Материалы здесь без всякой логической последовательности. Просто склад информации. (могут быть повторения)


В.В.Абрашкевич (мой муж) и Ю.А.Толмачёв (друг его юности) Как оказалось, имеют общих предков - Аносовых и Сабакиных. Известный изобретатель Лев Фёдорович Сабакин и его жена Настасья  Константинова - родители Домны Львовна Сабакиной. Её муж Пётр Васильевич Аносов (Оносовъ) (1766 - 1810). Их дети: сын Павел Петрович Аносов (1799 - 13.15.1851) - знаменитый металлург - прапрадед  В.В.Абрашкевича. Дочь Мария Петровна Грасгоф (ур. Аносова) прапрабабушка Ю.А.Толмачёва.


Цитата из статьи «Девять поколений Аносовых» А. Козлова

 

     Получив назначение в Златоуст, Павел  Петрович Аносов взял на воспитание своих младших сестер – Марию (прапрапрабабушка Ю.А.Толмачёва) и Александру. Годом позже, в 1818-м, в Златоуст приехал молодой горный инженер Фердинанд Богданович   Грасгоф (прапрапрадед Ю.А.Толмачёва), ровесник П. П. Аносова (родился в 1799 году) и его однокашник по Горному кадетскому корпусу. Нетрудно предположить, что юный Фердинанд частенько бывал у Аносовых, где и познакомился со своей будущей женой - младшей сестрой Павла Аносова Марией (1803 г.р.). 13 января 1822 года в Златоусте  Мария  Аносова обвенчалась с Фердинандом  Грасгофом. Любопытная подробность - среди поезжан (говоря современным языком - свидетелей) на этой свадьбе среди прочих был и Евграф Ковалевский, старший брат Егора Ковалевского ( с которым П. П. Аносов работал в 1840-х годах), в будущем директор Горного департамента, а затем и министр просвещения России. Через год после этой свадьбы Павел Петрович стал дядюшкой - у четы Грасгофов в 1823 году родилась первая дочь -  Мария (прапрабабушка Ю.А.Толмачёва). Фердинанд Грасгоф  проработал в Златоусте до 1829 года, был смотрителем клинкового и арсенального отделений Оружейной фабрики, в 1821 году получил благодарность Горного департамента "за составленное им описание части производства Златоустовской Оружейной фабрики", стал отцом 4-х дочерей -  Марии  (1823), Надежды (1825), Юлии (1826) и Александры (июнь 1829). В сентябре 1829 года Ф. Б. Грасгоф  получил новое назначение - управителем Воткинского завода, в Воткинске у него в апреле 1833 года родился сын Николай. В конце 1833 года Грасгофы вновь возвращаются на Златоустовские заводы в связи с назначением Фердинанда Богдановича управляющим Миасским заводом и золотыми промыслами. В 1840-х годах Ф. Б. Грасгоф, к тому времени уже полковник Корпуса горных инженеров, служил горным начальником Богословских заводов на Среднем Урале.

 

     Внимательный читатель уже, вероятно, заметил, что два брата Аносовых  (сыновья Павла Петровича)- Александр и Николай - окончили институт в один и тот же год, и в этом же году (1853-м) вместе с ними окончил институт Корпуса горных инженеров их двоюродный брат, племянник П. П. Аносова - Николай Фердинандович Грасгоф, который получил направление на Златоустовские заводы. В Златоусте Николай Грасгоф работал горным смотрителем по миасским золотым приискам (1854-1861), затем был назначен помощником управителя Березовских золотых промыслов (Екатеринбургские заводы), а в июле 1864 года вновь вернулся на Златоустовские заводы, но уже управителем Саткинского завода и работал в этой должности, по имеющимся данным, до конца 1871 года. Н. Ф. Грасгоф был женат на дочери надворного советника Надежде Ивановне Моставенковой. Интересная подробность - однокашником Аносовых и Грасгофа по институту Корпуса горных инженеров был Николай Александрович Кулибин (1831-1903), внук знаменитого русского изобретателя Ивана Петровича Кулибина (1735-1818). Вот и получается, что в стенах горного института в середине прошлого (теперь уже позапрошлого)  века встретились три правнука одного изобретателя - Льва Фёдоровича Сабакина - с внуком другого изобретателя - И. П. Кулибина.

 

 

г.  Златоуст, Дата создания документа: апрель-август 1999 года

 . Дата индексирования: 13.11.2005.

 

(Выделения жирным шрифтом - мои.  И.М.Я.)

 **********************************************************************

Толмачев Иоанн Васильевич - Толмачев (Иоанн Васильевич, умер в 1897 г.) - духовный писатель, протоиерей. Окончил курс в Санкт-Петербургской духовной академии со степенью магистра; был священником посольской церкви в Стокгольме, потом настоятелем придворной церкви в Висбадене, затем сакелларием собора Зимнего дворца. Кроме статей по обозрению церковной жизни и богословской науки на Западе, помещенных в ""Страннике"", ""Православном Обозрении"" и ""Духе Христианина"", ему принадлежит обширная книга ""Православное собеседовательное богословие, или Практическая гомилетика"" (Санкт-Петербург, 1868 - 1877). Редакцией журнала ""Странник"" это сочинение издано вновь, в исправленном и дополненном виде (в приложении к журналу - ""Общедоступной богословской библиотеке"", 1898 и 1899). Толмачев написал еще: ""Взаимные обязанности христианских супругов, или Руководство к временному и вечному благополучию в супружеской жизни"" (Санкт-Петербург, 1860). некрологи Толмачева см. ""Церковный Вестник"", 1897, № 25; ""Церковные Ведомости"", 1897, № 23.

Tolmachev Ioann Vasil'evich - Tolmachev (Ioann Vasil'evich, umer v 1897 g.) - duxovnyj pisatel', protoierej. Okonchil kurs v Sankt-Peterburgskoj duxovnoj akademii so stepen'ju magistra; byl svjashhennikom posol'skoj cerkvi v Stokgol'me, potom nastojatelem pridvornoj cerkvi v Visbadene, zatem sakellariem sobora Zimnego dvorca. Krome statej po obozreniju cerkovnoj zhizni i bogoslovskoj nauki na Zapade, pomeshhennyx v ""Strannike"", ""Pravoslavnom Obozrenii"" i ""Duxe Xristianina"", emu prinadlezhit obshirnaja kniga ""Pravoslavnoe sobesedovatel'noe bogoslovie, ili Prakticheskaja gomiletika"" (Sankt-Peterburg, 1868 - 1877). Redakciej zhurnala ""Strannik"" jeto sochinenie izdano vnov', v ispravlennom i dopolnennom vide (v prilozhenii k zhurnalu - ""Obshhedostupnoj bogoslovskoj biblioteke"", 1898 i 1899). Tolmachev napisal eshhe: ""Vzaimnye objazannosti xristianskix suprugov, ili Rukovodstvo k vremennomu i vechnomu blagopoluchiju v supruzheskoj zhizni"" (Sankt-Peterburg, 1860). nekrologi Tolmacheva sm. ""Cerkovnyj Vestnik"", 1897, № 25; ""Cerkovnye Vedomosti"", 1897, № 23.



**********************************************************************

Уважаемый Николай, мои предки жили в Санкт-Петербурге, по крайней мере в начале ХХ века. Толмачев Павел Романович - мой пра-прадед по отцовской линии, был как-то связан с Николаевской железной дорогой, имел дом в Петербурге, был женат на выпускнице Смольного института, его дочь - Мария Павловна, в замужестве Юргенсон, моя прабабушка. По этой линии у нас ещё есть родственники Романские, но история семьи тщательно скрывалась, а теперь многих нет в живых. Начинать надо именно с этого - опросить всех ныне живущих родственников и все подробно записать, даже самое неправдоподобое, уж потом собирать документы. Не теряйте времени! Удачи Вам!

(не знаю, чьё это письмо... И.М.Я.)

 

 

ТОЛМАЧЕВА МАРИЯ ПАВЛОВНА (1892, Санкт-Петербург - 1965, Ленинград.)Принадлежала к какому-то древнему роду, у ее родителей был дом где-то в районе современных пр. Елизарова и ул. Цимбалина, возможно, здание сохранилось, по легенде, оно было национализировано под больницу. Ее мать тоже смолянка, ее отец ТОЛМАЧЕВ ПАВЕЛ  РОМАНОВИЧ (?) по профессии был как-то связан с Николаевской железной дорогой (мастер?). Выпускница Смольного института, первым браком была замужем за белогвардейцем, погибшим в гражданскую войну, ее старший сын был усыновлен мужем ЮРГЕНСОНОМ ПАВЛОМ РОМАНОВИЧЕМ, и эти обстоятельства в семье тщательно скрывались. До войны работала бухгалтером (?) на Пролетарском заводе. Жила на Крестовском острове. Похоронена на Большеохтинском кладбище. Жива ее двоюродная сестра, в замужестве РОМАНСКАЯ ОЛЬГА ГЕОРГИЕВНА

 

Толмачев Павел  Николаевич, 1898 г.р., д. Липово, Кунгурский р-н, Пермская обл. Арестован 20.10.1941. Проживал: г. Кунгур, Пермская обл. Осужден 18.04.1942. Обвинение: АСА. Приговор: 10 лет лишения свободы.

 

 ТОЛМАЧЕВ ИННОКЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ 1872-1950. Геолог, путешественник.

     Окончил курс по физико-математическому факультету СПб. университета в 1897. В 1896 работал по петрографии у проф. Циркеля в Лейпциге и в 1899 - по палеонтологии у проф. Циттеля в Мюнхене. С 1897 по 1899 был ассистентом по кафедре геологии в Юрьевском университете. В 1899 избран ученым хранителем геологического музея Имп. академии наук. В 1898—99 и 1902 работал на Алтае, в 1900 в Енисейской губ. В 1904 был командирован Имп. географическим обществом в Туруханский край для подготовки большой экспедиции для исследования бассейна р. Хатанги, которая и работала под его начальством весь 1905. Кроме того, совершил несколько научных поездок по Европейской России и Западной Европе.

Виттенбург Е. П. Павел Виттенбург: геолог, полярник, узник ГУЛАГА (воспоминания дочери). – СПб.: Изд. «Нестор-история» СПб ИИ РАН, 2003. – 432 с.: ил.

Толмачев Иннокентий Павлович (1872—1950), геолог, впоследствии эмигрант (США) 36, 46, 47, 58, 66.

ТОЛМАЧЕВ Иннокентий Павлович 1872-1950 - годы жизни.

геолог, исследователь Кузнецкого Алатау и Кузнецкого бассейна. Участник Хатангской экспедиции. С топографом Кожевниковым М.Я. впервые прошел север реки Котуй, Мойеро, Анабар и составил карту северо-востока.

 

Систематическое исследование Томусинского края начато в 1898г. При составлении геологом Иннокентием  Павловичем  Толмачевым десятиверстной геологической карты юго-восточной части кузнецкого бассейна.

 

Список важнейших книжных коллекций,
хранящихся в Научной библиотеке С.-Петербургского университета

нач. 1920-х годов. Толмачев  Иннокентий Павлович (1872-1950), геолог, путешественник. Получена научная часть библиотеки.

 

Жена Толмачева  Иннокентия Павловича  (бабушка Ю.А.Толмачёва) – Евгения Александровна Толмачева-Карпинская – дочь первого президента Российской Академии наук Александра Петровича Карпинского

 

* * * 21 августа 1924 года исполнилось сто лет со дня приезда Пушкина в его вторую ссылку, в село Михайловское. Этот день решено было отметить большим праздником при участии Академии наук, вернее, праздником, возглавленным ею. Не помню почему, но ни Нестор Александрович, ни Борис Львович в Заповедник пе поехали; не поехал и Михаил Дмитриевич Беляев, и я оказался единственным представителем Пушкинского Дома на торжестве. Зато нашу ленинградскую делегацию возглавил президент Академии наук Александр Петрович Карпинский - обаятельный старик, внушавший всем, кто его знал или только видел, несмотря на его внешнюю простоту, безграничное уважение. С ним ехала его дочь   Евгения Александровна Толмачева  и управляющий делами Конференции (т. е.научной части Академии) Борис Николаевич Молас. Был и Борис Викторович Томашевский и другие ленинградские писатели и журналисты; из Москвы приехали в Заповедник М.А.Цявловский, И.А.Новиков, Л.П.Гроссман, Вяч. Шишков... Почти все ехали в пушкинские места впервые; для меня же это была вторая поездка туда.

Толмачев Иннокентий Павлович (из биографического словаря)

     Толмачев Иннокентий Павлович - Толмачев (Иннокентий Павлович) - геолог. Родился в 1872 году. Окончил курс по физико-математическому факультету СПб. университета в 1897 году. В 1896 году работал по петрографии у профессора Циркеля в Лейпциге и в 1899 году - по палеонтологии у профессора Циттеля в Мюнхене. С 1897 по 1899 год был ассистентом по кафедре геологии в Юрьевском университете. В 1899 году избран ученым хранителем геологического музея Императорской Академии Наук. В 1898 - 99 и 1902 годах работал на Алтае, в 1900 году - в Енисейской губернии. В 1904 году был командирован Императорским географическим обществом в Туруханский край для подготовления большой экспедиции для исследования бассейна р. Хатанги, которая и работала под его начальством весь 1905 год. Кроме того, совершил несколько научных поездок по Европейской России и Западной Европе. Напечатал: ""Вариолит с р. Енисея"" (""Труды СПб. Общества Ест."", 1897); ""Уральский раппакиви и его контакт со среднедевонским известняком"" (""Записки Минералогического Общества"", 1898); ""Научные результаты экспедиции, снаряженной Императорской Академией Наук для раскопок мамонта, найденного на р. Березовке"" (изд. Академии Наук, СПб., 1903); ""Раскопки остатков Elephas trogontherii Pohlig в Нижегородской губернии"" (""Известия Императорской Академии Наук"", 1903).

      Tolmachev Innokentij Pavlovich - Tolmachev (Innokentij Pavlovich) - geolog. Rodilsja v 1872 godu. Okonchil kurs po fiziko-matematicheskomu fakul'tetu SPb. universiteta v 1897 godu. V 1896 godu rabotal po petrografii u professora Cirkelja v Lejpcige i v 1899 godu - po paleontologii u professora Cittelja v Mjunxene. S 1897 po 1899 god byl assistentom po kafedre geologii v JUr'evskom universitete. V 1899 godu izbran uchenym xranitelem geologicheskogo muzeja Imperatorskoj Akademii Nauk. V 1898 - 99 i 1902 godax rabotal na Altae, v 1900 godu - v Enisejskoj gubernii. V 1904 godu byl komandirovan Imperatorskim geograficheskim obshhestvom v Turuxanskij kraj dlja podgotovlenija bol'shoj jekspedicii dlja issledovanija bassejna r. Xatangi, kotoraja i rabotala pod ego nachal'stvom ves' 1905 god. Krome togo, sovershil neskol'ko nauchnyx poezdok po Evropejskoj Rossii i Zapadnoj Evrope. Napechatal: ""Variolit s r. Eniseja"" (""Trudy SPb. Obshhestva Est."", 1897); ""Ural'skij rappakivi i ego kontakt so srednedevonskim izvestnjakom"" (""Zapiski Mineralogicheskogo Obshhestva"", 1898); ""Nauchnye rezul'taty jekspedicii, snarjazhennoj Imperatorskoj Akademiej Nauk dlja raskopok mamonta, najdennogo na r. Berezovke"" (izd. Akademii Nauk, SPb., 1903); ""Raskopki ostatkov Elephas trogontherii Pohlig v Nizhegorodskoj gubernii"" (""Izvestija Imperatorskoj Akademii Nauk"", 1903).

Из исторической спавки о городе Междуреченск

 

Толмачев Иннокентий Павлович в 1905 г. картографировал территорию, ограниченную с запада Енисеем, с юга - Нижней тунгуской, с востока - Оленьком.


Толмачев Иннокентий Павлович

Толмачев (Иннокентий Павлович) - геолог. Родился в 1872 году. Окончил курс по физико-математическому факультету СПб. университета в 1897 году. В 1896 году работал по петрографии у профессора Циркеля в Лейпциге и в 1899 году - по палеонтологии у профессора Циттеля в Мюнхене. С 1897 по 1899 год был ассистентом по кафедре геологии в Юрьевском университете. В 1899 году избран ученым хранителем геологического музея Императорской Академии Наук. В 1898 - 99 и 1902 годах работал на Алтае, в 1900 году - в Енисейской губернии. В 1904 году был командирован Императорским географическим обществом в Туруханский край для подготовления большой экспедиции для исследования бассейна р. Хатанги, которая и работала под его начальством весь 1905 год. Кроме того, совершил несколько научных поездок по Европейской России и Западной Европе. Напечатал: "Вариолит с р. Енисея" ("Труды СПб. Общества Ест.", 1897); "Уральский раппакиви и его контакт со среднедевонским известняком" ("Записки Минералогического Общества", 1898); "Научные результаты экспедиции, снаряженной Императорской Академией Наук для раскопок мамонта, найденного на р. Березовке" (изд. Академии Наук, СПб., 1903); "Раскопки остатков Elephas trogontherii Pohlig в Нижегородской губернии" ("Известия Императорской Академии Наук", 1903).

Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из 86-томного Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907 гг.) или Нового Энциклопедического Словаря (1910—1916 гг.). Тексты всех статей оставлены неизменными. Все ссылки, портретыгербы и звуковые отрывки к статьям выполнены или подобраны авторами сайта «Русский Биографический Словарь»Подробнее…
Дополнительную информацию по теме статьи смотрите также в Русском Биографическом Словаре А. А. Половцова.


Вестник Института биологии
№ 13, 30 ноября 1998 г.



К 95-летию СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ТОЛМАЧЕВА АЛЕКСАНДРА ИННОКЕНТЬЕВИЧА

 



     Александр Иннокентьевич Толмачев, выдающийся ботаник, специалист в области ботанической географии, систематики растений и флористики родился 21 сентября 1903 г., в Петербурге, в дворянской семье.
     Интерес к естественным наукам сформировался у А.И.Толмачева рано. Еще до поступления в Петербургский университет он интересовался энтомологией и орнитологией, работал в Ботаническом саду Академии наук с гербарными коллекциями. С 1920 г., когда он совершил свою первую экспедиционную поездку на побережье Белого моря, большая часть его жизни была связана с изучением растительности Севера. С 1921 по 1925 г. он участвовал в экспедициях на арктические острова (Вайгач, Новая Земля, Колгуев). В 1926 г. А.И.Толмачев работал в низовьях Енисея, в 1928-29 гг. возглавлял Таймырскую экспедицию. В начале 30-х годов исследователь неоднократно посещал север Республики Коми, возглавив Печорскую бригаду Полярной комиссии Академии наук СССР. Практическим итогом работы Комиссии явилась организация 15 декабря 1933 г. в г.Архангельск Бюро по изучению Северного края. С января 1934 г. А.И.Толмачев являлся Председателем этого бюро. В центре внимания были вопросы планирования научно-исследовательских работ в регионе, проблемы перспективного освоения природных ресурсов. В 1935 г. была предложена "Рабочая гипотеза долгосрочного освоения Усть-Печорского края", одобренная Академией наук СССР и использованная впоследствии при разработке практических мероприятий по освоению нашей республики. В 1936 г. Бюро по изучению Северного края было преобразовано в Северную базу АН СССР. А.И.Толмачев возглавил ботанический сектор, а с 1939 г. он был назначен директором Базы. В связи с начавшейся Великой Отечественной войной 30 сентября 1941 г. Северная база АН СССР была переведена из Архангельска в Сыктывкар и после вливания в нее Кольской базы преобразована в единую Базу АН СССР по изучению Севера. А.И.Толмачев руководил Базой до сентября 1942 г., принимая участие в изучении засоренности полей, выявлении запасов витаминоносных и лекарственных растений.
     Осенью 1942 г. А.И.Толмачев уехал в Душанбе, где в течение пяти лет был заместителем Председателя Таджикского филиала АН СССР. В этот период он углубленно изучал растительный покров Памира, Гиссарского хребта, Горного Бадахшана.
     С 1947 по 1955 г. А.И.Толмачев работал в Сахалинском филиале АН СССР. В 1955 г. он вернулся в Ленинград, где жил и работал до конца жизни. Возглавив с конца 50-х годов лабораторию растительности Крайнего Севера, он приступил к подготовке многотомного труда "Арктическая флора СССР". А.И.Толмачев поддерживал тесные связи с ботаниками Республики Коми, под его редакцией увидели свет сводки, подводящие итоги многолетней инвентаризации флоры сосудистых растений - "Определитель высших растений Коми АССР" (1962) и четырехтомная - "Флора Северо-Востока европейской части СССР" (1974-1977).
     А.И.Толмачев много времени уделял подготовке квалифицированных кадров ботаников. С 1958 г. он заведовал кафедрой систематики высших растений Ленинградского университета, позднее был деканом биолого-почвенного факультета. Под его руководством выполнены десятки дипломных и аспирантских работ. Многие ученики А.И.Толмачева сегодня - широко известные ботаники. За большую научную, общественную и преподавательскую деятельность А.И.Толмачеву присвоены звания Заслуженного деятеля науки России и Таджикистана
     А.И.Толмачев скончался в Санкт-Петербурге 16 ноября 1979 г. и похоронен на Волковом кладбище.

В. Мартыненко, Н. Котелина

 

Газета "Дальневосточный Ученый".
Дата создания документа: . Дата индексирования: 29.10.2005.

«Я говорила, что уехала на Сахалин в сорок девятом. Там уже работал - нашел убежище после этой скандальной славы сессии ВАСХНИЛ профессор Васин Борис Николаевич с женой Екатериной Тимофеевной. Они оба были генетики и зоологи. У меня есть их книжки. Профессор Толмачев Александр Иннокентьевич, известный ботаник, заведовал там сектором леса.»  

Гали Олимпиевна Криволуцкая

" href="http://www.rusarchives.ru/guide/lf_ussr/tes_tol.shtml" target=_blank

Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР. Архивные справочники. Архивы России
Дата создания документа: . Дата индексирования: 21.10.2005.

ТОЛМАЧЕВ

Александр Иннокентьевич   (р. 1903), ботаник. Архив АН СССР, ф. 333, 68 ед. хр., 1920-е гг.- 1949.

 

 

Толмачев  Александр Иннокентьевич  .

 

 

 ЗАГЛАВИЕ Методы сравнительной флористики и проблемы флорогенеза А. И. Толмачев; Отв. ред. Л. И. Малышев, И. М. Красноборов; АН СССР, Сиб. отд-ние, Центр.

 

Опубликовано:

09.10.2003   20:20:42

 газета "Поиск" Берегиня царства флоры

 …..

«Что должен соединить в себе молодой исследователь? Казалось бы, противоположные качества: с одной стороны, от него ждут свежего взгляда на предмет осмысления, незашоренности. Без новаторства прогресс немыслим. Вместе с тем, опасно небрежное отношение к традиции, к опыту предшественников. Студентка Баранова смело и оригинально применила метод конкретных флор - научное наследство основателя современной флористики в России А.Толмачева. Дальше - больше, ее навсегда увлек поиск и выявление редких видов растений и картирование их распространения. Видя в такой работе решение многих проблем, призывал заниматься ею знаменитый отечественный ботанико-географ А.Толмачев. Светлой памяти  Александра Иннокентьевича, которому в этом году исполнилось бы 100 лет, посвятила Ольга Германовна свой большой труд - книгу “Картосхемы распространения редких растений в Вятско-Камском междуречье”.»……                        Вера КРАСНОВА  09.10.2003 20:20:42

. Юрцев Б. А.

Сравнительная флористика в России: вклад школы А. И. Толмачева  [Текст] // Ботанический журнал. - 2004. - Т. 89, N 3. - С. 385-399   Александр Иннокентьевич   Толмачев ввел 1931 г. в методологический арсенал сравнительной флористики концепцию (и метод) "конкретной, или элементарной, флоры", что имело последствия и во многом определило лицо этой науки в России.

 

Дата создания документа: . Дата индексирования: 16.08.2005.

 

 

БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ ЮРЦЕВ
(к 70-летию со дня рождения)

…. http://herba.msu.ru/journals/Herba/yurtsev/index.html

 

…….     В начале 1956 г., после сахалинского периода деятельности, в Ленинград вернулся один из самых высокообразованных ботаников - Александр Иннокентьевич Толмачев. Ему было 53 года и он начинал работу над созданием "Арктической флоры СССР" (первые два, в хронологическом порядке, выпуска “Флоры”, были подготовлены Толмачевым единолично), приглашенный для этой цели в БИН Б.А. Тихомировым. Окна Сибирского сектора Гербария, где оба исследователя работали с коллекциями, светились допоздна. Повседневная деятельность систематика, рутинная и кропотливая, наполнялась вдохновляющим ботанико-географическим содержанием в свете тех искрометных мыслей, которые щедро расточал Толмачев и воспринятых его младшим коллегой благодарно и творчески (в дальнейшем в честь своего учителя Б.А. назвал несколько описанных им видов – Astragalus tolmaczevii Jurtz., Potentilla tolmatchevii Jurtz. et Sojak, Taraxacum tolmaczevii Jurtz.).

В 1956 г. Б.А. выехал в экспедицию в низовья Лены. В ней принимал участие А.И. Толмачев, а также молодое поколение сотрудников сектора Севера отдела Геоботаники - В.В. Петровский, В.Ф. Штепа, О.В. Ребристая, А.Е.Катенин. Изучалась флора окрестностей Чекуровки, Чайтумуса, Станкахихочо, Сокола (Полярная станция). Был осуществлен сплав до устья Лены по Оленекской протоке и пеший маршрут к низовью р. Оленек. По изобилию сборов, разнообразию наблюдений, разного рода приключениям - экспедиция осталась в памяти ее участников предприятием поистине эпическим, а некоторые афоризмы Толмачева ("Дайте виду поварьировать") - надолго вошли в устный фольклор Лаборатории Крайнего Севера

                                                                                                                                   А.К. Сытин
Ботанический институт им. Комарова РАН;

С.А.Баландин
кафедра геоботаники
Московского государственного университета

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

VI рабочее совещание по сравнительной флористике, посвященное 100-летию со дня рождения А.И. Толмачева "Успехи сравнительной флористики в России. Вклад школы А.И. Толмачева"

     С 17 по 21 июня 2003 г. в г. Сыктывкар при Институте биологии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук состоялось VI рабочее совещание по сравнительной флористике, посвященное столетию со дня рождения выдающегося ботаника-географа, основателя отечественной школы сравнительной флористики – Александра Иннокентиевича Толмачева.

     Совещание было организовано Русским ботаническим обществом (секция флоры и растительности) и Институтом биологии Коми НЦ УрО РАН (отдел геоботаники и проблем природовосстановления). На совещании присутствовали 42 специалиста из 18 учреждений (академических институтов, вузов, заповедников) из 14 городов России: Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга, Ижевска, Петрозаводска, Сыктывкара, Твери, Кировска, Кирова и др. В работе совещания участвовали 8 докторов и 18 кандидатов наук, было представлено 37 докладов и 7 сообщений в виде постеров. Следует отметить активное участие в заседаниях научной молодежи, выступившей с интересными докладами и участвовавшей в дискуссиях.

     Участников совещания приветствовал заместитель министра природных ресурсов и окружающей среды Республики Коми Н.И. Хорошкеев. На совещании присутствовали дети А.И.   Толмачева   Ольга Александровна и   Александр   Александрович. Со вступительным словом выступил директор Института биологии А.И. Таскаев:

Уважаемые коллеги!

     Разрешите приветствовать Вас в стенах Института биологии Коми НЦ УрО РАН. Настоящее совещание посвящено выдающемуся ботанику-географу, неутомимому исследователю и организатору науки на Севере, ученому с мировым именем  Александру Иннокентиевичу Толмачеву  , создавшему теорию происхождения растительности тундры, тайги и высокогорья.

     Многие годы своей жизни   Александр Иннокентиевич Толмачев   посвятил изучению растительного покрова Крайнего Севера, в частности и Республики Коми. Первые его поездки в Печорский край относятся к 30-м годам прошлого столетия, когда он возглавлял Печорскую бригаду Полярной комиссии АН СССР, в работе которой принимал участие и его дед – академик А.П. Карпинский. В результате исследований бригады была сформулирована одобренная Академией наук страны "Рабочая гипотеза долгосрочного освоения Ухто-Печорского края", в дальнейшем использованная при освоении территории республики.

  Александр Иннокентиевич Толмачев   стоял у истоков создания в Сыктывкаре Коми научного центра, именно по инициативе А.И. Толмачева и А.А. Чернова в 1939 г. в Сыктывкаре была создана постоянная группа Северной Базы АН СССР. В 1941 г. осенью в Республику Коми были эвакуированы научные учреждения из Архангельска и Кировска. До сентября 1942 г. А.И. Толмачев возглавлял Кольскую и Северную базы АН СССР, размещенные в Сыктывкаре.

     В послевоенный период творческие связи ученого с республикой не прерывались. В 50-60-е годы, работая в Ленинграде, он совершает поездки в район Воркуты, на Вычегду и Печору.   Александр Иннокентиевич   часто приезжал в наш Институт, читал для сотрудников лекции, рассказывал о зарубежных поездках. Долгие годы он являлся научным консультантом лаборатории геоботаники и систематики растений, руководителем аспирантов, редактором и соавтором "Определителя высших растений Коми АССР" и четырехтомной монографии "Флора северо-востока европейской части СССР", изданной в 70-е годы. Большой интерес проявлял А.И.   Толмачев  также к прикладным исследованиям по залужению тундры, проводимым И.С. Хантимером с сотрудниками в совхозах Воркуты, и неоднократно посещал экспериментальные участки.

     Большое внимание   Александр Иннокентиевич  уделял воспитанию молодых научных кадров ботаников. Являясь профессором Ленинградского государственного университета, он возглавлял кафедру систематики высших растений, являлся деканом биолого-почвенного факультета, руководил аспирантами не только в университете и Ботаническом институте АН СССР, но и в других научных учреждениях нашей страны. Многие, сидящие сегодня в этом зале, с гордостью называют себя учениками   Александра Иннокентиевича . Более молодые исследователи учились и учатся сейчас по его учебникам, читают его фундаментальные труды.

     Предыдущие совещания по сравнительной флористике, посвященные А.И.   Толмачеву  , состоялись в Ленинграде, Неринге, Кунгуре, Березинском заповеднике, в Ижевске. В этом году чести организовать очередное VI рабочее совещание, в связи со 100-летием со дня рождения выдающегося ученого, удостоен Институт биологии Коми НЦ УрО РАН.

     Нам очень приятно, что сегодня в зале присутствуют старейшие российский флористы, ученики  Александра Иннокентиевича, внесшие важную лепту в развитие теории и практики сравнительной флористики – Борис Александрович Юрцев и Ольга Владимировна Ребристая. Они своими фундаментальными трудами закрыли значительные белые пятна ранее не обследованных труднодоступных районов нашей страны, расположенных на Крайнем Севере. Борисом Александровичем был сформулирован метод биогеографических координат, развито представление об активности видов, которые широко используются несколькими поколениями отечественных ботаников. Именно Борису Александровичу Юрцеву и Ольге Владимировне Ребристой принадлежит идея организации регулярных рабочих совещаний, которые стали своеобразным смотром достижений флористов за пятилетие напряженной работы. Они стараются поддерживать заложенную их учителем традицию привлечения молодежи, особенно из отдаленных уголков России, к флористическим исследованиям, всемерно стимулируют их участие в совещаниях, не стала исключением и эта встреча в Сыктывкаре.

     Своей школой последователей Александра Иннокентиевича Толмачева  может гордиться и наш Институт. С ним многие годы сотрудничали Ариадна Николаевна Лащенкова, Исмаил Сыддыкович Хантимер, Нина Степановна Котелина, у него учились Вера Антоновна Мартыненко, Зинаида Георгиевна Улле, Александр  Николаевич Лавренко. Все они внесли заметный вклад в изучение флоры европейского Северо-Востока России. Традиции школы А.И.   Толмачева, заложенные им более 60 лет назад, в суровые военные годы, сохраняются в стенах Института биологии и сегодня.

     С докладом "А.И. Толмачев – выдающийся ученый и общественный деятель" выступила В.А. Мартыненко (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН). Достижения в области сравнительной флористики и перспективы ее развития были освещены в обобщающем докладе Б.А. Юрцева (БИН РАН) "Некоторые итоги развития сравнительной флористики в России: школа А.И. Толмачева". Докладчик остановился на теоретических и методических вопросах изучения флор ландшафтного и внутриландшафтного уровня, проблемах антропогенной трансформации природной флоры, осветил структурно-функциональную концепцию флоры как системы популяций, отметил различные подходы к оценке активности видов растений. Пленарное заседание завершилось докладом О.В. Ребристой (БИН РАН), изложившей результаты исследований флоры Ямала, наименее изученной в западносибирском секторе Арктики. По мнению докладчика, значительная бедность видового состава растений (всего 440 видов), дизъюнктивное распространение многих из них обусловлены историей формирования растительного покрова территории в плейстоцене и голоцене. Наиболее активными оказались гипоарктические виды, впервые найдены на полуострове криофильно-степные группировки, выявлено более 150 видов, ранее не отмеченных на Ямале.

     Следующая серия сообщений была посвящена локальным и парциальным флорам. Интересные данные по сравнительному анализу 10 флористических районов и 30 локальных флор Карелии были доложены Е.П. Гнатюк, А.В. Кравченко, А.М. Крышенем (Петрозаводский госуниверситет; Карельский НЦ РАН). Авторы не только обобщили сведения об их видовом разнообразии и особенностях флористической структуры, но и подтвердили или уточнили границы флористических выделов от подзон до районов на территории Карелии, при этом были апробированы разные алгоритмы количественного анализа флор. В сообщении Н.В. Орловской (Сыктывкарский госуниверситет) дается анализ эколого-ценотической структуры восьми конкретных флор островов Баренцева моря (Колгуев, Варандей) и его побережья. Основной популяционный пул для всех флор формируют виды ландшафтно-неактивные, мало активные нормальных и средних по степени увлажнения местообитаний. Таксономическая модель конкретных флор является удобным объектом изучения ценотических эффектов на ландшафтно-экологическом уровне.

      В докладе О.Г. Барановой (Удмуртский госуниверситет) рассматривается таксономическая и географическая структуры 20 локальных флор Вятско-Камского междуречья. Показано, что уровни видового разнообразия обусловлены разным географическим положением, характером ландшафтов и освоенностью территории. Число дифференциальных видов, определяющих специфику флоры, колеблется от 1 до 36, а общие виды составляют 20 % флоры Вятско-Камского междуречья.

     Доклад О.В. Хитун, А.А. Зверева (БИН РАН) посвящен анализу количественных показателей локальных и парциальных флор Гыданского и Тазовского полуостровов (Западносибирская Арктика) на широтном градиенте. Обследовано 7 локальных флор (ЛФ) в разных подзонах, в каждом из пунктов на основе визуальных характеристик местоположения и растительности выявлены типы экотопов; в каждом из них делалось по 5-10 геоботанических описаний, на основе которых составлен список объединенной (в смысле: Юрцев, 1987) парциальный флоры (ПФ). Парциальная активность определялась по сочетанию проективного покрытия вида и постоянства в данном типе экотопов (Хитун, 2002). Анализ ЛФ и ПФ осуществлен с использованием системы ИБИС (Зверев, 1998). На широтном градиенте с юга на север во флорах подзон в целом, и в ЛФ происходит снижение разнообразия на всех таксономических уровнях, видовое богатство ПФ однотипных экотопов мало изменяется. В составе ПФ очень высока доля видов с низкой константностью, высококонстантные виды флористического ядра составляют лишь 1/3-1/2. Несмотря на близость по абсолютному числу видов, ПФ однотипных экотопов в разных подзонах существенно отличаются по видовому составу и географической структуре. Экотопы наиболее схожие (коэффициент Серенсена >65%) по составу своих объединенных ПФ (или ПФ конкретных контуров при использовании алгоритмов метода непрямой ординации) объединяются в группы – классы, отражающие экологическую приуроченность (в первую очередь связь с условиями увлажнения и дренажа). Число выделяемых классов уменьшается к северу, обусловлено увеличением общей суровости климата и увеличение доли видов с широкой экологической амплитудой в составе ПФ. В арктических тундрах доля видов с высокой ландшафтной активностью увеличивается. Говорить о специфичности формы кривых распределения видов по баллам активности (Матвеева, 1998) для подзон видимо целесообразно только в центральной части подзоны, в пунктах, расположенных близ границ, увеличена доля неактивных видов.

     В.А. Шадрин (Удмуртский госуниверситет) использовал особенности изученных локальных флор для уточнения границ подзоны южной тайги и хвойно-широколиственных лесов в пределах Удмуртии и отметил элементы естественного остепнения, проявляющегося в наличии лесостепных видов и их сообществ.

     В.А. Мартыненко и В.А. Канев (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) сравнивают систематическую и географическую структуру локальных флор, расположенных на севере и юге подзоны средней тайги в Республике Коми. При близком уровне видового разнообразия двух наиболее крупных семейств – астровых и мятликовых – степень их общности не превышает 60 %, что обусловлено прохождением границ распространения многих видов в пределах подзоны. В локальных флорах северного расположения доля северных элементов (аркто-альпийские, гипоарктические) больше, чем южных (неморальные, лесостепные); на юге подзоны отмечена обратная закономерность.

     Сообщение Г.С. Шушпанниковой (Сыктывкарский госуниверситет) посвящено анализу луговых парциальных флор речных бассейнов Вычегды и Печоры. Показано, что флористическое разнообразие уменьшается по зональному градиенту с юга на север, в пределах рассматриваемой территории все они имеют бореальный характер, группа видов северных фракций в парциальных луговых флорах северного расположения имеет более высокие показатели, чем на юге, где возрастает доля южных фракций.

     В докладе С.В. Дегтевой (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) были подведены итоги многолетнего изучения видового состава трех формаций лиственных лесов (березняки, осинники, сероольшаники) подзон южной и средней тайги Республики Коми. Установлено, что в процессе экзогенных сукцессий при смене доминантов древесного яруса происходит формирование специфических биотопов и, как следствие, изменение флористических комплексов, ценотической роли видов в нижних ярусах лесных сообществ. Данные анализа сходства видового состава с использованием коэффициента Стугрена-Радулеску свидетельствуют о высокой специфичности видового состава лиственных лесов, которые образуют по этому признаку плеяду, обособленную на уровне связи +7.3 от плеяды хвойных лесов.

     В лиственных лесах исследованной территории выявлено 404 вида сосудистых растений, принадлежащих к 216 родам из 68 семейств. Наиболее разнообразна по видовому составу формация березовых лесов. Систематическая структура флористических комплексов лиственных лесов в основном соответствует систематической структуре флоры тайги.

     Из широтных групп видов абсолютно доминирует бореальная, более заметно, чем в хвойных лесах, участие подтаежных и неморальных растений (Aegopodium podagraria, Asarum europaeum и др.) Во всех лесных формациях подзон южной и средней тайги Республики Коми преобладают виды с широкими евразиатскими и циркумполярными ареалами, но в лиственных лесах отмечается некоторое увеличение доли европейских видов.

     Облик флористического комплекса производных березняков и осинников определяют виды "свиты ели", многие из которых (Oxalis acetosella, Trientalis europaea, Maianthemum bifolium, Luzula pilosa и др.) встречаются чаще, чем в ельниках.

     Первостепенными объектами флористов являются особо охраняемые природные территории. Характеристике видового разнообразия и особенностей структуры флоры некоторых из них было посвящено несколько докладов. В частности, А.М. Третьяков, М.М. Юдин (Уральский госуниверситет), Д.М. Прядеин (Национальный парк "Припышминские боры") познакомили слушателей с растительным покровом уникального лесного массива, расположенного в Свердловской области. Отмечены бореальные черты флоры, наличие неморальных, лесостепных и степных элементов, эндемичных видов, прослежены северные, восточные, западные и южные границы распространения растений, проходящие в пределах национального парка "Припышминские боры", учтены виды, охраняемые на Урале и в России. Первые сведения о флоре и растительности части государственного природного заповедника "Ненецкий", охватывающей низовья р. Нерута, были представлены в сообщении С.Н. Плюснина (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН), И.А. Самариной (Сыктывкарский госуниверситет) и Н.Н. Зайкаловой (Санкт-Петербургский госуниверситет). Специфика флоры определяется расположением района исследований на границе подзон южных и типичных восточно-европейских тундр. Наибольшим видовым разнообразием отличаются ивняки, значительно меньше видов в ерниковых и лишайниковых тундрах. Предварительный список сосудистых растений включает 133, мохообразных более 30, лишайников более 70 видов. Данные о бриофлоре еловых лесов биосферного заповедника "Северная Карелия" и его окрестностей были изложены в докладе А.И. Максимова, А.Д. Потемкина, Т.А. Максимовой, Т. Хокканен (Институт биологии Карельского НЦ РАН). Бриофлору изученных участков авторы рассматривают как парциальную флору еловых лесов в пределах локальной бриофлоры заповедника. Из 120 видов листостебельных мхов и 75 видов печеночников 9 включены в Красную книгу Финляндии. На этом же заседании был представлен доклад Н.В. Налимовой (заповедник «Присурский), посвященный анализу флоры и состояния популяций редких видов сосудистых растений этой охраняемой природной территории в Республике Чувашия.

     Результаты изучения хорологической структуры парциальных флор предгорий Сальных тундр в Лапландском заповеднике И.Б. Кучерова и В.В. Чепиноги (БИН РАН) были заслушаны в записи ввиду отсутствия докладчиков на совещании. В докладе обобщены результаты сопоставления таксономической, хориономической, зонально-координатной и биоморфной структуры 25 парциальных флор (ПФ), присущих аналогичным внутриландшафтным позициям в различных высотных поясах. Спектры ПФ отличаются как друг от друга, так и от спектра локальной флоры (ЛФ) в целом рангом отдельных семейств (Ericaceae, Salicaceae, Betulaceae), долей кустарников и кустарничков, соотношением гипоарктической и бореальной фракций. Распределение видов бореонеморальной фракции зависит от зимнего снегонакопления более, чем от принадлежности ПФ к высотному поясу. Сопоставление спектров ПФ уточняет высотно-поясную структуру ландшафта и выявляет древние черты, соответствующие этапам формирования аллогенных послеледниковых флор. Так, ПФ высокогорных моховых тундр отличается повышенной ролью арктической фракции и согосподством циркумполярных и амфиатлантических видов, что указывает на позднеплейстоценовые черты ее генезиса и позволяет выделить моховые тундры в отдельный высотный пояс. В спектрах ПФ ерниковых тундр и криволесий выявляются черты раннеголоценовых фенноскандских флор (усиление роли Lycopodiaceae, преобладание голарктических видов над евразиатскими). Результаты анализа выявляют внутриландшафтные миграционные коридоры, по которым идет обмен флористическими элементами между разными ПФ. На фоне спектров естественных ПФ отчетливо выступает специфика антропогенных влияний, нередко полностью преобразующая структуру флоры.

     Внимание флористов привлекает формирование растительного покрова антропогенных ландшафтов, при изучении которого ими активно используются методы сравнительной флористики.

     Тему урбанофлористики открыл доклад Н.Г. Ильминских (Удмуртский госуниверситет). В нем было освещено современное состояние исследований антропогенных местообитаний и их флор. Получены многочисленные данные мониторинга антропогенно измененных флор, их анализ позволил выявить зональные черты антропогенных изменений. Сформулированы новые подходы к изучению городских флор. Автор детально осветил существующие методологические проблемы урбанофлористики, указав на необходимость территориальной, историко-динамической, таксономической, типологической и экотопологической эквивалентности при изучении сравниваемых флор.

     Н.Н. Панасенко (Брянский госуниверситет) изучал урбанофлору г. Брянск на основе ландшафтного подхода, выделяя парциальные флоры плакора, склонов долин, балок, поймы. Был проведен многофакторный анализ систематической, географической, биоморфологической структуры флоры. Урбанизация приводит к упрощению состава, стиранию зонально-географических особенностей и унификации флоры. Автором определены численность адвентивных видов, основные синантропные сообщества и закономерности антропогенной трансформации растительного покрова города.

     О высокой степени антропогенной трансформации флоры свидетельствует появление в ней значительного количества адвентивных видов растений. Состоянию этой проблемы в Мурманской области уделила внимание в своем сообщении В.А. Костина (Полярно-альпийский ботанический сад Кольского НЦ РАН). Наибольшим разнообразием антропохоров отличались районы с развитой промышленной инфраструктурой и транспортной сетью. Тридцать процентов видов флоры Мурманской области составляют заносные растения, однако более половины из них не способны натурализоваться в условиях Севера.

     Итоги тридцатилетних наблюдений за процессами естественного зарастания буровых площадок на нефтяных месторождениях Большеземельской тундры изложил в своем докладе Б.И. Груздев (Сыктывкарский госуниверситет). Показано, что в течение этого времени пионерная растительность замещается злаковыми сообществами с преобладанием бореальных видов, а спустя 25-30 лет формируются ивняково-злаковые группировки, где доминирующая роль принадлежит гипоарктическим видам, господствующим и в ненарушенных растительных сообществах района. Антропогенная бореализация растительного покрова при прекращении техногенного воздействия носит временный характер.

     Т.И. Тронина (Удмуртский госуниверситет) на примере контуров ряда нефтяных месторождений Удмуртии, детально изученных во флористическом отношении, вскрыла проблему кооптации многочисленных "фрагментарных" (по выражению автора) малых и неравновеликих флор в базы флористических данных с целью возможности вовлечения этого богатейшего материала в сравнительно-флористические исследования посредством применения метода «мер включения» для целей флористического мониторинга в качестве самодостаточных единиц при равенстве их площадей.

     Целью исследований О.В. Харитоновой и О.В. Телеговой (Институт экологии растений и животных УрО РАН) было выявление видового состава растений антропогенно трансформированных местообитаний Висимского и Печоро-Илычского государственных природных биосферных заповедников, расположенных на западном склоне Урала. В синантропной флоре резерватов преобладают апофиты, доля адвентивных видов незначительна, индекс синантропизации довольно низок и уменьшается в направлении с юга на север.

    Сообщение Е.М. Тарасовой (Вятский государственный гуманитарный университет) было посвящено изучению флоры г. Киров, оценке количественной представленности видов во временном аспекте. Собранная информация позволяет оценить динамику активности, степень устойчивости представителей природной флоры в процессе урбанизации и приблизиться к вопросам прогнозирования ее изменений.

     На совещании было заслушано несколько докладов, посвященных изучению водных парциальных флор. Теоретические и методические подходы к их анализу осветил в своем выступлении А.И. Кузьмичев (Институт биологии внутренних вод РАН). Впервые в понятиях и терминах современной сравнительной флористики рассмотрен гидрофильный компонент растительного покрова, дается развернутый структурный анализ гидрофильных флор разных регионов европейской и азиатской России. Разработанные подходы и методы анализа гидрофитона могут быть использованы при изучении других эколого-ценотических комплексов флоры, представляющих неполные территориальные совокупности видов растений.

     В докладе Б.Ю. Тетерюка (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) "Гидрофильная флора бассейна р. Вычегда" освещены вопросы систематической, географической и типологической структур флоры водоемов одного из крупнейших притоков Северной Двины – реки Вычегда. Показано, что гидрофильная флора вычегодского бассейна по ряду показателей (составу ведущих семейств, соотношению географических элементов и др.) имеет много общего с гидрофильными компонентами флор севера Европейской России. Ее своеобразие определяют типологическая структура и наличие редких реликтовых видов.

     Результаты сравнительного анализа водной, прибрежно-водной и болотной ценофлор Ильменского государственного заповедника представили Н.Б. Куянцева и Т.Г. Ивченко (Ильменский госзаповедник УрО РАН). Систематическая «изоляция» водной ценофлоры от двух других выражается в наличии ряда специфических семейств (рдестовые, нимфейные и др.). Особенности переходной прибрежно-водной ценофлоры раскрывают направленность процессов болотообразования в динамике озерных дериватов. Состав 10 ведущих семейств сравниваемых объектов меняется в зависимости от экологических условий.

     В последнее время сравнительно-флористические методы активно используются и в бриологии. Так, при изучении географической структуры бриофлоры Республики Коми Г.В. Железновой (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) удалось доказать, что границы ареалов различных видов листостебельных мхов обусловлены как градациями количества тепла, так и степенью континентальности климата. Увеличению видового разнообразия способствует наличие горных поднятий – Тимана и Урала, в бриофлоре которых присутствуют арктоальпийский, гипоарктогорные и горные географические элементы, которые обнаруживают связи с другими горными системами северного и южного полушарий.

     В докладе А.А. Нотова, Л.В. Колосовой, У.Н. Спириной (Тверской госуниверситет) сравниваются флоры сосудистых растений и мохообразных на уровне физико-географических провинций средней полосы России.

     Сообщение Л.Е. Курбатовой (БИН РАН) посвящено особенностям распространения листостебельных мхов в пределах Ленинградской области. Из 406 видов, встреченных в 5 природных районах, 134 являются общими. Для карельского и северо-восточного районов характерно наличие северных и скальных элементов, а для юго-западного – редких кальцефильных видов.

     Исследования Т.П. Шубиной (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) флоры листостебельных мхов березовых, осиновых и сероольховых лесов Республики Коми показали ее достаточно высокое разнообразие (140 видов из 62 родов и 27 семейств). Установлено, что основу флористического списка составляют виды таежных лесов. Результаты систематического, географического и экологического анализов свидетельствуют о сохранении флорой мхов зональных особенностей. Своеобразие бриофлоры проявляется в увеличении встречаемости и роли представителей неморального элемента в сравнении с коренными хвойными лесами. Лиственные леса способствуют обогащению северной флоры неморальными видами. Наибольшую ценотическую роль листостебельные мхи выполняют в долгомошных, сфагновых и сфагново-зеленомошных типах березовых лесов, наименьшую – в травянистой группе типов леса.

     Изучение биоразнообразия методами сравнительной флористики имеет место в лихенологии и альгологии. Результаты таксономического анализа лихенофлоры Новгородской области и смежных с ней территорий приводятся в докладе О.А. Катаевой (БИН РАН). В результате проведенного исследования выявлено 266 видов лишайников, относящихся к 12 порядкам, 43 семействам и 91 роду. Состав ведущих семейств и родов лихенофлоры типичен для лихенофлор умеренных широт Голарктики. Сравнение показателей систематического многообразия близких по своим ботанико-географическим особенностям лихенофлор Новгородской, Московской, Тверской и Псковской областей показало, что несмотря на различную степень изученности показатели их систематического многообразия практически одинаковы: широко распространены лишайники семейств Parmeliaceae, Cladoniaceae, Lecanoraceae, Physciaceae, Bacidiaceae, Pertusariaceae. Наибольшим сходством видового состава характеризуются лихенофлоры Новгородской и Московской областей (Ksc = 0.70). Коэффициенты флористического сходства лихенофлор Новгородской и Псковской и Новгородской и Тверской областей отличаются незначительно друг от друга и от коэффициента первой пары (Ksc = 0.66 и Ksc = 0.62). Отличительной особенностью флоры лишайников Новгородской области является высокое положение сем. Alectoriaceae по сравнению с более низким рангом этого семейства в спектре лихенофлоры Московской области и родов Bryoria и Melanelia в ее родовом спектре. Еще одной отличительной чертой лихенофлоры Новгородской области является низкое положение родов Lecidea и Rhizocarpon по сравнению с их высоким рангом в родовом спектре лихенофлоры Тверской области.

     Предметом исследования С.С. Бариновой (Университет г. Хайфа, Израиль) и О.В. Анисимовой (Московский госуниверситет) был поиск критериев оценки полноты видового состава водорослей при сравнительно-флористическом анализе. На основе списков разных авторов подсчитано распределение числа низших таксонов по числу высших. Графики, отражающие распределение числа видов по числу родов имеют гиперболический вид. Зависимость определена для всех рассмотренных списков водорослей, предварительно подвергшихся таксономической унификации. Этими же авторами был представлен постер, в котором делается попытка использовать для анализа видового состава водорослей теорию множеств, в качестве инструмента для выделения таксономических и экологических групп видов предполагается критерий сигмы.

     Альгофлору искусственных водоемов в одном из районов г. Москва изучала О.Л. Романова (Институт глобального климата и экологии Госгидромета и РАН). По таксономической структуре альгофлоры и богатству видов водорослей городские водоемы оказались сходными, а их различия были обусловлены степенью антропогенной нагрузки. Преобладали представители отделов Cyanophyta, Ochrophyta, Chlorophyta, общими для изученных водоемов оказались преимущественно зеленые и диатомовые водоросли.

     Основой анализа альгофлор Алтайского заповедника, 4 заповедников Грузии и 6 – Дальнего Востока, выполненного О.В. Анисимовой (Московский госуниверситет), являлись их флористические списки. В результате кластерного анализа определено наибольшее сходство объектов внутри одной флористической провинции, что подтверждается выделением в дендрограмме групп дальневосточных и кавказских альгофлор.

     В докладе Патовой Е.Н. (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) представлены материалы о результатах исследования разнообразия Cyanophyta в ледниковых озерах бассейна р. Малый Паток (Приполярный Урал), не исследованных ранее в альгологическом отношении. Выявлено высокое разнообразие и сложность структуры сообществ синезеленых водорослей, показано преобладание видов, предпочитающих для поселения чистые, низкоминерализованные воды, что свидетельствует о благополучном экологическом состоянии этих водных объектов национального парка "Югыд Ва".

     В форме стендового доклада были представлены материалы А.С. Стениной (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) по сравнительному анализу флоры Bacillariophyta озер востока Большеземельской тундры. Основу флоры (85 % видового состава) формируют 14 ведущих родов, среди которых доминирует по разнообразию род Navicula. В озерах разных районов имеются различия в систематической и географической структурах флоры Bacillariophyta, в уровне видового разнообразия отдельных семейств, что обусловлено особенностями ландшафтов и химического состава вод. На сильно заболоченных территориях с преимущественным распространением термокарстовых озер пропорции индикаторных групп возрастают в пользу ацидофильных форм. Доля бореальных видов снижается в направлении к северу.

      Демонстрационный доклад Е.Е. Кулюгиной (Институт биологии Коми НЦ УрО РАН) был посвящен исследованию видового состава сосудистых растений, мохообразных и лишайников песчаных обнажений в дельте р. Печора, бассейнах р. Седуйяха (Малоземельская тундра) и р. Ортина (Большеземельская тундра). Наибольшее видовое разнообразие выявлено на песках р. Ортина, наименьшее – р. Печора. В последнем случае число видов сосудистых растений было выше, чем лишайников, в двух других имела место обратная закономерность, что обусловлено действием в дельте Печоры мощного фактора поемности. Наибольшую долю северных широтных элементов включала флора Седуйяхи, занимающая самое северное положение.

      Постер Т.В. Малышевой (г. Москва) содержал информацию о создании базы данных по обычным, редким и исчезающим видам лесных мохообразных и лишайников, которая позволяет разработать меры по охране и восстановлению лишайниково-мохового покрова, получить данные по естественной и антропогенной его динамике

     В докладе Т.В. Новаковской (Сыктывкарский госуниверситет) сообщается о локальной флоре Харьягинска, расположенного на Европейском Северо-Востоке России в бассейне р. Печора. Приводится систематический, географический, биолого-ценотический анализы флоры. Выявленная локальная флора достаточно представительна для северной лесотундры, и ее структура согласуется с данными близких ЛФ. По мере продвижения на восток отмечается обеднение видового состава флоры, пропорции флоры остаются близкими для лесотундровых флор. Для сравнения систематического состава флор лесотундры вычислены коэффициенты сходства по Жаккару. Наиболее близки по видовому составу ЛФ Харьягинска и Нарьян-Мара, коэффициент общности – 65 %, наименее близкими оказались флоры Харьягинска и Лек-Воркуты – 55 %.

На совещании состоялись два круглых стола, где обсуждались доклады текущего дня, параметры сравнения локальных флор, в частности, показатели активности видов.

В рамках культурной программы участники совещания посетили музей Института геологии Коми НЦ УрО РАН и совершили научную экскурсию в заказники "Сыктывкарский" и "Важъелью".

Совещание приняло следующее решение:

1. Одобрить работу секции флоры и растительности Русского ботанического общества, Коми отделения РБО и Института биологии Коми НЦ УрО РАН (отдел геоботаники и проблем природовосстановления) по подготовке и проведению VI рабочего совещания по сравнительной флористике, посвященного 100-летию со дня рождения А.И. Толмачева. Выразить благодарность ботаникам Республики Коми за большую организационную работу и гостеприимство.

2. Просить Институт биологии Коми НЦ УрО РАН оказать содействие в опубликовании ревизованных текстов докладов в виде сборника «Успехи сравнительной флористики в России: вклад школы А.И. Толмачева» и взять на себя сбор и научное редактирование рукописей (совместно с секцией «Флоры и растительности» РБО).

3. Просить редколлегию «Ботанического журнала» опубликовать научную хронику VI рабочего совещания по сравнительной флористике.

4. Обратиться к руководству Института леса и Института биологии Карельского научного центра, Петрозаводского государственного университета с просьбой о проведении следующего, VII рабочего совещания по сравнительной флористике в сентябре 2008 г. в г. Петрозаводск.

5. Просить ботаников Тверского университета взять на себя труд по составлению и публикации списка локальных флор средней России для последующего вовлечения их в анализ региональных флор.

6. В связи с возросшим значением сравнительно-флористических исследований в целях выявления и сохранения биологического разнообразя, проведения мониторинга и прогнозирования развития экосистем просить руководство ВУЗов России, Институтов РАН обратить особое внимание на подготовку кадров высшей квалификации по специальности «Ботаника», ориентированных на флористические исследования.

Задачи флористов на предстоящий период были сформулированы в виде научных рекомендаций, включающих разработку классификации местоположений ЛФ как основы для их экологического сравнения, расширение использования методов сравнительной флористики в бриологии, лихенологии и альгологии, координацию научных программ и методов и создание реперной сети эталонных локальных флор. Рекомендовано приступить к обобщению и публикации накопленных массивов данных по локальным флорам России, продолжить разработку метода оценки парциальной, ландшафтной и региональной активности видов растений.

д.б.н. В. Мартыненко, д.б.н. С. Дегтева, к.б.н. И. Полетаева

 

 


По решению профсоюзного комитета с 1999 года сотрудникам Университета, умело сочетающим научно-педагогическую деятельность с работой в профсоюзе, будет ежегодно присуждаться специальная Премия имени профессора Ю.В. Пашкуса.

 

В 1999 году лауреатом Премии Ю.В. Пашкуса стал профессор, заведующий кафедрой физического факультета Юрий Александрович Толмачев

 

 

 

 

 

 

Толмачев Юрий Александрович, ученик члена-корреспондента АН СССР С.Э. Фриша, работает в НИИ Физики и физическом факультете с 1961 г. Начал работу еще в бытность студентом пятого курса физического факультета лаборантом НИФИ и по ступенькам поднялся до заведующего кафедрой оптики в 1994 г.

На протяжении первых лет работы научные интересы Ю.А. Толмачева были сосредоточены на изучении особенностей процессов передачи возбуждения в плазме только-только появившихся тогда газовых лазеров. Более детально развитый благодаря применению компьютеров этот подход позволил спустя много лет объяснить не только многие свойства газоразрядной плазмы, дать простые формулы для оценки предельной мощности генерации некоторых типов лазеров, но и объяснить нетривиальные особенности процессов в солнечной фотосфере.

Параллельно с атомной физикой он не оставляет основного своего увлечения – физическую оптику. Небольшая монография – учебное пособие, написанное им еще в бытность младшим научным сотрудником, – стала библиографической редкостью и, несмотря на естественные ошибки, связанные с тем, что в ней использовались еще не вполне понятые процессы дифракции сверхкоротких световых импульсов, правильно отражала особенности новых направлений развития оптических приборов.

Именно к развитию этого направления оптики  Юрий Александрович  вернулся в зрелом возрасте. Сегодня развитые им совместно с молодыми коллегами и учениками методики дают возможность простыми средствами описать процессы распространения нового физического объекта – фемтосекундных импульсов света.

На всех этапах своей работы Юрий Александрович умел сочетать научную деятельность с активным участием в общественной жизни Университета. В течение многих лет он входил в состав производственной комиссии профкома. Коллеги по работе высоко оценивают его вклад в создание (в 1994 г.) первых нормативных документов, определяющих объемы нагрузки преподавателей Университета.

Работа Юрия Александровича, как члена производственной комиссии профсоюзного комитета, привела его к тесным контактам и личной дружбе с возглавлявшим тогда производственную деятельность профкома Игорем Васильевичем Пашкусом, высоко ценившим увлеченного общественной работой соратника.

 

 

Оптическая школа профессора С.Э. Фриша

Физический факультет.

Кафедра оптики.

Направление научных исследований, проводимых в рамках научно-педагогической школы:

по рубрикатору ГРНТИ:

1.3. Оптика и квантовые явления, 1.5.2.Физика низкотемпературной плазмы

по рубрикатору ВАК:

01.04.05 Оптика, 01.04.08. Физика и химия плазмы

Основатель научно-педагогической школы:

Фриш Сергей Эдуардович, (ЛГУ, 1918-1978 гг), проф., чл.-корр. АН СССР,

Основные научные труды основателя школы:

С.Э.Фриш. Оптические спектры атомов. М.-Л.,Физматиз, 1963, 640 с.

Спектроскопия газоразрядной плазмы. Сб. статей под ред. С.Э. Фриша, Л, Наука, 1970, 362 с.

С.Э.Фриш, А.В.Тиморева. Курс общей физики. М, Физматгиз, Т.1 1961, изд. 10-е, 466 с., Т. 2, 1962, изд. 9-е, 514 с., Т. 3, 1962, изд. 7-е, 644 с.

Руководитель научно-педагогической школы:

Толмачев Юрий Александрович, д.ф.-м.н, проф.

Основные научные труды, в которых отражены достижения научно-педагогической школы:

Справочник констант элементарных процессов с участием атомов, ионов, электронов, фотонов. Под ред. А.Г.Жиглинского, -СПб: Изд. СПб ун-та, 1994, 336 с.

А.Г.Жиглинский, В.В.Кучинский. Массоперенос при взаимодействии плазмы с поверхностью. М.:Энергоатомиздат, 1991, 206 с.

В.М.Миленин, Н.А.Тимофеев. Плазма газоразрядных источников света низкого давления. Л, Изд. ЛГУ, 1991, 240 с.

В.И.Демидов, Н.Б.Колоколов, А.А.Кудрявцев. Зондовые методы исследования низкотемпературной плазмы, М.: Энергоатомиздат, 1996, 240 С.

Г.С.Лазеева, А.А.Петров, Л.Б.Сирота. Спектрально-изотопный метод в агрохимии и биологии. СПб, Изд. СПбГУ, 1999, 407 С.

Коллектив научно-педагогической школы:

Преподавательский состав: 18 чел., из них проф. 8 чел., доц. 8 чел.,

асс. 2 чел.

Сотрудники научных лабораторий -68 чел., из них докторов наук 3 чел., канд. наук 36 чел.

Основные научные результаты, полученные в течение последних пяти лет:

Разработаны физические принципы источников когерентного излучения нового тип: "белого лазера"- и лазеров без инверсии заселенностей на основе кооперативных эффектов в резонансных оптически плотных средах. Обнаружено и исследовано явление индуцированной сверхпрозрачности. Созданы новые методы внутрирезонаторной лазерной спектроскопии: фазовая, поляризационная и интерференционная. Развиты новые методы описания дифракции и интерференции ультракоротких световых импульсов.

Разработан комплекс новых методов исследования плазмы. Развиты: кинетический подход к анализу физических явлений в неравновесной плазме, плазменная электронная спектроскопия, оптическая спектроскопия релаксационных процессов в рекомбинирующей плазме, новые методы расчета распыления металлической поверхности частицами плазмы. Разработана модель формирования заселенностей ридберговских состояний атомов в плазме.

Развиты физико-химические основы новых методов и аппаратура для прецизионного спектрально-изотопного, лазерного и корреляционного анализа веществ и материалов. Сформировано и развивается новое направление - "Волноводно- оптическая рефрактометрия"

Предложены, разработаны и использованы экспериментальные и теоретические методы исследования радиационно-столкновительных констант атомов, ионов и молекул. Получен и систематизирован большой объем новых данных по временам жизни, силам осцилляторов, сечениям столкновений, в том числе впервые для атомов и ионов редких земель. Развиты новые методы экстраполяции и масштабирования данных для широкого круга атомов и ионов.

Направление подготовки бакалавров и магистров, проводимой в рамках научно-педагогической школы:

Бакалавров - Физика

Магистров - Физическая оптика и лазеры

Физика плазмы

Атомная и молекулярная физика

Аспирантов - Оптика 01.04.05

Физика и химия плазмы 01.04.08

Докторантов - Оптика 01.04.05

Физика и химия плазмы 01.04.08

198904, Санкт-Петербург, Петергоф, ул. Ульяновская д.1, физический факультет СПбГУ.

Телефоны: (812)428-45-01, 428-44-50, 428-44-51.

Факс: (812)428-66-49, 428-72-40.

E-mail: tolmach@snoopy.phys.spbu.ru

 

 

Физики-чемпионы ЛГУ по фехтованию. 

Толмачёв Юрий Александрович

доктор ф/м наук 1960 год 1961 год 


Гуманитарный экологический журнал. Т. 4. Вып. 2. 2002. С. 88-107.

Письма  из  ГУЛАГа

Б.Е. Райков, С.И. Медведев, В.В. Редикорцев (родственник Карпинского Александра Павловича – муж сестры?)

Вниманию читателей предлагаются письма, хранящиеся в Санкт-Петербургском Отделении Архива РАН (публикуются впервые) известных деятелей природоохраны профессоров С.И. Медведева (к А.П. Семенову-Тян-Шанскому), Б.Е. Райкова и его жены А.Н. Райковой (к М.Н. Римскому-Корсакову), а также профессора-зоолога В.В. Редикорцева.

 

Более подробную информацию о вышеперечисленных ученых-природоохранниках можно почерпнуть из следующих книг:

В.Е. Борейко. Словарь деятелей охраны природы. 2-е изд. Киев: Киевский эколого-культурный центр, 2001. 524 стр.;

В.Е. Борейко. Дон Кихоты. История, люди, заповедники. М.: Логата, 1998. 228 стр.

Владимир Владимирович Редикорцев

 

 

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 1.

Во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет

от Доктора биологических наук

Редикорцева Владимира Владимировича

 

10 окт. 1938

З а я в л е н и е

 

6 января 1938 г. по предложению Областн. Ленингр. Милиции я должен был выехать из Ленинграда за 101 км из за неснятия с меня судимости по делу моему 1934 г.

Тогда же было возбуждено мною ходатайство о снятии с меня судимости и о разрешении жительства в Ленинграде.

В августе по распоряжению Лен. Обл. Милиции я возвращен в Ленинград и прописан на своем прежнем месте жительства.

Так как до сих пор Зоологический Институт Академии Наук СССР не восстанавливает меня на службе и я не имею возможности просить о назначении мне пенсии, из за неснятия с меня судимости, прошу не отказать сообщить мне: означает ли возвращение меня в Ленинград и право жительства в нем то, что судимость с меня снята или дело мое еще не рассматривалось.

10\Х – 38 г. В. Редикорцев

Жительство: Ленинград, 154, ул. Блохина, 25, кв. 6.

 

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 2.

Комиссия при Президиуме ВС РСФСР

по рассмотрению ходатайств о помиловании

от 01.12.1938 г. № 624

Гр. Редикорцеву

На Ваш запрос Комиссия при Президиуме ВС РСФСР по рассмотрению ходатайств о помиловании, сообщает, что Вашего ходатайства в делах Комиссии нет. Ходатайства о помиловании на осужденных судебными органами Союза ССР (Линейными, Воднотранспортными судами, военными Трибуналами и органами НКВД) рассматриваются Президиумом ВС СССР.

Секретарь Комиссии подпись

 

 

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 3.

Комиссия по рассмотрению заявлений

о помиловании при Президиуме ВС СССР

Гр. Редикорцеву В.В.

от 23.12. 1938 г. № 05-51713.

Сообщаю, что Ваше ходатайство о снятии судимости постановлением Комиссии от 11. IX. 1938 г. отклонено.

Секретарь Комиссии подпись (А. Козлов)

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 4.

Штамп получения 31 янв. 1939 г.

 

Комиссия при Президиуме Верховного

Совета СССР по рассмотрению заявлений

о помиловании

Секретарю Комиссии т. А. Козлову

(Москва, Берсеневская набережная 2\20) 05-51713

132-39

     Вследствие запроса от 25\I с.г. за № Кп-26119 относительно копии приговора по делу моего брата доктора биологических наук В.В. Редикорцева и характеристики “с места работы в настоящее время”, сообщаю нижеследующее.

     Как уже указывалось в ходатайстве о снятии с В.В. Редикорцева судимости: после ареста в ноябре 1933 г. и 6 месячного содержания в ДПЗ в Ленинграде он был отправлен на 3 года проживания в Новосибирск. Никаких документов ка-сательно приговора ему выдано не было. Через несколько недель по прибытии в Новосибирск, мой брат был вызван местными органами ГПУ, причем ему было объявлено о разрешении возвратиться в Ленинград и тоже на руки никакого документа, кроме ордера на право получения жел. дор. билета выдано не было. В Ленинграде брат сразу же был принят на свою прежнюю службу в качестве старшего зоолога Зоологического института Академии Наук СССР.

     Полагая, что с возвратом в Ленинград на прежнее место работы, дело само собой прекратилось, брат никуда ни с какими заявлениями о снятии судимости не обращался, а проживая в Ленинграде ни каких затруднений при прописке и обмене паспорта не встречал.

     В декабре 1937 г., в связи с новыми правилами проживания в Ленинграде, Управлением Гос. Милиции по Ленинграде и области ему было предложено в 10 дневный срок выехать из Ленинграда за 101 кил., причем было сказано, что единственной причиной такого предложения является тяготеющая на нем судимость, о снятии которой он своевременно не позаботился.

     В положенный срок (6 янв. 1938 г.) брат выехал в Валдай, в окрестностях которого временно и поселился.

     Тогда же им самим было послано в Москву ходатайство о снятии судимости. Независимо от личного ходатайства брата, ходатайство о разрешении ему, как 25 лет проработавшему в Академии Наук, дальнейшего проживания в Ленинграде было возбуждено дочерью покойного президента Академии Наук СССР – Евгенией Александровной Толмачевой рожд. Карпинской, причем директор Зоологического Института Академии Наук академик, член ВКП(б) А.С. Зернов заверил, что характеристика о В.В. Редикорцеве, как ценном специалисте, направлена в Москву непосредственно Институтом.

     В таком положении дело оставалось до августа 1938 г., когда паспортный отдел управления милиции г. Ленинграда и области по телефону сделал запрос о Карпинских, об адресе как самого Редикорцева, так и его родных, а при посещении мною, по вызову, паспортного отдела мне было заявлено, что по распоряжению из Москвы брату разрешено проживание в Ленинграде, при чем мне на руки было распоряжение Районному Управлению милиции о прописке моего брата на его прежней площади.

      В день выезда моего брата из Ленинграда, т. е. 6 января 38 г. он был снят с работы в Зоологическом Институте, а по возвращении его в августе с. г. директор института акад. С.А. Зернов категорически отказывался не только принять его (до снятия судимости) на прежнее место, никем тогда не занятое, ни на одну имеющихся свободных вакансий, но даже предоставить ему работу на договорных началах. Так обстоит дело сей час. Прописанный по распоряжению из Москвы в Ленинград мой брат, всеми признанный, как опытный и ценный специалист с большим стажем, не может получить никакой работы в Ленинграде, за отсутствием на руках какого либо документа, достаточно убедительного для руководителей учреждения.

     Я лишена возможности обратиться к директору Зоологич. Института академику С.А. Зернову за новым отзывом о работе моего брата, хотя он ему и известен как специалист не менее 25 лет, тем более, что я не имею оснований не доверять в его заявление, что отзыв, притом положительный, был отправлен им в Москву в январе 1938 г.

     Несмотря на отсутствие на руках у брата запрашиваемых документов, я позволю себе повторить свою просьбу о снятии с него судимости или хотя бы письменного разрешения на право продолжать работу по найму или на договорных началах по своей специальности.

28-го января 1939 г. О. Попова.

Ленинград, 154, ул. Блохина, 25, кв. 6.

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 5.

Комиссия при президиуме ВС СССР

по рассмотрению заявлений о помиловании

Ваше [Редикорцева В.В. – О.Я., В.Б.] заявление о снятии судимости направлено в НКВД СССР — г. Москва. “29”.XI.1939 г. за № 05-51713, куда Вам и следует обращаться за всеми справками.

Секретарь комиссии А. Козлов.

Ф. 756, оп. 1, д. 60, л. 6.    СССР

Народный Комиссариат внутренних дел

№ 26/21/ 15286 от 10.12. 1939 г.

 

И З В Е Щ Е Н И Е гр. Редикорцеву В.В.

Ваше заявление на имя Верховный Совет СССР по делу снятии судимости получено и направлено в УНКВД Ленингр. Обл. на рассмотрение 10.12.1939 г. за № 26/21 – 15286. Результат будет сообщен Вам из УНКВД Ленингр. Обл.

Начальник отделения подпись

 

 

 

 

 


 

 

 

Книги издательства АГУ

 

Тайна известного портрета

По книге Культурное наследие Сибири. Вып. 3.   Во втором выпуске "Культурного наследия Сибири" была опубликована наша статья "Тайна известного портрета" о портрете из коллекции    Государственного музея Алтайского края, считающемся изображением П. К. Фролова. Портрет неоднократно был предметом публикаций, однако и сейчас исследование его не может считаться законченным. Мы полагаем, что портрет написан около 1806 г. Т. А. Васильевым, художником, направленным в том году на Алтайские горные заводы. На наш взгляд, это подтверждается замаскированной монограммой "Т. В.", обнаруженной нами на изображении стены, находящейся в левой части портрета. Т. А. Васильев  иногда использовал монограммы для подписи своих произведений. Так, например, подписан его пейзаж "Невский проспект у городской думы" (1810), находящийся в отделе истории русской культуры Эрмитажа, причем и в этом случае монограмма поставлена на архитектурной детали - цоколе портика. Портрет оказался в музее благодаря неутомимой деятельности известного краеведа Н. Я. Савельева. Мы предлагаем вниманию читателей выдержки из его переписки по поводу интересующего нас портрета с родственниками А. М. Карпинского, в семье которого находился портрет, Е. А. Толмачевой, Л. В. Крячковой и А. Ф. Ястребовой; а также с исследователями В. В. Данилевским, В. С. Виргинским и Г. В. Крыловым. Выдержки расположены в хронологическом порядке, с выделением диалогов и главного сюжета переписки.

    Извлечения из переписки Н.Я. Савельева

15. 01. 1950 г. Виргинский - Савельеву

Сохранились ли портреты кого-либо из семьи Фроловых, т.е. Козьмы Дмитриевича и его трех сыновей? Казалось бы, поскольку Петр Козмич был Томским гражданским губернатором, его портреты должны сохраниться в местных архивах.

 

25. 01. 1950 г. Савельев - Виргинскому

 

Портретов Фроловых я не имею, и мне не известны чьи-либо успехи в этом направлении... Розыски продолжаются, и портрет П. К. Фролова, как основателя нашего музея, мне крайне необходим.

 

27. 04. 1954 г. Толмачева - Савельеву

 

По моим сведениям, в 30-х годах (нынешнего столетия) в Томске существовали портреты: небольшой акварельный В. С . Чулкова и каких-то предков, причем на одном был изображен "военный" с лентой через плечо... а на другом был некто в красном кафтане и парике.

 

02. 05. 1954 г. Савельев - Толмачевой

 

Не помните ли Вы, хотя бы фамилию тех, у кого Вы видели маслом исполненный портрет В. С. Чулкова в Томске?

 

13. 05. 1954 г. Савельев - Ястребовой

 

Е. А. Толмачева-Карпинская сообщила мне, что где-то в Томске еще в 30-х годах нашего века она видела портрет В. С. Чулкова. Возможно, Вы знаете, кто его хранит и хранит ли?

 

14. 05. 1954 г. Толмачева - Савельеву

 

Она (Л. В. Крячкова. - В.В.) очень мало что помнит, не помнит даты смерти отца, хотя мать ее, Виктория Петровна, урожденная Деви, жила до 1923 года!... Даже членов семьи своего отца Л. В. Крячкова затруднялась перечислить, а семья была очень многочисленная, их было, кажется, 12 человек.

 

Я, между прочим, спрашивала ее относительно портретов, существовавших в Томске еще в 1935 году. По ее словам, эти портреты находились у ее родителей. Всего их было три: 2 - масляными красками, размером 50х60 - предков Карпинских, причем один изображает "военного с лентой и орденами" (м. б. в форме Корпуса горных инженеров, которые тоже носили форму типа военной?), другой "в гражданском платье и парике". Третий - "небольшой портрет акварельный Чулкова". Судьба этих портретов ей не известна. Я спрашивала ее о них при нашем свидании.... Вторая моя корреспондентка, как таковая, много содержательнее.

 

31. 05. 54 г. Савельев - Крячковой

 

Ваше письмо потрясло меня от радости, что портрет Вашего прадеда... Василия Сергеевича Чулкова существует и хранится у Вас.... Вы пишете, что у Вас был портрет Фролова. Петра Козьмича или его отца, Козьмы Дмитриевича?

 

05. 06. 54 г. Савельев - Толмачевой

 

Любовь Владимировна Крячкова сообщила мне в письме, с одной стороны, два крайне досадных факта: 1) у них в семье до революции были два больших портрета (масло) - Фролова и В.С. Чулкова. Тогда еще (а кто и точно когда, ей не известно) эти портреты попросил из Барнаула, так как "их нужно было где то повесить". Мои предварительно разведочные поиски привели к следующему. По чьей-то идее решено было в конце XIX века или в начале XX века устроить галерею портретов бывших начальников Алтайских (ранее именовавшихся Колывано-Воскресенскими) заводов. Естественно, портреты начальников никогда не фотографировавшихся, искали у родственников, и бывшие служащие Алтайского правления рассказали мне, что галерея была почти полной. Им "кажется", что выделялись два портрета (масло) Фролова и Чулкова. Остатки галереи (разрозненные) есть в нашем архиве, но портретов (масло), говорят, нет. Хочется верить, что портреты основателя нашего музея - П. К. Фролова и выдающегося русского новатора и руководителя производства на Алтае - В. С. Чулкова не пропали....Л. В. Крячкова порадовала меня тем, что у нее есть портрет ее матери, отца и главное, В. С. Чулкова, написанный маслом или представляющий собой фотографию или выполненный еще каким-то способом. Вероятно, пересъемка с того, что был отправлен в Барнаул.

 

13. 06. 1954 г. Крячкова - Савельеву

 

Посылаю Вам для пересъемки портрет Чулкова и портрет моей мамы Виктории Петровны Карпинской-Деви. Относительно портрета Фролова (какого, не знаю). Это были написаны масляными красками размером не менее 75 см на 40 см. Фролов был в белом парике, с красной лентой через плечо и на ней большая звезда. Если мне память не изменяет, он тоже имеет какое-то отношение к родичам. Портрет был анфас.

 

17. 06. 1954 г. Савельев - Крячковой

 

... Портрет В. С. Чулкова... получил. Портрет В. С. Чулкова будет (в фотокопиях) включен в экспозицию нашего музея, а также широко использован в печати.

 

11(?). 06. 1954 г. Савельев - Толмачевой

 

... Посылаю Вам фотокопии некоторых портретов, присланных мне Л. В. Крячковой и А. Ф. Ястребовой... Я посылаю Вам: портрет Василия Сергеевича Чулкова (пересъемка с акварельного портрета, возвращенного мною Л. В. Крячковой)...

 

До 15. 07. 1954 г. Савельев - Крячковой

 

Портрета П.К. Фролова пока не нашел, но буду искать. Кто ищет -- тот всегда найдет.

 

После 16. 07. 1954 г. Савельев - Толмачевой

 

Получил Ваше письмо от 16 июля с. г. и понял из него, что посланные мной фотокопии Вы еще не получили. Среди них портрет В. С. Чулкова.

 

02. 08. 1954 г. Толмачева - Савельеву

 

Фотокопию портрета В.С. Чулкова я получила.

 

08. 12. 1954 г. Ястребова -- Савельеву

 

По поводу присланного Вами портрета Чулкова я должна сообщить следующее. Мы с Л. В. Крячковой расходимся во мнениях, по поводу этого портрета. Она говорит, что это Чулков, а я утверждаю, что это портрет Фролова и со мной согласна Е. А. Толмачева-Карпинская. Ведь Чулков был деятелем конца ХVIII в. Его портрет (масло) я хорошо знаю, он всегда висел в квартире Виктории Петровны Карпинской и она, и моя бабушка С. М. Маюрова говорила мне тогда, что это портрет дедушки Чулкова. Черты лица мужчины на этом портрете нисколько не напоминают черты человека, портрет которого вам прислала Людмила Владимировна. Чулков изображен был в мундире Екатерининских или Павловских времен в пудреном парике с буклями. Слегка выпуклые серые глаза и вздернутый нос. На портрете ему можно дать лет 40-45.

 

Портрет же, копию которого Вы прислали, относится, судя по костюму к 30-40 годам прошлого века, т. е. как раз ко времени служебной деятельности Фролова. Портрет написан очень тонко, и опять-таки в манере первой половины ХIХ века, а никак не конца ХVIII. Все эти соображения заставляют меня думать, что Любовь Владимировна ошибается, и что портрет этот изображает не Чулкова, а именно Фролова.

 

21. 12. 1954 г. Савельев - Ястребовой

 

Итак, чей же портрет нашелся? Если не В. С. Чулкова, то П. К. Фролова. Для меня дороги оба и одинаково важны. Но разрешите вопрос. Если это не В. С. Чулков, то обязательно ли это П. К. Фролов? Нет ли возможного предположения, что это или А. М. Карпинский, служивший при П. К. Фролове на Алтае и являвшийся писателем, или кто-либо из родственников Карпинских, более близкий, чем П. К. Фролов?

 

21. 12. 1954 г. Савельев - Крячковой

 

... В одном из писем ко мне Вы сообщили, что бывшие в вашей семье портреты, выполненные маслом, В.С. Чулкова и Фролова были переданы кому-то в Барнаул, вероятно, до революции, потому что их нужно было где-то повесить.

 

Розыски в Барнауле привели меня к такому итогу. Я узнал, что до революции в главном управлении Алтайского округа создана была галерея портретов бывших начальников округа, которая до революции находилась в помещении этого Управления, а затем была перенесена в архив, ныне существующий архив Алтайского края. В галерее было всего два портрета, выполненные маслом, и один из них изображал П. К. Фролова, а другой - В. С. Чулкова. Розыски в архиве... привели к тому, что я нашел эту галерею, среди которых сохранились и два портрета, выполненные маслом.

 

20(?). 12. 1954 г. Савельев - Ястребовой

 

...Достаньте портрет того Чулкова, что я Вам прислал, а мне прислала в виде чудесной картины (да, картины, учитывая фон), выполненной акварелью, Любовь Владимировна и тогда читайте мое письмо.

 

Я имею... теперь оба портрета выполненные маслом... и чем больше гляжу на них,... тем больше верю, что это Фролов и В. С. Чулков. Я почти убежден, что это те самые портреты, которые некогда были у Карпинских В. П. и В. А.

 

Портрет Вас. Серг. Чулкова. Как он похож на описанный Вами.... Портрет П. К. Фролова. Ничего похожего на первый и так много сходных черт с тем "Чулковым", который Вы опротестовывали.

 

Так верится, что это П. К. Фролов, потому что лучше образа его мне и не представлялось. Так верится, что второй портрет -- это В. С. Чулков, так как и он мне удовлетворяет все впечатления от его деятельности.

 

Почему же на двух портретах П. К. Фролов и в разных костюмах и разный по облику (настроению)? Второй портрет, что у Л. В. Крячковой, написан быть мог не ранее 1831 и не позже 1839 г.... Убедите, Л. В. Крячкову, что у нее не В. С. Чулкова, а П. К. Фролова портрет. Это очевидно.

 

28. 12. 1954 г. Ястребова - Савельеву

 

Сегодня я была у Л. В. Крячковой. Я убедила ее, что два портрета, масло и акварель, это портреты Фролова. Позиции ее были очень шаткие. Она с детства слышала, что на стене висят два портрета, один Чулкова, другой Фролова, произвольно решила, что с буклями Фролов, не подкрепляя это никакими соображениями исторического или справочного характера, но что один из портретов Фролов, она знает твердо. Точно так же твердо знаю я, что портрет с буклями -- это Чулков, так как мне это говорила моя бабушка Софья Михайловна Маюрова-Таскина. Но меня смущает одно обстоятельство. Мне кажется, на том портрете мужчина в буклях был значительно старше и имел парик другой формы, а именно, с ясно видимыми буклями, симметрично расположенными по бокам лица.... Но на счет Фролова не сомневаюсь.

 

После 21. 12. 1954 г. Крячкова - Савельеву

 

Спорить, кто Фролов и Чулков, после разговора с Антониной Федоровной я не могу, так как у нее масса всяких данных о родне, а я того понаслышке не знаю... Нужно доверять Антонине Федоровне, она всегда росла среди старушек, интересовавшихся и живших в прошлом, поэтому, не смотря на свои молодые годы, знает больше, чем я.

 

17. 02. 1955 г. Савельев - Ястребовой

 

Л. В. Крячкова заявила мне, что она полагается целиком на Вас, отказывается судить о том, кто на портрете Фролов, а кто Чулков... Меня это страшно обрадовало.

 

04. 01. 1955 г. Савельев - Крячковой

 

Получил я письмо от Антонины Федоровны Ястребовой, из которого узнал про Ваши сомнения и попытки по фотографии решить такой сложный вопрос. Спешу дополнить, что на портрете с лентой лицо фотограф ретушировал, и оно оказалось моложавее, а букли на фотографии не получились, а на портрете видны, но только в отраженном свете и с обеих сторон лица по 4 яруса (сверху вниз). Лента не красная, но на портрете так много красного, что могло случиться, что этот цвет забил в памяти соседние с ним.

 

Другой портрет не имеет на обороте клеток на полотне, однако в просветах между подрамником местами выступают пятна краски, дающие впечатление клеток. Первый портрет по костюму должен относиться к генералу горной службы конца ХVIII века или самого начала ХIХ века, т. е. т. н. Павловского времени. Поэтому я склонен его называть предполагаемым портретом В. С. Чулкова. Второй, похожий на Ваш акварельный, относится по костюму к царствованию Александра 1-го после войны 1812 года и поэтому он не может быть Чулковым, а, скорее всего П. К. Фролов. Таким образом, Вы храните единственный пока известный (Вам, мне и Вашим родственникам) портрет П. К. Фролова. Я его на днях публикую, указав, что Вы прислали его в наш музей.

 

04. 01. 1955 г. Савельев - Ястребовой

 

...На фотографии лицо у предполагаемого портрета В. С. Чулкова моложавее, чем на портрете-подлиннике. Случилось это потому, что наш фотограф не захотел показать натуру. Дело в том, что на портрете краска лица местами попортилась и дала пятна темного цвета. Фотография бы дала изображение, которое потеряло бы черты сходства, и поэтому С. И. Каманин, наш фотограф, ретушью поправил этот недочет, а вместе с тем и "подмолодил" изображение. Больше ничего им не ретушировалось. Волосы на фотографии не получились. Слабо просматривается на натуре (в отраженном свете даже отчетливо видны) букли с обеих сторон. Они идут волнами, но коротки (или потемневшая краска скрывает их форму). Таких волн я насчитываю с обеих сторон до 4-х. Я осторожно назвал их поэтому "кудрями" в предыдущем письме.

 

Муаровая лента на подлинном портрете имеет цвет бархатисто-зеленый, несколько дающий голубоватый оттенок....Вы сами помните, что лента была красной? Любовь Владимировна писала мне летом, что лента красная, а на ней большая звезда.

 

...Портрет П. К. Фролова у Вас не вызывает сомнения. Но есть и в нем одна досадная деталь, не совпадающая с Вашим описанием. Портрет написан на хорошем холсте и никаких клеток цветных на обратной стороне я не обнаружил... Итак, один из портретов П. К. Фролова (нарисованный акварелью) Вы подтверждаете. Это очень хорошо. Другие портреты требуют еще уточнения в ходе проверки. Сходство с акварельным портретом... заставляет меня думать, что это портрет П. К. Фролова. Думаю, что рано или поздно, но будет решен положительно вопрос и по портрету предполагаемого изображения В. С. Чулкова... Сообщаю Вам для сведения, что на этой неделе портрет П. К. Фролова (фотокопия с акварельного рисунка) будет опубликован в краевой газете нашего края. Далее он будет запрошен другими издательствами и историкам техники и исследователями творчества П. К. Фролова.

 

...Почему я называю жену П. К. Фролова Марией Ивановной Декадрига? Потому, что в одном из его формуляров в архиве за 1802 год я нашел такую запись: "Женат на дочери полковника Декадрига Марии Ивановне". Во всех последующих формулярах неизменно отмечалась жена Мария Ивановна....Между тем после смерти В.С. Чулкова у него остались две дочери: Екатерина и Софья... Другой вопрос, могли ли Декадрига быть родственниками Чулковым или Карпинским. Это могло быть или потому, что у полковника Декадрига был сын, женившийся на Екатерине Васильевне Чулковой, или, наоборот, сын Чулкова (а он у него был) женился на второй дочери Декадрига. Проверить это трудно. Но только факт, что П. К. Фролов не был женат на дочери В. С. Чулкова, бесспорный факт. Да и мог ли он жениться на дочери того, кто был посаженым отцом на его свадьбе? Насколько я помню, делать этого было нельзя.

 

16. 01. 1955 г. Савельев - Данилевскому

 

Глубокоуважаемый Виктор Васильевич, не могу не поделиться с Вами радостью -- мне удалось найти 2 портрета П. К. Фролова. Один из них (масло) найден в Архиве Алтайского края по данным писем лиц, хранивших портрет у себя, второй (акварель) мне направила из Новосибирска Л. В. Крячкова (правнучка В. С. Чулкова и внучка первого биографа К. Д. Фролова -- А.М. Карпинского). С последней я и посылаю Вам фотокопию. Оригинал находится у Крячковой. При проверке использовал все данные формуляров, описание костюмов, орденов и всей жизни П. К. Фролова, хотя получил указание, что это есть портрет П. К. Фролова.

 

Теперь буду искать художника и даты написания портретов. Портрет имел у себя уже летом 1954 года, но производил проверку. В настоящее время сомнений нет. Опубликовав портрет в газете "Алтайская правда" (16 января 1955 года), одновременно посылаю его фотокопию Вам и руководимой Вами кафедре. Примите его как слабую попытку с моей стороны выразить Вам благодарность за все то, что сделано Вами по истории техники на Алтае и привитие мне любви к занятию ею.

 

16. 01. 1955 г. Савельев - Крылову

 

Глубокоуважаемый Георгий Васильевич, мне представляется, что Вас особенно порадует то, что на найденном мною портрете П.К. Фролова, написанном акварелью с натуры, художник ХIХ века изобразил его на фоне леса. Подлинник пришлось возвратить хозяйке. Мне помнится - я показывал Вам этот портрет как "В. С. Чулкова". Теперь уже анализ, свидетельские показания родственников той, что хранит портрет - Л. В. Крячковой- а, главное, найденный второй портрет (масло) П. К. Фролова в полной генеральской форме и с орденами, не оставляют никаких сомнений, в том, что это П. К. Фролов. Публикуя его в газете "Алтайская правда", я высылаю Вам его. Второй портрет (архивный) не фотографичен. Он требует реставрации.

 

16. 01. 1955 г. Савельев - Виргинскому

 

Глубокоуважаемый Виктор Семенович, Ваше желание исполнилось. Мне удалось найти два портрета П.К. Фролова (один из которых в архиве, а второй у родственников личного секретаря П. К. Фролова - Карпинского). Направляю Вам фотокопию с присланного Л. В. Крячковой. Подлинность оригинала и соответствие его портрету, найденному в архиве, тщательно проверена. Предварительная публикация сделана в краевой газете "Алтайская правда". Портрет, найденный в архиве требует реставрации и почти не поддается фотографированию... Поиск и проверка подлинности портретов отняли почти 6 месяцев.

 

18. 01. 1955 г. Савельев - Крячковой

 

На портрете П. К. Фролова на обороте можно увидеть клетки, возможно, выцветшие. Но когда знаешь, что нужно увидеть, легко найти. Это самое страшное....Совпадение с присланным Вами, который, по уверению Ант. Ф. - П. К. Фролов, изумительное. По орденам и форме полное совпадение. Да, помимо того, кто это мог быть, кроме П. К. Фролова?... Вот почему, веря А. Ф., я опубликовал портрет, присланный Вами, как портрет Фролова и послал его ученым Москвы, Ленинграда и Новосибирска. И я защищу перед кем угодно, что это именно Фролов, по двум портретам.

 

19. 01. 1955 г. Савельев - Толмачевой

 

Глубокоуважаемая Евгения Александровна, посылаю Вам фотографии с двух портретов (масло), найденных мною в архиве в числе многих других начальников Алтайского округа. Моя переписка с Антониной Федоровной Ястребовой и Любовью Владимировной Крячковой привела к крайне важной для науки находке. Ранее посланный мной Вам портрет, названный вслед за Л. В. Крячковой "В.С. Чулковым", подвергся дискуссии. А. Ф. Ястребова возразила мне, что это П. К. Фролов, и сослалась на то, что и Вы с этим согласны. Я и тогда сомневался в том, что это Чулков, но не хотел навязывать свои сомнения. Теперь прошу Вас перечеркнуть мою подпись на этой фотографии и вместо "В. С. Чулков" написать на ней "П. К. Фролов".

 

Конечно, я исходил не только из того, что мнение А. Ф. Ястребовой совпало с моим предположением. Из писем Ваших я впервые узнал, что Вы когда-то давно в Томске у кого-то видели портреты Чулкова и Фролова. Вероятно, Вы их видели у Карпинских или Крячковых. Л. В. Крячкова написала мне, что портреты (масло) размером около 70 х 50 см., В. С. Чулкова и П. К. Фролова были в их семье. Но до революции эти портреты были отправлены в Барнаул. "Там их нужно было где-то повесить" (так писала Л. В. Крячкова). Далее портреты "исчезли". Еще будучи у первых хозяев, они экспонировались на выставке работ старых мастеров и были сфотографированы вместе с картинами. Однако и эти фотографии погибли. Таким образом, считалось, что портреты безвозвратно потеряны.

 

Мне удалось установить, что в Управлении Алтайского округа в начале ХХ века была создана галерея портретов начальников округа. Она находилась в помещении управления. Один из служащих в управлении "чинов" ныне работает в Алтайском краевом архиве. Он помнит, что в галерее портретов были все фотокопии, а два портрета (масло) и на одном из них Фролов. Но самих портретов он не помнит и не берется сделать какого-либо их описания. Поиски в архиве привели к тому, что там я нашел остатки этой галереи (портретов 14), среди которых два написаны маслом. Сняв копии с портретов Журина, Ковалевского, Соколовского, Кублицкого-Пиоттух, Строльмана и тех, что писанные маслом, я стал изучать последние. Среди фотографий есть еще один без подписи, все же остальные подписаны.

 

А. Ф. Ястребова описала мне портрет Чулкова, который она помнит. Он совпал с одним из тех, что выполнен маслом. Правда, А. Ф. уверяет, что лента была (муаровая) красная, а на портрете она зелено-голубая.

 

Второй портрет чертами лица похож на присланный Л. В. Крячковой портрет П. К. Фролова. Размеры в точности совпали с указанными Л. В., конечно, точность до десяти, не ровно 70, а 74, не 50, а 53 см. Но это детали. Правда, Л. В. и А. Ф. утверждают, что этот портрет написан был на "клетчатом полотне" (клетки серые и беж чередуются, образуя рисунок шахматной доски; на портрете обратная сторона обыкновенный холст, и клеток не видно). Сомневаюсь, что на клетчатом холсте написали такой важный портрет.

 

Обращаюсь к Вам за помощью, не узнаете ли Вы в этих снимках нечто, напоминающее Вам портреты, которые Вы видели в Томске. Правда, снимки очень плохи, лицо Чулкова даже пришлось ретушировать, дабы избежать выступившие пятна грунтовки. Но поразительное сходство оригиналов и знание портретов тех начальников, которые могли бы быть на портретах, заставляют прийти к выводу, что портреты, которые считались потерянными, нашлись. Прежде, чем реставрировать их, хочу еще слышать Ваше мнение. Л. В. и А. Ф. "и узнают, и сомневаются", как они пишут. Правда, я понимаю, что по таким фотографиям судить трудно.

 

Портрет акварельный - это действительно П. К. Фролов, с этим все согласны. Поэтому я послал их В. В. Данилевскому, В. С. Виргинскому и еще ряду товарищей и исследователей, а также опубликовал в краевой газете как портрет П. К. Фролова....

 

Разгадка портретов поглотила меня целиком. Не говоря уже о том, что иметь портрет П. К. Фролова (неизвестный до настоящего времени) очень важно, в 1957 г. исполняется 150 лет со дня смерти В. С. Чулкова. Я имею по нему довольно обширный документальный материал и работаю над его обобщением. Было бы чудесно иметь и его портрет.

 

24. 01. 1955 г. Виргинский - Савельеву

 

Искренне поздравляю Вас с замечательной находкой - портретом П. К. Фролова. Я представлял себе его примерно именно таким. Прошу Вас написать мне подробнее об истории поисков портретов и о тех доказательствах его подлинности, которые у Вас имеются. Дело в том, что когда я был году в 1948 в Ленинграде, то видел коллекцию неопознанных портретов, среди которых было и несколько "Фроловых" (явно не П. К.). Так что фамилия это очень распространенная. Мне кажется, что этот портрет подлинный, но чем больше доказательств, тем лучше. Каковы Ваши соображения о дальнейшей публикации портрета? Стоило ли бы Вам (или нам) выступить со статьей в печати, вроде той, что дал Данилевский в "Тагильском рабочем" о Черепановых - с тем отличием, что там события искажались, а здесь будет правда?... Хотелось бы иметь все ваши соображения по этому поводу, равно как и подробности о самой находке.

 

28. 01. 1955 г. Данилевский - Савельеву

 

От имени кафедры истории техники и лично приношу благодарность за присылку мне и кафедре фоторепродукции портрета Петра Козмича Фролова.

 

Поздравляю с ценнейшей для науки находкой. Портрет работы первоклассного мастера. Дерево и ветви у правого плеча и над головой переносят мысли к началу ХIХ в. по самой манере композиции...

 

Напишите пару слов о красках, точнее цветах.

 

02. 02. 1955 г. Савельев - Крячковой

 

Почему бы мне не приехать в Новосибирск с портретом? Потому что я не хочу даже сотой доли риска. Передо мною два единственных портрета, в одном из которых я теперь вижу, бесспорно, П. К. Фролова, а другой верно что Чулков. Я боюсь потерять их и поэтому пока не получу качественных копий не могу подвергать риску это сокровище.... Хорошо, что портретов П. К. Фролова было два (один у Вас, другой в архиве), а теперь 122000 в газете и до 20 в фотографиях. Я послал фотокопии: В. В. Данилевскому, В. С. Виргинскому, Г. В. Крылову. Пошлю еще в Институт истории техники и естествознания АН СССР с подробнейшим доказательством подлинности изображения лица П. К. Фролова. И все же я помню: передо мной всего один его портрет в форме генерала.

 

01. 02. 1955 г. Виргинский - Савельеву

 

Не возражаете ли Вы, если я воспроизведу (со ссылкою на Вашу находку) портрет П.К. Фролова в статье, заказанной мне в БСЭ?

 

21. 02. 1955 г. Савельев - Виргинскому (д. 6, л. 147)

 

Я не возражаю, а наоборот был бы весьма доволен, если бы портрет П. К. Фролова сочли возможным опубликовать в Большой Советской Энциклопедии.

 

07. 03. 1955 г. Толмачева - Савельеву

 

...Вы пишите, что о существовании портретов узнали от меня, которая их видела в Томске. Это недоразумение. Я о них узнала только в 1953 г., на основании одного письма от 1935 года.... Несколько писем и бумаг оказались в архиве А. П. (Карпинского, отца Е. А. Толмачевой, президента АН СССР -- В. В.), в т. ч. и письмо, где сообщалось, что в семье Владимира Александровича Карпинского, служившего по горному ведомству на Алтае, было несколько портретов предков, а именно - "два писанных маслом, разм. 50 х 60 см. Екатерининских, или Александровских и Павловских времен". На одном - "военный с лентой и орденом, другой - в гражданском платье и парике и небольшой акварельный портрет предка Чулкова"....Злополучное письмо, застрявшее в одном из портфелей, было обнаружено мною в 53 году, когда я и предприняла поиски потомков В. А. Карпинского. У нас возникла переписка с Л. В. Крячковой, к которой по своей инициативе присоединилась и А. Ф. Ястребова. Осенью 53 и 54 гг. Л. В. Крячкова была проездом в Ленинграде и посещала меня. Вот все, что относится к портретам до получения мною от Вас их копий.

 

Раскрыв конверт, я, прежде всего, увидала того, под чьим изображением Вы написали "Предполагаю, что это В. С. Чулков". Мне сразу пришло в голову: "Александр I". Это, несомненно, одна из "особ" императорской фамилии, один из портретов, которые вешались на стенах государственных учереждений....

 

Перехожу к портрету П. К. Фролова (т. е. портрет, написанный маслом, на котором, по предположению Н. Я. Савельева, был изображен П.К. Фролов. - В.В.). Я не думаю, чтоб Фролов был так красив, как оригинал этого портрета, похожий скорей на Николая I....

 

Итак, вопрос о Чулкове остается, безусловно, не разрешенным, и поэтому я сохраняю за прежним его имя.

 

08. 03. 1955 г. Савельев - Данилевскому

 

...Сообщаю крайне неприятную вещь, связанную с находкою в архиве портретов, о которых я Вам писал. Сравнивая их с тем, что получен от внучки А. М. Карпинского (акварель, с сидящим под деревом П. К. Фроловым), я и мои консультанты находили внешнее сходство архивного портрета и присланного. Все, казалось, совпадало, вплоть до того, как портрет попал в архив....Хорошо, что меня убедили в возможности очистить портрет без вреда для него от грязи. Чем дольше чистили, тем все менее похожим становился он на образ П. К. Фролова.

 

...Я обнаружил... что найден мною портрет Николая I....В то же время окончательно убедился в том, что посланный Вам и на Вашу кафедру портрет действительно написан с П. К. Фролова. Ко мне поступило сведение о том, что в том же стиле существовал акварельный портрет М. С. Лаулина, который совершенно недавно сожгли его отдаленные, но живущие ныне, родственники, которым он попал по наследству.

 

14. 03. 1955 г. Савельев - Толмачевой

 

...Найденные мною в архиве портреты - это тот, на котором Вы почти ничего, кроме мальтийского креста, не могли видеть, действительно копия с портрета Николая 1-го....Второй портрет под действием домарного лака показал бесспорное лицо Александра 1-го.... Остается сказать несколько слов о портрете "Чулкова" под деревом. Не помню, писал ли я Вам о сомнениях и по этому портрету и о том, что А. Ф. Ястребова писала, что знает (помнит) портрет В.С. Чулкова и твердо уверяет, что акварельный портрет (под деревом) - это П. К. Фролов. Между прочим, архивная проверка показала, что такой акварельный портрет был написан с П. К. Фролова, что проскользнуло также в одном из писем, попавших в подшивку деловых бумаг. Поэтому я считаю этот портрет не В. С. Чулковым, а П.К. Фроловым, что уверенно заявила А. Ф. Ястребова, знавшая этот портрет с детства.... Теперь каковы итоги. Портрет В. С. Чулкова, который был у Карпинских, который видела и знала по объяснению своей бабушки и матери Л. В. Крячковой А. Ф. Ястребова, исчез. Это досадно. Но зато акварельный портрет оказался портретом основателя нашего музея Петра Козмича Фролова. Я это пишу, не поняв Ваш ответ: "Итак, вопрос о Чулкове остается, безусловно, не разрешенным, и поэтому за прежним я оставляю его имя". Если Вы оставляете это имя за копией с акварели, то это не Чулков и не может быть Чулковым ни по костюму, ни по возрасту. Это - П. К. Фролов....Извините еще раз за мою досадную ошибку с портретом. А портреты у В. А. Карпинского были: два одинаковых - В. С. Чулкова и П. К. Фролова, последнего спутали, назвав "военным", и акварельный П. К. Фролова в гражданском платье. Теперь это уже выяснено мною целым рядом свидетелей.... А. Ф. Ястребова уверенно сообщила, что это П.К. Фролов, а не Чулков. Может быть Вы возразите? А. Ф. Ястребова, между прочим, ссылалась на то, что и Вы согласны с ее доводами.... Убедительно прошу выяснить мои сомнения. Считаете ли Вы фотокопию с акварельного портрета "Чулковым" или согласны с доводами моими и А. Ф. Ястребовой, что это вовсе не Чулков, а П. К. Фролов? Я о нем судил не по портретам, в которых ошибся, найденным в архиве, а по свидетельству А. Ф. Ястребовой, согласившейся с ней Л. В. Крячковой и ее дочери. Все они в процессе переписки уверены теперь в этом. Л. В. Крячковой стали убедительны доводы А. Ф. Ястребовой, и я согласен с ними.

 

28. 03. 1955 г. Толмачева - Савельеву

 

Я еще оговариваю себе "право" еще порыться в предках Карпинских -- алтайских, Чулковых, Фроловых -- не найду ли где чего.

 

15. 03. 1955 г. Савельев - Ястребовой

 

...Один портрет полностью опознан (тот, в котором я надеялся увидеть П. К. Фролова), это копия с портрета в рост, хранящегося в Оружейной палате в Москве, на которой изображен Николай 1-й. Это теперь для меня так же ясно, как и то, что никакого сходства портрет не имеет с присланным Л. В. Крячковой.

 

25. 03. 1955 г. Савельев - Виргинскому

 

Найденные мною (кроме присланного Вам) портреты в архиве оказались не относящимися к П. К. Фролову.

 

26. 03. 1955 г. Савельев - Крячковой

 

Приношу Вам глубочайшую благодарность за решение передать в дар музею портрет его основателя П. К. Фролова.

 

06. 04. 1955 г. Савельев - Крячковой

 

...Извините за поздний ответ на Ваше последнее письмо, которое я получил вместе с портретом и передал последний музею. Нет, он уже не вызывает у меня сомнений в том, что нарисован с П. К. Фролова.

 

01. 10. 1955 г. Виргинский - Савельеву

 

...Помещу там портрет П. К. Фролова, найденный Вами. За это время никаких данных, вызывающих в нем сомнения, Вами не получено? Его можно спокойно помещать? Спрашиваю потому, что портреты Нартова и Сердюкова до сих пор являются предметом спора.

 

Не датировано. Савельев - Виргинскому

 

...В нашем сборнике "Краеведческие записки" в первом выпуске на первой странице увидите портрет основателя нашего музея Петра Козмича Фролова. Опровергать можно многое, в том числе и портреты, не имеющие подписей... Я имею пока лишь доводы за, но ни одного против. Опубликовали мы его, чтобы узнать, не будет ли последнего. Так что если хотите, помещайте, и сошлитесь на наши первые публикации в "Алтайской правде" и нашем сборнике.

 

В. К. Вистингаузен

 

   Карпинский  первый президент Ан СССР

 

Алесь Адамович, Даниил Гранин

  АНТОЛОГИЯ   

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.



 

"Лихорадочно тороплюсь жить..."

     Трудное досталось время Г. А. Князеву. И послевоенное было нелегким, а все ж его время - довоенное и военное - покруче да потяжелее. Особенно же для его специальности - историка. Наверное, подошел момент и место кое-что досказать о личности Георгия Алексеевича. Он окончил историко-филологический факультет Петербургского университета в 1913 году и начал работать в архиве морского министерства по изданию документов времен Петра Первого, времен Северной войны со шведами. Эта работа и свела его с Марией Федоровной. И после революции он занимался архивным делом. Он создал за свою жизнь два архива. Один в 1917-1926 годах - исторический отдел Морского архива, и другой в 1929-1941 годах - Архив Академии наук. От первого ничего не осталось. В 1927-1928 годах его постепенно, как "неактуальный", свертывали и в конце концов ликвидировали. С 1929 года Князева назначают заведовать Архивом Академии наук, в котором он проработал сорок лет, отдавая ему все силы, всю энергию вплоть до своей кончины 30 июня 1969 года. Читал он лекции по архивному делу, слыл крупнейшим авторитетом не только у нас, но и за рубежом, был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени... Собирал еще с мальчишества, со времен революции 1905 года, листовки, воззвания, плакаты, собрал большую интересную коллекцию. Была у него склонность к философскому мышлению, впрочем, о своих склонностях, сокровенных своих призваниях лучше всего написал он сам с нелегкой откровенностью исповеди.

     Мария Федоровна вспоминает о днях блокады:

      "Георгию Алексеевичу было очень трудно в те дни писать свой дневник. Делал он это обычно вечером, а освещения почти никакого не было. Самодельный светильник с ниточным фитильком, заполненный какой-то горючей смесью, скудно освещал небольшой кусочек письменного стола. Но Георгий Алексеевич считал, что дневник писать он обязан... Каждый день он посещал академический Архив. Он ездил на своей коляске-самокате. Часто камеры колес прокалывались, ехать становилось почти невозможно, а дорога - сплошные сугробы снега... А ведь у Георгия Алексеевича ко всему был паралич правой ноги. Но он был очень крепок духом... Мужественное поведение Г. А. в блокадном Ленинграде было отмечено в докладе академика И. Ю. Крачковского, представителя Президиума Академии наук СССР в Ленинграде, сделанном им на сессии АН в 1942 году в Свердловске".

     Г. А. Князев сожалел, что не стал писателем. Он надеялся на дневник и был прав, это произведение стоит иных романов и повестей. Сколько их с тех пор бесследно кануло в Лету! Дневник же Г. А. Князева в силу подробности, методичности, честности сберег полноту картины блокадной жизни и останется необходимым для понимания психологии ленинградца тех лет. Он насыщен фактами, точен, воссоздает внутренний мир советского интеллигента времен Великой Отечественной войны, процесс изменения его мировосприятия.

     Напряжение духовной жизни позволило ему подавлять чувство голода. В обширном его дневнике почти нет записей о том, как хочется ему есть, как он голодает: то ли он заставляет себя думать о другом, то ли ощущение голода побеждают рассуждения о смысле прожитых лет, о смысле происходящего.

     У Лидии Охапкиной чувство собственного голода отступает перед более острым'чувством: она мать и ощущает голод своих детей сильнее, чем собственный.

Князев умеет переключать всего себя на духовную работу уплотнение жизненных планов и растягивание мгновений, чтобы в минуту прожить часы, а за день - месяцы. Не всегда, не сразу это удается и Князеву. Слишком давит реальность, муки голода, мысли о происходящем в Ленинграде и в мире, о завтрашнем дне. Но он упрямо возвращается к этому дню, данному мгновению, снова и снова убеждая себя: у родины, народа, человечества будущее есть, у меня - лишь эти мгновения и надо ими жить! Жить мгновениями для Князева - это увлеченно заниматься своей работой, незаконченными делами, неосуществленными планами, жадно впитывая сознанием и чувством человеческую историю, ее драмы и богатства, культуру. Это не избавляет его от повседневных горьких и горестных чувств. Да он и не хотел бы отрешенности от всеобщей беды.

     "1942.I.31. Двести двадцать четвертый день войны. Последний день тяжелого месяца... Живу тем, что есть мысль, планы. Читать в полутьме невозможно, и я осмысливаю в уме свой курс истории культуры. Если переживу войну, обязательно объявлю в университете это чтение... Как при плохой игре делают хорошую мину, так и я при других людях стараюсь улыбаться, говорю только бодрые слова, поднимаю дух. Недаром меня академик Алексеев называл "великий оптимист". И только тут, на этих страницах, я позволю себе не сдерживать себя. Я весь тут как есть.

     ...Встретил Свикуль, у которой только что погиб пятнадцатилетний сын, скромный юноша Вова. Безутешное горе, отчаяние - все это жалкие слова в сравнении с тем, что выражают ее глаза, впалые щеки, дрожащий подбородок. Обнял ее, прижал ее к себе, вот и все, что я мог сделать.

     1942.II.3. Двести двадцать седьмой день войны. М. Ф. вернулась из распределителя ни с чем. Выдач нет и сегодня.

     ...Уйдем от нашего кошмарного настоящего куда-нибудь в сторону. Вчера вечером я хорошо занимался изучением прошлого Передней Азии и хеттской культуры, перемежая эти занятия с историей Академии наук. Уйдем и сегодня...

     Но еще несколько слов для будущего читателя этих строк. Есть и такие "персонажи" даже на моем "малом радиусе". У соседей на кухне, где все они живут, сидит "оборонная дама", то есть жена инженера по оборонным работам. Она имеет возможность приобретать вещи за хлеб, крупу, масло, свиную кожу. Ей нужны самые изысканные вещи: белье, туфли, скатерти, полотенца; и за них она дает: кило хлеба за большой, хорошо сохранившийся ковер, горсточку пшена и несколько кусочков сахару за лампу, за туфли - 500 граммов рису... Голодные соседи только этим и держатся. Дама же себя не обижает... Значит, есть среди нас, голодных, в Ленинграде и сытые!..

     А вот кусочек нашего быта. В Архиве сегодня только двое "присутствуют", дневные дежурные (ночные дежурства, как я уже отмечал, пришлось отменить из-за слабости сотрудников и отсутствия топлива): доктор истории А. И. Андреев и Фаина, истопница и рабочая Архива, жена кочегара, взятого на войну. Сидят они в 12-й комнате около плиты. Андреев читает диссертацию докторанта Бауэра и готовится к диспуту. Фая топит плиту и скучает. Тогда Андреев пытается ее чем-нибудь рассмешить и опять продолжает свое чтение. Фаина, или Фаня, как ее зовут у нас, мать троих детей, татарка, до сих пор, до середины января, не сдавалась. Я уже отмечал ее выдержанность и стойкость. Она давно не имеет никаких известий о муже и писем от него. Ни разу она не пожаловалась на свою судьбу. Теперь она постарела, потемнела, подурнела, а ей еще нет и тридцати. По-видимому, она была недурна в молодости. Гибкая, тонкая, с природным умом и тактом, она в 17 - 20-летнем возрасте, вероятно, была красивой и приятной девушкой. А еще помоложе, наверное, напоминала незабываемый образ девочки-татарки, нарисованный Львом Толстым в "Кавказском пленнике". Жизнь у Фани сложилась и без того нелегкая с тремя детьми, а сейчас и совсем сделалась тяжелой; едва она справляется с семьей и службой. С ней живет старуха, мать мужа, сама как дитя, требующая за собой ухода. Фаня мечтает эвакуироваться, уехать с детьми к себе на родину, в Пензенскую область. Ни одна эвакуация начиная с августа не удалась. Сейчас Фаня, как и все мы, переживает особенно тяжелые дни. Покуда ее крепкая натура выдерживала, выдержит ли теперь?

Андреев, тоже постаревший и потемневший, находит в себе силы и волю преодолевать все затруднения. Когда М. Ф. по моему поручению пришлось навестить Архив, она и нашла эту бытовую картинку новой архивной жизни.

     У М. Ф. и Андреева неожиданно разговор перешел на общественные уборные.

- За килограмм хлеба пошел бы чистить уборные, - говорит Андреев, - а сейчас достаточно и того, что выношу все это добро утром и вечером из квартиры.

- А мы не все выносим, - вставляет М. Ф.

- То есть как же, разве у вас действуют уборные?

- Нет, ведь топят на юге кизяком, вот и мы сжигаем.

Самый современный разговор, правда не салонный.

        1942.II.4. Двести двадцать восьмой день войны. Еще один день войны. Ничего не знаю, что делается на земном шаре. Те крохи сведений, что сообщают в газетах, по радио, собственно, ничего не дают для уяснения происходящего в мире. "Мы заняли пункт Л., отдали пункт В....Трофеи такие-то..." ничего действительно не говорят.

Куда идет человечество? Чем кончится эта жесточайшая бойня? Когда кончится? Страшные вопросы... И быть может, сейчас ненужные еще вследствие полной невозможности их какнибудь разрешить, предусмотреть хоть отчасти их разрешение заранее. Несомненно то, что война продлится еще несколько лет, а мы в Ленинграде не выдержали и полгода! Продолжать ли мне свои записи, раз ограничился еще более мой радиус? Решаюсь продолжать. Мой дальний друг, читая эти листки, выкинет или пропустит, что ему будет неинтересно, не нужно. А я в точности не знаю, что нужно и что не нужно.

     Вот, например, стоимость сейчас мужского костюма полтора-два килограмма хлеба. Кстати, соседка, променяв таким образом костюм на одну четвертую часть хлебной карточки, чтобы не делиться ни с сыном, ни с теткой, объявила, что карточку потеряла.

Если удастся покойника похоронить на кладбище, то не все удостаиваются "индивидуального захоронения", то есть своей отдельной могилы, а зарываются в "траншеи", так что теперь часто говорят: "Как бы не попасть в траншею" или "Смотри, угодишь в траншею".

     Это для языковеда. А вот для режиссера. Толпа на улице. Все одеты очень плохо, но зато некоторые женщины "шикарят", выпустив из-под юбки легализованные штаны в виде шаровар красного, коричневого и даже голубого цвета. А другие просто без юбки остались в нижних штанах. Вместо головных уборов носят часто косынки. И мужчины и женщины часто закрывают платком или белой повязкой рот и нос. На ногах чаще всего валенки, иногда до чрезвычайности стоптанные. Остались еще "дамы" в обношенных каракулях или потрепанных беличьих пальто, так распространенных в последние годы. Много ходит по набережной "сухопутных моряков", самых настоящих штатских, одетых в военно-морскую форму. Некоторые и из женщин ходят в морской форме, и к ним она чрезвычайно идет. Надо еще добавить для общего колорита, что, например, Евгения Александровна Толмачева-Карпинская ходит в длинной, до пят юбке, как ходили женщины лет сорок тому назад, так что подол волочился по земле. И на голове у нее неизменная шляпа-берет почти той же давности.

     1942.II.8. Двести тридцать второй день войны. Лихорадочно тороплюсь жить... Дивный, редкостный около меня человек, жена-друг М. Ф. Сегодня она именинница...

Сегодня ночью, как всегда, проснулся в кромешной тьме и обдумывал свою любимейшую тему о Христе, этом удивительном учителе любви и милосердия из дальней Галилеи. Мы, собственно, ничего не знаем о нем, кроме красивой волнующей легенды о погибшем мечтателе. Всю жизнь я был связан с этим образом-мечтой о счастье человечества, о любви, прощении. Жизнь вносила все время поправки, рвала мечту и наконец снова, еще раз жестоко распяла ее..."

     Г. А. Князев не просто подводит итоги работам, мыслям своим и не всего лишь тоскует над неосуществленными своими планами. И не в том дело, что он, рассчитывая в глубине души, что "бумага живучее человека", эти планы вносит в свои записки (там есть и подробные расчеты, как преобразовать архивное дело, как рациональнее переоборудовать хранилище Архива и т. п.). Дневники Князева зафиксировали не только духовную работу одного из ленинградцев-блокадников, рассчитанную на будущее, но и тот факт, что такая работа (завтрашняя) ленинградцу необходима была ради того, чтобы остаться человеком сегодня.

     Самые дорогие ему, в трудах выношенные мысли: о трагических попытках спасти мир любовью, о "простой" любви, любви мужчины и женщины, и, наконец, о смысле человеческого существования - все, все идет в работу, чтобы противостоять обидной, оскорбительной ситуации, когда от каких-то "граммиков" хлеба зависит столь многое...

"...М. Ф. не хватает пищи. Она собирает вещи, идет на рынок "отоваривать" их. Опять "вспылила". Покрылась вся красными пятнами, когда посомневался, что при ее слабости и простуде вряд ли целесообразно - по моей теории "разумной экономии" - ей будет стоять на ветру на рынке. Хлеб-то или крупу она, может быть, и добудет, но зато и совсем сляжет. Говорили друг с другом в нервном напряжении, все силы напрягая, чтобы сдержаться...

     Так люди сходят с ума. Умно или безумно они тогда поступают, поди разбирайся! Вот М. Ф. ушла на рынок, а я снял с себя пояс, давно припасенный, и примерил его... Так, на всякий случай...

     М. Ф. вернулась. Принесла 100 граммов (1/4 фунта) хлеба за платье. И счастлива. Глаза повеселели... А мне легче, что ей лучше стало, и еще больнее, грустнее от сознания, от чего мы, наше состояние, настроение, отношения зависят!.. От четверти фунта хлеба!..

     Вчера я и М. Ф. были выбиты из колеи. К нам явилась Валя, которую мы хотели сделать своей воспитанницей. Мы были на службе, и она прошла к соседям. Там объяснила, что голодна, ослабла, у ней нет сил и пришла ночевать к нам. Мы живем в передней, и у нас даже метра нет свободного, на котором можно было бы положить человека. Сама Валя опустилась, не мылась несколько месяцев, черна от грязи, волосы слиплись в комки, завшивела, глаза помутившиеся, лицо отекло от большого употребления воды. Покуда сидела у них, свалилась со стула.

     Что нам было делать? М. Ф. твердо объявила, что у нас ночевать негде. Тогда она объявила, что у ней нет сил идти домой. Она пришла по делу. Они с матерью эвакуируются и им нужны деньги, вещи, продукты!.. С собой она хлебной карточки не принесла. Пришлось накормить ее, дать денег, не столько, сколько просила она (600 - 700 руб.). Сперва М. Ф. дала 50 р., но та выпросила еще 20. М. Ф. предлагала свезти ее на санках домой, но оказалось, что мать ее куда-то должна была уйти и Вале все равно нельзя было бы попасть домой. Она осталась на ночь у соседей. Рассказывала, что все вещи продала или променяла, а то, что еще оставалось, погорело. К сожалению, пальто, которое ей подарила М. Ф., не было на ней, несмотря на мороз. Пальто не сгорело, но и неизвестно, что с ним стало...

     Ужасная тоска и раздвоенность овладели мною и М. Ф. Что мы могли бы сделать? Взять ее - это значит ускорить свой конец и ничего, в сущности, не устроить. Отдать ей последний кусок, деньги... Совесть, совесть, то, что вместе ведает, со-ве-дает, требовала ясного и честного решения. Мы ничего не могли сделать, кроме того, что дали ей. И сегодня утром она ушла. Я так и не видел ее".

     Эта ситуация мучит Князева не меньше голода. Да, обстоятельства, да, блокадная реальность. Они вполне способны заглушить и сомнения, и муки совести. Но этого он тоже не желает - даже в облегчение себе. Накормить человека, даже если только кусочком хлеба и стаканом кипятка, в те дни значило много. Нам, читающим это сегодня, хотелось бы, чтобы он сделал еще больше, чтобы, рискуя своей жизнью, оставил у себя Валю. Но не было этого, не было, и кто решится осудить за это Князева? К тому же оставить Валю у себя значило возложить новую заботу на гаснущую от дистрофии М. Ф.: сам-то он был беспомощен.

     "Никогда я не мог примириться с мыслью о простом существовании, быть только существователем, как не мог принять и другую крайность - быть навозом для будущего. Тут много еще нерешенного, в особенности в наши дни, когда десятки миллионов человеческих жизней должны погибнуть, чтобы жили их народы, к которым они принадлежат по рождению. Всю жизнь я решал вопрос о боге, о природе. Признаюсь, все эти вопросы так и остались открытыми. Правда, я неверующий. Но правильнее я, отстранивший от себя решение этих вопросов. Они выше меня. Я знаю только, что бога, управляющего миром согласно законам любви, нет. А другого бога я не знаю и знать не хочу. Я сам себе бог... Бог же как тождество с природой, самотворчество природы для меня непостижим. Слишком грандиозна вселенная, велики и сложны ее законы, загадочно начало жизни, так замысловато устройство животного тела и страшна иррациональность природы. Часто природа и мой человеческий разум несовместимы. Природа непонятна мне. В особенности теперь, в эти страшные годы и дни человеческой бойни разумных существ. Я преклоняюсь перед величием и красотой природы, но и содрогаюсь от ее жестокости, от ее слепоты, от ее иррациональности.

     Природа диалектична и, повторяю, иррациональна. Может быть, это только на земле случилось, что человек - произведение природы - осознал эту самую природу и содрогнулся в страхе и ужасе перед неизведанными тайнами ее.

     И тут мне непонятны те мысли, которые звали от разума к природе, к отказу от культуры. Вся моя жизнь - служение ей, и весь смысл жизни в созидании ее, в исправлении, в обработке культуры.

     Будущее человечества - это культурное будущее, расцвет культуры. Человечество достигнет этой степени своего развития и поистине станет культурным человечеством.

Вот что бодрит меня в тяжелые, мрачные дни, переживаемые человечеством. Вот что поднимает меня на борьбу с теми вместе, кто борется за это будущее культурное человечество. "Наша эра", ведущая счет от "рождества Христова", или должна оправдать себя (а она не оправдала и не может оправдать!), или должна смениться новой "нашей эрой", рождением нового культурного (поистине культурного) и гуманного человечества. Многим, и мне в том числе, казалось, что такая эра началась 25 октября (7 ноября) 1917 года. Будущее покажет, так ли это.

     Во всяком случае, для меня другой эры пока нет. С этой же эрой у меня есть будущее, я говорю смело "у меня", пусть я даже завтра погибну: тут "у меня" и "у нас" сливается.

     1942.II.10. Двести тридцать четвертый день войны. Февральский снежный день. Редкие орудийные залпы. Прохожие. Саночки. Покойники. Бурые пятна на снегу. Обвалившиеся упоры у дверей магазинов; фанерные листы вместо стекол в домах. Развороченный кузов грузового автомобиля против сфинксов. Столб со старыми афишами, оставшимися от лета. Стеклянная витрина на университетской решетке с последним сообщением Информбюро от 1 ноября и очень устаревшими карикатурами. Часы, показывающие фантастическое время... Вот и весь мой путь.

     На днях должна состояться вторая эвакуация академических сотрудников. Уезжают все, кто может! "Петербургу быть пусту..." Неужели исполнится старое и страшное пророчество!

     ...Я тороплюсь жить. Мысли наполняют мой мозг: вот, например, вчера и сегодня я набрасывал мысли о Монелле Мгновении. Есть такая поэма у Марселя Швоба, поразившая меня еще лет 35 назад своей оригинальностью и изощренностью самого изысканного упадочничества. Читал я ее, помнится, в изложении А. Амфитеатрова. И мне почему-то захотелось изложить эту поэму по-своему...

     Сейчас ночь; где-то, и, по-видимому, не так далеко от нас, падают тяжелые снаряды. Ахнет, вздохнет где-то земля от удара, и заходят, дрогнут стены дома. Потом опять напряженная тишина. Выстрелов мне не слышно в том коридоре-передней без окон, где мы живем.

     И вот в эти напряженные минуты, когда достаточно одного такого случайного попадания, чтобы ни от этих листков, ни от нашего жилища, может быть, от нашего дома ничего не осталось, я пишу поэму о Монелле. Увлекаясь, я не вслушиваюсь в жуткую ночную тишину, прерываемую глухими ударами и вздрагиванием стен дома. Вот почему дорога мне сейчас эта совсем как будто не к месту здесь, в записках о войне, такая далекая тема.

     Мы живем нервно. Многие от голодного или полуголодного состояния отупели или поглупели. Другие опустились, нервничают, ругаются. Надо же как-то жить, подавать признаки жизни. Уж лучше сочинять поэму о Монелле, чем проклинать всех и вся и мучиться от бессилия что-либо исправить кругом, изменить в своей жизни.

Умереть не трудно, умирать очень тяжело..."

 

 

© Москва, Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ.
тел. 208-26-65
e-mail: fseip@sfilatov.ru

 

Илья Глазунов

РОССИЯ РАСПЯТАЯ



 

 


ВОЙНА

20.08.1942 год”.

Милая Асюша!

     Получил твое письмо от 7 августа. “Нас теперь двое — и трое сирот”. Сначала я не понял до всей глубины твоей фразы... Лилечки не стало, какая пустота от этого! Бедная, седенькая, тихая, жаль до ужаса Аллочку, как ее любил Рудя, всегда ласково, ласково с ней говорил... Еще узнал, написала Евгения Александровна Толмачева, что Таня и Аня   Карпинские   умерли! Это какая-то гигантская коса смерти...



******************************************************************

Первой официальной женой Ефремова была народная артистка России актриса театра "Современник" Лилия Толмачева. Вместе с Олегом Ефремовым она снималась в фильме "Строится мост".


ЛИЛИЯ ТОЛМАЧЁВА


Лилия (Лидия) Михайловна Толмачева родилась 6 июня 1932 в Саратове, в семье педагогов. Отец был репрессирован еще до войны. Первой театральной наставницей считает учительницу литературы, настоятельно уговорившую ее сыграть в школьном спектакле роль Ларисы в Бесприданнице А.Н.Островского.
Read more... )
Tags: , , ,

***********************************************************************
VGD (Всероссийское генеалогическое древо)     http://www.vgd.ru/T/tolmachv.htm
 

ТОЛМАЧЕВ                

Дополнительная информация. Некоторые дворяне конца XIX века с этой фамилией. В конце строки - губерния и уезд к которой они приписаны.
Толмачев, Валер. Андр., гс. , Курская губерния, Суджанский уезд.
Толмачев, Ил. Никл. , Курская губерния, Суджанский уезд.
Толмачев, Никл. Афанас., ген.-лейт., дер. Толмачевка. Саратовская губерния. Петровский уезд.
Толмачев, Пав. Никл., прч., земск. участ. нач., (2 ч.). Черниговская губерния. Глуховский уезд.
Толмачов, Вас. Ив., кр., с. Рышково. , Курская губерния, Курский уезд.

Внимание, поиск! Ищу родственников: Шилинцевы, Захаровы (выходцы из Татарии), Носковы, Толмачевы (выходцы из Кировской области). Разыскиваю следы деда НОСКОВА Ивана Григорьевича. Носков Александр

ТОЛМАЧЕВ АЛЕКСЕЙ 1960, Минск. В 1987 закончил геологический факультет Ленинградского Государственного Университета. С 1987 по 1992 работал во Всесоюзном Геологическом Институте им. Карпинского. В 1992 работал заместителем директора по консигнации Торгового Дома "Петрогрид". В 1993 создал собственную компанию "Топаз". С 1999 до конца 2001 - начальник отдела маркетинга компании "Юникосметик". В 2002 году руководил представительством компании Soltex International в Петербурге, после чего был приглашен в компанию "Роколор". В 2002 назначен руководителем отдела управления проектами компании "Роколор".


ТОЛМАЧЕВ АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ Из семьи профессора, впоследствии стал профессором, член корр.АН СССР. Жена в 1953-1972 МЕЛЬНИКОВА ЗИНАИДА ИЛЬИНИЧНА. Сын ТОЛМАЧЕВ АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ, профессор химии. Жена: Валя кандидат химических наук, имеют трех дочерей: Наташу, Катю, Дашу.

ТОЛМАЧЕВ АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ 14.01.1948, Узбекистан, Андижанская обл. Сын НИКОЛАЯ НИКИФОРОВИЧА (1922). Жена ПОРОСИНИНА ЛЮБОВЬ ТИМОФЕЕВНА (31.03.1947). Дети: НИКОЛАЙ (1969), ЕЛЕНА (Киргизия, г. Ош, 07.05.1973).

ТОЛМАЧЕВ АФАНАСИЙ ЕМЕЛЬЯНОВИЧ Начальник 23-й пехотной дивизии в 1850-х, генерал-лейтенант. В 1847 исполнял обязанности командира Отдельного Оренбургского корпуса.

ТОЛМАЧЕВ ВИКТОР ГРИГОРЬЕВИЧ Родился 8 июня 1951 в г. Бугуруслане Оренбургской области. Окончил Куйбышевский авиационный институт. С 1995 генеральный директор государственного производственного объединения "Воткинский завод" (Удмуртская Республика).

ТОЛМАЧЕВ ВЛАДИМИР ВЕНИАМИНОВИЧ 4 сентября 1930 Доктор физико-математических наук, профессор кафедры физики Московского государственного технического университета им. Н.Э.Баумана, академик РАЕН.

ТОЛМАЧЕВ ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ Родился 18 декабря 1946 в Варшаве. Окончил Ивановский университет, Высшую школу КГБ. Служил в органах КГБ-ФСК-ФСБ. Был представителем Президента РФ в Ивановской области с августа 1991. Две дочери и сын

ТОЛМАЧЕВ ВЛАДИМИР ЛЕОНИДОВИЧ Родился в 1952. В 1995 директор Сыктывкарского оздоровительного детского лагеря, проживает в Сыктывкаре

ТОЛМАЧЕВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ 1886, Самара - 1937. Сын учителя. В 1928-1930 народный комиссар внутренних дел РСФСР. В 1931 начальник Главдортранса при СНК РСФСР. С 1932 неоднократно арестован, в 1937 приговорен к смертнйо казни, расстрелян. В 1962 реабилитирован и восстановлен в партии.

ТОЛМАЧЕВ ИННОКЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ 1872-1950. Геолог, путешественник. Окончил курс по физико-математическому факультету СПб. университета в 1897. В 1896 работал по петрографии у проф. Циркеля в Лейпциге и в 1899 - по палеонтологии у проф. Циттеля в Мюнхене. С 1897 по 1899 был ассистентом по кафедре геологии в Юрьевском университете. В 1899 избран ученым хранителем геологического музея Имп. академии наук. В 1898—99 и 1902 работал на Алтае, в 1900 в Енисейской губ. В 1904 был командирован Имп. географическим обществом в Туруханский край для подготовки большой экспедиции для исследования бассейна р. Хатанги, которая и работала под его начальством весь 1905. Кроме того, совершил несколько научных поездок по Европейской России и Западной Европе.

ТОЛМАЧЕВ ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ Ум. 1897. Духовный писатель, протоиерей. Окончил курс в СПб. дух. академии со степенью магистра; был священником посольской церкви в Стокгольме, потом настоятелем придворной церкви в Висбадене, затем сакелларием собора Зимнего дворца. Кроме статей по обозрению церковной жизни и богословской науки на Западе, помещенных в "Страннике", "Православном обозрении" и "Духе христианина", ему принадлежит обширная книга "Православное собеседовательное богословие или практическая гомилетика" (СПб., 1868—1877). Редакцией журнала "Странник" это сочинение издано вновь, в исправленном и дополненном виде (в приложении к журналу — "Общедоступной богословской библиотеке", 1898 и 1899). Т. написал еще: "Взаимные обязанности христианских супругов, или руководство к временному и вечному благополучию в супружеской жизни" (СПб., 1860).

ТОЛМАЧЕВ МИХАИЛ ГЕОРГИЕВИЧ 1932, Тамбов. Фаготист. В 1968-1982 солист симфонического оркестра Горьковской филармонии.

ТОЛМАЧЕВ НИКОЛАЙ АНАТОЛЬЕВИЧ 31.07.1969, Киргизия, г. Ош. Контакты: страница, (Январь 2001)

ТОЛМАЧЕВ НИКОЛАЙ ГУРЬЕВИЧ 1895-1919 Один из руководителей борьбы за советскую власть на Урале. Участник февральской революции в Петрограде, гражданской войны. Организатор первых военно-политических учебных заведений РККА

ТОЛМАЧЕВ НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ В 1913 член правления Русского торгово-промышленного банка, основанного в 1890 в Петербурге

ТОЛМАЧЕВ ОЛЕГ ВАСИЛЬЕВИЧ 19 августа 1919. Участник ВОВ. После окончания войны стал двукратным чемпионом СССР (1947, 1954), обладателем Кубка СССР по хоккею с мячом (1947) и Кубка СССР по хоккею с шайбой (1953). Окончил школу тренеров. Заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер России. Место жительства: Москва.
ТОЛМАЧЕВ СЕРГЕЙ МАКСИМОВИЧ 08.12.1949, образование высшее, негосударственное образовательное учреждение "Омский юридический институт", заведующий кафедрой, г.Омск (2003).


ТОЛМАЧЕВА ВАРВАРА АЛЕКСЕЕВНА, урожденная ГРИГОРЬЕВА, 22 года, графиня, жена надворного советника. В период с октября 1914-го по декабрь 1916 встречалась с Григорием Распутиным.
ТОЛМАЧЕВА ВЕРА ИВАНОВНА 26 июня 1949, д Русавкино-Поповщино Балашихинского р-на М.О. Дочь ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА и ШАРОНОВОЙ АЛЕКСАНДРЫ ИВАНОВНЫ. Муж СПИРЯГИН ВИКТОР ПЕТРОВИЧ 1945

ТОЛМАЧЕВА ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА 02 мая 1977, г. Москва. Положительная во всех отношениях:) Контакты: 89036684558 (Январь 2002). Дочь НИКОЛАЯ ИЛЬИЧА (Липецк) и ГАВРИЛОВОЙ ЛЮДМИЛЫ МИХАЙЛОВНЫ 1959.

ТОЛМАЧЕВА МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА 1886-1950. Муж ЩЕРБАТСКИЙ АЛЕКСАНДР ИППОЛИТОВИЧ 1874-1952.

ТОЛМАЧЕВА МАРИЯ ПАВЛОВНА 1892, Санкт-Петербург - 1965, Ленинград. Принадлежала к какому-то древнему роду, у ее родителей был дом где-то в районе современных пр. Елизарова и ул. Цимбалина, возможно, здание сохранилось, по легенде, оно было национализировано под больницу. Ее мать тоже смолянка, ее отец ТОЛМАЧЕВ ПАВЕЛ РОМАНОВИЧ (?) по профессии был как-то связан с Николаевской железной дорогой (мастер?). Выпускница Смольного института, первым браком была замужем за белогвардейцем, погибшим в гражданскую войну, ее старший сын был усыновлен мужем ЮРГЕНСОНОМ ПАВЛОМ РОМАНОВИЧЕМ, и эти обстоятельства в семье тщательно скрывались. До войны работала бухгалтером (?) на Пролетарском заводе. Жила на Крестовском острове. Похоронена на Большеохтинском кладбище. Жива ее двоюродная сестра, в замужестве РОМАНСКАЯ ОЛЬГА ГЕОРГИЕВНА.

ТОЛМАЧЕВА ОЛЬГА АНАТОЛЬЕВНА Экономист 1 категории Департамента контроля за деятельностью кредитных организаций на финансовых рынках ЦБ РФ (1997)

ТОЛМАЧЕВА ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА Удмуртская Республика, город Сарапул. Сарапульское по "Радиотехника" ВОС. Начальник отдела сбыта (1994)

ТОЛМАЧЕВА ЮЛИЯ АНДРЕЕВНА по мужу РАСКОВШЕНКО Умерла в 1877. Похоронена в дер. Высокое Рыльского уезда

ТОЛМАЧЕВА-ГРОУНДОН ОЛЬГА ВИКТОРОВНА 1967 Родилась в Москве, училась в Школе-Студии МХАТ, работаю в телекомпании ТВЦ художником компьютерной графики. Была замужем за Толмачевым-Гроундон Андреем  Александровичем, имею дочь Катю 1994 года рождения. (Январь 2001). Дочь ДЕМИДОВА ВИКТОРА МИХАЙЛОВИЧА (С отцом контактов не имею) и ПЕТРУСЕВИЧ НИНЫ АЛЬФРЕДОВНЫ 1938-1994


 

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS