Фрагменты из книги:

А. Н. Алексеев, Р. И. Ленчовский.

Профессия – социолог (Из опыта драматической социологии: События в СИ РАН 2008 / 2009 и не только). - 2009.

14.06.2009. Андр. Ал.

(ЛЖЕСВИДЕТЕЛИ)

3.V. Лжесвидетели (февраль-апрель 2009)

     Вспомним один из частных сюжетов предыдущего раздела (3.T) , относящийся к представлению стороной ответчика (СИ РАН) в Ленинский федеральный суд Адмиралтейского района СПб копии приказа директора СИ РАН № 17a-к от 17.06.2008, в связи с делом о восстановлении на работе проф. В. А. Бачинина, уволенного по сокращению численности с 1 октября 2008 г. Этот сюжет, тогда едва упомянутый, получил свое интересное и поучительное развитие.

(1)

В Прокуратуру Адмиралтейского р-на

г. Санкт-Петербурга, ул. Б. Подъяческая, 19)

Потерпевший:
Бачинин Владислав Аркадьевич.
Адрес: <…>

Заявление

о совершении преступления


 

     После судебного заседания 28.01.2009 г. по рассмотрению гражданского дела в Ленинском суде С.-Петербурга (судья И. В. Мошева) по моему иску к администрации Социологического института Российской академии наук (СИ РАН) <…> о признании недействительной аттестации я обнаружил в материалах дела подложный документ, представленный ответчиком.

     Это приказ директора СИ РАН И. И. Елисеевой по личному составу № 17а-к от 17.06.2008, об утверждении результатов аттестации. [1]

      Подложность данного приказа подтверждается тем, что он не был записан в «Книге регистрации приказов по личному составу СИ РАН» и не доводился до сведения сотрудников ни путем вывешивания на доске приказов, ни персонально под какую-либо мою подпись.

      Как пояснил мне после суда 28.01.2009 г. Алексеев Андрей Николаевич, работавший до 30.09.2008 г. в должности ведущего научного сотрудника СИ РАН, он с разрешения администрации в начале августа 2008 г. ксерокопировал соответствующие листы «Книги регистрации приказов по личному составу». На тот момент в ней фигурировали:


   • Приказ 16-к от 28.05.2008 (о продлении срока действия договоров с совместителями);
   • Приказ 17-к от 17.06.2008 (о распределении обязанностей между директором и заместителями директора Института);
   • Приказ 18-к от 20.06.2008 (о занесении изменений в штатное расписание Института).

     Запись о Приказе 17а-к в должном месте «Книги регистрации» отсутствовала.

     Ответчик на судебном заседании представил выписку, якобы, из приказа 17а-к от 17.06.2008 г. об утверждении результатов аттестации и тем самым создал ложную картину ситуации и ввел суд в заблуждение.

     На основании подложных данных суд 28.01.2009 г. постановил отказать мне в иске о признании аттестации недействительной в связи с тем, что приказ директора СИ РАН И. И. Елисеевой об утверждении итогов аттестации был издан якобы 17.06.2008 г. и к моменту подачи мной искового заявления в суд в день увольнения, 30.09.2008 г. истек трехмесячный срок возможного обжалования.

     Я, Бачинин Владислав Аркадьевич, являюсь доктором социологических наук, профессором. До 01.10.2008 г. работал в должности главного научного сотрудника Социологического института Российской академии наук (СИ РАН) (адрес: г. Санкт-Петербург, 7-я Красноармейская, д. 25/14).

      04.06.2008 г. во время проводимой в институте внеочередной аттестации было вынесено решение о моем «несоответствии занимаемой должности главного научного сотрудника сектора теории и методологии».

      30.09.2008 г. я был уволен по сокращению штатов.

      При проведении аттестации и при увольнении я подвергся дискриминации, были нарушены мои законные права и интересы, поскольку моя творческая продуктивность была самой высокой в институте (я – автор 680-ти публикаций, в том числе 54 книг, академик Академии гуманитарных наук, за высокие творческие показатели был назначен на должность главного научного сотрудника за 1 год 3 м-ца до увольнения, а за 2 м-ца до увольнения Рособрнадзор утвердил меня председателем Cовета по защитам докторских и кандидатских диссертаций СИ РАН, что является признанием моих высоких достижений как ученого). То есть по всем этим показателям я должен быть аттестован и не подлежал увольнению. В связи с указанными нарушениями я подал исковое заявление в Ленинский районный суд Санкт-Петербурга.

      На основании изложенного

Прошу:

      1. Произвести проверку изложенных фактов.
      2. Возбудить уголовное дело по факту совершения должностного подлога.
      3. Признать меня потерпевшим.
      4. Допросить в качестве свидетеля Алексеева Андрея Николаевича <…>.
      5. Привлечь к уголовной ответственности виновных.

     Приложение;


   1. Копия подложного приказа. [2]
   2. Копия вышеуказанных листов «Книги регистрации приказов по личному составу».

     2 февраля 2009 г.


          Доктор социологических наук,
          профессор, академик Академии гуманитарных наук
                       В. А. Бачинин

**

(2)

     Заявитель не указывает, по каким статьям Уголовного кодекса РФ может квалифицироваться данное преступление. Их, по крайней мере, две. Текст одной приводился выше: ст. 303 УК РФ («Фальсификация доказательств»). Другая – ст. 292 («Служебный подлог»). Процитируем эту последнюю:

Из Уголовного кодекса Российской Федерации

Статья 292. Служебный подлог [3]

     1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), -

(в ред. Федерального закона от 08.04.2008 N 43-ФЗ)

     наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. <…>

**

(3)

     «Проверка изложенных фактов» прокуратурой Адмиралтейского района, для чего предусмотрено достаточно жесткие, установленные законом сроки [4], откладывалась из недели в неделю (В. А. Бачинин звонил, лично являлся в прокуратуру для напоминаний).

     Наконец, полтора месяца спустя в здание прокуратуры на Б. Подъяческой был приглашен упоминавшийся в заявлении Бачинина А. Н. Алексеев (в каком качестве – я так и не понял: не свидетель, но скорее гражданин, располагающий интересующей правоохранительные органы информацией).

     Был допрошен (опрошен?) помощником следователя К. А. Большаковым на предмет поступившего в прокуратуру заявления от потерпевшего В. А. Бачинина.

     …Когда же я увидел, что мой собеседник приуготовляется записывать с моих слов, я выразил готовность сам письменно изложить свои «показания», что не вызвало возражений. Мне были выданы специально разлинованные листы… И даже получил возможность ознакомиться с их «шапкой» (на отдельном листе) предусматривающей указание ряда персональных данных, притом что опрашиваемый именуется там почему-то «свидетелем», вплоть до ссылки на 51-ю статью Конституции РФ, согласно которой гражданин не обязан свидетельствовать против себя и близких родственников. То есть вроде ДОпрос.

     (Признаться, меня давно интересует эта путаница в статусах, но сейчас не хочется отвлекаться на процедурные - а отчасти и этические! – нюансы). [5]

     Так или иначе, жанр, в котором на этот раз довелось выступать, называется ОБЪЯСНЕНИЕ. (А в шапке обозначено: «По существу дела могу пояснить следующее»). Воспроизвожу собственноручный текст:

     «По существу дела, по которому я был приглашен в прокуратуру Адмиралтейского района г СПб 17.03.2009 помощником следователя Большаковым К. А., поясняю.

     В конце мая - начале июня 2008 г. в Социологическом институте РАН (СИ РАН) проходила внеочередная аттестация научных работников. Я, Алексеев А. Н., мой коллега Бачинин В. А. и еще трое коллег были признаны аттестационной комиссией не соответствующими занимаемым должностям. Вопрос об итогах аттестации обсуждался на заседании Ученого совета Института 17 июня 2008 г. Ряд членов Совета настаивали на пересмотре решений аттестационной комиссии, но никакого решения Ученый совет по итогам аттестации не принял. Не было доведено до сведения сотрудников и о каком-либо решении директора Института по итогам аттестации. 26 июня 2008 г. до сведения сотрудников был доведен приказ об увольнении четырех сотрудников по сокращению численности. Среди уволенных оказались В. А. Бачинин и я, а также двое коллег, которые успешно прошли аттестацию. Поскольку приказ об увольнении касался меня лично, я обратился в администрацию и мне была предоставлена возможность в августе 2008 г. (внимание! – Ред.) снять копию не только с этого и других относящихся к увольнению документов, но и с соответствующих страниц Книги регистрации приказов по личному составу. На момент снятия мною этих копий никакой записи в книге регистрации о приказе № 17a-к об утверждении директором результатов аттестации не было. Когда некоторое время спустя В. А. Бачинин, обратившийся с иском о восстановлении на работе, ознакомил меня с копией приказа № 17a-к от 17 июня 2008 г., представленной стороной ответчика в суд, я обратил внимание, что такой приказ в Книге регистрации в свое время не был отражен. Отсюда, есть веские основания предполагать, что администрацией СИ РАН была представлена в суд копия не существовавшего приказа. Этой информацией я поделился с В. А. Бачининым. Со своей стороны я могу утверждать:

   а) что какого-либо приказа директора СИ РАН об утверждении результатов аттестации ни в июне 2008 г., ни после до сведения сотрудников Института не доводилось;

   б) что в августе 2008 г. (так! – Ред.), когда я снимал копии с соответствующих страниц Книги регистрации приказ № 17a-к от 17 июня там не было.

     Сейчас не касаюсь причин, которые могли побудить администрацию СИ РАН дезинформировать суд о наличии указанного приказа. Это были бы мои предположения, пусть достаточно уверенные . Я же изложил здесь только факты. <…>

     17.03.2009 Алексеев Андрей Николаевич»

 

     Надо сказать, молодой человек (Кирилл Большаков, помощник следователя), «снимавший» с меня это объяснение (пояснения? показания?), формулированное мною, как читатель мог заметить, очень аккуратно, проявил живой интерес к процедурам оформления аттестационных и иных кадровых решений в академических учреждениях, испросил у меня разрешения снять копии с некоторых других приказов директора СИ РАН (об увольнении и т. п.), и… высказал разумное предположение, что запись о приказе от 17 июня могли внести в книгу регистрации и позже, задним числом, коль скоро уж представили в суд его копию.

     Я сказал, что не удивлюсь этому, Но, по-видимому, дело прокуратуры - сверить мою копию, от августа 2008 г., с современным состоянием книги регистрации приказов по личному составу. И если окажется, что они расходятся, то идентифицировать время появления там записи об указанном приказе.

     «А вообще-то, наша канцелярия работает небрежно, - добавил я. – Могли и понадеяться на авось, что никто не заметит, не проверит. В общем , смотрите сами».

     По просьбе помощника следователя, я сообщил ему служебный телефон директора Института и телефон канцелярии. Посоветовал - не предупреждать заранее о своем визите в СИ РАН или, по крайней мере, не обнаруживать раньше времени его цели. (А. А. Апрель 2009) .

**

(4)

     И вот – текст постановления, полученного В. А. Бачининым из прокуратуры Адмиралтейского района в конце марта 2009 г.

Постановление

об отказе в возбуждении уголовного дела

Санкт-Петербург «04» февраля 2009 г. (ТАК! – Ред.)

     Старший следователь СО по Адмиралтейскому району СУ СК при прокуратуре РФ по СПб юрист 3 класса Полунин Д. В. рассмотрев материалы проверки сообщения о преступлении 147ск-пр-09 по факту заявления Бачинина В. А. о возможном служебном подлоге,

УСТАНОВИЛ:

     02.02.09 г. в СО по Адмиралтейскому району СУ СК при Прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу был зарегистрирован материал проверки по факту заявления Бачинина В. А. О служебном подлоге документов, совершенном администрацией Социологического института РАН.

     В своем заявлении Бачинин В. А. Указывает, что после судебного заседания по рассмотрению гражданского Дела 2163/098 по его иску к администрации «СИ РАН» (здесь и далее все формы написания сохранены. – Ред.) о признании недействительной (так! – Ред.) результатов аттестации он обнаружил в материалах дела подложный документ, а именно: приказ по личному составу №17 a-к об утверждении директором «СИ РАН» итогов аттестации от 17.06.2008 года. Также бывший сотрудник «СИ РАН» Алексеев А. Н. пояснил ему, что он (Алексеев. – Ред.) делал ксерокопию книги регистрации приказов по личному составу и приказа №17 a-к он там не видел. Однако на судебном заседании по запросу судью (так! – Ред.) стороной «СИ РАН» была предоставлена копия данного приказа №17a-к, утвержденного (так! – Ред.) Елисеевой И. И. Далее он (Бачинин. – Ред.) также утверждает, что его не информировали о принятии данного приказа, и в связи с этим им были пропущены сроки подачи искового заявления об обжаловании итогов аттестации.

     Опрошенный (ага! Все-таки не «допрошенный», а «опрошенный». – А. А.) по материалу Алексеев А. Н. показал (гм!. Показания бывают, однако, «свидетельские»... – А. А.), что он являлся сотрудником Социологического института Российской Академии Наук (СИ РАН). В конце мая, начале июня 2008 года в институте проводилась внеочередная аттестация сотрудников института. Он, а также Бачинин В. А. и еще двое (так! В действительности, трое. – Ред.) их коллег были признаны аттестационной комиссией не соответствующими занимаемой должности. 26.06.2008 года до сведения сотрудников СИ РАН был доведен приказ № 21-к об увольнении четырех сотрудников по сокращению численности. Среди уволенных также был и Бачинин В. А. Некоторое время спустя Бачинин В. А. ознакомил его (Алексеева. – Ред.) с копией приказа №17a-к об утверждении итогов аттестации, однако в августе (так! – Ред.) 2008 года он (Алексеев. – Ред.) снимал копии с книги регистрации приказов по личному составу, в которой не было приказа об утверждении итогов аттестации за №17a-к от 17.06.2008 года. Также он (Алексеев. – Ред.) поясняет что с данным приказом никто его не ознакомлял. [6]

     Опрошенная по материалу Елисеева И. И. показала, что она является директором Социологического института РАН. Согласно постановлению №195 «О проведении внеочередной аттестации научных сотрудников институтов, подведомственных РАН», научный сотрудник Бачинин В. А. , который на момент аттестации являлся исполняющим обязанности главного научного сотрудника сектора теории и методологии СИ РАН, был признан не соответствующим занимаемой должности. [7] Данное решение было принято аттестационной комиссией, и было утверждено ее приказом №17a-к от 17.06.2008 года, который был также внесен в книгу регистрации приказов по личному составу. Также данный приказ был вывешен на доске приказов в помещении СИ РАН, однако Бачинин В. А. мог не видеть этого, так как он очень редко появлялся на рабочем месте в институте. (Обраим внимание: это видетельство лично И. И. Елисеевой! – Ред.) .

     Опрошенный по материалу Савицкий И. И. дал аналогичные Елисеевой И. И. показания.

     Опрошенная по материалу Скидан И. А. показала, что она является главным специалистом отдела кадров Социологического института РАН. Согласно постановлению № 195 «О проведении внеочередной аттестации научных сотрудников институтов, подведомственных РАН», научный сотрудник Бачинин В. А., который на момент аттестации являлся исполняющим обязанности главного научного сотрудника сектора теории и методологии СИ РАН, был признан не соответствующим занимаемой должности. 17.06.2008 года директором СИ РАН Елисеевой И. И. был издан приказ №17a-к об утверждении итогов аттестации, который был ею своевременно внесен в книгу регистрации приказов по личному составу. (Ну, не краснея! – А. А.). Также она лично и своевременно вывесила данный приказ на доску приказов, расположенную на территории СИ РАН (так! – Ред.). При этом она уточняет что данный приказ Бачинин В. А. мог не видеть, так как он очень редко появлялся на рабочем месте.

     Таким образом, в ходе проверки не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что руководством Социологического института Российской Академии Наук было совершено преступление, предусмотренное ст.292 УК РФ, т. е. внесение должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, которые совершены из корыстной или иной личной заинтересованности [8], а именно: по факту предоставления в Ленинский суд на судебное заседание по гражданскому делу № 2163/09 от 28.01.2009 года копии приказа №17a-к от 17.06.2008 года об утверждении итогов аттестации сотрудников СИ РАН, которого исходя из заявления Бачинина В. А. на момент его увольнения в книге регистрации приказов по личному составу СИ РАН не было , и о котором он не был уведомлен. Однако данные обстоятельства не нашли своего подтверждения, так как при документальной проверке в СИ РАН были изъяты копии книги регистрации приказов по личному составу, в которой приказ №17a-к от 17.06.2008 года отражен (ТАК! – Ред.), а также была изъята копия самого приказа № 17a-к от 17.06.2008 года. Таким образом, в результате проверки , информация, приведенная в заявлении Бачинина В. А. не подтвердилась. [9]

     Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие признаков преступления, предусмотренные (так! Очевидно, имелось в виду: «признаков… предусмотренных» - Ред.) ст. 292 УК РФ и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 24, ст. 144, 145 и 148 УПК РФ,

      На основании изложенного и руководствуясь п.п. 1 части первой ст. 24 ст. 144, 145 и 148 УПК РФ.

ПОСТАНОВИЛ:

     1. Отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ст. 292 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием события преступления, поступившего заявлением (так! – Ред.) Бачинина В. А. в СО по Адмиралтейскому району СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу.

     2. Копии настоящего постановления направить прокурору Адмиралтейского района г. Санкт-Петербурга советнику юстиции Юрасову А. Г.

     3. Копию настоящего постановления направить заявителю Бачинину В. А.

          Следователь (дознаватель) (подпись Д. Полунина)

     Копии постановления направлены прокурору Адмиралтейского района г. Санкт-Петербурга советнику юстиции Юрасову А. Г.

          Следователь (дознаватель) (та же подпись)

**

(5)

     …Вышеприведенный документ, конечно, замечателен.

      1) Прежде всего обращает на себя внимание датировка документа: «4 февраля 2009 г». Вот это оперативность! 2 февраля Бачинин обратился в прокуратуру, а уже 4-го де все проверили и ответили. Причем, ссылаясь на собственные действия, произведенные… 17 марта и позже (разумеется, уже без указания дат).

     Таким образом, следователь прокуратуры, проверяющий поступившее заявление о служебном подлоге, сам совершает почти аналогичный подлог! [10] Причем довольно беззастенчиво.

     2) Второе, что бросается в глаза, это низкий культурный уровень составителя документа. Нет, мы без претензий к юридическому дискурсу и даже к некоторой забюрократизированности подобных документов. Но это не освобождает от соблюдения правил грамматики и логики. Уровень грамотности «прокурорских» (обычно с высшим образованием), как видим, недалеко ушел от инспекторов ГИБДД и рядовых милиционеров (которые обычно высшего образования не имеют).

     3) Настоящий документ более или менее добросовестно излагает показания разных свидетелей, которые (показания) расходятся настолько, что можно достаточно уверенно утверждать, что либо Бачинин с Алексеевым, либо Елисеева с Савицким и Скидан являются лжесвидетелями. Это, однако, не смущает следователя, который делает свой вывод, опираясь на показания последних, а главное – на «документальную проверку» книги регистрации приказов СИ РАН, в которой этот пресловутый приказ № 17a-к от 17.06.2008 - теперь уже! – отражен.

      Прокурорские изъяли в СИ РАН «копию книги регистрации приказов по личному составу» (ну, наверное, не всей книги, а соответствующих страниц, и не готовую копию изымали, а потребовали, чтобы выдали таковую). И могу предположить, что теперь в архиве прокуратуры хранятся ДВЕ ксерокопии – та, что предоставил им Бачинин (полученная от меня) и та, что ими «изъята». На первой – никакого приказа № 17a-к не обозначено, а на второй - он отражен.

     Спрашивается, Алексеев ли с Бачининым вытравили при копировании эту запись, или Скидан с Елисеевой ее потом нарисовали?

      4) Особо хочется сказать о позиции представителей администрации САИ РАН. Их показания, отраженные в постановлении прокуратуры настолько совпадают друг с другом, что следователю даже не понадобилось их все воспроизводить. Эти показания (объяснения) даются, как говорится, «на голубом глазу», и, конечно же, каждый из свидетельствующих -ведает что творит. Открытым остается вопрос, были ли они предупреждены заранее или сориентировались «на ходу». По крайней мере, ни от меня, ни от Бачинина «утечки информации» не было.

     5) И последнее замечание. Следователь прокуратуры тоже, как видно, ведает что творит. Но для него это рутина его профессиональной деятельности, «мелочи жизни». Репутационных дивидендов такое «дело» ему не принесет. А «заказа» - не было…

      В. Бачинин собрался было жаловаться на следователя Д. Полунина в городскую прокуратуру. Но потом раздумал: ведь все равно спустят в местную. Тогда заявитель решил не перескакивать ступенек, и адресовал свою жалобу на действия следователя прокуратуры его непосредственному начальнику - прокурору Адмиралтейского района.

**

(6)

Из заявления В. А. Бачинина на имя прокурора

Адмиралтейского района СПб А. Г. Юрасова

     <…> 24 марта (2009 г. – Ред.) я получил «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела». Содержание этого текста вызывает ряд серьезных возражений:

     В тексте «Постановления» указана дата его составления – 04 февраля 2009 г. Однако я получил его на руки только 24 марта. Этому предшествовал ряд моих обращений к Д. В. Полунину. Вначале он мне сказал, что мое заявление будет проверено в 3-дневный срок, а через 10 дней я получу на руки «Постановление». Затем он заявил, что срок продлевается до 30-ти дней, никак не мотивировав это продление. По истечении этого срока я стал звонить ему, но он, после того, как я представился, бросил трубку, а затем вообще перестал отвечать на мои звонки, вероятно, внеся мой номер в «черный список». Не имея с ним никакой связи, я 10 марта, т. е. когда все обещанные сроки миновали, приехал в Следственный отдел, но, не найдя Д. В. Полунина на рабочем месте, вынужден был обратиться к руководителю Следственного отдела А. М. Савватееву. После этого дело сдвинулось с мертвой точки. Однако остается непонятным, на каком основании Д. В. Полунин датировал «Постановление» 4-м февраля, когда, например, свидетель А. Н. Алексеев был опрошен только 17 марта, а я получил его, как уже указывал, 24 марта.

     2. Заявляю о своем категорическом несогласии с содержанием «Постановления». Его большая часть посвящена пересказу однообразных доводов трех представителей администрации Социологического института о том, что я будто бы, не был ознакомлен с приказом № 17а-к из-за того, что «редко появлялся на рабочем месте». Довожу до Вашего сведения, что за время работы в институте я не имел ни одного дисциплинарного взыскания, в марте 2007 г. был утвержден в должности главного научного сотрудника, в апреле 2008 г. Рособрнадзор Министерства образования и науки утвердил меня председателем совета по защитам докторских и кандидатских диссертаций, моя творческая продуктивность была самой высокой в институте (я – автор 690 публикаций, в том числе 54 книг), академик Академии гуманитарных наук. В свете всего этого довод о том, что я будто бы, «редко появлялся на рабочем мест», не имеет никакого отношения к делу.

     3. Самое главное, т. е. фальсификацию приказа, его позднейшее сочинение, отсутствие в должном месте в «Книге приказов» дознание фактически проигнорировало. В «Постановлении» ровным счетом ничего не сказано ни о причинах отсутствия в должном месте, ни о фактическом нахождении этого приказа в институтской «Книге приказов». Любая позднейшая вставка, приписка приказа, решающего судьбу человека, недопустима, поскольку оборачивается нарушением его базовых, конституционных прав.

     4. Злокозненность указанной ситуации заключается в том, что администрация СИ РАН, сославшись в судебных прениях на приказ, который не был зафиксирован в «Книге приказов» именно 17.06.2008 г., пошла по пути обмана судьи, ввела судью в заблуждение и тем самым добилась своей цели.

     5. Считаю, что столь не качественно (или заведомо тенденциозно) проведенное дознание оборачивается попустительством для самых разных злоупотреблений, творимых администрацией Социологического института. В связи с ненормальной ситуацией, сложившейся в нем, в марте с. г. направлено «Открытое письмо» Президенту РФ Д. А. Медведеву (копия прилагается), министру А. А. Фурсенко, президенту РАН Ю. С. Осипову и др. Оно уже появилось на ряде правозащитных сайтов и вызвало широкий общественный резонанс. [11]

     6. Прошу Вас поручить Следственному отделу произвести необходимые дополнительные действия по дознанию и по адекватной правовой оценке выявленных фактов нарушения прав человека администрацией Социологического института.

     25 марта 2009 г.

          Доктор социологических наук, профессор,

          академик Академии гуманитарных наук В. А. Бачинин

**

(7)

     На удивление, менее недели спустя (10.04.2009) В. Бачинин получил по почте следующее извещение:

   «Прокуратура Российской федерации

    Прокуратура Адмиралтейского района

                   Санкт-Петербурга

              190068, Санкт-Петербург.

                ул. Б. Подъяческая, 19

                  03.04.09 № 250ж-09

Бачинину В. А. <…>

Санкт-Петербург

     Сообщаю, что Ваше заявление о несогласии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенным (так. – А. А.) следователем СО по Адмиралтейскому району СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу по Вашему заявлению, поступившее (так! – А. А.) в прокуратуру района 26.03.09, рассмотрено.

     Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 4.02.09, вынесенное по итогам проверки СО по Адмиралтейскому району СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу по Вашему заявлению о фальсификации приказа директора Социологического института Российской академии наук по личному составу от 17.06.08 об утверждении результатов аттестации, 31.03.09 было отменено руководителем СО по Адмиралтейскому району СУ СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу как необоснованное (! – А. А.), и материал направлен следователю для проведения дополнительной проверки, о результатах которой Вы будете уведомлены и в случае несогласия с принятым решением, вправе его обжаловать в порядке ст. ст. 124 и 125 УПК РФ.

          Заместитель прокурора района,

          Советник юстиции Григорьев В. В.»

     А вскоре за тем по почте пришло и еще одно письмо, датированное днем раньше, но уже на другом бланке, впрочем, почти того же содержания:

    «Следственный комитет

          при прокуратуре

     Российской Федерации

   Следственное управление

  по городу Санкт-Петербургу

       Следственный отдел

   по Адмиралтейскому району

     190068, Санкт-Петербург.

        ул. Б. Подъяческая, 19

      02.04.2009 № 147 скпр 09

Бачинину В. А. <…>

Санкт-Петербург

     Настоящим сообщаю, что Ваше заявление, поступившее в следственный отдел по Адмиралтейскому району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу 31.03.09 в следственный отдел (так! – Ред.), рассмотрено .

     31.03.09 постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу проверки № 147 скпр 09 отменено, и материал проверки направлен старшему следователю Полунину Д. В.. (т. е. тому самому, чье решение отменено; см выше. – Ред.), для проведения дополнительной проверки.

     Одновременно разъясняю, что указанное решение (не совсем ясно, какое именно «указанное решение». – Ред.) может быть Вами обжаловано руководителю следственного отдела, прокурору или в суд в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

     Руководитель следственного отдела следственного отдела (так! – Ред.),

младший советник юстиции А. М. Саватеев»

     Похоже, что органы прокуратуры принялись теперь информировать заявителя о каждом своем шаге (вплоть до перемещения его заявления из кабинета в кабинет на ул. Б. Подъяческая, 19). Впрочем, с тех пор по настоящее время никаких новых сообщений из прокуратуры В. А. Бачинин не получил. Пора бы их побеспокоить. (А. А. Май 2009).

**

(8)

     Прошло уже больше двух месяцев со времени прокурорского сообщения о возобновленной проверке заявления В. Бачинина. Как тот мне позднее сообщил, он посетил прокуратуру 13 мая.. Следователя Полунина на месте не оказалось, а от визита к его начальнику Саватееву новой информации не прибавилось, поскольку начальник оказался о результатах дополнительной проверке не осведомлен. (Судя по всему, такой дополнительной проверки и не было).

    Руководитель следственного отдела предложил Бачинину звонить ему по телефону. А когда В. Б. до него, примерно 10 дней спустя, дозвонился, А. М. Саватеев сообщил, что в возбуждении уголовного дела по заявлению Бачинина вновь отказано. С постановлением об отказе можно ознакомиться.

    По почте этого постановления В. Бачинин так и не получил, а обратиться за документом в канцелярию прокуратуры Адмиралтейского района пока не успел. Так что точку на этом сюжете ставить рано. (А. Алексеев. 5.06.2009).

================


[1] См. выше: раздел 3.U. Ввиду особой важности данного момента, приведем текст приказа повторно:

«Учреждение Российской академии наук Социологический Институт

Приказ по личному составу

№ 17а -к от 17.06.2008

Утвердить итоги внеочередной аттестации научных сотрудников, проведенной с 27 мая по 11 июня 2008 г.

Основания: Протокол заседания Аттестационной комиссии № 56 от 11 июня 2008 г; Протокол № 8 заседания Ученого совета СИ РАН от 17 июня 2008 г. [1]

Директор СИ РАН, Член-корр. РАН Елисеева И. И.

Верно: главный специалист по кадрам Скидан И. А.»

[2] См. выше: раздел 3.U.

[3] См., например, на правовом портале «Кадис»: http://www.kadis.ru/. Точечный адрес - http://www.kadis.ru/kodeks.phtml?kodeks=20&paper=292.

[4] Статья 144 УПК РФ («Порядок рассмотрения сообщения о преступлении») гласит:

1. Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов.

<…> 3. Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток.

4. Заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия. <…>».

(См. например, на сайте «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru/. Точечный адрес - http://www.consultant.ru/popular/upkrf/11_26.html#p2071).

[5] Комментирует профессиональный юрист (В. Г. Беляков):

«…Опрашивают гражданина на стадии ДО возбуждения уголовного дела, а ДОпрашивают свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и т. д. после возбуждения уголовного дела. При этом, если порядок допроса строго регламентирован Законом, то порядок опроса – не очень. Следователи нередко злоупотребляют этим, опрашивая так, как если бы допрашивали».

[6] Вышеприведенный абзац является «вольным» пересказом личных показаний А. Н. Алексеева (см. выше), при некоторых «невинных» неточностях.

Например, вместо: «я утверждаю, что никакого приказа директора СИ РАН об утверждении результатов аттестации ни в июне, ни после до сведения сотрудников Института не доводилось», стало: «также он поясняет, что с данным приказом никто его (персонально? – Ред.) не ознакомлял». Разница!

Или: «Некоторое время спустя Бачинин В. А. ознакомил его с копией приказа №17a-к об утверждении итогов аттестации…». Пересказ случайно или намеренно запутан.

[7] Замечательная логика, однако: «…В соответствии с постановлением Президиума РАН… был признан не соответствующим занимаемой должности». Интересно, так сформулировано директором Института, членом-корреспондентом РАН, или работник прокуратуры так изложил?

[8] Статья 292 Уголовного кодекса Российской Федерации называется «Служебный подлог». Ч. 1 названной статьи, переложением которой является вышеприведенный пассаж постановления, начинается словами:

«Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности…».

См., например, на сайте «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru/popular/ukrf/.

[9] Пока отвлекаясь от содержания, обратим внимание на замечательную, алогичную бюрократическую конструкцию настоящего абзаца: «…В ходе проверки не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том… Однако данные обстоятельства не нашли своего подтверждения, так как были изъяты (документы)… Таким образом, в результате проверки , информация, приведенная в заявлении... не подтвердилась».

[10] Кстати, не случайно именно такое обозначение дат. Дело в том, что, согласно ст. 144 УПК РФ, «дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и…принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения…» (см. http://www.consultant.ru/popular/upkrf/11_26.html#p2071).

Правда, «руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток» (см. там же). Именно так объяснялись заявителю отсрочки проверки. Однако, в отчетности лучше обойтись без отсрочек. Между 2 и 4 февраля, очевидно, меньше 3-х дней.

[11] См. ниже: разделы 3.X.c-d.

Письма внуку  |  7.1.3. Корни и ветви  |  7.1.4. Семейная история Ивана  |  7.2. Память семейная и историческая  |  7.2.a. Дар следующим. Рэм Баранцев  |  7.3.народная генеалогия  |  7.4."Алексеевский архив"  |  7.5. Свобода ... самоопределения  |  10.1. Дневник и письмо  |  6.2.4. ­Ожидали ли перемен  |  6.2.9. Виктор и Лидия Сокирко  |  6.2.12. Социологи-расстриги  |  6.2.14. О В.А. Ядове  |  6.2.17. "Нет обману". А.Сарно  |  8.4.а. Газоскреб на Охте  |  Драматическая социология  |  СИ РАН – 2007  |  Лжесвидетели  |  О фальсификаторах истории  |  Тезисы о биографии и со-бытии человека  |  Эстафета памяти  |  "Случай из жизни" Социологического института РАН  |  Вольнодумцы и инакодействующие  |  С.Маркелов и А.Бабурова  |  «Случай» Олимпийского строительства  |  Будни Экологической вахты по Северному Кавказу  |  Эпистолярные эксперименты  |  ВЫПИСКИ И ЗАМЕТКИ ЛИДИИ ТКАЧЕНКО

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS