Е.М.Заблоцкий о Карсавиных

 

Евгений Михайлович Заблоцкий - родственник Тамары Карсавиной - одной из самых знаменитых балерин XX века. Он помогал мне в работе над родословной Аносовых-Пузановых. В благодарность публикую статью Евгения Михайловича.

  И.М.Яковлева


 

Заблоцкий Е.М.

ТАМАРА КАРСАВИНА - ШТРИХИ К БИОГРАФИИ И РОДОСЛОВНОЙ.
.






Тамара Платоновна Карсавина (1885–1978)
(Фото из ЦГАКФФД)


     Биография выдающейся балерины Тамары Платоновны Карсавиной рассказана ею самой в известных воспоминаниях «Театральная улица»["Theatre Street". London, 1930; на русском языке – "Театральная улица". Л., 1971], изданных многократно и на многих языках.
     Естественно, основной темой воспоминаний выступает балетный театр, артистический мир, путь в искусстве. Большой интерес представляет описание детских лет, семейной обстановки. Живо предстают перед читателем отец балерины, артист балета Платон Константинович Карсавин, и ее мать – Анна Иосифовна, урожденная Хомякова, а также брат, будущий известный философ Лев Платонович Карсавин. Подробно написано о бабушке, Марии Семеновне Хомяковой, урожденной Палеолог, вдове брата известного славянофила А.С.Хомякова.

Тамара Платоновна Карсавина на сцене
Коломбина в "Карнавале" 1910 год
Почтовая карточка, Берлин, 1910.
Открытка – одна из целой серии,
специально изданной в Германии.



     О второй бабушке Т.Карсавина упоминает, не называя ее имени, в последней главе книги, – в связи с «портретом дамы в зеленом шелковом платье и розой в руке» [Эта глава, повествующая о драматических перипетиях отъезда Карсавиной с мужем и двухлетним сыном из России, из советского издания 1971 года, была изъята, вероятно, по цензурным соображениям.]. Эпизодически появляются на страницах книги и другие родственники. Это брат и сестра отца, – «дядя Володя» (Владимир Константинович, о нем даже не сказано, что он был балетным актером) и «тетя Катя», (Екатерина Константиновна), а также сестра матери Раиса (Раиса Николаевна). Ничего не сказано в книге о двоюродном брате балерины, Николае Николаевиче Балашеве, сыне «тети Кати», тоже балетном артисте, любимом племяннике Платона Константиновича.

     Не следует удивляться отсутствию в книге более подробных сведений о родственном окружении Карсавиной. Тамара Платоновна пишет о воспоминаниях детства, ничего не добавляя из того, что могла бы почерпнуть путем сознательного изучения «корней» и ответвлений своего «генеалогического древа». Даже если бы она поставила перед собой задачу исследовать свою родословную, то конечно столкнулась бы с трудностями, почти непреодолимыми. Потребовались бы достаточно тесные контакты с людьми в советской России, которую она покинула в 1918 году фактически нелегально. Потребовалась бы работа с архивными документами.

Фото из ЦГАКФФД

     Генеалогией семейства Карсавиных интересовалась Ирина Львовна, племянница балерины, старшая дочь ее брата Л.П.Карсавина. Это известно со слов ее сестры, младшей дочери Льва Платоновича, Сусанны. В 1989 году Сусанна Львовна Карсавина (1921–2003) впервые встретилась с моей матерью, Ниной Николаевной Заблоцкой, урожденной Балашевой, внучкой «тети Кати» и крестницей Тамары Карсавиной. Их общение продолжалось до 1994 года. В частности, Сусанна Львовна вспоминала, как ее сестра Ирина говорила о «дяде Коле», двоюродном брате отца, и о его детях. Речь, таким образом, шла о семье моего деда, Николая Николаевича Балашева.

     В 1989 году, через 37 лет после смерти Л.П.Карсавина, была найдена его могила на лагерном погосте в Абези. Получила известность и книга его ученика и лагерного товарища А.А.Ванеева «Два года в Абези». Политическая атмосфера в России существенно изменилась. Уходил в прошлое запрет на имена и события подлинной истории страны. И появилась реальная возможность довести до публикации материалы, как семейные, так и архивные, проливающие свет на генеалогию клана, давшего мировой культуре выдающегося религиозного мыслителя и блистательную балерину. Первые результаты этой работы были опубликованы [Заблоцкий Е.М. Карсавины и Балашевы. - В кн. Пермский ежегодник-95. Хореография. История, документы, исследования. Пермь, 1995.]

* * *


     Информация, содержащаяся в архивных делах фондов Министерства императорского двора [Российский государственный исторический архив (РГИА), фонд 497 (Дирекция императорских театров), опись 5, дела 195, 1371, 1372, 1373, 2753 и фонд 498 (Петербургское театральное училище), опись 1, дела 2383, 2597, 3268, 4561, 6190. ], может служить комментарием для немногочисленных упоминаний, содержащихся в книге Тамары Карсавиной, о семейных персонажах и обстановке ее детских лет. Так, воспоминания о месте жительства, относящиеся к 1890 году, можно дополнить указанием точного адреса съемной квартиры, – набережная Екатерининского канала (ныне – канала Грибоедова), дом 170, кв. 9. По этому адресу семья Карсавиных жила до 1896 года, когда, в связи с ухудшением финансового положения (по свидетельству автора «Театральной улицы»), переехала в другую квартиру в том же доме – кв. 15. Дом 170 находится совсем недалеко от места соединения канала Грибоедова с Фонтанкой. До этого времени семья часто меняла адрес. Так, в 1888–1889 годах Анна Иосифовна проживала по четырем, последовательно сменяющимся адресам по Малой Морской, Торговой, Офицерской и Могилевской улицам. После дома на Екатерининском канале, с 1901 года, незадолго до окончания Тамарой балетного училища, семья проживала по Садовой улице, дом 93, кв. 13 [По свидетельству Т.Карсавиной («Театральная улица»), дом находился напротив церкви Покрова в Коломне (ныне пл. Тургенева, церковь снесена в 1934)].

Тамара Платоновна Карсавина дома.
Фото из ЦГАКФФД


     Как следует из архивных материалов, летом 1882 года, когда родители Т.Карсавиной поженились, ее отец жил у сестры, в доме «тети Кати», о котором упоминает Т.Карсавина в своей книге. Действительно, этот дом находился «за Нарвскими воротами», в тогдашней Тентелевой деревне, Правая улица, дом 6.
     На фоне этого дома и сфотографирована Екатерина Константиновна Балашева. Дом был двухэтажный. Один этаж сдавался жильцам, и на эти средства жила семья Балашевых.

«Екатерина Константиновна Карсавина («тетя Катя»),
после 1908 года. – Архив автора.»



     В архивных документах содержатся данные о родителях отца Тамары Платоновны, – ее деде, о котором она пишет, что он был провинциальным актером и автором пьес, и бабушке, о которой она лишь упоминает. В новейшей биографической статье [Соколов-Каминский А.А. "Карсавина Тамара Платоновна" - В кн.: Русское зарубежье: Золотая книга эмиграции. М., 1997. ] говорится, что Константин Михайлович Карсавин впоследствии стал портным. Как следует из документов, в 1851 году К.М.Карсавин уже состоял мастером «вечного портного цеха» [«Вечноцеховые», т.е. записанные в цех на постоянной основе, в отличие от временно записанных, принадлежали к ремесленному сословию. После пребывания в учениках, а затем в подмастерьях член цеха мог представить свою работу на рассмотрение ремесленной управы и, в случае одобрения, получить свидетельство мастера.]. Он умер в 1861 году, будучи в это время мастером дамского портного цеха. Пелагея Павловна, жена К.М.Карсавина, скончалась в 1890 году в возрасте 70 лет. Тамаре тогда было всего пять лет. Возможно, «дама в зеленом шелковом платье» на портрете, оставшемся у нее в память о бабушке и доме «за Нарвскими воротами», это – Пелагея Павловна в молодости.
     Из архивных документов мы узнаём также об учебе, службе и датах жизни (1851–1908) Владимира Константиновича Карсавина, дяди Тамары Платоновны. В число казённых воспитанников Театрального училища (из вольноприходящих учеников) он был принят в 1865 году в возрасте 13 лет, в 1867 окончил училище и до выхода на пенсию в 1887 году служил кордебалетным танцовщиком. Как видно из его формулярного списка на этот год, в возрасте 37 лет он оставался холостым. Из Свидетельства из Санкт-Петербургской ремесленной управы мы узнаем, что в 1865 году на иждивении вдовствующей Пелагеи Павловны находились трое детей: Екатерина 17 лет, Владимир 15 лет и Платон 12 лет. Учитывая возраст П.П.Карсавиной в год рождения Екатерины, – около 30 лет, можно предполагать, что это был не первый ее ребенок. Действительно, как сообщала мне в одном из писем Сусанна Львовна Карсавина, в их семье считалось, что у деда Платона было две сестры и много братьев.
     Архивные документы рассказывают и о семейном положении Екатерины Константиновны («тети Кати» карсавинских мемуаров). Родилась она в 1849 году. Вышла замуж между 1870 и 1872 годами. Ее муж, Николай Алексеевич Балашев (дед моей матери, Нины Николаевны Заблоцкой), был театральным художником, помощником декоратора Мариинского театра, состоял в мещанском сословии. По-видимому, Н.А.Балашев был намного старше жены, – его аттестат о службе датирован 1857 годом (в 1872, на момент рождения сына Николая, он уже был в отставке). Судя по архивным документам, Н.А.Балашев скончался между 1880 и 1885 годом, а его жена, по свидетельству Н.Н.Заблоцкой, – в 1920.



Николай Николаевич Балашев (1872–1941)
90-е годы.- Архив Т.М. Дьяченко
,

     Сын «тети Кати», Николай Николаевич Балашев также стал балетным артистом. Он находился в Театральном училище с 1880 по 1890 годы, начал службу в кордебалете Мариинского театра, в 1897 переведен в корифеи и в 1910 окончил службу артистом 3-го разряда. Николай Николаевич долгие годы поддерживал тесные отношения с дядей, П.К.Карсавиным. Отец и дочь, становившаяся знаменитой балериной, принимали близко к сердцу его семейные дела. После кончины первой жены в юном возрасте и фактического развода со второй женой, артисткой балета Н.Т.Рыхляковой, Н.Н.Балашев долго не мог получить разрешения на церковный брак с матерью еще троих его детей, домашней учительницей Антониной Павловной Москалевой [От первого брака с Еленой Михайловной Щукиной (1874–1893) на его попечении осталась дочь Ираида (1892–1941). Вторая дочь Николая Николаевича и Натальи Трофимовны Евгения, умерла в возрасте 9 лет в 1905 году. ]. По свидетельству Нины Николаевны Заблоцкой, ее отец не редко навещал дядю и в послереволюционные годы, – сначала в его квартире на Петроградской стороне, на Введенской улице напротив Введенской церкви (уничтоженной в советское время), а затем, после кончины Анны Иосифовны в 1919 году, – в доме престарелых артистов на Каменном острове [По воспоминаниям Нины Николаевны Заблоцкой, в эти годы Анна Иосифовна была частично парализована и одной, еще действовавшей рукой занималась вышиванием, украшением церковной утвари. П.К.Карсавин скончался в 1922 году. ]. Бывал Николай Николаевич с детьми и в семье Л.П.Карсавина, жившей в университетской квартире на набережной Невы.

     Интересная информация содержится в Свидетельствах о крещении двух поколений Карсавиных и о бракосочетании Платона Константиновича и Анны Иосифовны (в 1882 году). Все эти торжественные акты происходили в церкви Вознесения Господня при Адмиралтейских слободах. Эта церковь, одна из старейших в Петербурге (деревянная построена в 1728, в камне – в 1769 году), находилась по адресу Вознесенский проспект 34-а, на набережной Екатерининского канала, и была безжалостно уничтожена в 1936. В ней были крещены Владимир и Платон Карсавины (в 1851 и 1854 гг.), а также дети Платона Константиновича – Лев и Тамара.
     Из этих Свидетельств мы узнаем и о близких людях, друзьях дома, выступавших как восприемники при крещении или свидетели при венчании. Можно видеть, как меняется круг этих людей у разных поколений Карсавиных. Так, для семьи Платона Константиновича Карсавина это – артисты Императорских театров: М.Н.Лустеман (поручитель по невесте при венчании П.К.Карсавина и А.И.Хомяковой, крестный их сына Льва) и П.А.Гердт (крестный Тамары Карсавиной). Восприемниками Платона были мастер трубочистного цеха саксонский подданный Кнефлер и вдова портного мастера Резанова.
     Особый интерес для выяснения генеалогии Карсавиных представляют восприемники, фигурирующие в Свидетельстве о крещении старшего сына Константина Михайловича и Пелагеи Павловны, Владимира. Именно они, вероятно, имеют прямое отношение к родителям отца и матери Тамары Карсавиной. Это – штаб-ротмистр Филимон Сергеевич Железников и помещица Орловской губернии Мария Михайловна княгиня Ангалычева. Пока можно лишь предполагать, что М.М.Ангалычева – это, возможно, сестра Константина Михайловича, а Железников – фамилия отца или матери Пелагеи Павловны.

* * *


     В архивных делах содержатся также интересные подробности об отце Тамары Карсавиной, – Платоне Константиновиче Карсавине, который, в отличие от старшего брата и племянника, был выдающимся балетным артистом.
     При выпуске из училища в 1875 году, в возрасте 20 лет, он уже был танцовщиком 1-го разряда, солистом. Служба П.К.Карсавина началась с 16-летнего возраста, еще во время пребывания в Театральном училище. В 1881 году он впервые за 11 лет службы просил о прибавке жалования. На его прошении директору Императорских театров стоит приписка главного режиссера: «Исполняет свою обязанность с полным усердием и знанием» и виза директора: «Представить его на полный оклад». В результате с начала 1882 года оклад жалования в 700 рублей в год был увеличен на 443 рубля. В конце того же года его оклад был увеличен до 2000 рублей.

Платон Константинович Карсавин
в книге "Театральная улица", Л., 1971.
,

     К самому концу 80-х годов относится замечание Т.Карсавиной в ее мемуарах: «Even at that time of comparatively easy existens, Mother often talked about the difficulty of making both ends meet» [«Даже в это время сравнительно сносного существования матушка часто говорила о том, как трудно свести концы с концами». ]. С окладом в 2000 рублей П.К.Карсавин оставался до выхода в 1891 году на пенсию, составившую 1140 рублей в год [Все же, это была пенсия танцовщика 1-го разряда. Для сравнения, пенсия В.К.Карсавина, кордебалетного артиста, составляла 300 рублей, а Н.Н.Балашева, танцовщика 3-го разряда – 500 рублей в год. ]. Подспорьем (с 1882 года) являлось продолжавшееся до 1896 года преподавание в танцевальном классе Театрального училища, дававшее в семейный бюджет еще 500 рублей. С увольнением от преподавания жить стало труднее. Именно к весне 1897 года относится описание в «Театральной улице» таинственной операции сдачи зимних вещей в ломбард, осуществленной «дядей Володей». Как образно выражается Тамара Платоновна, – «...we always lived from hand to mouth...» [«...мы часто жили от руки до рта...», т.е. «довольствовались самым необходимым». ]. О стесненном положении семьи свидетельствуют и прошения Платона Константиновича об оказании единовременной материальной помощи в связи с похоронами матери (1890 год) и болезнью жены (1896 год). Упоминание в мемуарах о преподавании отца в бесплатной школе принца Ольденбургского («жалование там было скромным, но твердым») относится к 1900-1901 годам.
     После выхода на пенсию в 1891 году Платон Константинович должен был «определиться» со своим сословным статусом. До 1870 года, когда он поступил в число казенных воспитанников Театрального училища (с этого года началось также исчисление стажа его службы), П.К.Карсавин состоял в портном ремесленном цехе. В 1875 году, по выпуске из училища, он был уволен из ремесленного общества и из оклада исключен. Прослужив свыше 15 лет артистом Императорских театров, Карсавин имел право на причисление к сословию потомственных почетных граждан. Этим правом, с получением соответствующей грамоты, он воспользовался в 1891 году [ РГИА, фонд 1343 (Департамент герольдии), опись 40, дело 2207. ].
     Наконец, в двух архивных делах сохранились подлинные документы, связанные с учебой и службой выдающейся балерины [«О бесплатной воспитаннице Тамаре Карсавиной» (фонд 498, опись 1, дело 4561) и «О службе артистки балетной труппы Тамары Карсавиной (фонд 497, опись 5, дело 1373). ]. Самым ранним, не считая копии свидетельства о рождении и крещении, является «Свидетельство о предохранительной прививке оспы 7-летней дочери потомственного почетного гражданина Тамаре Карсавиной», выданное 22 апреля 1892 года. Самым поздним – рапорт главного режиссера балетной труппы в Петроградскую контору Императорских (исправлено, – Государственных) театров от 16 марта 1917 года о возвращении балерины Карсавиной из отпуска.
     Между этими двумя документами находятся: «Прошение» А.И.Карсавиной о принятии ее дочери Тамары в число приходящих учениц Театрального училища (17 августа 1894 года) с визой на обороте – «Зачислена бесплатной ученицей» (согласно протоколу Конференции от 23 мая 1895 года) и «Аттестат об обучении с 1894 по 1902 год и окончании полного курса учения в Императорском С-Петербургском Театральном училище», «Прошение» Тамары Карсавиной об определении на действительную службу (от 28 мая 1902 года, с фотографией) и распоряжения Дирекции, касающиеся продвижения Т.Карсавиной по службе, «Справка о венчании» в церкви Училища с сыном действительного статского советника губернским секретарем Василием Васильевичем Мухиным (1 июля 1907 года) и контракты артистки с Дирекцией Императорских театров (на 1908–1911, 1911–1914, 1914–1915 и 1915–1917 годы). 



Мариинский театр в начале ХХ века.


     Прохождение Тамарой Карсавиной карьерной лестницы (по архивным документам) выглядит следующим образом: на 20 июня 1903 года она – кордебалетная танцовщица с окладом 800 рублей в год, а с 1 мая 1904 ее переводят уже из корифеек в разряд вторых танцовщиц, с 1 сентября 1907 года она переводится в танцовщицы 1-го разряда (через год ее оклад составляет 1300 рублей), с 25 марта 1912 года Тамара Карсавина переведена в разряд балерин.[В мемуарах Т.Карсавиной получение ею звания прима-балерины отнесено к 1910 году. ]. Есть документы о награждении золотой медалью для ношения на шее, на Александровской ленте (14 апреля 1913 года) и пожаловании Его Высочеством Эмиром Бухарским малой золотой медали для ношения на груди (22 сентября 1916 года).



* * *


     Рассмотрение архивных документов о личном составе проливает дополнительный свет на причины появления балетных династий, столь характерных для русской сцены. Если говорить о династии Карсавиных, то можно думать, что определение сыновей в Театральное училище было неплохим выходом из стесненного положения, в котором оказалась вдова портного мастера Пелагея Павловна Карсавина. Зачисление их на казенный кошт (после предварительного пребывания в положении вольноприходящих учеников) в закрытое учебное заведение с последующей государственной службой и гарантированной пенсией, без сомнения, казалось более надежным и привлекательным поприщем, чем пребывание в податном сословии. Вероятно, теми же соображениями руководствовалась Екатерина Константиновна Балашева, устраивая сына Николая в Театральное училище.

Тамара Платоновна Карсавина
в балете "Баядерка".
Фото из ЦГАКФФД 1917 года.



     Далее вставал вопрос о наследовании профессии. Здесь уже большое значение имело формирование профессионального дружеского круга. Мы знаем из книги Тамары Карсавиной, что мнения родителей о ее определении в училище разошлись. Отрицательная позиция Платона Константиновича была связана, вероятно, с тем неприятным осадком от атмосферы интриг и рутины, жертвой которой он сам стал в это время, вынужденный выйти на пенсию в расцвете сил. Но артистическая натура, любовь к театру быстро взяли верх над его первой реакцией. Упоминает Тамара Платоновна и о роли «тети Веры», балетной артистки В.В.Жуковой, партнерши отца и друга дома, – в ее подготовке к поступлению в училище. Что касается Николая Николаевича Балашева, то его стремление отдать своих детей в училище, вероятно, определялось более прагматическими соображениями [Кроме сына Льва, ставшего балетным артистом, Николай Николаевич хотел определить в училище и дочь Нину, но ее не приняли из-за слишком малого роста. ]. В то же время, Лев Платонович Карсавин был категорически против поступления старшей дочери Ирины, по семейной традиции, в Театральное училище.

* * *




Тамара Платоновна Карсавина
исполняет танец с факелом.
Фото из ЦГАКФФД (до 1917
Соединенные Штаты Америки
г. Нью-Йорк)


     Навсегда покинув Россию, только что пережившую октябрьский переворот, Тамара Карсавина, как и ее брат, ничего не знали о судьбе потомков «тети Кати». Спустя много лет в Англию пришел запрос по линии Международного красного креста, сделанный моей матерью Н.Н.Заблоцкой, племянницей Т.Карсавиной. В конце 1973 года Тамара Платоновна Карсавина ответила на запрос Нины Николаевны Заблоцкой (Балашевой), из Ленинграда, о ее здоровье. И 6 ноября 1973 года Нина Николаевна получила из Управления по розыску Исполкома СОККиКП (Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца) извещение следующего содержания:
     «Установлено, что Тамара Платоновна жива и счастлива. На письмо Британского Красного Креста она ответила следующее: «Так как с годами у нее испортилось зрение и она страдает тяжелым артритом ей трудно читать и писать. Ее сын Никита живет хорошо, у него есть дети Каролина 16 лет и Николай 12 лет. Она просит передать своей племяннице большой привет и добрые пожелания и, если это интересно знать племяннице, что она очень любит и чтит страну, в которой живет, за ее чудесное и теплое отношение и содействие балету. К сожалению, адреса своего Тамара Платоновна Карсавина не сообщила, по-видимому, ввиду ее преклонного возраста ей трудно писать и отвечать на письма»».
     Какие воспоминания вызвал этот запрос у легендарной балерины, знаковой фигуры «Серебряного века»? Возможно, она вспомнила тепло доверчивой детской руки своей маленькой крестницы Ниночки, рано осиротевшей девочки – дочери двоюродного брата Николая... Вспомнила далекие годы начала XX века, годы своей восходящей славы... Этого я не знаю. Зато знаю, какие воспоминания связывали мою маму, Нину Николаевну с «тетей Тамарой», которую она не видела с далекого и такого печального детства? Нина Николаевна рассказывала мне и моей сестре Татьяне про дедушку Николая Николаевича, которого мы почти не помнили, – про своего доброго, мягкого, вечно озабоченного заработком отца, который ничего не мог поделать со злой мачехой. И это была отнюдь не «литература».


И всегда в этих рассказах появлялся образ «тети Тамары», доброй феи, дарившей волшебные подарки и ездившей с детьми к подруге, Матильде Кшесинской, в ее дворец на Петроградскую сторону. Это происходило на Рождество и Пасху.

Тамара Платоновна Карсавина в роли.
Фото 1917 года.


Крестник и крестницы Т.Карсавиной
– Лев, Нина и Люба Балашевы.
Около 1910 года. – Архив Т.М.Дьяченко.


«Тетя Тамара» была восприемницей при крещении детей Николая Николаевича Балашева – Льва, Нины и Любы, а также и дочерей брата, Льва Платоновича Карсавина, - Ирины и Марианны
[Лев Николаевич Балашев (1904–1960),
Нина Николаевна Заблоцкая (1905–1994),
Любовь Николаевна Балашева (1908–1977),
Ирина Львовна Карсавина (1906–1987),
Марианна Львовна Сувчинская (1911–1994)].

Крестницы Т.Карсавиной -
Ирина и Марианна Карсавины.
Около 1914 года
Архив С.Л.Карсавиной.



     Лев Николаевич Балашев учился на балетном отделении Театрального училища с 1914 по 1922 год, танцевал в Мариинском театре, затем в Мюзик-холле, а с 1930 года зарабатывал на жизнь как художник-оформитель, – сказалась наследственность и дружба с художником В.Ушаковым.
     Таким образом, на протяжении 70 лет представители трех поколений клана Карсавиных–Балашевых служили на сцене Мариинского театра.

      Своей матери Нина Балашева почти не помнила. Антонина Павловна Москалева, третья жена Николая Николаевича, умерла когда девочке было всего пять лет. И с годами, насколько я понимаю, светлый образ «тёти Тамары», ее крестной матери, становился все ярче и конкретнее, как это обычно бывает в памяти пожилых людей. Этот такой теплый и простой сюжет в воспоминаниях моей матери - Нины Николаевны никак не соотносился с многократно описанной атмосферой «Серебряного века». Это был другой мир, другая сторона жизни. И знаменитая уже тогда Тамара Карсавина была и оставалась в воспоминаниях мамы - «тётей Тамарой».

* * *

Познакомилась с очередной статьёй Евгения Михайловича Заблоцкого
Мне показалось всё это интересным.

Заблоцкий Е.М. К ГЕНЕАЛОГИИ КАРСАВИНЫХ И БАЛАШЕВЫХ.


Опубликовано: Евгений Заблоцкий. Карсавина: родословная танца. – «Окна» (приложение к газете «Вести», Израиль), 6, 11 октября 2005. Дополнения в версии он-лайн даны в угловых скобках.



Тамара Платоновна Карсавина в роли.
"Петрушка" И.Ф.Стравинский
Фото 1917 года из ЦГАКФФД .



     Карсавины... Эта редкая фамилия обычно вызывает в памяти образ знаменитой русской балерины Тамары Платоновны Карсавиной, знаковой фигуры Серебряного века. Молодая, но уже прославленная балерина, покинула Россию летом 1918, с маленьким сыном и его отцом-англичанином, сотрудником английского посольства. УменьшитьОбстоятельства этого отъезда, по существу бегства, естественно, не озвучивались в советское время, а из появившегося в СССР через 40 лет перевода ее мемуаров «Театральная улица» была аккуратно изъята соответствующая последняя глава. После публикации в СССР этих замечательных мемуаров имя Карсавиной, которое, в общем, не было под запретом, стало широко известно.

  Другое дело – ее старший брат,

Лев Платонович Карсавин (1882–1952).

     Авторитетный историк-медиевист и философ, он был выслан из советской России в 1922 вместе с большой группой деятелей науки и культуры, казавшихся большевикам непреодолимым препятствием на пути «введения единомыслия в России». Никакие упоминания о Карсавине и его многочисленных трудах не проникали даже в специальную литературу, тем более после его ареста в 1949 году. К этому времени Карсавин, переехавший в 1928 в Литву по приглашению премьер-министра А.Вольдемараса, коллеги по Петроградскому университету, стал, на свою беду, советским гражданином. Приговор 67-летнему профессору был стандартным – 10 лет лагерей по статье 58 Уголовного кодекса, пункты 4 и 10 (помощь международной буржуазии в свержении коммунистической системы, антисоветская пропаганда и агитация). Только с конца 80-х имя Карсавина стало возвращаться в отечественную историю. Произошло и почти невероятное, – в 1989 году на бывшем лагерном кладбище в Абези (Коми АССР) была обнаружена его могила.
 
 
Уменьшить    Уменьшить
 
Крест  на могиле Льва Платоновича Карсавина
Его поставили позже
 
Уменьшить
  

     Прислала мне (И.М.Я.) цветные фотографии Татьяна Моргачёва, которая  работает  в проекте "Виртуальный музей Гулага"  в Научно-информационном центре «Мемориал», Она пишет, что это кладбище входит зону ответственности Интинского краеведческого музея -  одного из  партнеров НИЦ «Мемориал».

     А сделаны фотографии польским исследователем Гулага Зузанной Богумил и подарены проекту "Виртуальный музей Гулага", поэтому при публикации нужно ссылаться на "Виртуальный музей Гулага", (что я и делаю - И.М.Я.). (сайт проекта www.gulagmuseum.org), хотя эти фотографии там пока не стоят.»

     Она написала, что «в рубрике "Интинский краеведческий музей" представлены некоторые вещи и документы, переданные Сусанной Львовной, дочерью Льва Платоновича.
Что касается могилы Льва Платоновича, то возле нее четко видна табличка с номером "П-11" (правда уже реконструированная в металле в середине 1990-х), в личном лагерном деле Льва Платоновича, в акте о погребении указан именно этот номер. Тем не менее, нужно помнить, что эксгумация не проводилась, то есть точного подтверждения нет.»

 А в интернете  я  нашла интересный материал…  Загляните! Там очень важные подробности. 

     Скан известной работы А.А.Ванеева "Два года в Абези" (рядом с фотографией могильного креста) прислал Евгений Михайлович Заблоцкий. «Этот текст Ванеева (своеобразный памятник Льву Платоновичу Карсавину), был опубликован в Брюсселе в 1990.- пишет Евгений Михайлович. «Там и фотография могилы и выдержка из статьи В.Шаронова об обстоятельствах обнаружения могилы.»

Вероятно, это те же подробности, о которых я уже написала. (?)


Общий вид ГУЛАГовского погоста в Абези 


     Труды и жизнь Л.П.Карсавина в наше время стали объектом пристального внимания, как в России, так и в Литве, где его называют «литовским Платоном».
     Артистическая судьба и биография Тамары Карсавиной, родившейся в 1885 и дожившей до 93 лет (скончалась в 1978) широко известны. Татьяна Кузнецова, бывшая с середины 50-х годов другом лондонского дома Карсавиной, справедливо заметила, что «едва ли в истории русского балета найдется танцовщица, столь подробно рассказавшая о себе». Речь идет, естественно, о знаменитой «Театральной улице», переведенной на многие языки и выдержавшей десятки переизданий. К этому тексту Карсавиной восходят и сведения о ее семье, которые не могут не интересовать историков и биографов. Правда, «семейный элемент» мемуаров Карсавиной ограничивается временем отъезда ее из страны и относительно подробен лишь для детства, по существу, окончившегося в 1894 с поступлением в Театральное училище. Годы, проведенные в закрытом учебном заведении, раннее начало артистической карьеры – Тамара Карсавина окончила училище и начала службу в театре в 1902, 17 лет от роду, напряженная творческая жизнь, естественно, отодвинули детские воспоминания и семейную тему. Со страниц книги встают перед читателем отец балерины – Платон Константинович Карсавин, артист балета, мягкий и добрый человек, и ее мать – Анна Иосифовна, урожденная Хомякова, рано оставшаяся без отца и получившая воспитание в Смольном («сиротском») институте. Эпизодическими персонажами, участниками чисто бытовых ситуаций, выступают сестра и брат отца – «тетя Катя», помогающая матери в шитье, и «дядя Володя», относящий зимние вещи в ломбард. Гораздо больше уделено места бабушке, Марии Семеновне Хомяковой, о которой Карсавина говорит: «Бабушка осталась в моей памяти как необычайно яркая и цельная личность; о событиях ее жизни можно было бы написать интересную книгу». Упоминание о второй бабушке, без указания ее имени, можно найти в последней главе книги, в описании предотъездных сборов, – в связи с «портретом дамы в зеленом шелковом платье и розой в руке». Возможно, Тамара Платоновна и не ставила перед собой задачу биографа или генеалога. Это – воспоминания. Отсюда фрагментарность, обаяние импрессионистических интонаций и в целом небольшое количество фактов, касающихся биографии семьи. Работа над мемуарами началась в 1928 году, когда родителей уже не было в живых, а связи с Россией становились все более опасными. В России остались бывший муж Тамары Платоновны, Василий Васильевич Мухин, и брат жены Льва Платоновича, Всеволод Николаевич Кузнецов. В начале 30-х их «засекло» ОГПУ. Переписка с Карсавиной, и получение продуктовых посылок из-за границы кончились для В.В.Мухина лагерем.
     Жили в СССР и другие родственники Карсавиных, в том числе семья их двоюродного брата, Николая Николаевича Балашева, сына Екатерины Константиновны Карсавиной, в замужестве Балашевой (1849–1920) – «тети Кати» карсавинских мемуаров. Именно в этой семье продолжала сохраняться память о Карсавиных, особенно о Тамаре Платоновне. Причем память, не связанная с ее сценической славой. Существовал, таким образом, другой сюжет, не известный карсавиноведам. Сюжет сугубо семейный, не получивший никакого освещения в мемуарах Карсавиной. Речь идет об отношениях двух семейств, Карсавиных и Балашевых, продолжавшихся до кончины Платона Константиновича Карсавина в 1922 году. Сведения, содержащиеся в рассказах моей матери, Нины Николаевны Заблоцкой (в девичестве Балашевой), и Сусанны Львовны Карсавиной (младшей дочери философа), с которой наша семья установила родственные отношения в 1989 году, я дополнил данными, извлеченными из архивных дел Министерства императорского двора, – фондов 497 и 498 Дирекции императорских театров и Государственного театрального училища. При этом удалось установить целый ряд фактов, касающихся генеалогии Карсавиных и дополняющих мемуары балерины.

* * *

Скан статьи Ю.Офросимова "Карсавина в "Винтергартене"".

Вырезка из берлинской газеты 20-х годов (на обороте - статья о хлебном экспорте из СССР)
хранилась в семье Л.П.Карсавина и была прислана Евгению Михайловичу Заблоцкому Сусанной Львовной Карсавиной в 90-х.




* * *










Уточнённая родословная Карсавиных.

II поколение:


1. Константин Михайлович Карсавин ?-1861.
Жена - Пелагея Павловна ок.1820-1890.

III поколение:

2/1. Екатерина 1849-1920.
Муж – Николай Алексеевич Балашев ?-ок.1883.
Дети – Людмила (в замуж. Князева), Римма, Ольга, Николай 1872-1941.
Внуки – Валентина, Евгения, Валериан, Георгий, Борис и Людмила Князевы;
Ираида (1892-1941), Евгения (1896-1905), Лев (1904-1960), Нина (1905-1994, в замуж. Заблоцкая) и Любовь (1908-1977, муж – Владимир Сафронов) Балашевы.
Правнуки – Николай Балашев (р.1944); Татьяна (р.1936, в замуж. Дьяченко) и Евгений (р.1938) Заблоцкие; Людмила Сафронова (р.1937).

3/1. Владимир 1851-1908.

4/1. Платон 1854-1922.
Жена – Анна Иосифовна (урожд. Хомякова) 1860-1918.

IV поколение:

5/4. Лев 1882-1952.
Жена – Лидия Николаевна (урожд. Кузнецова) 1881-1961.

6/4. Тамара 1885-1978.
I муж – Василий Васильевич Мухин.
II муж – Henry Bruce 1880-1951.
Сын – Nikita Bruce 1916-2002.
Внуки - Caroline Bruce (в замуж. Crampton) р.1958, Nicholas Bruce р. 1960.
Правнук - James Crampton р.1992.

V поколение:

7/5. Ирина 1906-1987.

8/5. Марианна 1911-1994.
Муж – Петр Петрович Сувчинский 1892-1985.

9/5. Сусанна 1921-2003.

Примечание: Новейшие сведения о сыне, внуках и правнуке Тамары Платоновны Карсавиной любезно сообщены  А.Фостером (Andrew Foster, Лондон), за что автор искренне признателен.

Литература:

1. Клементьев А., Клементьева С. Chronologie. – В кн.: Клементьев А.К. Лев Платонович Карсавин. Библиография. Париж, 1994.
2. Заблоцкий Е.М. Карсавины и Балашевы. – Пермский ежегодник-95. Хореография. Пермь: «Арабеск», 1995, с. 180-186.
3. Ступников И.В. Генри Джеймс Брюс. – Вестник Академии русского балета, 2002, № 11, с.133-146.

 

 

Родословная Балашевых.

II поколение:

 

1. Николай Алексеевич Балашев ?-нач. 80-х. Отставной театральный художник-декоратор.
Жена – Екатерина Константиновна (урожденная Карсавина) 1849-1920
.

 

III поколение:

2/1. Николай 1872-1941. Артист балета.
Жена – (I брак) – Елена Михайловна (урожденная Щукина) 1874-1893.
( II брак) – Наталья Трофимовна (урожденная Рыхлякова) 1873-после 1933.
Артистка балета.
(III брак) – Антонина Павловна Москалева 1882-1910. Домашняя
учительница.
(IV брак) – Надежда Александровна Пушкина.
3/1. Людмила (в замужестве Князева) ?-1941. Дети – Валентина, Евгения, Валерьян,
Георгий, Борис, Людмила.
4/1. Римма ?-1941.
5/1. Ольга ?-1941.

 

IV поколение:

 6/2. Ираида 1892-1941. Муж и сыновья также умерли в 1941 во время блокады
Ленинграда
7/2. Евгения 1896-1905.
8/2. Лев 1904-1960. Артист балета, художник-оформитель.
Жена – (I брак) – Марина Александровна Шлейфер ?-1941.
(II брак) – Анна Тимофеевна Дмитриева.
9/2. Нина 1905-1994. Муж (II брак) - Михаил Иванович Заблоцкий. Дети – Лидия (от I
брака), Татьяна (в замужестве Дьяченко), Евгений.
10/2. Лидия 1906-1907.
11/2. Любовь 1908-1977. Муж (II брак) – Владимир Сафронов. Дочь – Людмила.
12/2. Виктор.
13/2. Зоя.

 

V поколение:

14/8. Роман ?-1941?
15/8. Николай р.1944. Жена – Нина.

 

VI поколение:

16/15. Татьяна.

17/15. Константин.

 

Родословная Хомяковых


(ветвь Никифора Ивановича (V поколение).

V поколение:

1. Никифор Иванович Хомяков.

VI поколение::

2/1. Александр.
3/1. Юрий.

VII поколение:

4/2. Имя?
5/3. Имя?

VIII поколение:

6/4. Елисей.
7/4. Иван.

IX поколение:

8/6. Степан. Стольник.
9/6. Василий.
10/6. Иван.
11/7. Кирилл. Современник Петра I.

X поколение:

12/8. Федор. Сержант лейб-гвардии Семеновского полка. Двоюродный племянник Кирилла Ивановича Хомякова.
Жена – Надежда Ивановна (урожденная Нащокина).
13/9. Василий ?-1777. Коллежский асессор.
14/9. Иван.

XI поколение:

15/12. Александр.
16/12. Мария.
17/12. Авдотья.

XII поколение:

18/15. Степан ?-1836. Отставной лейб-гвардии поручик.
Жена – Мария Алексеевна (урожденная Киреевская) 1770-1857.

XIII поколение:

19/18. Федор 1801-1829. Переводчик Коллегии иностранных дел, камер-юнкер.
Жена – Анастасия Ивановна (урожденная Грибоедова) - ?
20/18. Анна ?-1839.
21/18. Алексей 1804-1860. Поэт, философ, лидер славянофильского движения.
Жена – Екатерина Михайловна (урожденная Языкова) 1817-1852.

XIV поколение:

22/19. (?) Иосиф 1825?-1865? Поручик.
Жена – Мария Семеновна (урожденная Палеолог) 1830?-1905.
23/21. Степан 1837?-1838.
24/21. Федор 1837?-1838.
25/21. Мария ?-1919.
26/21. Дмитрий 1841-1919.
Жена – Анна Сергеевна (урожденная Ушакова).
27/21. Екатерина.
28/21. Софья 1845-1902.
29/21. Анна. Муж – М.П.Граббе.
30/21. Николай 1850-1925. Член Государственного Совета.
31/21. Ольга (в замужестве Челищева).

XV поколение:

32/22. Анна 1860-1919. Муж – Платон Константинович Карсавин. Дети: Лев, Тамара.
33/22. Раиса. Дети – Нина, два сына.
34/22. Сын (имя?).

Литература:

1. Хомяков Алексей Степанович. – Русский биографический словарь.
2. Хомяков Федор Степанович. – В кн.: Черейский Л.А. Пушкин и его окружение. Л.:Наука ЛО, 1989. - http://next.feb-web.ru/feb/pushkin/chr-abc/0.htm .
3. Юркин И.Н. Тульские помещики Хомяковы в екатерининскую эпоху. – Хомяковский сборник. Т. 1. Томск: Водолей, 1998, с. 245-257. - http://www.tsu.tula.ru/faculty/person/Yurkin/works/shtud/96.htm .
4. Юркин И.Н. Хомяковы, Хрущовы, Арсеньевы: забытые связи (из разысканий по истории земельных владений Хомяковых). – Сельская Россия: прошлое и настоящее. Вып. 2. М.: Энциклопедия российских деревень, 2001, с. 76-78. - http://www.tsu.tula.ru/faculty/person/Yurkin/works/shtud/148.htm .
5. Ковалев Ю.П. Липецы. – Энциклопедия Смоленской области. Ч. 2. 2003. - http://admin.smolensk.ru/history/raion/ .

«Назад | Вперед »

А.Н.Алексеев, социолог  |  Е.М.Заблоцкий о Карсавиных  |  Е.В.Филиппов и его путешествия  |  С.А.Золовкин, журналист.  |  Юрий Касьяник, композитор  |  Таня Фонарёва, рукодельница  |  Наташа Ильина, учитель и поэт.  |  Мой друг Heiko и его семья в Германии  |  Сто лет назад. Предки Пети Лаврова.  |  Л.В.Серова ОГЛЯНУТЬСЯ НАЗАД...  |  Юлий Кутнер  |  Гражданская война

Версия для печати

 

        Гостевая

 



 sundry, все права защищены.  

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS