Фрагменты из книги:

А. Н. Алексеев, Р. И. Ленчовский.

Профессия – социолог (Из опыта драматической социологии: События в СИ РАН 2008 / 2009 и не только). - 2009.

14.06.2009. Андр. Ал.

(«НЕТ ОБМАНУ». А. САРНО)

6.2.17. Альфред Сарно. «Ловушка» (еще один опыт

наблюдающего участия в собственной жизни) [1]

(1)

Из переписки

А. Сарно – А. Алексееву

     …Кейс «Нет обману» я скрупулезно собрал по документам, контр-документам, лицам, ситуациям, аспектам анализа... Папка страниц под 500. Встречи с юристами – под фонограмму. Захватывает, иногда веселит, иногда пугает. Буду постепенно оформлять в качестве научной работы. Твоя методология действует, находит новых и новых последователей. (25.04.2009).

*

А. Алексеев - А. Сарно

     …Твоя «Ловушка» - маленький шедевр и своего рода… мастер-класс (вопрос – для кого?). <…> Запрашиваю твоего разрешения разослать его в несколько десятков адресов.

     Из литературных прецедентов – упомяну «Иванькиаду» В. Войновича. Ты умудрился в эти 7 страниц вместить главное. Но и предмет для подробного case-study – достойнейший. А специфика национального фона лишь подчеркивает общезначимость естественной моделирующей ситуации…

     Подобно Тебе (в отношении меня) я озаботился не только исследовательской и экзистенциальной, но и прагматической стороной этого дела. При случае напиши – есть ли шанс не только морального удовлетворения. <…>

25.04.2009

*

А. Сарно – А. Алексееву

     …Всем, кому Ты сочтешь подходящим послать мои попытки, - конечно же... без всяких вопросов. <…> Если хотя бы кому-нибудь это чуть добавит широты зрения, осмотрительности, - это удача. Зачем еще мы живем?

     Текст, конечно, первоначально был адресован русскоязычным собратьям здесь в Финляндии. В здешний журнал «Русский свет». Поэтому нажим на местные мифологемы. Поэтому же и стилистика мастер-класса. <…>.

     Есть ли шанс уменьшить финансовый проигрыш? Надеемся, что такой шанс все же есть. <…> Мы пытаемся понять, насколько в этом сюжете можно разыграть карту «прав человека». По большому и среднему счету наш мошенник лишил нас возможности – с открытыми глазами - принимать решения о покупке дома, о согласии на ремонт. Поэтому мы склонны проделать все возможные шаги «вверх по лестнице» до структур ЕС.

     Интересно понять, где то звено, которое «глаза закрывает»? <…> (26.04.2009)

**

(2)

Факты – подлинные, имена – измененные

Альфред Сарно

Нет обману: 17 советов весны

     «Нужно ве-ерить, любить беззаветно-о...» - неслось из радиоприемников нашего недавнего еще прошлого. «Так уж и беззаветно?» - невольно ехидничало у нас внутри. «Видеть солнце порой предрассветной-й...» - настаивало радио. - «А зачем это все?» - нарастало наше внутреннее недоумение. И из эфира приходил на редкость внезапно и почти неумолимо - ответ - «Только так можно счастье найти-и!» - Вот это да! Только так!? Конечно, мы усмехались, мол, погорячились залетные радиоволны. Однако подкупала сама идея. «Счастье», это – от «любить». «Любить», значит – «верить». Хочешь счастья – научись верить. А кто счастья не хочет?!

     И мы часто досадуем на свою «излишнюю» скептичность, уж очень хочется «наше» счастье, такое телепатически-проницательное и тонко чувствительное, - приманить. Тревожимся: ох, как бы наш скепсис его не обидел. Это уже у нас в генах сидит: как бы нам поверить так, чтобы уж – совсем беззаветно? Зажмурившись!

     Но радиоволны не уточняли, а кому нужно верить? И «по логике» как-то само собой получалось, что на всякий случай – всем. Если уж хочешь счастья. А если «всем» без разбора, то непременно получится - так же и - «тем, кто именно на это и делает ставку». Увы, есть такие субчики, которые нашу суеверную надежду на счастье превратили в источник своего дохода.

     Не сразу бросается в глаза, что такие субчики заслуживают имени – учителя. И не сразу видна причина обращаться к ним с таким приседанием. А ведь именно благодаря им мы, наконец-то, задаем себе вопросы. Вопросы в полный рост. Судьбоносные. А зачем вообще существуют обманщики, паразитирующие на нашем доверии? Какой изъян превращает людей в «субчиков»? А какой изъян делает нас их жертвами? Ну да, они живут за чужой счет. Так. А, быть может, и за нами - должок, и мы сами в чем-то за чей-то счет живем?

     И если мы обнаруживаем, что за нами водится такой должок, то подкидывает нас естественный рефлекс – отдать. Долг надо отдавать. И только теперь мы трем виски: кому отдать, и каким образом? Да еще нужно бы предупредить других людей, как им не вляпаться бы в такую напасть? На что именно им нужно обратить особое внимание? Как отличить субчиков от людей? Чтобы в порядочных людях нам не начали мерещиться субчики. Извилистые вопросы.

     В этом-то и суть настоящего повествования. И об этом семнадцать советов.

     Когда наша семья переезжала в страну Суоми, сверчок в голове стрекотал: едем в страну наиболее честных людей планеты. Мол, каких-то семьдесят лет назад здесь в большинстве городков дома не закрывались на замки, фермеры оставляли оптовикам свои бидоны с молоком прямо на дороге. Никому не приходило в голову что-то подсуропить соседу. Доверие.

     Через полгода нашей жизни здесь мы с женой получили приглашение – поделиться первыми впечатлениями на здешнем радио «Морена». Ну, как? – спрашивает ведущий. Слышу свой голос, мол, моя семья все это время ощущает, что живем в по-своему великой стране. Поскольку она не пыталась захватывать чужие территории, не пыталась подавлять другие народы. Соответственно, в этой стране чувствуется чистота. Этим отличаются и ее озера, ее леса, воздух. И от флага веет озоном человечности и закона - два самых чистых цвета: белый и голубой. Неожиданно ведущий едва ли не девальвировал мой пафос, мол, российский Андреевский флаг - в точности те же два цвета. У меня – аж искры из глаз: вот он – высший класс: ты – поклон в пояс, а тебе в ответ – земной поклон! Идем с Ириной после «Морены» домой. Все вокруг сияет чистотой и светом. Справедливость и закон. Что еще нужно человеку?

     Только теперь я понимаю, что все же недооценил ведущего. Ведь дал он тогда нам деликатный и очень серьезный урок «на вырост». Окунуться в ванну закона и справедливости – не велика заслуга. Это – лишь полдела. Ведь это то, что дают – тебе. Вторая половина дела потруднее – это то, что в ответ даешь – ты сам. Ведь эту ванну нужно вовремя ремонтировать, воды добавлять, подогревать. И по правилам взаимности ты сам в ответ должен вносить посильный вклад в дела закона и справедливости. Как минимум, этот вклад – твоя внимательность – не создавай соблазна для субчика.

     Другими словами, ведущий «Морены» сделал предупреждение: не раскатывай губу, не сотвори себе кумира, не теряй бдительности даже в повышенно законопослушной стране. Иначе окажешься легкой добычей обманщиков, которые, увы, есть везде. Ведь тогда очарование обернется разочарованием. По сути, он намекнул: не велика ценность восторгов пассивного поклонника, гораздо нужнее - активность критичного человека с открытыми глазами.

     Тогда, семь лет назад, мы не обратили внимания на предупреждение. Получается, нам блазнилось пользоваться законностью, достигнутой без нас. Как бы за чужой счет. Но к счастью появился учитель.

     А перед его появлением – небольшая предыстория. Один из наших друзей сказал как-то: ежемесячная арендная плата за жилье – это расточительное донорство, когда ежемесячно пару стаканов крови из своих артерий выливаешь в трубопроводы планеты. Богатый это может себе позволить. По вам не заметно, что вы из богатых, поэтому покупайте-ка квартиру. Мы будем вашими гарантами для банка; берите кредит. До сих пор перед глазами – мы на приметном для Тампере месте: виадук над рельсами, еще не успевшими разбежаться от вокзала, слева колокольня с православными крестами... синь неба, первые вздохи приближающегося лета... и вот оно – самое большое и сокровенное на Земле чудо - друзья, предлагающие жизнетворную помощь. Глотки полноты жизни.

     И вот, благодаря этому чуду, шесть лет назад квартира в уютном Тампере стала свершившимся фактом. Обживаемся. Следующая остановка – капитальный ремонт. Весь шестиэтажный дом в строительных лесах, обтянут полиэтиленовой пленкой. Всегда полный прозаической магии вопрос – сколько с нас? В том же духе и ответ: двадцать одна с половиной. Это результат голосования всех членов кооператива. Все квартиры идентичны, поэтому с каждой семьи - одна и та же сумма кровных. Соответственно, каждая берет банковский кредит на эту роковую сумму. И наш сосед по дому – Анса. На эстонском языке написание этого имени – Антс, на латышском - Анс. Запомнился необычной манерой: избегает смотреть в глаза собеседника, речь торопливая, весь суетливо-подвижный, юркий.

     За четыре месяца ремонт завершен, удалось перетерпеть его прямо в почти бездыханном под наркозом полиэтилена доме. Следующая остановка – как принять нашу близкую родню в гости? Дочку с зятем, его брата и родителей. Мы хотим их обнимать почаще. Дикая по началу идея... еще один банковский кредит... и... и... ку... ку-упить... дом? Да, ну да, квартиру продать, а до-ом ку-упить? Маленький такой, но чтобы все влезли... например, часть ривитало – несколько домов, построенных встык. Только вот, даст ли банк кредит? – Дух не успели перевести - дал.

     На ватных – не во сне ли? – ногах бредем искать «подходящее» ривитало. И, действительно, совсем как во сне, находим - в соседнем райончике - Руотула. Ривитало из трех частей. Осматриваемся. Ого, сон крепчает: наш сосед тут – не верим своим глазам – тот же самый - Анса! Он, оказывается, владеет двумя другими частями «нашего» ривитало. У нас одна часть, а у него две. В одной после ремонта он собирается жить, вторую – продавать. Какое везение! Ну просто, судьба! Впрочем, судьбой и оказалось, правда, в другом каком-то смысле... теперь есть возможность поразмышлять: в каком? А тогда в глаза бросалась очень практичная удача: Анса - строитель – хозяин небольшой фирмы, чья продукция - кухни. Что и нужно для хорошего ремонта. И название фирмы под стать – «Деревянная артель». Теперь в нашем маленьком – на четыре человека - кооперативе он председатель, его жена – бухгалтер. Единый кулак. Совет первый: берегись такого кулака.

     Правда, всплыла заковыка. Мы же не ослышались. По мнению председателя кооператива в ривитало нужно провести капитальный ремонт. «Опять – двадцать пять!» И сосед – тот же, и ремонт – тот же. Мы заколебались, шутка ли, капитальный ремонт, а по-фински – путкиремонтти – не подарок. Месяца три-четыре жить среди мешков цемента, визга пил, строительной пыли. А главное – сколько с нас? Какой кредит потребуется брать в банке? Совет второй: пыль и неудобства ремонта – мелочь. Присмотритесь, что может угрожать вашим деньгам.

     Но Анса нас успокоил. Мол, в нашей части ривитало уже можно жить, не делая никакого ремонта. Основной ремонт нужен именно в его двух частях. Там уже и полы снесены, стены будут радикально переставлены. Там – о-го-го будет ремонт - под взыскательных любителей модерна, с размахом, на общую сумму – за 150 тысяч. А в нашей части – пустяк - на 10, максимум – 15 тысяч. Почему нам такая удача? Все просто. По проекту не нужно взламывать полы в нашей части, потому что старые трубы останутся лежать на своем месте. А нужные новые трубы пролягут через двор дома вдоль внешней стены. Только в нашей кухне, да в душевой потребуется заменить подводящие трубы. Так что 15 тысяч наших затрат – это максимум. Совет третий: в случае ремонта требуйте детального проекта и сметы, не доверяйте устным разговорам о том, что вам все обойдется дешево.

     Эта аргументация профессионала, увы, нас успокоила. И мы решились вступить в кооператив с нашим дружелюбным «двойным» соседом-профессионалом, и купить приглянувшуюся нам - треть ривитало.

     Через пару недель после официального оформления покупки Анса с супругой появись в нашем доме - подписывать документы на проведение капитального ремонта. Это было первое, вполне помпезное собрание кооператива. У них уже были заготовлены два документа: соглашение о взятии кредита в банке и соглашение о том, кто будет распорядителем ремонтных работ и бухгалтером, оформляющим счета, акты. Ну конечно, распорядителем – Анса, бухгалтером – его супруга. Вопросов нет. Но один появился. Тревожный. Ведь договаривались на 15 – максимум. Почему же в документе для банка - 20?

      Ответ у председателя также был заготовлен заранее. Раз уж все равно будет ремонт труб, то уж, давайте, какие-нибудь небольшие перестройки и вы осуществите. Вот, а что бы вы хотели, ну, в принципе... ну, теоретически? Вы назовите, чего хочется, а я посмотрю, что из этого уложится в размер банковского кредита, который мы вместе возьмем. Дверь в кухню у вас - из коридора, а разве вы не хотели бы сделать еще и из кухни - прямо в гостиную. А это, как раз, со всеми доводками будет стоить около тысячи. Может быть, краны и мойку в кухне поменяете. Это еще под полтысячи встанет. Одним словом, думайте, говорите. Это, мол, моя задача, как распорядителя работ, – уложиться в согласованные лимиты – в двадцать тысяч. Совет четвертый: не допускайте даже мелких отклонений от проекта, если он уже есть. Это может обернуться большими неожиданными неприятностями.

     Мы тогда изо всех сил старались вписаться в идеал добрососедства. Ну раз, настаивает сосед на двадцати, ладно, возьмем этот потяжелевший хомут на шею – кредит в двадцать. Но я тогда в тревоге из себя выдавил, стараясь быть категоричным: Анса, давай, примем это соглашение уже за нерушимое; для всех доделок-переделок, для всех решений-уточнений – отправная точка – не больше двадцати тысяч. Это предел наших возможностей. Больше ни шагу, ни вправо, ни влево. На этом и «порешили», поставили подписи под документами.

     Через неделю звонок председателя, мол, начаты работы. Объясняет нам, что в нашей части дома все оказалось - более чем удачно. Во-первых, нигде нет асбеста; не нужны дорогостоящие работы по его устранению, тогда как они нужны в домах самого председателя. Во-вторых, у наших полов нет бетонного покрытия. Оно есть только в домах Ансы, что резко удорожает работы именно в них. А то, что этого покрытия нет у нас, позволяет без дополнительных затрат создать в нашем доме отапливаемые полы. Это будет нам крайне выгодно. А особенно выгодно это будет кооперативу в целом. Ведь, если наши старые полы снять для замены на отапливаемые, то общие для ривитало трубы не нужно будет прокладывать через двор, а можно проложить через нашу часть дома. Учитывая эту экономию, наши затраты на весь ремонт останутся теми же – двадцать тысяч. Но этим, дескать, мы существенно сэкономим деньги кооператива - деньги председателя. Совет пятый: не верьте в словесные супер-выгодные предложения, требуйте точных расчетов, которые оформлены документально.

     Увидев такую повышенную склонность нашего председателя к переменам, почувствовали как противный озноб загулял по нашим спинам. Но одновременно – как потом оказалось, уже в последний раз – из недр души взвизгнула агонизирующая надежда и жажда добрососедства. В итоге мы в нашей семье горестно порешили: попробуем уступить еще раз. Через день пришел Анса с бумагой в адрес банка: на каждую часть ривитало, и на нашу часть – берется кредит в двадцать пять тысяч. Ого, опять повышение?! Мы к нему: ты же говорил - двадцать. Он - нам: ну, на всякий случай, раз уж – теплые полы. Скорее всего, уложимся в двадцать. Прошу вас, соглашайтесь, пощадите мои деньги! Совет шестой: добрососедству поможет не ваша уступчивость, а ваша деловая инициативность, твердая защита паритетности интересов.

     Из последних сил карабкаясь – никак не сказать, «идя» – навстречу настоянию Ансы, мы упросили свою дочь и зятя нам помочь этими недостающими – пятью. Подписали бумагу. Ну, все. Так уж и быть – двадцать пять. Вот теперь надеемся, что всё будет так, как и в том ремонте, который мы уже пережили с Ансой в нашем прежнем доме, вернее – квартире. Взят кредит; это и есть сумма затрат, в которую обязаны уложиться специалисты-ремонтники.

     И вот с этого дня последующие три месяца мы, увы, практически не видели ни Ансу, ни его жену. Из их двух домов рабочие грохоча выворачивали куски стен, грузовиками куда-то вывозили, туда же забрасывали холмы из обломков бетонного покрытия их полов. Один-два работника иногда что-то не спеша делали и в нашем доме. Совет седьмой: не пускайте работы на самотек, сами контролируйте их ход. Делайте качественные фотографии операций, проводимых в доме. Возможно, вам придется включить сигнал: «стоп». Лучше это сделать вовремя, имея фотодокументы.

     Лишь в самом начале августа жена Ансы вышла к нам, держа в руках два листа бумаги стандартного для документов размера. Как бы намерена их вручить, но почему-то почти торжественно медлит с акцией. При этом она необычно затягивает разговоры о том, как трудно руководить ремонтом, как Анса устает. И вскользь вклинивает в свое повествование слова, обдающие нас холодильником морга, мол, взятый в банке кредит исчерпан, теперь нам нужно платить деньги сверх того кредита, который был закреплен нашими подписями. Совет восьмой - основной: для защиты Ваших интересов на время ремонта наймите вашего официального посредника, по-фински – valvoja. Это не дешево, но того стоит.

     Таким образом, в тот солнечный августовский полдень холод – привет с того света - пробрал нас до костей. Улыбки на лицах наших соседей оказались оскалом. Только тогда стало проясняться, что субчики опытной рукой вели нас в ловушку, и теперь выход из этой западни на наших глазах с привычной деловитостью заваливают гранитными валунами. Два неподъемных для нас валуна сейчас в руках жены Ансы. Наконец, она их вывалила. Счета. Если, конечно, те бумажки можно так назвать. Они были напечатаны на домашнем компьютере председателя. Мешки таких «счетов» любой человек может нарисовать на любой пишущей машинке. Совет девятый: требуйте именно официальные счета, выписанные фирмами в ваш адрес, доморощенные бумажки для суда не имеют силы. Но если вы их оплатите, вы тем самым - придадите им юридическую силу, действующую против вас.

     Первый из «счетов» гласил: за снятие и вывоз нескольких тонн бетонного покрытия «наших» полов, за очищение «нашего» дома от асбеста и еще некоторых мелких работ с нас причитается шесть с половиной тысяч. Второй счет гласил, что за строительные материалы, в основном - цемент, с нас причитается четыре с половиной тысячи. И того - одиннадцать тысяч сверх взятых в банке двадцати пяти! Мы пытаемся втолковать ей: вы же сами сказали, что в нашем доме нет ни асбеста, ни бетонного покрытия полов. Как мы будем оплачивать то, что не имеет к нам отношения? – Нам в ответ – улыбка, не маскирующая, а «возвышающая» раздражение: вам, попавшим в клетку, выход один – платить, сколько скажут. И эти «улыбающиеся» губы произносят: «эти одиннадцать тысяч – далеко не последнее, что теперь с вас еще причитается, к тому же работы далеко не закончены». Совет десятый: что у вас «было», и чего «не было» нужно каждый раз официально документировать. «Задним числом» слова к делу не пришить.

     В этой новой - пиковой ситуации наше первое предположение еще пыталось цепляться за наивную веру в остатки добрососедства: наверное, председатель случайно превысил общие для дома затраты, поэтому он вешает свои затраты на нашу шею. И асбест и бетон полов. Поэтому говорим его супруге: послушайте, ведь Анса обещал не выходить за границу кредита, взятого в банке – двадцать пять, почему же он превысил сумму, о которой вместе договорились? Ее ответ нас окончательно сразил, он у нее был готов, явно, с первого дня спланированной операции; ей не пришлось даже звать супруга: вы же сами заказали проем в стене гостиной для дверей из кухни, замену мойки и кранов. Совет одиннадцатый: все работы нужно точно расписать в проекте и смете, не позволяйте отклоняться от документов.

      Вырисовалась классическая схема надувательства клиентов. Субчики делают расчет на то, что они сознательно и целенаправленно сохраняют свои руки свободными для манипуляции вами, они в кармане держат кукиш – впрок заготовленную в ваш адрес фразу: вы не правильно нас поняли. Мол, это только и исключительно ваша вина – вы, дескать, не преодолели языковой барьер. Для этого такой распорядитель работ у вас - клиентов поддерживает иллюзию, что необходимые договоренности достигнуты. Ведь вы же уверены, что размер банковского кредита, согласованного в ходе собрания кооператива, – это и есть оговоренная сумма затрат, которую распорядитель обязался не превышать. Ваша наивная уверенность – крайне нужна распорядителю, ибо этой «костью» в вашей собственной голове вы создаете субчику нужное ему - поле для маневра. Ведь он вам скажет: а я был другого мнения, для меня кредит ничего не значит. Затраты могут в разы перерасти взятый кредит, и это будет означать лишь то, что придется брать новые кредиты. Анса нам так и сказал. Совет двенадцатый: отбросьте все ваши привычные вам «уверенности»; по каждому поводу добивайтесь письменных договоренностей, деликатность здесь не уместна.

     Мы тогда пытались ему напомнить: мы же усиленно повторяли, что двадцать пять – это предел наших возможностей, это наша альфа и омега, для этого мы даже использовали это категоричное финское слово - «ляхтокохта» - отправная точка. Ответ был впечатляющий: а где та официальная бумага, которая подтвердит эти ваши слова? Если будет суд, то мы, т.е. председатель и его супруга, объявим, что не слышали таких слов. Совет тринадцатый: предельную сумму затрат, а не только размер кредита, нужно точно документировать. Не оставляйте лазейки мошенникам.

      Тогда мы попросили принести нам реальные счета, по которым оплачивались строительные материалы и работы в нашем доме. Через две недели Анса, ухмыляясь, вручил нам толстенную папку со счетами. Оказалось, что ни один счет не выписан на наш дом, все выписаны на ривитало в целом. Не меньше четверти счетов выписано на фирму «Деревянная артель», хозяином которой являлся Анса. Вот это, да! Нет возможности вычленить конкретные затраты, адресованные именно нашему дому. Как же определить, сколько ушло на масштабный ремонт в домах соседа, а сколько – на наш - минимальный? Совет четырнадцатый: добивайтесь, чтобы все материалы и работы для вашего дома фиксировались в соответствующих официальных счетах, адресованных именно вам. Счета на каждый дом должны вестись раздельно.

     Тут мы окончательно поняли, что, «благодаря» нашей доверчивости, субчики замуровали нас по самые ноздри. Мы полностью в их руках. Тогда мы предложили. Раз нет возможности по документам вычленить ту часть затрат, которая ремонтниками должна быть адресована нам, то остается последний вариант – встречный. И его условно еще можно считать «бескровным». На наших руках документы обо всех затратах, которые мы здесь понесли, в том числе, и купчая на нашу часть ривитало. Эти «встречные», действительно чистые затраты могут быть адресованы Ансе. Он может вернуть нам наши деньги, и мы - оставляем ему наш дом. Тогда Анса будет абсолютным хозяином всего ривитало. Это было бы близко идеалу справедливости. В этом и заключалась наша последняя просьба. «Милый, милый Бармалей, смилуйся над нами...» Совет пятнадцатый: если «ваш» распорядитель работ хитро запутал расчеты, то хотя бы минимальные шансы вам дает возможность названного здесь «нулевого» варианта – вашего отступления.

     Увы, в нашем случае такой вариант «не прошел», Анса отказался от предложенного нами выкупа. «Но ответил людоед: «Не-е-ет!!!» У него был припасен для нас тот самый - «Настоящий» вариант. Он произнес слова, показавшиеся нам – громом с ясного неба. Раз вы отказываетесь платить по счетам, которые я нарисовал на своем компьютере, то остается традиционный в стране Суоми способ расчетов. Вся сумма затрат на работы, осуществленные в ривитало в целом, делится на три равные части. Таким образом, вы оплачиваете существенную часть работ, которые я проделал в своих двух домах. Так вот, как ларчик открывался!? Вот и вся головоломка! Действия Ансы вовсе не были случайностью. Система отработана. Совет шестнадцатый: обратите внимание, ЛДД - ловушка для доверчивых хорошо отлажена. Лабиринт целенаправленно устремляет вас к этому рыболовному крюку – архаизму в финском законодательстве: в смете ремонта в вашей части ривитало вы будете экономить, ужиматься, но этим только повысите выигрыш вашего хищного соседа. Существенную часть денег, которые он с размахом потратил на себя, он, однако, вынет именно - из вашего кармана. Вы подарите ему то, чем обделили себя.

     Обнаружив такой поворот дела, мы были вынуждены подать документы в суд. «На тяжбу вы потеряете денег еще больше, чем за весь ремонт, да еще и в разы» - пообещал нам наш благотворитель – Анса – «Вам проще заплатить мне то, что я требую, даже если вы считаете себя обманутыми». Нет уж! Подыгрывать мошенникам нам очень не хочется. Конечно, документы уже поданы, идет диалог юристов. За нас - один адвокат, чьи усилия оплачиваем мы. За Ансу – два. И он сумел сделать так, что оплата этих двух юристов, работающих против нас, ведется из общего бюджета нашего ривитало. То есть из наших кошельков вынимается треть платы этих двух юристов, работающих против нас. Черный юмор расцветает все пышнее.

     «В ответ» в проеме одного из окон нашего дома мы вывесили плакат: «Осторожно, в нашем ривитало – судебная тяжба», в проеме другого: «Подозрение в мошенничестве во время ремонта». И впервые мы видели вместо сыто-победных ухмылок наших соседей – перекошенные страхом физиономии. Оба их юриста мгновенно прислали нам требования: немедленно снимите плакаты, хотя вы и имеете формальное право не снимать. Мы сделали еще одну уступку. Имеем, но снимаем. Ведь через пару недель состоится очередная встреча адвокатов и судьи. Мы делаем шаг навстречу в рецидиве надежды, что аппетиты наших учителей пойдут на убыль. Сейчас в Тампере брызжет солнцем и благоухает весна – время надежд. И шанс вернуться в человеческое сообщество, наверное, должен быть дан каждому.

     Теперь зеркальный гамлетовскому - вопрос упал в тарелку Ансы. И помоги ему, Господь, найти верный путь. Ведь всегда и везде тот, кто встал перед вопросом: «быть – или не быть мошенником?», своим итоговым выбором не на шутку ставит диагноз не только себе, но и окружению, стране в целом. В этом-то и интрига. «Дорогой, пожалуйста, дай на судьбоносный вопрос – судьбоносный же ответ!» А если нет?! Вдруг, наш председатель выберет – «быть»? Мол, более привлекательные шансы в этой стране он получает именно в качестве мошенника. И представления о наступившей здесь эре торжества законности – это иллюзия. Что тогда?!

     Ну, что ж, при таком жестком варианте мы готовы тратиться на то, чтобы в здешнем грядущем «завтра» сказка все-таки стала былью. Ведь мы, увы, на своей шкуре, и даже не столь далеко отсюда, слишком уж испытали, что неспособность отделить «завтрашнюю сказку» от «сегодняшней были» - создает летаргическую иллюзию, из-за которой «завтра» не наступает никогда. «Тот» наш тягостный опыт гонит нас - развеивать такого рода иллюзии. Уж очень они опасны для людей, особенно доверчивых. Соответственно, плакаты в проемах наших окон появятся вновь. Совет семнадцатый: союзник мошенников - наше затворничество и молчание; они рассчитывают на то, что даже суды проходят втихаря, мол, другие люди даже не интересуются: о чем был суд, чем закончилось? Пожалуйста, не молчите, всеми доступными средствами выводите субчиков на чистую воду.

     Это наш посильный вклад в активизацию правосудия в любой стране, даже такой, от знамен которой уже вполне ощутимо веет справедливостью. Мошенникам нужно давать отпор, даже ценой собственных финансовых потерь и ценой потери своего психологического равновесия. Спасибо нашим учителям, иначе нам так и казалось бы, что никакой инициативы от нас не требуется, что законность и справедливость в Суоми воцарились сами собой. Теперь, мол, достаточно, смежив глаза, «перестать суетиться» и предоставить вере приманивать наше, такое осторожное, но такое ищущее нас - счастье.

(апрель 2009)

**

=============



[1] О социологе Альфреде Сарно, ныне живущем и работающем в Финляндии, см. выше: раздел 1.12. См. также раздел 3.X.f. Еще один «социологический рассказ-эссе» А. Сарно см. ниже: раздел 7.2.3.

Письма внуку  |  7.1.3. Корни и ветви  |  7.1.4. Семейная история Ивана  |  7.2. Память семейная и историческая  |  7.2.a. Дар следующим. Рэм Баранцев  |  7.3.народная генеалогия  |  7.4."Алексеевский архив"  |  7.5. Свобода ... самоопределения  |  10.1. Дневник и письмо  |  6.2.4. ­Ожидали ли перемен  |  6.2.9. Виктор и Лидия Сокирко  |  6.2.12. Социологи-расстриги  |  6.2.14. О В.А. Ядове  |  6.2.17. "Нет обману". А.Сарно  |  8.4.а. Газоскреб на Охте  |  Драматическая социология  |  СИ РАН – 2007  |  Лжесвидетели  |  О фальсификаторах истории  |  Тезисы о биографии и со-бытии человека  |  Эстафета памяти  |  "Случай из жизни" Социологического института РАН  |  Вольнодумцы и инакодействующие  |  С.Маркелов и А.Бабурова  |  «Случай» Олимпийского строительства  |  Будни Экологической вахты по Северному Кавказу  |  Эпистолярные эксперименты  |  ВЫПИСКИ И ЗАМЕТКИ ЛИДИИ ТКАЧЕНКО

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS