с адвокатом в интересах РОУ НИЦ «Мемориал». При отсутствии законных оснований для его заключения, оно является ничтожным и не несет в себе никаких правовых последствий, в том числе и на последующие требования адвоката Габунии И.Т. требовавшим, на его основании, о допуске к проведению следственного действия».

     Между тем, этот довод является ошибочным, поскольку не основан на действующем законодательстве. Как было установлено в судебном заседании, сторонами соглашения об оказании юридической помощи являлись адвокат И. Т. Габуния и учредитель Мемориала Т. Ф. Косинова. Предмет соглашения заключается в оказании адвокатом И. Т. Габуния организации Мемориал юридической помощи, содержанием которой является участие адвоката в ходе обыска в офисе организации Мемориал по адресу: Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна дом 23, кв. 103. Таким образом, Т. Ф. Косинова заключила договор в пользу третьего лица – организации Мемориал. Гражданское законодательство, в частности ст. 430 ГК РФ, допускает возможность заключения договоров в пользу третьих лиц. В соответствии с этой нормой, в уголовно-процессуальной практике адвокатов зачастую договоры на оказание юридической помощи заключаются не непосредственно с подзащитным, который может находиться под стражей, а с его родственниками, знакомыми и иными лицами. Для заключения таких договоров не требуется каких-то специальных полномочий.

     Таким образом, представленное в судебном заседании соглашение на участие адвоката И. Т. Габуния в следственном действии заключено в соответствии с требованиями действующего законодательства и не является ничтожным.

     2. Далее, анализируя положения ч. 11 ст. 182 УПК РФ, автор кассационного представления утверждает, что требования обеспечить участие лица, в помещении которого проводится обыск, касаются только физических лиц – собственников помещений и не распространяются на случаи, когда обыск проводится в офисе организации – юридического лица. На этом основании прокурор приходит к выводу, что следователь не был обязан привлечь к участию в следственном действии представителя администрации организации Мемориал.

     Между тем, такая позиция является ошибочной, поскольку противоречит буквальному смыслу нормы ч. 11 ст. 182 УПК РФ. В приведенной части эта норма касается не только физических, но и юридических лиц, в помещениях которых проводится обыск. Иное положение допускало бы существенное ограничение прав юридических лиц и нарушение конституционного принципа равенства всех перед законом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ).

     3. Во втором параграфе на стр. 3 кассационного представления его автор пытается оправдать бездействие следователя, выразившееся в необеспечении участия в ходе обыска представителя администрации и адвоката организации Мемориал, тем, что следователь якобы не знал о том, что эти лица находятся за дверью и пытаются войти в помещение офиса Мемориала. Этот довод доводится до абсурда в первом параграфе на стр. 4 кассационного представления, где прокурор утверждает, что доступ в обыскиваемое помещение был свободным, и никто не препятствовал адвокату И. Т. Габуния и учредителю организации Т.Ф. Косиновой зайти в офис Мемориала через дверь черного входа.

     Между тем, судом было бесспорно установлено, что дверь в помещение была закрыта, доступ лиц со стороны в офис организации Мемориал был перекрыт сотрудниками ОМСН в масках. Эти обстоятельства были подтверждены показаниями следователя М. Г. Калганова, практически всех оперативных сотрудников, участвующих в ходе обыска, других лиц, опрошенных в судебном заседании, а также записями в протоколе обыска. Так, в протоколе следователем собственноручно сделана запись следующего содержания:

     - «…Александрова попыталась открыть «черную дверь» помещения с целью впустить в помещение неустановленных лиц, однако ее действия были остановлены сотрудниками ОРБ».

     Таким образом, утверждение прокурора о том, что доступ в обыскиваемое помещение был свободным, не соответствует действительности.

     Что же касается того, что следователь якобы не знал, что за дверью обыскиваемого помещения находятся лица, имеющие право и желающие принять участие в следственном действии, то автор кассационного представления исходит из ошибочного представления о процессуальных обязанностях следователя.

     Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать лицо, в помещении которого производится обыск, а также адвокат этого лица. В силу требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

      Таким образом, в соответствии с действующим законодательством следователь был обязан создать такие условия, при которых организация, в которой проводится обыск, могла реализовать свое право на участие в ходе этого следственного действия и своего представителя и своего адвоката.

      Исходя из указанных положений уголовно-процессуального закона суд в своем постановлении (стр. 7) справедливо отметил: «Поскольку вследствие решения следователя об обыске создаются определенные условия для ущемления прав и интересов лица или организации, законодатель именно на следователя возложил обязанность обеспечить возможность реализации права на защиту, как на лицо, которое руководит производством следственного действия и предпринимает конкретные запретные меры, адресованные к присутствующим лицам».

     4. Во втором параграфе на стр. 4 кассационного представления прокурор утверждает, что следователь не был обязан обеспечивать возможность реализации прав Мемориала, поскольку эта организация не является участником уголовного судопроизводства.

     Между тем, этот довод представляется ошибочным. В соответствии с уголовно-процессуальным тезаурусом, приведенным в ст. 5 УПК РФ, под участниками уголовного судопроизводства понимаются лица, принимающие участие в уголовном процессе (п. 58). Таким образом, Мемориал – как лицо, в помещении которого был произведен обыск, обладающее установленными уголовно-процессуальным законодательством правами, безусловно, является участником уголовного судопроизводства.

     5. Не соответствует действительности утверждение в кассационном представлении о том, что суд не проверил полномочия адвоката И. Т. Габуния.

     Допрошенный в судебном заседании адвокат И. Т. Габуния пояснил, что был приглашен для оказания юридической помощи организации Мемориал. Содержанием этой юридической помощи являлось участие в ходе обыска в качестве адвоката организации. В подтверждение чего в судебное заседание были представлены соответствующие документы.

     При этом объем полномочий адвоката И. Т. Габуния с указанием конкретных процессуальных прав (в частности, присутствовать при производстве следственного действия, делать замечания и настаивать на занесении их в протокол, знакомиться с протоколом после его изготовления, обжаловать действия следователя и т. п.) определяются не ордером или какими-то иными документами, на чем настаивает прокурор, а Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

     Кроме того, в ходе обыска 4 декабря 2008 года не полномочия адвоката И. Т. Габуния стали причиной его недопуска в помещение для оказания организации Мемориал юридической помощи. Его не пустили на порог офиса Мемориала и не дали предъявить свои полномочия. В случае, если бы следователь при проверке установил, что полномочия оформлены неправильно, то ничто не мешало адвокату оформить их так, как попросил бы следователь. Однако следователь не допустил адвоката не из-за его полномочий, а из-за того, что просто не желал обеспечить его участие в ходе следственного действия.

      Судом было установлено, что адвокат Габуния Иосиф Тогоевич является членом Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», зарегистрирован в реестре адвокатов Санкт-Петербурга за номером 78/3672, имеет удостоверение № 4399 выданное 09.08.2005 года. Адвокатом Габуния И. Т. было заключено соглашение на оказание юридической помощи Мемориалу, содержанием которой было участие в ходе обыска в офисе этой организации. Адвокатом оформлен ордер и доверенность на участие в следственном действии.

     Таким образом, адвокат И. Т. Габуния имел право участвовать в ходе обыска в офисе организации Мемориал 4 декабря 2008 года.

     Ссылка прокурора на некорректное оформление ордера и доверенности путем заполнения заранее подписанных бланков не имеет под собой правового основания. Действующее законодательство не устанавливает запрета на оформление документов подобным образом. При согласии организации Мемориал с содержанием этих документов прокурор не имеет законных правомочий по их оспариванию.

     7. Последний аргумент в кассационном представлении сводится к тому, что прокурору осталось неясным, какие именно из созданных следователем условий препятствовали осуществлению организации Мемориал в реализации своего права на защиту.

     Между тем, суд в своем постановлении указал на те обстоятельства, которые по его мнению свидетельствовали о том, что в ходе обыска следователем было нарушено право организации Мемориал на защиту.

     Как отмечалось выше, в соответствии с действующим законодательством следователь был обязан создать такие условия, при которых организация, в которой проводится обыск, могла реализовать свое право на участие в ходе этого следственного действия и своего представителя и своего адвоката. Между тем, как это правильно указано судом в постановлении, такие условия следователем созданы не были.

     Права и обязанности организации (юридического лица) осуществляются посредством органов управления, действующих на основании законодательства и учредительных документов. Согласно Уставу Мемориала к органам управления этой организации относятся Совет учредителей и директор. Между тем, обыск проводился в отсутствии законного представителя юридического лица – директора И. А. Флиге, кого-либо из учредителей организации или иного, специально уполномоченного представителя. Никто из присутствующих при обыске в офисе Мемориала лиц, в том числе Т. В. Моргачева, не входил в администрацию организации и ее органы управления, а также не был уполномочен на представление интересов Мемориала перед третьими лицами. Это обстоятельство было установлено судом из содержания Устава организации Мемориала, а также выписки из единого государственного реестра юридических лиц.

     Суд также установил, что следователем не было определено должностное положение лиц, находящихся в офисе Мемориала, о чем свидетельствует сам протокол обыска. Следователь М. Г. Калганов сообщил в судебном заседании о том, что он предположил, что Т. В. Моргачева является представителем администрации Мемориала, однако не смог внятно объяснить, на чем основывалось его предположение. Между тем, ошибка следователя, связанная с заблуждением в том, что Т. В. Моргачева является представителем организации Мемориал, привела к нарушению права организации на участие своего представителя в ходе обыска.

     Таким образом, при производстве обыска следователь не обеспечил присутствие представителя организации Мемориал, что является нарушением прав этой организации и требований уголовно-процессуального законодательства.

     Судом также было установлено, что приглашенный организацией адвокат Габуния И. Т., с надлежащими документами, подтверждающими его полномочия, в день проведения обыска к офису Мемориала в период с 13:30 до 17 часов неоднократно пытался войти в помещение, чтобы приступить к исполнению своих профессиональных обязанностей. Адвокат, как и учредитель Мемориала Т. Ф. Косинова, стучался в дверь, пытался докричаться до лиц, проводивших обыск через окно, но так и не был допущен в помещение.

     У следователя была возможность обеспечить право организации на защиту. В частности, следователь мог попросить сотрудников Мемориала, соединить его по телефону с руководителем организации и согласовать с ним вопрос о том, кто будет представлять интересы организации в ходе обыска. Вместо этого, он самостоятельно и произвольно назначил Т. В. Моргачеву «старшей», запретил всем присутствующим пользоваться средствами связи и общаться между собой. В созданных следователем условиях изоляции ни находящиеся в обыскиваемом помещении сотрудники, ни те, кто находился снаружи, не имели возможности для свободной реализации права на участие адвоката и представителя администрации организации в ходе обыска.

     Атмосферу изоляции, в которой находились сотрудники Мемориала, ярко характеризует сделанная собственноручно следователем в протоколе обыска запись следующего содержания: «В ходе проведения обыска следователем неоднократно разъяснялась необходимость в соблюдении требования о том, чтобы не вступать в какие-либо разговоры и общение с посторонними лицами».

     На просмотренной видеозаписи оперативной съемки слышно, как в офисе неоднократно и настойчиво звонит звонок входной двери, но следователь и оперативные сотрудники никак не реагируют на это. При низком качестве записи на пленке в разное время отчетливо слышны 9 серий звонков во входную дверь. Также на просмотренной судом записи слышны реплики участвующих в следственном действии лиц о том, что ломают входную дверь.

     Следователь мог и должен был позаботиться и о том, чтобы выставить охрану помещения не только внутри обыскиваемого помещения, но и снаружи для того, чтобы иметь четкое представление о том, кто пытается во время обыска войти в офис Мемориала, и нет ли среди этих лиц представителя администрации или адвоката организации Мемориал. Вместо этого, он с помощью сотрудников спецподразделения забаррикадировал помещение изнутри, а те впоследствии отключили звонок на входной двери. В таких условиях организация была лишена возможности реализовать свое право на участие в ходе обыска явившихся к месту проведения следственного действия адвоката И. Т. Габунии и представителя администрации - учредителя Т. Ф. Косиновой. Даже если вина в недопущении адвоката И. Т. Габунии лежит на сотрудниках ОМСН, охранявших вход в помещение изнутри, и не реагирующих на многочисленные звонки и стуки в дверь, следователь несет полную ответственность за их действия или бездействие. К тому же, как единодушно пояснили суду оперативные сотрудники, участвовавшие вместе со следователем в обыске, они не слышали, чтобы следователь инструктировал сотрудников спецподразделения докладывать о том, кто пытается войти в офис организации.

     Нарушение права организации на участие во время обыска адвоката с указанием на его фамилию, имя и отчество было зафиксировано в замечаниях на протокол одного из участвующих при обыске лиц - Моргачевой Т. В. – сотрудницы Мемориала (см. стр. 15 протокола обыска). Это обстоятельство, подтверждает, что до окончания обыска Моргачева Т.В. была в курсе того, что не абстрактного человека, а именно И. Т. Габунию не допустили для участия в обыске в качестве адвоката организации Мемориал. В судебном заседании эти обстоятельства подтверждены показаниями самого адвоката Габуния И. Т. и очевидца событий – учредителя организации Косиновой Т. Ф.

     Даже после получения письменных замечаний Т. В. Моргачевой, следователь не счел необходимым пригласить указанного ею адвоката хотя бы на важную финальную стадию обыска – стадию подписания протокола участниками следственного действия. Между тем, на этой стадии следователь уже имел документальное подтверждение о наличии адвоката у организации Мемориал, но не принял мер, направленных на обеспечение его участия в следственном действии. Спустя два дня после проведения обыска, 6 декабря 2008 года, следователь вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства Т. В. Моргачевой о допуске адвоката на том основании, что участие адвоката в ходе следственного действия, по мнению следователя, является не обязательным. Это обстоятельство свидетельствует о том, что отказ в допуске адвоката И. Т. Габуния был вполне осознанным для следователя.

     Кроме того, обращают на себя внимание показания самого следователя о том, как он предлагал присутствующим при обыске сотрудникам и волонтерам Мемориала воспользоваться правом на адвоката. Так, следователь М. Г. Калганов показал суду, что сотрудникам и волонтерам Мемориала был задан вопрос: «У вас есть адвокат?», на что был получен отрицательный ответ. Ответ на таким образом сформулированный вопрос был ошибочно истолкован следователем, как отказ организации Мемориал от адвоката. Во-первых, в условиях, когда обыск является неожиданной для обыскиваемого лица процедурой, невозможно предположить, что в момент его начала в обыскиваемом помещении будет находиться адвокат, наделенный всеми необходимыми полномочиями для участия в следственном действии. Во-вторых, как уже отмечалось, никто из присутствующих при обыске в помещении Мемориала сотрудников и волонтеров организации не обладал надлежащими полномочиями распоряжаться правами организации и принимать от ее лица какие-либо решения, в том числе решение о срочном приглашении адвоката.

     Таким образом, поскольку обыск проводился в отсутствии представителя администрации и адвоката организации Мемориал действия следователя правомерно расценены судом как незаконные и нарушающие право указанной организации на защиту.

     На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 358, 378 УПК РФ,

ПРОШУ:

Постановление Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 20 марта 2009 года в части признания обыска незаконным оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения.

Адвокат И. Ю. Павлов 08.04.2009

***

9.18. Изъяли незаконно, пытаются вернуть так же незаконно

     Из нижеследующего документа ясно, что на конец апреля 2009 г.:

     - 12 жестких компьютерных дисков, незаконно изъятых при обыске в НИЦ «Мемориал» 4.12.2008, все еще находятся в следственном отделе по Центральному району СУ СК при прокуратуре РФ по СПб;

     - работники прокуратуры пытаются вернуть изъятое, исключая для владельцев возможность детального описания возвращаемого имущества в соответствующем акте.

     Иначе говоря, продолжают действовать незаконно, нарушая гражданские, в частности, имущественные права негосударственной организации.

Начальнику Следственного отдела

по Центральному району следственного управления

 Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу

ЖАЛОБА

     Как Вам известно, 4 декабря 2008 года в офисе нашей организации - РОУ НИЦ «Мемориал» следователем Вашего отдела М. Г. Калгановым был проведен обыск, в ходе которого было изъято принадлежащее нам имущество.

     21 апреля 2009 года представители нашей организации явились по приглашению следователя С. А. Гулевича для возврата нам изъятого в ходе обыска имущества. В самом начале следственного мероприятия следователь был нами проинформирован о том, что мы желаем документировать процедуру возврата, оформив акт, который будет предъявлен всем участвующим в этом действии лицам для внесения своих замечаний и подписания.

     Документальное закрепление процедуры возврата и детальное описание возвращаемого имущества должно было гарантировать нам возможность реализовать свои гражданские права в случае, если возвращаемое имущество по своим качественным или количественным характеристикам не будет соответствовать изъятому. Оформление такого акта особенно важно, если учесть, что в состав изъятого и предлагаемого к возврату имущества входят жесткие диски компьютеров, проверка содержимого которых следователем С. А. Гулевичем непосредственно при возврате обеспечена не была. Составление подобных актов, хотя и специально не предусмотрено УПК РФ, но и не запрещено действующим законодательством.

     Между тем следователь С.А. Гулевич сразу же заявил, что он не будет подписывать акт, который мы собираемся оформить, а также не позволит это сделать приглашенным им понятым. Кроме того, следователь не представил нам приглашенных им понятых, в результате чего мы не имели возможности внести их данные в свой акт.

     Таким образом, мы были существенного ограничены в своих гражданских, в данном случае имущественных правах. Навязываемая следователем процедура не гарантирует нам возможности последующей проверки целостности и сохранности возвращаемого имущества, в частности содержимого жестких дисков персональных компьютеров.

     Подобные действия следователя являются незаконными, нарушающими наши права. В этих условиях мы были вынуждены отказаться от участия в процедуре возврата и покинуть кабинет следователя.

     На основании изложенного просим признать вышеуказанные действия следователя С. А. Гулевича незаконными и обязать его обеспечить для нас возможность документировать процедуру возврата имущества с возможностью для всех участвующих в действии лиц вносить свои замечания в оформляемый нами акт и подписывать его.

Директор РОУ НИЦ «Мемориал» И. А. Флиге

21.04.2009

**

9.19. Восстановление нарушенных прав

(май 2009)

Полит.Ру

7.05.2009 [218]

Незаконно изъятые материалы

по истории репрессий и общественного движения

возвращены "Мемориалу"

     Городской суд Петербурга в среду (6.05.2009. – Ред.) отклонил жалобу прокуратуры, во второй раз оспаривавшей постановление Дзержинского суда о незаконности обыска в офисе научно-информационного центра "Мемориал" в декабре прошлого года. Таким образом, постановление суда от 20 марта вступило в силу.

     Городским судом также была отклонена жалоба «Мемориала», который не был согласен с половинчатостью решения суда первой инстанции и требовал признать также незаконным и необоснованным само постановление об обыске.

     Специально отмечается, что санкционировавший декабрьскую атаку на «Мемориал» следователь Калганов больше не занимается этим делом.

     6 мая, наконец, произошла также процедура возвращения незаконно изъятых в «Мемориале» бесценных материалов по истории репрессий и общественного движения. Этот процесс занял почти столько же, сколько обыск - с 18:00 до 21.30.

      Уже с середины марта было известно, что материалы следствию не нужны, но оставался вопрос о процедуре возврата. Процедура была принципиально важна, поскольку изъятие проводилось без точной описи содержимого жестких дисков, таким образом, не исключалась ни пропажа информации, ни ее подбрасывание.

     Представитель Верховного комиссара по правам человека ПАСЕ Томаса Хаммарберга Ульрика Сундберг обратилась к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге И. Михайлову с просьбой содействовать скорейшему возврату изъятых жестких дисков. Однако следствие никак не мог смириться с тем, что регламент этого " действия" должен оказаться не привычным и в этом виде прописанным в УПК РФ, а таким, как требует "Мемориал": с представителями общественности, экспертизой и составлением независимого акта, опечатыванием и дальнейшей экспертизой технического состояния изъятых дисков. На согласование ушли полтора месяца. Договориться о технической экспертизе прямо в кабинете следователя так и не удалось - в этом «Мемориалу» было отказано. Поэтому пришлось все из следственного отдела забрать, описав внешнее состояние и опечатав своей печатью.

     В следственном действии участвовали кроме адвоката НИЦ "Мемориал" Ивана Павлова и директора НИЦ "Мемориал" Ирины Флиге, председатель правозащитной организации "Гражданский контроль" Борис Пустынцев, представитель уполномоченного по правам человека в СПб Светлана Екимова, соучредитель НИЦ "Мемориал" Татьяна Косинова.

      «Мемориалу» были возвращены 12 жестких дисков, лежащих россыпью в двух картонных коробках, около тысячи визитных карточек, зачем-то изъятых на обыске из письменного стола историка А. Д. Марголиса (генеральный директор Фонда спасения Петербурга-Ленинграда, редактор энциклопедии "Сенкт-Петербург", научный руководитель нескольких проектор НИЦ "Мемориал"), семь CD и DVD дисков.

     13 мая будет проведена открытая техническая экспертиза дисков и брифинг по ее результатам, а также рассказ о ближайших планах «Мемориала» по защите своей чести, достоинства и деловой репутации.

См. также:

- А. Беловранин. И возвращаются диски.

«Мемориал» одолел прокуратуру в длительной судебной тяжбе

// Новая газета в СПб. 12 мая 2009 г. [219]

**

9.20. Возврат имущества и независимая техническая экспертиза



(1)

АКТ
возврата имущества,

изъятого в ходе обыска в РОУ НИЦ «Мемориал» 04.12.2008 [220]

Санкт-Петербург «06» мая 2009 года

Место составления акта: кабинет № 310 следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу (Санкт-Петербург, Лиговский проспект, 44)

Время начала составления акта ____18 часов 19 минут.

Время окончания составления акта _ 21 час 27 минут.

Комиссия РОУ НИЦ «Мемориал» в составе:

1. директора Флиге И. А. (подписывает каждый лист настоящего акта)

2. адвоката Павлова И. Ю.

3. члена совета учредителей Косиновой Т. Ф.

с одной стороны, а также

4. старший следователь следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу: Гулевич С. .А.

с другой стороны

В присутствии представителей общественности:

5. представителя Аппарата Уполномоченного по правам человека Санкт-Петербурга: Екимовой С. В.

6. председателя правозащитной общественной организации «Гражданский контроль»: Пустынцева Б. П.

7., 8. двоих неизвестных лиц, данные которых следователь Гулевич отказался представить для указания в настоящем акте

Подписи: 1. Флиге И. А., 2. Павлов И. Ю., 3. Косинова Т. Ф., 5. Екимова С. В., 6. Пустынцев Б. П.

4. Следователь Гулевич – от подписи отказался по причине того, что «следователь не обязан подписывать настоящий акт, т. к. вещдоки возвращаются по расписке в соответствии с УПК РФ». Подписи Флиге, Павлова, Косиновой, Екимовой, Пустынцева.

Составили настоящий акт о том, что старший следователь следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу Гулевич С.А. передал, а РОУ НИЦ «Мемориал» получило следующее имущество (перечисляются по наименованию с указанием индивидуальных признаков, внешнего вида и количества):

<…> (Далее перечисляются: 4 визитницы; 991 визитка (россыпью); а также: см. ниже. - Ред.).

     Следователь Гулевич предоставил нам коробку с изъятыми в ходе обыска предметами. При внешнем осмотре коробки было установлено, что на ней имеется пояснительная табличка с подписями оперуполномоченного Голубева, Яковлева и двумя оттисками печати ГУ МВД РФ по СЗФО № 1.

     Коробка отклеена скотчем. Вышеуказанная табличка опечатывает коробку и крышку (лист 2) коробки таким образом, что доступ к содержимому коробки возможен без нарушения целостности пояснительной таблички и упаковки.

Подписи Флиге, Павлова, Косиновой, Екимовой, Пустынцева.

Следователь отказался от подписания. Мотивы отказа не указал.

Двое неустановленных лиц также отказались от подписи.

Подписи Флиге, Павлова, Косиновой, Екимовой, Пустынцева.

Коробка из-под бумаги марки «Ballet Classic» (изготовитель International Paper).

При вскрытии коробки в ней обнаружены <…>

     (Далее перечисляются 6 жестких дисков россыпью, без внешней упаковки. По поводу каждого диска указывается обозначенный на нем серийный номер; а также констатируется: «Наличие внешних повреждений не установлено» и «Для проверки сожержимого требуется специалист». – Ред.).

     Следователь потребовал выключить диктофон. Его требование было выполнено. Следователь мотивировал свое требование тем, что его не предупредили о произведении записи.

     Следователем Гулевичем была представлена следующая коробка из-под бумаги марки «Ballet Classic» фирмы-изготовителя International Paper. Коробка представлена в неопечатанном виде, оклеена прозрачным скотчем. На крышке коробки наклеена пояснительная табличка с тремя печатями ГУ МВД РФ по СЗФО № 1 и подписями оперуполномоченного Голубева и Яковлева. Коробка имеет повреждения на крышке – надрывы, места ударов. В коробке <…>

     (Далее перечисляются: газета «Черный крест» - 1 шт. Б.д., Б.м. 2 (два) листа А3; лист А4; прокладка – диск-протектор – прозрачная; 6 CD и 1 DVD, россыпью, в упаковке. По поводу каждого указаны: надпись на нем, а также констатируется: «Наличие внешних повреждений не установлено» (на всех, за исключением одного: «С царапинами от небрежного хранения и отпечатками пальцев) и «Для проверки содержимого требуется специалист» ; 6 жестких дисков. По поводу каждого диска указывается обозначенный на нем серийный номер; констатируется: «Наличие внешних повреждений не установлено» и «Для проверки содержимого требуется специалист». – Ред.).

     Вышеуказанное имущество было упаковано в картонную коробку, снабженную пояснительной табличкой, которая была удостоверена подписями участвующих и присутствующих в настоящем действии лиц и печатью РОУ НИЦ «Мемориал».

     Действия по непосредственной приемке-передаче имущества производились адвокатом Павловым И. Ю. и старшим следователем следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу: Гулевичем С. А.

     Подписи участвующих и присутствующих в настоящем действии лиц:

1. Флиге И. А. 2. Павлов И. Ю., 3. Косинова Т. Ф., 5. Екимова С. В., 6. Пустынцев Б. П.

     Следователь Гулевич и двое неустановленных лиц отказались от подписи.

Подписи Флиге, Павлов, Косинова, Екимова, Пустынцев.

     Акт предъявлен для ознакомления всем участвующим и присутствующим в настоящем действии лицам. При этом указанным лицам разъяснено их право делать подлежащие внесению в акт замечания о ходе производства настоящего действия. Ознакомившись с актом от участвующих и присутствующих в настоящем действии лиц поступили следующие замечания о его дополнении и уточнении: не поступили. Прочерк

     Подписи участвующих и присутствующих в настоящем действии лиц:

1. Флиге. 2. Павлов. 3. Косинова. 5. Екимова. 6. Пустынцев.

Следователь Гулевич и двое неустановленных лиц от подписи отказались.

Подписи Флиге, Павлова, Косиновой, Екимовой, Пустынцева.

<…> (Внизу каждого из 7 листов акта подпись Флиге).

**

(2)

АКТ
осмотра имущества, изъятого в ходе обыска в РОУ НИЦ «Мемориал» 04.12.2008 и возращенного по Акту от 06.05.2009, и технической экспертизы состояния жестких дисков, находившихся в составе возвращенного имущества [221]

Санкт-Петербург «13» мая 2009 года

Место составления акта: офисное помещение РОУ НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург, ул. Рубинштейна, 23, кв. 103)

Время начала составления акта __13 часов 40 мин.

Время окончания составления акта __17 часов 20 мин.

Комиссия РОУ НИЦ «Мемориал» в составе:

1. директора Флиге И.А. (подписывает каждый лист настоящего акта)

2. научного сотрудника Моргачевой Т. В.

3. адвоката Павлова И. Ю.,

при участии:

4. технического специалиста Плеханова С. Г. – руководителя отдела системного администрирования ЗАО «Лимб»

5. технического специалиста Доможирова А. А. – системного администратора РОУ НИЦ «Мемориал»,

в присутствии представителей общественности:

6. Хахаева С. Д., председателя Правления Санкт-Петербургского общества «Мемориал»

7. Даниэля А. Ю., члена Правления Международного общества «Мемориала»,

8. Алексеева А. Н., канд.филос.наук, социолога

составили настоящий акт осмотра имущества, изъятого в ходе обыска в РОУ НИЦ «Мемориал» 04.12.2008 и возращенного по Акту от «06» мая 2009 года.

     Осматриваемое имущество упаковано в картонную коробку, снабженную пояснительной табличкой, которая была удостоверена подписями участвующих и присутствующих при возврате имущества лиц и скреплена оттиском печати РОУ НИЦ «Мемориал». Перед осмотром участвующие лица убедились в целостности упаковки, пояснительной таблички и удостоверительных надписей на ней.

Подписи участвующих и присутствующих при настоящем действии лиц:

1. Флиге. 2. Моргачева. 3. Павлов. 4. Плеханов. 5. Доможиров. 6. Хахаев. 7. Даниэль. 8. Алексеев.

При осмотре имущества было установлено следующее:

Из коробки изъято: <…> (Здесь перечислены все те же предметы, что и в предыдущем акте. – Ред.)

     Жесткие диски передаются техническим специалистам для проверки и подключения к персональному компьютеру.

Заключение технических специалистов:

     В ходе проверки работоспособности жестких дисков и наличия на них информации установлено:

     1. Жесткий диск фирмы Samsung, серийный номер s/n 0327 J1BR510472 V11P102 внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     2. Жесткий диск фирмы Seagate с № (на металле) 321Z70803 s/n 5QE4N1CP внешних повреждений не имеет. Работоспособен.Файловая система присутствует. При осмотре обнаружена папка с оцифровкой архива хозяйственных документов «Нордвикстроя». Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     3. Жесткий диск фирмы Hitachi “Deskstar” s/n ZF0M936V внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     4. Жесткий диск фирмы Seagate s/n 3L80HGCN внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Обнаружены папки с описанием архива «Самиздат», коллекция документальных видеофильмов, в том числе фильм «Крепко целую и люблю…», архив программы «Устная история» – записи интервью (аудиофайлы) и расшифровки, фотоархив НИЦ «Мемориал» и др. Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     5. Жесткий диск фирмы Seagate s/n 3KE073HO внешних повреждений не имеет. Устройство не обнаруживается системой, диски не раскручиваются. Данный диск неисправен физически, время наступления неисправности установить не представляется возможным.

     6. Жесткий диск фирмы Seagate s/n 6RAAAF88 внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     7. Жесткий диск фирмы Hitachi s/n Z23DML9V внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Обнаружены папки: Архив записей интервью для книги «Общественные движения в Ленинграде в годы перестройки 1985-1991» – аудиофайлы, расшифровки, рукопись книги «Общественные движения в Ленинграде в годы перестройки 1985-1991». Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     8. Жесткий диск фирмы Seagate s/n 7AB19FV5 внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     9. Жесткий диск фирмы Hitachi s/n Z23BVSOV внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Обнаружены: папка «Регионы» – отражающая региональный мониторинг интернет-ресурсов за несколько лет по темам «История Гулага», «Некрополь террора», «Памятники жертвам репрессий», а также рабочие папки проекта «Некрополь террора» Установлены следы неквалифицированного подключения этого диска 05.12.2008 в 00 час. 36 мин.

     10. Жесткий диск фирмы Seagate s/n 5RA5X460 внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. В том числе обнаружена папка с базой данных «Жертвы политического террора в СССР». Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     11. Жесткий диск фирмы Seagate s/n Y0YN7M внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. В том числе обнаружен архив проекта «Виртуальный музей Гулага». Записей, датированных позже изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

     12. Жесткий диск фирмы Maxtor s/n 562210314652 (сбоку) внешних повреждений не имеет. Работоспособен. Файловая система присутствует. Записей, датированных после изъятия на обыске 04.12.2008 не обнаружено.

Выводы:

1. Все диски, кроме одного (см.пункт № 5), находятся в работоспособном состоянии. Следов уничтожения или порчи информации не обнаружено.

2. Все файлы, намеченные к выборочной проверке сотрудниками РОУ НИЦ «Мемориал», на дисках присутствуют.

3. Ни на одном из дисков, кроме одного (см.пункт №9) не обнаружено следов подключения с целью считывания информации, что может свидетельствовать либо о том, что с этими дисками никаких действий не производилось, либо что они производились высококвалифицированными специалистами.

     Акт предъявлен для ознакомления всем участвующим и присутствующим при настоящем действии лицам. При этом указанным лицам разъяснено их право делать подлежащие внесению в акт замечания о ходе производства настоящего действия. После ознакомления с актом от участвующих и присутствующих при настоящем действии лиц замечаний о его дополнении и уточнении не поступило.

     Подписи участвующих и присутствующих при настоящем действии лиц:

1. Флиге. 2. Моргачева. 3. Павлов. 4. Плеханов. 5. Доможиров. 6. Хахаев. 7. Даниэль. 8. Алексеев.

<…> Внизу каждого из 3 листов акта подпись Флиге.

**

(3)

Из вышеприведенного акта осмотра имущества и технической экспертизы явствует, как это происходило.

При вскрытии коробки и первичном осмотре ее содержимого в помещении НИЦ «Мемориал» 13.05.2009 присутствовало свыше 20 чел. общественности, производилась телевизионная съемка на трех камерах (две из них – на штативах). Одна из телевизионных групп снимала также и начало технической экспертизы. Из рассылки от 14.05.2009:

...Сегодня я имел честь участвовать в процедуре общественной экспертизы материалов (в частности, 12 жестких дисков), изъятых при обыске в НИЦ «Мемориал» 4.12.2008 и ныне возвращенных ему по решению Дзержинского районного суда, подтвержденному городским судом г. Санкт-Петербурга.

Осуществлявшие техническую экспертизу специалисты пока не обнаружили утраты с этих дисков имевшейся на них информации. Однако экспертиза еще не закончена.

Подробности – см. в СМИ, а также в следующих моих рассылках. А. Алексеев.

Как видно уже из вышеприведенного акта, в ходе технической экспертизы была произведена выборочная проверка наличия информации на возращенных жестких дисках. В частности было установлено, что на соответствующих дисках присутствуют искомые (особо востребованные) файлы и папки:

1. База данных «Жертвы политического террора в СССР» (в Access, более 5 тысяч записей, постоянно пополняемая)

2. Архив проекта «Виртуальный Музей Гулага» (каталог, организованный по региональному принципу, более 120 музеев, содержит папки: «Съемка», «Обработка» и т.д.)

3. Архив программы «Устная история» - записи интервью (аудиофайлы) и расшифровки.

4. Рабочие папки проекта «Некрополь террора» – описания мест захоронения расстрелянных, лагерных кладбищ и кладбищ спецпоселенцев на территории РФ.

5. Фотоархив НИЦ «Мемориал»

6. Архив записей интервью для книги «Общественные движения в Ленинграде в годы перестройки 1985-1991» – аудиофайлы, расшифровки.

7. Рукопись книги «Общественные движения в Ленинграде в годы перестройки 1985-1991»

8. Коллекция документальных видеофильмов, в том числе фильм, снятый на базе НИЦ «Мемориал» – «Крепко целую и люблю…»

9. Оцифровка архива хозяйственных документов «Нордвикстроя», найденных на полуострове Таймыр в 2008 году.

10. Описания архива «Самиздат»

11. Папка «Регионы» - отражающая региональный мониторинг интернет-ресурсов за несколько лет по темам «История Гулага», «Некрополь террора», «Памятники жертвам репрессий»

***

9.21. Финал «дела об обыске» и некоторые уроки этого дела

(Заявление «Мемориала» от 14.05.2009) [222]

           6 мая Санкт-петербургский городской суд подтвердил решение Дзержинского районного суда о незаконности обыска, проведенного 4 декабря прошлого года в Научно-информационном центре «Мемориал» в Санкт-Петербурге.

     Вечером того же дня представители НИЦ «Мемориал», — адвокат Иван Павлов, директор Центра Ирина Флиге и член Совета учредителей Татьяна Косинова, — в присутствии независимых наблюдателей, председателя организации «Гражданский контроль» Бориса Пустынцева и представителя Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Светланы Екимовой забрали из районной прокуратуры незаконно изъятые ею в Центре материалы, в том числе двенадцать жестких дисков, вынутых на обыске из компьютеров «Мемориала». В момент изъятия на этих дисках размещались базы данных, содержавшие результаты двадцатилетней исследовательской работы Центра по истории политического террора советского периода.

     Процедура возврата была оформлена протоколом, составленным представителями НИЦ «Мемориал» и завизированным независимыми наблюдателями. Все возвращенные материалы были упакованы в коробки, опечатанные печатями «Мемориала», и доставлены в Центр.

     13 мая независимые технические специалисты, в присутствии представителей общественности провели экспертизу жестких дисков на предмет их работоспособности и сохранности записанной на них информации. Все диски оказались работоспособными, выборочная проверка информации подтвердила ее сохранность. В акте экспертизы отмечено, что следы подключения с целью считывания информации отсутствуют, за исключением единственного диска, на котором прослеживается неудачная попытка подключения в ночь с 4 на 5 декабря. Похоже, что все это время диски просто провалялись в прокуратуре и их содержимым никто не интересовался.

     В течение пяти месяцев, прошедших со времени обыска, прошло в общей сложности четыре судебных процесса, на которых НИЦ «Мемориал» требовал признания обыска незаконным и возвращения изъятых у него материалов. Еще в марте прокуратура заявила о готовности вернуть изъятое «за ненадобностью»; теперь она была вынуждена сделать это по решению суда.

      Конечно, возвращение имущества не компенсировало ущерб, нанесенный работе Центра: в результате налета была выведена из строя почти вся оргтехника, а большие массивы массивов научно-справочной информации, размещенные на изъятых дисках, в течение пяти месяцев были недоступны. Кроме того, остался открытым вопрос о моральном ущербе, причиненном нашей организации: абсурдное подозрение следователя М. Г. Калганова о причастности «Мемориала» к финансированию правоэкстремистских публикаций, публично повторенное на заседании ОБСЕ полномочным представителем России, не опровергнуто в судебном заседании - суд отказался рассматривать этот вопрос по существу. Общество «Мемориал» намерено осуществить дальнейшие действия по защите своего доброго имени.

      И все-таки: права организации восстановлены, ее имущество возвращено. Мы полагаем, что этот результат не был бы достигнут, если бы не волна протестов и солидарности, поднявшаяся в мире и в России сразу после полицейского рейда 4 декабря. «Мемориал» искренне благодарит российскую и зарубежную научную общественность, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и регионального Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, правозащитные структуры Совета Европы, демократические общественные и политические организации России, отечественные и зарубежные средства массовой информации (в частности и в особенности – информационно-аналитические сайты Полит.Ру и «Права человека в России»), зарубежных политиков и многих других за поддержку.

     «Мемориал» обращает внимание общественности на то, что из «дела об обыске» можно извлечь некоторые выводы.

     Первое. Вопреки расхожим мнениям, неправительственные организации в России в отдельных случаях могут добиться защиты своих прав в суде, если приложат к этому достаточно усилий и проявят настойчивость. Такая победа дается недешево; в данном случае, за нее пришлось заплатить временем и силами сотрудников «Мемориала», вынужденных в течение пяти месяцев постоянно отвлекаться от своей основной работы ради отстаивания прав и доброго имени организации.

     Второе. Кампании общественной солидарности имеют не только символическое протестное значение. Они могут приносить практические результаты.

     Третье. По-видимому, в современных условиях полное торжество закона и справедливости малореально, если это серьезно затрагивает ведомственные интересы. В «деле об обыске» это выразилось в том, что суд отказался рассматривать вопрос о незаконности самого постановления об обыске в силу его полной необоснованности, ограничившись указанием на то, что решение о производстве обыска является исключительной прерогативой следователя. Тем самым суд фактически утвердил право следственных органов принимать такого рода произвольные решения, ущемляющие права юридических лиц, не опасаясь последующей судебной проверки. Общество «Мемориал» полагает, что подобная практика антиконституционна.

     Четвертое. В ходе судебного следствия выяснилось, что правоохранительные органы (во всяком случае, Центр по противодействию экстремизму Главного Управления МВД России по Северо-Западному федеральному округу) рассматривали «Мемориал» как «экстремистскую» организацию, за офисом которой было даже сочтено необходимым установить «оперативное наблюдение», т.е. попросту наружную слежку. Наши попытки выяснить причины, по которым наш Научно-информационный Центр в Петербурге стал объектом оперативно-розыскной деятельности, остаются пока безуспешными. В ЦПЭ ГУ МВД по СЗФО отвечать на наш запрос по существу отказались, ссылаясь на то, что закон запрещает раскрывать тайну оперативно-розыскной деятельности. Однако, сам факт сосредоточения усилий по «борьбе с экстремизмом» на организациях, подобных «Мемориалу», проливает определенный свет на причины того, почему реальная экстремистская активность в Петербурге, да и во всей стране, растет, а раскрываемость преступлений, совершаемых на почве экстремизма, катастрофически мала. История с установлением наружного наблюдения за исследовательским центром «Мемориала» должна стать еще одним толчком для серьезной общественной дискуссии, в ходе которого будет выработана оценка сегодняшних целей и приоритетов правоохранительных органов и силовых ведомств в «борьбе с экстремизмом». Мы ожидаем , что в такой общественной дискуссии также примут участие заинтересованные государственные службы и ведомства.

     Таким образом, «дело об обыске в НИЦ “Мемориал”» закончено (по крайней мере, в отношении восстановления нарушенных прав), но определенные аспекты этого дела по-прежнему требуют общественного осмысления.

Международное общество «Мемориал»

Санкт-Петербургское общество «Мемориал»

НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург)

14 мая 2009 г.

***



[1] Автор ЖЖ - Лев Крыленков, сотрудник НИЦ «Мемориал» (СПб). Данную запись см.: http://lev-k.livejournal.com/16140.html#comments.

[2] См. на сайте Научно-информационного центра «Мемориал»: http://memorial-nic.org/postanovlenie.html, или на сайте Международного общества «Мемориал»: http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512083.htm. Орфография сохранена. Отсканированную копию см.: http://memorial-nic.org/images/postanovlenie.tif.

[3] Внимательный читатель мог обратить внимание, что в Постановлении о производстве обыска речь идет о «благотворительной организации» «Мемориал», адрес же указан – «научно-информационного центра», где и производился обыск. А благотворительная организация под этим названием находится по совсем другому адресу. Есть в Постановлении и другие несообразности, которые здесь обсуждать не будем..

[5] Цит. по: сайт НИЦ «Мемориал» - http://www.memorial-nic.org/obysk_tm.html. На портале «Полит.Ру» эта хроника была опубликована 8.12.2008 - http://www.polit.ru/dossie/2008/12/08/memo.html.

[7] См. http://www.polit.ru/dossie/2008/12/05/memo3.html. См. также на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/obysk.html.

[10] Здесь и далее купюры в текстах произведены в целях исключить повторения.

[12] См. на сайте Международного общества «Мемориал»: http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512088.htm. О подаче этой жалобы см. также на Полит.Ру:

[13] Полный текст Постановления об обыске от 3.12.2008 см. выше.

[15] См. пресс-релиз «НИЦ «Мемориал» от 16.01.2009 (http://www.memorial-nic.org/obysk.htm).

[16] Полный текст этого заявления см. на сайте Международного общества «Мемориал»: http://www.memo.ru/2008/12/04/saint_petersburg.htm.

[17] См. на сайте Международного общества «Мемориал»: http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512084.htm.

[18] См. на этом же сайте: http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512085.htm.

[19] См. на этом же сайте:http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512082.htm; см. также на сайте «Лениздат»: http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1069411-0.html.

[20] См. на этом же сайте:http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512086.htm.

[22] См. на сайте «Лениздат»: http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1069431-0.html; на сайте «Балтийское информационное агентство»: http://bia-news.ru/news/71954/.

[23] См. на сайте Международного общества «Мемориал»: http://www.memo.ru/2008/12/09/0912086.html.

[24] См. на сайте названного центра: http://www.irena.org.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=739&Itemid=24.

[27] Цит. по: сайт НИЦ «Мемориал» - http://www.memorial-nic.org/obysk.html.

[28] См.: История сталинизма. Итоги и проблемы изучения. Программа международной научной конференции / Полит.Ру. 20 ноября 2008. - http://www.polit.ru/dossie/2008/11/20/stalinism.html; Конференция "История сталинизма: итоги и проблемы изучения". Видеозаписи / Полит.Ру. -
http://www.polit.ru/story/videon_stalin_history.html.

[36] См. http://www.polit.ru/news/2008/12/05/film.popup.html. См. также: Правозащитники: "Мемориал" обыскали за фильм о Литвиненко / Грани.Ру. 5 декабря 2008 г. - http://www.grani.ru/Politics/Russia/FSB/m.144942.html.

[38] Предположение о том, что обыск в НИЦ «Мемориал» 4.12.2008 является реакцией на недавнюю демонстрацию там фильма Андрея Некрасова «Бунт», достаточно правдоподобно, хоть этот фильм и не был официально запрещен. Так что организаторы обыска ни в коем случае не станут официально инкриминировать «Мемориалу» эту демонстрацию. В практике спецслужб, еще с советских времен, выдавать предлог за причину, утаивая действительную причину и цель своих действий.

В поддержку указанного предположения см. также: В офисе правозащитного и благотворительного общества "Мемориал" в Петербурге прошел обыск / Сайт радио «Свобода». 5 декабря 2008 г - http://www.svobodanews.ru/Transcript/2008/12/05/20081205185455020.html.

[39] См. http://www.fontanka.ru/2008/12/05/084/.

[40] О скандальных обстоятельствах ареста и судебного разбирательства по делу Максима Резника в феврале-марте 2008 г. см. ниже: раздел 8.5.2.

Из материала на портале NEWS.ru от 5.12.2008:

«Мне сложно комментировать действия Калганова , в свое время он вел и мое дело, - сказал изданию лидер петербургского отделения партии "Яблоко" Максим Резник , обвинявшийся в нападении на милиционеров.- Как можно комментировать действия человека, в кабинете которого рядом с иконами стоит портрет Феликса Дзержинского? Если это его инициатива, тогда я не понимаю, чем руководствуется прокуратура, поручая ему такие политические дела…» (см. на портале NEWS.Ru: http://www.newsru.com/russia/05dec2008/memor.html).

[43] См. на сайте «Коллективное действие». 5 декабря 2008 г.: http://ikd.ru/node/8075.

[44] См. на сайте «Новой газеты». 8 декабря 2008 г.: http://www.novayagazeta.spb.ru/2008/91/2.

[45] Электронная версия - http://www.novayagazeta.ru/data/2008/91/08.html.

[46] См. Память о сталинизме. Доклад на конференции «История сталинизма» / Полит.Ру. 11 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/institutes/2008/12/11/memory.html.

[49] См. http://www.polit.ru/dossie/2008/12/09/letter.html. Оригинал на английском см. на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/protlet.html.

[51] Впервые опубликовано в газете "Le Mond" (электронная версия - http://www.lemonde.fr/europe/article/2008/12/08/la-police-russe-saisit-des-archives-de-l-ong-memorial_1128251_3214.html#xtor=RSS-3208001. См. также на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/blum.html.

[53] См. http://www.polit.ru/dossie/2008/12/11/memo.html. Оригинал на английском см. на сайте «НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/aaass.html.

[59] См. http://www.polit.ru/dossie/2008/12/15/euspb.html. См. также в блоге «Сохраним Европейский университет»: http://community.livejournal.com/save_eu/83074.html.

[61] Руководитель проекта: И. Флиге. Составители: Т. Моргачева, И. Флиге. Редакторы: А. Марголис, Е. Русакова. Корректор: Е. Русакова. При участии: Т. Афанасьевой, А. Даниэля, И. Евгеновой, А. Каленова, Н. Киселевой, В. Федущака, В. Ханевича, Ж. фон Цитцевитц, А. Шварц. См. на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial.socspb.ru/authors/.

[62] См. http://www.gulagmuseum.org/.

[63] См. на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial.socspb.ru/.

[64] Партнеры, доноры, друзья: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» (Москва); Международный благотворительный фонд имени Д.С.Лихачева (Санкт-Петербург); Фонд им. Конрада Аденауэра (2004-2008); Европейский университет в Санкт-Петербурге; Львовское общество «Пошук» («Поиск») (Львов); Центр Исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы (Вильнюс); Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь-36»; The Anglo-Russian Cooperative Forum (Англо-Российский Фонд содействия, Великобритания (2006-2007); Генеральное консульство Республики Польша в Санкт-Петербурге (2005–2007); Посольство Королевства Нидерландов (2007-2008); Генеральное консульство Литвы в Санкт-Петербурге (2007-2008); Генеральное консульство Федеративной Республики Германия в Санкт-Петербурге (2007). (См. http://www.memorial.socspb.ru/partners/).

[65] См. http://www.memorial-nic.org/nekropol.html.

[66] А. Рогинский. Память о сталинизме. Доклад на Международной конференции «История сталинизма. Итоги и проблемы изучения» (Москва, декабрь 2008). См. на Полит.Ру: http://www.polit.ru/institutes/2008/12/11/memory.html). См. также: А. Рогинский. Есть Сталин – есть проблемы. Причины реабилитации вождя: власть в России всегда права // Новая газета, 11.12.2008, № 92 (электронная версия - http://www.novayagazeta.ru/data/2008/92/00.html).

[67] См. на сайте НИЦ «Мемориал» http://www.memorial.socspb.ru/space/necropolis/.

[68] См. выше: раздел 7.4. См. также на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/alekseev.html.

[70] См. http://www.memorial-nic.org/iofe.html . См. также выше: раздел 7.3.

[72] См. выше: раздел 7.3.

[74] См. сайт «Санкт-Петербург. Энциклопедия»: http://www.encspb.ru/ru/.

[76] См.: «Мемориал» зафиксировал нарушения в процессе скандального «обыска» / Полит.Ру. 6 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/news/2008/12/06/memo.html.

[80] См. http://www.polit.ru/dossie/2008/12/13/court.html. См. также на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/zhaloba_v_sud.html.

[81] Получено от И. А. Флиге 13.12.2008 (Примечание А. Алексеева).

[82] Текст этого заявления см. также на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/pered_doprosom.html.

[83] Некоторые из них были приведены выше.

[84] См. на сайте Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2008/12/15/memo.html.

[85] См. на сайте Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2008/12/15/euspb.html.

[86] Получено от И. А. Флиге 13.12.2008 (Примечание А. Алексеева).

[90] “The law enforcement authorities had good reason (так! – Ред.) to suspect that “Memorial” was involved in the financing of this publication…» (Из заявления г-на Азимова на Постоянном совете ОБСЕ 18.12.2008).

[95] См. на сайте «Русского журнала»: http://www.russ.ru/pole/Ploho-s-pamyat-yu-ploho-s-politikoj.

[96] См. на этом же сайте: http://www.russ.ru/pole/Pokayanie-bez-konca.

[100] См. на сайте «Права человека в России»: http://www.hro.org/node/4130.

[101] Комментарий: «Когда-то, много лет назад, увидев в газете, очередное упоминание Сталина, я сочинил это стихотворение. Тогда мне самому показалось, что я хватил лишку. Сегодня, эти стихи стали гораздо актуальнее. Валерий Ронкин. 2007». О Валерии Ефимовиче Ронкине см. выше: раздел 2.F.20.

[102] См. http://www.memorial-nic.org/ (страница: Обыск 4.12.2008 - http://www.memorial-nic.org/obysk.html).

[103] См. http://www.memo.ru/ (страницы: «День за днем» - http://www.memo.ru/daytoday/index.htm, и «Правозащита» - http://www.memo.ru/hr/news/index.htm).

[104] См. http://www.polit.ru/. В частности, там см. сюжет «Атака на «Мемориал»: http://www.polit.ru/story/memo.html.

[106] Электронная версия: http://www.novayagazeta.spb.ru/2008/91/2.

[107] Электронная версия: http://www.idelo.ru/535/4.htm.l.

[112] Электронная версия - http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/03/2.

[114] Электронная версия - http://www.vremya.ru/2009/8/46/221350.html.

[115] Электронная версия - http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/04/5.

[118] См. подробнее на Полит.Ру: http://www.polit.ru/news/2007/10/26/memo.html.

[119] См. подробнее на Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2008/11/20/stalinism.html.

[120] См. подробнее на Полит.Ру http://www.polit.ru/analytics/2008/12/12/memorial.html.

[121] См., например, на сайте «Новой газеты»: http://www.novayagazeta.ru/data/2009/008/06.html.

[123] Электронный адрес: formemo@inbox.ru.

[124] Список подписей под открытым письмо на Полит.Ру - по состоянию на 22.01.2009, 12:00.

[125] См. на сайте Международного «Мемориала»: http://www.memo.ru/2009/01/22/2201093.htm. См. также статью в газете "Der Tagesspiegel", 23.01.2009 (электронная версия - http://www.tagesspiegel.de/politik/Marianne-Birthler-Stasiunterlagen-Memorial;art771,2712783.

[126] Цит. по: сайт «Новой газеты в СПб» - http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/03/2ю

[127] См. также: Оценка законности рейда на «Мемориал» отложена до понедельника / Полит.Ру. 16 декабря 2009 г (http://www.polit.ru/news/2009/01/16/court1.popup.html).

[128] См. также на Полит.Ру: http://www.polit.ru/news/2009/01/19/memo.popup.html.

[130] См. http://www.fontanka.ru/2009/01/20/084/. Мы намеренно даем описание одних и тех же событий разными источниками, пусть они во многом повторяются: пресс-релиз НИЦ «Мемориал», Фонтанка.Ру, Полит.Ру, а далее еще и другие источники. Во-первых, есть разница в отборе материала, во- вторых, есть нюансы в трактовках. К сожалению, мы не располагаем информацией из официозных СМИ. Последние эти события предпочитают «не замечать».

[133] «Институт региональной прессы в Петербурге существует с 1993 года. Институт организует конференции, брифинги на самые острые и социально значимые темы, многие из которых замалчиваются российскими СМИ. Он проводит семинары для журналистов, представителей правозащитных и других некоммерческих организаций и ведет Интернет-проекты. Главные цели деятельности института - способствовать усилению роли прессы в демократическом обществе и становлению новых школ журналистики. Сейчас здание, где находится эта организация, (а это Дом Журналистов) закрывается на ремонт, и институту предложено освободить помещение. Впрочем, попытки выселения начались еще два года назад, так что причины нынешней ситуации могут быть далеки от хозяйственных. Так считает директор Института региональной прессы Анна Шароградская…» (см. http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1046953-0.html). Эта радиопередача прозвучала в январе 2007 г. Тяжба о выселении ИРИ из Дома журналистов продолжается и по сей день.

 

[134] См. http://www.polit.ru/dossie/2009/01/21/pavlov.html. Название материала: «Необоснованно само решение следователя о производстве обыска», а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск».

[135] См. на сайте Международного «Мемориала»: http://www.memo.ru/hr/news/piter/0512083.htm.

[138] См. на сайте Полит.Ру: http://www.polit.ru/analytics/2008/12/12/memorial.html.

[139] См. http://www.gzt.ru/society/2009/01/20/222900.html. Материал опубликован в "Газете" № 8 от 21.01.2009.

[142] Арсений Рогинский: "Это тот не частый случай, когда суд проявил серьезную степень независимости. Это решение вызывает уважение и позволяет надеяться на будущее российского суда" (см.: Суд признал незаконным обыск в петербургском отделении "Мемориала" / Радио «Немецкая волна». 21.01.2009 - http://www.dw-world.de/dw/article/0,,3965457,00.html?maca=rus-yandex_new_comments-325-xml).

[145] Воспроизводится по: сайт НИЦ «Мемориал» (http://memorial-nic.org/). Точечный адрес - http://memorial-nic.org/vozrazh.html.

[147] См. Т. Косинова. Одиннадцать жестких дисков. Что изъяли в «Мемориале» / Полит.Ру. 12 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/analytics/2008/12/12/memorial.html. См. также выше: раздел 9.5.

[148] См. выше. Документы и хронику обыска см. на сайте НИЦ «Мемориал»: http://memorial-nic.org/obysk.html.

[149] См. выше: раздел 9.13.

[150] См. выше: раздел 9.6.

[151] См.: К. Андрианов. Прокуратура вернет правозащитникам вещдоки. «Мемориал» выиграл суд у следователей // Коммерсантъ, 21.01.2009, № 9 (4064) (Электронная версия - http://www.kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=432c71d7-920f-4a48-8bbd-090f783691af&docsid=1105978.

[152] См. выше: раздел 9.14.

[153] См.: А. Левкин. История –онлайн временно невозможна / Полит.Ру. 6 февраля 2009 г. (http://www.polit.ru/author/2009/02/06/abs.html).

[154] См.: Б. Вишневский. Хорошее начало оттепели. Дзержинское правосудие приходит на смену московскому басманному // Новая газета в СПб, 19.02.2009, № 12 (электронная версия - http://www.novayagazeta.spb.ru/2008/16/4.

[155] См.: М. Бергарт, П. Лавронов, А. Бергарт, С. Смирнов. Кто на улице главный: бригаду «Петербургского часа» с места ЧП доставили в отдел милиции / Официальный сайт проекта «Петербургский час». 12 ноября 2008 г. (http://www.spbtv.ru/new.html?newsid=2025).

[156] См.: М. Шевчук, А. Козенко. В освобождении Максима Резника увидели руку президента. Арест лидера петербургского "Яблока" признан незаконным // Коммерсантъ, 22.03.2008, № 47(3864). (Электронная версия - http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=869920).

[157] См.: Дело в отношении лидера петербургского «Яблока» прекращено / Фонтанка.Ру. 3 сентября 2008 г. (http://www.fontanka.ru/2008/09/03/034/).

[158] Т. Востроилова. Пожар – не место для закона о СМИ / Фонтанка.Ру. 12 ноября 2008 г. (http://www.fontanka.ru/2008/11/12/089/).

[159] См. Постановление о производстве обыска, на сайте НИЦ «Мемориал»: http://memorial-nic.org/postanovlenie.html. См. также выше: раздел 9.1.

[160] См. Заключительную речь адвоката «Мемориала» Ивана Павлова, на Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2009/01/21/pavlov.html. См. также выше: раздел 9.13.

[161] См. Протокол выемки в помещении НИЦ «Мемориал», на Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2008/12/05/memo3.html. См. также выше: раздел 9.1

[162] Из публикаций СМИ несколько дней спустя:

«…Тем временем стало известно, что уголовное дело № 601466 (по ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении бывшего редактора газеты "Новый Петербургъ" Андреева А. В., в связи с которым и был проведен обыск в "Мемориале") теперь вместо скандально известного следователя Михаила Калганова в следственном отделе СУ СКП РФ по Центральному району ведет другой следователь - С. А. Гулевич» (Горсуд Петербурга сегодня займется атакой на «Мемориал» / Полит.Ру. 24 февраля 2009 г. - http://www.polit.ru/news/2009/02/24/memo.html).

[163] См.: Правозащитники: "Мемориал" обыскали за фильм о Литвиненко / Грани.Ру. 5 декабря 2008 г. - http://www.grani.ru/Politics/Russia/FSB/m.144942.html. См. также выше: раздел 9.2.

О режиссере-документалисте А. Некрасове и его фильмах см., например, в «Википедии»: http://ru.wikipedia.org/wiki

[164] См.: Автор фильма о Литвиненко заявил о налете на свой дом в Финляндии / Лента.Ру. 25 мая 2007 г. - http://lenta.ru/news/2007/05/25/nekrasov/.

[165] См. А. Плахов. "Бунт" на каннском корабле. Международная премьера фильма о "деле Литвиненко" // Коммерсантъ, 28.05.2007, № 90/П(3666) -http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=769144.

[166] См.: Андрей Некрасов и Ольга Конская рассказывают о своем фильме "Бунт. Дело Литвиненко" / Радио «Свобода». 4 февраля 2008 г. - http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/433557.html.

[167] См.: Фильм "Бунт. Дело Литвиненко" впервые будет показан в России / РИАновости. 20 ноября 2008 г. - http://www.rian.ru/culture/20081120/155514489.html.

[168] См.: События: Московский показ фильма "Бунт. Дело Литвиненко" / Грани-ТВ.Ру. 21 ноября 2008 г. - http://grani-tv.ru/entries/536/.

[169] См.: Задержание Владимира Буковского в Петербурге / Сайт «Права человека в России». 29 ноября 2007 г. - http://hro1.org/node/489.

[170] См.: В. Литовченко, Е. Пастухова, А. Козенко. Газета выступила — что обыскано. "Мемориал" отдал сыщикам все нажитое непосильным трудом за статью в "Новом Петербурге" // Коммерсантъ, 5.12.2008, № 222(4039) - http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1089054.

[171] См.: - Мемориал: разнообразие повседневности / Радио «Свобода». 24 января 2009 г. - http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/482049.html.

[172] См.: Там же.

[173] См.: История сталинизма. Итоги и проблемы изучения. Программа международной научной конференции / Полит.Ру. 20 ноября 2008 - http://www.polit.ru/dossie/2008/11/20/stalinism.html. См. также выше: разделы 9.3, 9.4.

[174] См.: Память о сталинизме. Доклад на конференции «История сталинизма» / Полит.Ру. 11 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/institutes/2008/12/11/memory.html.

[175] См. на сайте «Русского журнала»: http://www.russ.ru/Temy/Na-bumage.

[177] Г. Павловский. Плохо с памятью – плохо с политикой (http://www.russ.ru/pole/Ploho-s-pamyat-yu-ploho-s-politikoj/)

[178] См.: К. Бенедиктов. Покаяние без конца (http://www.russ.ru/pole/Pokayanie-bez-konca); А. Филиппов. Равнодействующая политика памяти (http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Ravnodejstvuyuschaya-politika-pamyati).

[179] См. В. Путин. Вступительное слово на встрече с учеными-историками / Официальный сайт «Президент России». 27 ноября 2003 г. - http://www.kremlin.ru/text/appears/2003/11/56326.shtml.

[180] См. А. Ильин. Зачем Путин встречался с историками? Из области догадок / Полит.Ру. 28 ноября 2003 г. - http://www.polit.ru/country/2003/11/28/630296.html.

[181] См. доклад А. Рогинского «Память о сталинизме», на сайте Полит.Ру - http://www.polit.ru/institutes/2008/12/11/memory.html.

[182] См.: Атаки на «Мемориал» и альтернативная история России / Радио «Свобода». 11 декабря 2008 г - http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/476699.html; Слово и дело: атака на "Мемориал" / Радио «Свобода». 13 декабря 2008 г - http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/476949.html.

[183] См. Н. Соколов. Культличностные впечатления / Грани.Ру. 15 декабря 2008 г. - http://grani.ru/Society/History/m.145389.html.

[184] См. Заявление И. А. Флиге следователю М. Г. Калганову, на сайт НИЦ «Мемориал» - http://www.memorial-nic.org/pered_doprosom.html. См. также выше: раздел 9.7.

[185] См.: «Хроника текущих событий» (1968-1983), на сайте Международного «Мемориала»: http://www.memo.ru/history/diss/chr/index.htm.

[186] См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) ETS N 005, на сайте: «Европейская конвенция о защите прав человека: право и практика» - http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800-001.htm.

[187] См. в «Википедии», статья «Обыск»: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%8B%D1%81%D0%BA.

[188] См.: Т. Косинова. Одиннадцать жестких дисков. Что изъяли в «Мемориале» / Полит.Ру. 12 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/analytics/2008/12/12/memorial.html. См. также выше: раздел 9.5.

[189] См. об этом на сайте «Солженицын Александр Исаевич. Великий русский писатель»: http://solzhenicyn.ru/. Точечный адрес: http://solzhenicyn.ru/modules/pages/CHast_shestaya_Slovo_i_delo.html.

[190] См.: В. Бабурин, Ж. Снежкина. В квартире редактора интернет-библиотеки «Антикомпромат» идет обыск / Радио «Свобода». 31 мая 2007 г. - http://www.svobodanews.ru/content/Article/395455.html

[191] См.: Что такое «Мемориал», на сайте Международного Мемориала: http://www.memo.ru/about/news.htm.

[192] См.: В.Громова, Д. Макаров, С Сабанов. Кампания солидарности с правозащитником Игорем Сажиным / Сайт «Права человека в России», 26.2.2008 - http://www.hro.org/node/4130.

[193] См. об этом на сайте НИЦ «Мемориал»: http://www.memorial-nic.org/azimov.html. См. также выше: раздел 9.8.

[194] См. о Заявлении «Мемориала» по поводу выступления представителя РФ в ОБСЕ, на Полит.Ру. 23 декабря 2008 г. - http://www.polit.ru/news/2008/12/23/osce.html. См также выше: раздел 9.8.

[195] См.: «Массовое захоронение, по первым предположениям, – не менее 30000 расстрелянных обнаружено поисковой группой НИЦ "Мемориал" в 35 км от Санкт-Петербурга», на сайте правозащитного альманаха «Терра инкогнита» (http://www.terraincognita.spb.ru/index.htm). Точечный адрес: - http://www.terraincognita.spb.ru/n9/index2.htm.

[196] Изъятые в петербургском «Мемориале» материалы до сих пор не возвращены / Росбалт. 16 декабря 2008 г. - http://www.rosbaltpiter.ru/2008/12/16/603668.html.

[197] См. Возражения на кассационное представление, на сайте НИЦ «Мемориал»: http://memorial-nic.org/vozrazh.html. См. также выше: раздел 9.14.

[198] См.: К. Адриянов. Оппозиционное издание очистили от экстремизма. Суд снял обвинения с запрещенного "Нового Петербурга" // Коммерсантъ, 22.10.2008, № 182(4009). (электронная версия - http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1045253; М. Соколова. Газета "Новый Петербург" весной возобновит выход / Лениздат. 28 января 2009 г. - http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1070971-0.html.

[199] См.: Юбилей Арсения Рогинского / Сайт «Права человека в России». 9 марта 2006 г. - http://hroorg.mastertest.ru/ http://hroorg.mastertest.ru/editions/karta/2006/03/roginski.php.

[200] Госдепартамент США "глубоко озабочен" обыском в "Мемориале" / РИА новости. 10 декабря 2008 г. - http://www.rian.ru/society/20081210/156910641.html. См. также выше: раздел 9.4.

[201] Х. Дачаева. Комиссар Совета Европы защитил «Мемориал». Томас Хаммарберг готовит новый визит в Россию / Газета, 21.01.2009, № 8. (Электронная версия - http://www.gzt.ru/society/2009/01/20/222900.html).

[203] «Мемориал» снова выдвинут на Нобелевскую премию / Полит.Ру. 20 января 2009 г. - http://www.polit.ru/news/2009/01/20/nobel.html. См. также выше: раздел 9.10.

[204] Борис Долгин: «год был построен вокруг лозунга Барака Обамы «Yes, we can» и его отрицания» / Полит.Ру. 31 декабря 2008 - http://www.polit.ru/news/2008/12/31/dolgin.html. См. также выше: раздел 9.13.

[205] Воспроизводится по: сайт Международного Мемориала - http://www.memo.ru/2009/02/24/obysk.htm.

См. также: Городской суд Петербурга: дело «Мемориала» будет пересмотрено / Полит.Ру. 24 февраля 2009 г. - http://www.polit.ru/news/2009/02/24/peresmotr.popup.html; "Мемориал": решение горсуда приведет лишь к разрастанию международного скандала / Полит.Ру. 24 февраля 2009 г - http://www.polit.ru/news/2009/02/24/court1.popup.html.

[206] Размещено на блоге ЕУСПб: http://community.livejournal.com/save_eu/90329.html.

[207] См. на Полит.Ру: «Необоснованно само решение следователя о производстве обыска, а также незаконны действия лиц, проводивших указанный обыск». Заявление адвоката «Мемориала» Ивана Павлова - http://polit.ru/dossie/2009/03/10/pavlov.html.

[208] См. http://www.fontanka.ru/2009/03/10/039/. См. также: Новый процесс об атаке на "Мемориал" начался в Санкт-Петербурге / Полит.Ру. 10 марта 2009 г. - http://polit.ru/news/2009/03/10/memo.popup.html; Адвокат НИЦ "Мемориал" привел новые доказательства незаконности обыска в петербургской организации / ЗАКС.Ру. 10 марта 2009 г. - . http://zaks.ru/new/archive/view/54766.

[209] Дело рассматривалось в новом составе суда первой инстанции. 6 марта председателем Дзержинского районного суда Валерием Тарасовым оно было передано судье Анжелике Морозовой.

[210] См. также: Суд по делу о незаконном обыске «Мемориала» в Петербурге продолжится 16 марта / Полит.ру. 13 марта 2009 - http://www.polit.ru/news/2009/03/13/memorial.popup.html.

[212] См.: Суд согласился показать видеозапись, негласно сделанную в ходе обыска "Мемориала" / Полит.Ру. 16 марта 2009 г. - http://www.polit.ru/news/2009/03/16/memo.html.

[213] См. http://www.polit.ru/dossie/2009/03/20/pavlov.html.

[216] Воспроизводится, в сокращении, по: Полит.Ру, 30 марта 009 г. - http://www.polit.ru/dossie/2009/03/30/pavlov.html.

[217] Текст кассационного представления прокуратуры Центрального района СПб приводится здесь дословно, с сохранением орфографии и синтаксиса, с комментированием лишь тех написаний и оборотов речи, которые могут вызвать у читателя сомнения в правильности воспроизведения текста.

[219] Электронная версия - http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/32/6.

[220] Воспроизводится в сокращении.

[221] Воспроизводится здесь в сокращении.

[222] Так называется Заявление «Мемориала» от 14.05.2009. См. на сайте «Права человеа в России»: http://www.hro.org/. Точечный адрес - http://www.hro.org/node/5463. См. также на Полит.Ру: http://www.polit.ru/dossie/2009/05/15/memo.html.

[9]  [11]  [14]  [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25][26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40]  [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] 

Обращение Правозащитного Совета РФ  |  Ходорковский и Лебедев  |  НЕ МОГУ НЕ. ПРО РОССИЮ ДЛЯ РУССКИХ  |  Экологическая вахта по Северному Кавказу  |  Олег Манаев  |  Валерий Ронкин  |  Хроника событий в "Мемориале"  |  Атака на «Мемориал»  |  Борис Вишневский  |  Елена Маглеванная  |  Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова  |  Наталья Эстемирова  |  Дмитрий Быков  |  "Менты с дозой": Случай Егора Новиковского

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS