ДЯДЯ СТЕПА-МИЛИЦИОНЕР ПЕРЕЕХАЛ В ПАРИЖ

 
С. Золовкин [info]nedostreljani
     Даже и не знаю, млин, от какого предложения мурашек по коже будет больше:

          - Внученька, сходи прогуляться в лесок с этим дяденькой по фамилии Чикатило!

или

          - Девчонки, поиграем в догонялки с майором Евсюковым!

     От добродушнейшего великана, защитника и помощника из михалковской книжки мы дотрахались до нравственных карликов в погонах. Коих на Руси теперь боятся пуще маньяков.

     А вот в саду Тюильри недавно мы наблюдали такую сценку. Патрулирует вдоль Сены домашнего такого вида "ажан". С ним накачанный "опер" по "гражданке". 

     Посматривают по сторонам, мирно беседуют о чем-то своем, полицейском, попивают на ходу "колу"...

     Вдруг налетает на них стайка младшеклассников явно из глубокой провинции. Кто-то дует в свисток, кому-то приглянулась дубинка, самый отчаянный пацан потянулся к пистолету...

     -Дети, дети, не обижайте полицейского, он хороший! - хохочет учительница, - Давайте лучше с ним сфотографируемся на память! И хором скажем "спасибо"!

     Народ, подскажи отставному следаку, чем бы таким упиться, чтобы привиделось хотя бы во сне: шагает эдакий красавЕц из МВД Российской Федерации образца XXI века. В форме и при оружии. А встречные от него не только не шарахаются, но и расплываются в улыбках.

МИЛИЦИОНЕР  БЕСЧЕСТНЫЙ

С. Золовкин [info]nedostreljani и А. Ягодкин 

ПИСАТЕЛЬ  АЛЕКСАНДР  ЯГОДКИН

 ПРЕДЛАГАЕТ ВОРОНЕЖСКОЕ  ПРОДОЛЖЕНИЕ  "ПАРИЖСКОЙ"  ТЕМЫ



    Замечательный литератор и публицист все никак не соберется открыть свой аккаунт. И когда его задевают обсуждения в нашем "кабачке", шлет свои мнения через "емелю".

     Сегодняшнее письмо Ягодкина А.А. оказалось настолько объемным, сильным и впечатляющим, что разбивать его на куски в каментах было бы просто преступлением.

     Я даже больше сделаю: переведу прилагаемое ниже на немецкий и дам почитать одному из этой вот суровой компашки.



     Знакомство у нас давнее, но неформальное. По одной не совсем понятной для меня причине



     Дело в том, что германским полицейским строго-настрого запрещено напрямую контактировать с прессой. Только через специальных представителей.

     Гюнтер, назовем его так, в выходной еще может позволить себе опрокинуть с русским журналистом бокальчик-другой. Но чтобы высказать свое мнение "для печати"!

     В общем, прочитаю ему этот Александров стон души, и расскажу потом завсегдатаям нашего "кабачка", как далеко из глазниц полезли изумленные германские очи. Ну, и мнение Гюнтера, анонимное, конечно, обнародую.

     Чуть попозже. После ваших комментов. И после этого горького размышлизма дорогого нашего Сан Тольича:

          - Моего старого приятеля ограбили.

     Он мелкий бизнесмен, хозяин фотоателье.

     Под Новый год к нему пришла милиция, посмотрела на компьютеры и высказала большое подозрение, что программы на них – нелицензионные. А с авторским правом у нас в стране серьезно.

     В общем, если без протокола, то стоит такое нарушение сто тысяч рублей. Причем немедленно: в следующем году цены вырастут – кризис в стране.

     Приятель долго ссылался на малость своего бизнеса и на тот же кризис с его неплатежами, но милиция сказала, что если завтра она не выполнит новогодний план по РОВД, у «ребят» будут серьезные проблемы. И тогда ателье этому не жить.

     Короче, уже завтра милиция придет с ордером и типа, в натуре, с понятыми - изымать и опечатывать.

     Я приятелю сказал: да что ж это делается, блин! Давай, я знаком с самим начальником областного ГУВД. Вот мы их сейчас, сволочей! Как шарахнет их по голове служба собственной безопасности, как полетят погоны РОВДища поганого!..

     Ладно, ответил приятель на пылкую мою речь, я до завтра подумаю и позвоню.
Но не позвонил. Лишь через день сообщил, что половину денег отдал, а на вторую половину составил список своих должников – мол, с них берите.

     Милиция временно согласилась и опечатывать компьютеры и помещение не стала. Но предупредила: если не получится собрать долги, она вернется.

     Капитан милиции (уже с ордером!) принял у приятеля пятьдесят тысяч руб разными купюрами и откланялся, козырнув со значением: честь имею!

    Зря ты, сказал я приятелю. Один бы раз произвели мы хирургию, а потом ни одна рэкетирская сволочь в твое ателье не сунулась бы.

     Знаешь, ответил он, мы тогда всю ночь с женой думали. Она даже всплакнула. И пришли мы к такому выводу: эту систему лечить не мне и вообще бесполезно. Даже грозные окрики обоих президентов страны ее ничуть не испугали. Ее можно только разрушить до основания, а руины сжечь и утопить в Марианской впадине.

     А поскольку мы этого сделать не можем, то уж наш-то мелкосемейный бизнес за попытку сопротивления система сотрет в порошок. Мстить будут все: СЭС, пожарники, технадзор, борцы с наркотиками – и т.д, и т.п, и дтп. Каждый из сотни проверяющих будет бороться, искать, найти и не сдаваться. Потому что они – бригада. Один за всех и все на одного! А найти что-нибудь у любого предпринимателя при наших-то законах и нормах жизни можно всегда.

     И тогда наша семья станет банкротом. Пойдем с детками по миру, и никто этой малости и не заметит в стране, где все хаты – с краю.

     А милиция – ты вспомни, сказал приятель. Разве можно это вылечить?..

     Я помню. Он уже не раз был вынужден обращаться туда. И регулярно получалось из таких обращений нечто удивительное. Однажды в ателье кто-то украл деньги – там несколько фирм на этаже, и для посетителей просто проходной двор. Пропажу обнаружили в начале рабочего дня, вызвали милицию.

     Та вызов приняла, но «по горячим следам» никто не пришел. Лишь к вечеру следующего дня явился изрядно уставший лейтенант. Он выслушал директора ателье, походил по коридорам, где его сильно штормило; изучив место преступления, направился к выходу. Но в последний момент его озарило, он вернулся, зашел в бухгалтерию, сел с нехорошей улыбкой напротив главбуха, гипнотизируя ее влажным взором, потом вытащил «макаров» и крикнул: колись, сссука!

     Пожилой женщине вызвали «скорую» и отправили с сердечным приступом в больницу, а офицер милиции, чем-то похожий на героев сериала «Улицы разбитых фонарей», ушел домой с заметным чувством исполненного долга.

     Приятель с трясущимися от ярости руками позвонил на следующий день милицейскому начальству. Мол, мы тут охренели от вашего сотрудника и его оперативно-розыскных действий! Начальник развел по телефону руками: ну, что я могу поделать, где я вам других возьму?

     К тому же лейтенант этот - настоящий боевой офицер, вооруженных бандитов брал, в Чечне свой долг честно отдал Родине – от звонка до звонка. Ну, устал человек…

     В другой раз злоумышленники ночью выломали решетку на окне ателье – видимо, сорвав ее с помощью автомобиля. Разбили окно, связали пьяного сторожа и залепили ему пластырем рот, вытащили сейф с наличкой и очень важными для приятеля документами и увезли в неизвестном направлении.

     Заявление в милицию не привело ни к каким изменениям в окружающем мире. Она приехала с досадой на лицах, повозилась у окна, сняла показания со сторожа и директора ателье и исчезла.

     Приятель регулярно звонил в РОВД, получал типовой ответ «работаем» и через пару недель, потеряв всякую надежду на правоохранительную систему государства российского, обратился к «браткам», эффективность оперативно-розыскной работы которых в нашем городе на слуху.

     Через три дня приятелю вернули документы и деньги, половину которых он по условиям договора отдал «оперативникам» за успешно выполненную работу, и страшно рад был документам.

     Грабителей ему не представили, зато привезли на пустырь и показали раскуроченный сейф; мол, если нужен зачем – забирай.

     На том и попрощались. После чего приятель, как добропорядочный гражданин, позвонил в РОВД, что он случайно обнаружил свой сейф на пустыре неподалеку; вам же, наверное, надо для работы – отпечатки, то, сё.

     В РОВД обрадовались: ой, какой вы молодец, что нашли! Конечно, эта важная улика остро необходима нам для розыска по вашему делу! Только, это… Сотрудники сейчас все заняты, так вы сами, пожалуйста, заверните свой сейф в какой-нибудь полиэтилен и доставьте нам, хорошо?

     Приятель махнул на все рукой и постарался забыть...

Абхазская зарисовка.

И. Яковлева

 

     Ехал Володя, муж мой, на ООНовской машине мимо ДПС.

     Останавливают...

     - Ты тут каждый день ездишь... Ну ддай хоть что-нибудь!

     -  Ну бери.

     И дал 100 рублей. Мы тогда ещё могли  себе это позволить...

Сохраняю на память. Хроника.  |  Алексиевич. Что осталось за кадром  |  О чём богослов Герберт предупреждает Каменскую  |  Рамзан и Юлия  |  Ирина Халип - героиня Европы  |  Почти Россия. Только с абрикосами.  |  Моя милиция меня бережёт...  |  Д.С.  |  Душа у них поёт, однако...  |  ПОЧЕМУ У НИХ ПО-ДРУГОМУ  |  ДЛЯ НАС ЕЙ ВСЕГДА 44  |  О ЧЁМ В ОСТАНКИНО ЗАБЫЛИ  |  БЫЛ НА СУДЕ В ДРЕЗДЕНЕ...  |  От прозы к поэзии  |  Обвиняется в убийстве  |  Телемост Внимание! Внимание! Говорит Германия!  |  Спасибо, Господи, за Эмму!  |  СТРАШНЕЕ МЕСТИ НЕ ПРИДУМАЕШЬ  |  МАМА, С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!  |  МЛАДШЕНЬКИЙ  |  Как стать евреем из многодетной семьи  |  Ну, лехаим, мужики и дамы!

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS